Путин поздравил Лукашенко с днём рождения
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Недоученное Покаяние
Недоученное Покаяние

Недоученное Покаяние

Покаянию, как и совестливости, в школе не учат. Этому, как правило, учит жизнь. Иногда, правда, и целой жизни для этого не хватает. Хотя, бывают очень редкие случаи, когда обычная школа может научить своих выпускников покаянию, причем весьма и весьма необычным образом.

Эта загадочная история произошла с вашим покорным слугой спустя много лет после окончания школы. Позади уже были и военная служба, и трудные годы выживания в эпохи перестройки и прихватизации. Среди повседневных хлопот и забот о хлебе насущном душа все реже и реже радовалась трогательным воспоминаниям о родной школе и первых учителях, искренне старающихся посеять в наших сердцах разумное, доброе, вечное... О первом звонке, о первой любви, о первых победах и разочарованиях. И вдруг, ни с того, ни с сего - дивный сон. Один из тех, которые запоминаются на всю жизнь. Привиделось детство, будто бы вновь с учебниками и тетрадями тороплюсь на уроки, вхожу в огромные дубовые двери, прохожу сквозь холл с мраморным полом и массивной колонной. Здесь все знакомо до мелочей: слева - кабинет директора (ох, страшное для разгильдяев место!), справа - раздевалка (сменную обувь в мешочке не забыть!), а прямо передо мной - дверь в кабинет труда, за которой нас встречал замечательный дядька, мастер на все руки, Лев Константинович, и его добрый возглас, через каждые сорок пять минут с одной и той же интонацией возвещавший, словно кремлевские куранты: "Перерыв! Кому куда надо - пожалуйста!". Через кабинет труда, минуя актовый зал, можно было пройти ко входу в огромный спортзал, общий для нашей школы и соседней.


И вот дверь открывается, но вместо привычного ряда верстаков со слесарным инструментом, взору моему во всем великолепии предстает внутреннее убранство прекрасного Храма, чудесные иконы в сияющих золотых окладах, мерцание лампад, слышится тихое молитвенное пение. Признаюсь, в то время почти ничего не смыслил в церковном устройстве и обрядах, поэтому деталей увиденного не воспринял и не разобрал. Показалось лишь, что видел картину, на которой были изображены два монаха. Этот живой образ, а также ощущение необыкновенного света, тепла и восхищения увиденным, - это все, что осталось мне из того сна на всю жизнь.

Толковать сновидение я даже и не пытался. Мало ли что привидится... Снам, как известно, доверять нельзя. Но с тех пор, шаг за шагом моя жизнь стала приближаться к Церкви, умом и сердцем я стал пытаться понять ту великую тайну, благодаря которой Христианство тысячи лет, несмотря на гонения безбожников, продолжает исцелять, утешать, спасать и сохранять...

Так бы и не узнал я тайны увиденного во сне Храма, если бы на очередной встрече выпускников (двадцать лет тогда уж минуло с нашего последнего звонка), не открылась мне подлинная история моей "alma mater". В то время уже можно было исповедовать Христа, не опасаясь при этом быть "разобранным" на комсомольском собрании, не переживая за родителей, которых запросто могли лишить работы и членства в "ядре политической системы" за интерес их чада к запретным темам, опровергающим теорию Дарвина. Тогда мы, седеющие и лысеющие ученики 183-й школы, впервые узнали, что десять лет своей жизни мы отсидели за партами в стенах, возведенных на фундаменте и руинах Дома Божиего, славного войскового Храма, освященного в 1760-м году во имя святых мучеников-бессребреников Косьмы и Дамиана Ассийских. Это открытие не только реанимировало в памяти события описанного сновидения, но и объяснило его тайну. Стало очевидно, что принадлежащее Богу человеком не может быть уничтожено, что все, созданное Духом Святым, вечно в духовном мире, в котором и ныне, и присно, и во веки веков незримо молятся о нас святые. У Бога нет ни мертвых, ни снесенных Храмов. В духовном мире разрушенная людьми святыня невидимо стоит на прежнем месте.
 


Так мир детства и мир духовный совершенно непостижимым образом пересеклись в судьбе всех тех, чья жизнь связана со школами N 183 и N 197, на месте которых (Санкт-Петербург, Кирочня улица, дом 28а, до октябрьского переворота - Космодамиановская площадь) столетиями возносилась молитва, покоились останки наших героических предков.

Сегодня, слава Богу, стараниями школьников и краеведов, открываются позабытые страницы истории этого святого места (Подробнее см.: официальный сайт 183 школы, http://183spb.edusite.ru/page/about/history/; а также страничку "Citywalls", http://www.citywalls.ru/house2601.html). Нет необходимости их полностью пересказывать, стоит отметить лишь главное - культурное и историческое значение этого места еще не осознано в полной мере. Нам еще предстоит доучить уроки покаяния, а со временем и отчитаться о сделанном на том самом Суде, где главным обвинителем будет освобожденная от самооправдания и амнезии Совесть...

Итак, в конце 1750-х годов по повелению государыни-императрицы Елизаветы Петровны между 3-ей и 4-ой Артиллерийскими улицами (современными Фурштатской и Кирочной) при Артиллерийском госпитале была возведена деревянная церковь в честь Ассийских целителей-бессребренников Космы и Дамиана. Святые эти жили в III - IV вв. Господь даровал им за искреннюю веру и любовь к людям искусство врачевания и дар чудотворения. Все это, а также отзывчивость и доброта, привлекало к ним множество болящих. Они проводили сложные хирургические операции; лечили не только людей, но и животных. Платы никогда не брали, соблюдая заповедь Христа: "Даром получили, даром давайте", за что их и стали называть бессребрениками. На Руси издревле святые Косма и Дамиан считаются добрыми молитвенниками перед Господом о здравии близких, особенно детей.

27 декабря 1812 г. Высочайшим повелением из "отличнейших офицеров и способнейших и грамотных нижних чинов" всех рот Пионерного полка сформирован лейб-гвардии Сапёрный батальон, на попечение которого и была передана Космодемьяновская церковь. Воинские церкви, со времен указа государя Николая I, являлись и полковыми музеями. В храме лейб-гвардии Саперного батальона хранились и почитались знамена и награды, картины, запечатлевшие знаменитые сражения, мундиры императоров - шефов батальона, бронзовые доски с именами павших офицеров, портреты командиров. Здесь хранились мундиры императоров Николая I, Александра II, Александра III, которые были в разное время шефами батальона. Надо отметить, что правящая династия относилась к гвардейским саперам с большой любовью и почитанием за их многочисленные военные подвиги и верность, сугубо проявленную после известных событий 14 декабря 1825 года, когда вовремя прибывший к Зимнему дворцу саперный батальон помешал бунтовщикам захватить дворец и царскую семью.
В 1885-м году император Александр III перестраивает здание. Большую часть требуемой на строительство суммы дает почетный гражданин Игнатий Петрович Лесников. В результате появилась церковь, внешний вид которой хорошо известен историкам и краеведам благодаря сохранившимся с тех времен изображениям (см. прилагаемые фотографии).

Несмотря на статус батальонной церкви, сюда стремились верующие из разных уголков Петербурга и всей России. Государь-император Александр II 3 марта 1879 года лично посетил новую церковь и распорядился чтобы "выстроенному для л. - гв. Саперного батальона манежу, вместе с церковью, дать исключительное назначение батальонной и вместе приходской церкви". Особенно православными почитался чудотворный образ святых Космы и Дамиана, который по преданию передала в церковь сама Императрица Елизавета Петровна. Украшенная драгоценными камнями икона помещалась на правой стороне резного "орехового иконостаса с прекрасно нарисованными образами святых".
С названным Храмом связаны судьбы многих великих людей, здесь, к примеру, венчался русский гениальный изобретатель, создатель радио - А.С. Попов. Саперное дело того времени - истинный каждодневный подвиг, оно сугубо почиталось в войсках и в народе. Неизвестные герои ежеминутно рисковали жизнью и здоровьем, в прямом смысле слова голыми руками обезвреживая взрывные устройства противника, и создавая при этом инженерную защиту собственных войск. 3 июля 1899 г. перед церковью был открыт памятник "Подвигам лейб-гвардии Саперного батальона", перевезенный из летнего лагеря под Петергофом, где он стоял с 1853 г.

При церкви традиционно существовало кладбище, на котором покоились останки наиболее почитаемых священнослужителей и прихожан. В 1911 году в церкви был перезахоронен погибший во время Крымской войны Карл Андреевич Шильдер (1786-1854) - боевой генерал, изобретатель подводной цельнометаллической лодки с ракетным вооружением, самый знаменитый командир лейб-гвардии Саперного батальона. На службе в российской армии Шильдер состоял более полувека. Боевое крещение получил у Аустерлица под командованием М.Кутузова. Строитель кронштадтских укреплений Э. Тотлебен считал К. Шильдера своим учителем и очень почитал. В годы Крымской войны генерал отличился при уничтожении турецкой флотилии у Рущука, при переправе наших войск у Браилова. Готовил штурм крепости Силистрия. Шильдер ручался, что сбережет людей, возьмет крепость без штурма, "лопатой и порохом". Но, 1 (12) июня 1854 года, при обходе траншей генерал был смертельно ранен и не увидел победы. В газете "Петербургский листок" за 1 (14) ноября 1911 есть статья "Перенесение праха ген.- адъют. К.А. Шильдера". Там сообщается: "Останки этого героя, похороненного в Калараше, были извлечены из могилы и доставлены в Петербург. У вокзала построился л.- гв. саперный батальон в полном составе с двумя знаменами и хором музыки... Под звуки похоронного марша процессия проследовала в церковь л. - гв. саперного полка... После заупокойного богослужения саперы опустили тело в могилу в самой церкви. Гроб прикрывает тот крест, что был над могилой героя в Калараше в Румынии".


Пути Господни неисповедимы, в 1918 году богоборческая власть воровски вошла в храмы, музейное собрание батальонной церкви было вывезено и в основном утрачено. Несмотря на это, церковные службы продолжались до 1 ноября 1933 г.

Однако, уже с конца 1923 года, бывшая батальонная церковь была оккупирована печально известной обновленческой церковью, доносами и чекистскими штыками, захватывающей церковные здания, убирающей верных святому Патриарху Тихону священнослужителей. Арестован и сослан на Соловки священник Космодемьяновской церкви Владимир Лозина-Лозинский. В 1937-м году он был расстрелян, а в августе 2000 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви протоиерей Владимир Лозина - Лозинский был причислен к сонму святых новомучеников и исповедников Российских.

Но сотрудничество с богоборческой властью не спасло обновленцев от воинствующих материалистов. Что, кстати, весьма назидательно и для нынешних модернистов: попытки пренебречь заветом апостола Павла о невозможности общения света со тьмой и Христа с велиаром во все времена оканчиваются печально. Церковную общину в 1933-м году разогнали, оставшиеся ценности вывезли в неизвестном направлении. И вновь "случайное" совпадение: закрытие Храма совпало по старому стилю с Днем памяти его духовных покровителей, святых Космы и Дамиана Ассийских.

В 1936-м году был варварски уничтожен и памятник героям-саперам. Судьба останков генерала Шильдера, как и судьба других захоронений приходского кладбища доныне неизвестна. Не исключено, что они под спудом до сих пор почивают в основании школьных фундаментов... Само церковное здание, лишенное креста, стало библиотекой. По утверждениям старожилов, оказавшаяся между школами, центральная часть церкви с куполом служила спортивным залом для обеих школ. Сохранившуюся часть церкви снесли в самом начале 1950-х гг. при сооружении наклонного хода станции метро "Чернышевская".

Память Николая Чернышевского, саратовского философа-утописта, революционера-демократа, известного в основном по снам Веры Павловны, и доныне сохраняется в стенах станции санкт-петербургского метрополитена, возведенных на месте бывшей Космодамиановской площади на костях героев и разрушенных алтарях православных Храмов. К сожалению, не нашлось на этой площади, заполненной безчисленными ларьками, даже крохотного уголка для покаянного Креста, или памятной часовни, или просто мемориальной доски, напоминавшей бы всем нам, сегодняшним, о подлинных "духовных скрепах" Отечества. Ведь истинное покаяние обличениями совести требует, по возможности, деятельного искупления содеянных прегрешений. Добрыми делами должны и мы попытаться исправить ужасные деяния наших предков, разрушивших памятники, осквернивших святыни, сровнявших с землей могилы наших родных героев. Иначе мы так и помрем Иванами, не помнящими родства, недоучившими уроки Покаяния...
Очень хочется надеяться, что среди читающих эти строки найдутся люди не теплохладные, в чьих силах будет восстановить историческую справедливость, возродить святой дух Космодамиановской площади, достойно увековечить память героев, павших за Веру, Царя и Отечество.

С просьбой о поддержке, выпускники 183 школы - Максим Лесков и Алексей Бурдаков



Док. 661628
Опублик.: 13.06.13
Число обращений: 0

  • Лесков Максим Александрович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``