Путин поздравил Лукашенко с днём рождения
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Чем голоднее - тем идейнее
Чем голоднее - тем идейнее
Нужен ли России новый главный идеолог и новая идеология
    
Уход из власти Владислава Суркова, считавшегося главным идеологом и конструктором вертикали власти, вновь заставил обсуждать вопрос: нужны ли России идеология и национальная идея? Если да, то какими они должны быть?

Более 2 тысяч лет не самые глупые люди неутомимо изобретают справедливое общество и строят его самые экзотические действующие модели. С досадой убеждаются, что салазки опять не едут, колесики не катятся. Убивают других, гибнут сами, ломают модели, легко списывают миллионные (в живых душах) убытки. И тут же с чудовищным оптимизмом берутся за новый эксперимент в новом месте и в новое время. Может, побольше крови для смазки? Оторвать побольше голов для решительного устранения социального трения? Может, не с тех начали, а надо было истреблять совсем других?

Столько вариантов, прямо глаза разбегаются.

И некому спросить с физической простотой: вот вы пробуете, пробуете, а все не выходит. Может, тому есть какая-то более общая причина? Может, так устроены душа и мир человеческий, что ваша благонамеренная хреновина в нем если и поедет, то лишь по инерции и наверняка в тупик?

Очень трудно такое спросить. Все равно, что лишить ребенка справедливости. И попробуй-ка переспорь тов. Коммодиана, который на закате Римской Империи обещал трудящимся варварам "тысячелетнее царство справедливости и добра", где "прежние хозяева станут рабами своих рабов".

С одной стороны, можно было бы спросить, как бывший владелец, допустим, десятка рабов может после реализации замечательного коммодианова замысла стать рабом каждому из десяти? С другой стороны, ответом на такие откровенно провокационные вопросы, как правило, служит бронзовый наконечник в живот. Или, допустим, рогатина. Чтоб в другой раз не умничал перед народом.

После того, как добрые люди типа Коммодиана (он, понятно, не один был такой!) общими усилиями завалили сгнившую Римскую Империю - гнездилище порока и угнетения, в Европе лет на 400-500 наступили так называемые темные века. От них осталось на удивление мало материальных и духовных свидетельств. Все рубили всех, культура и грамота деградировали, скороспелые вожди взлетали и сгорали как мошки на свече, варвары грабили и разрушали города. Все это вместе называлось также "великим переселением народов". Только к началу 2-го тысячелетия после рождества Христова кочевая пыль понемногу осела и субконтинент начал нащупывать путь к тому, что позже назвали Возрождением. Процесс в целом занял около 1000 лет.

Когда теоретики российской державности страстно и обильно рассуждают об Исторической Стезе, об отсутствующей, но остро необходимой Национальной Идее, всегда хочется задать два невежливых вопроса. Собственно, первый уже давно задан Козьмой Прутковым: "Что мешает тебе выдумать порох непромокаемый?" В смысле - валяй, предлагай такую Идею, чтоб за ней потянулись миллионы. Только по-хорошему, без мордобоя.

И второй, более болезненный. Вот сколько живу, столько слышу про Идею. Еще в школе всю голову проели Учением, которое непобедимо, потому что верно и бессмертно, потому что... Кстати, почему бессмертно? Забыл. Ведь был же какой-то неубиенный аргумент. Раньше от зубов отскакивало. Ладно, второй вопрос: вот вы все Идею изобретаете, изобретаете. Суслов изобретал (ну, совершенствовал). Горбачев, Ельцин. Теперь вот другая бригада. И все как-то мимо.

Какая национальная идея у Бразилии? А у Германии? У Китая? Только не говорите про коммунизм в одной отдельно взятой стране. Там сейчас такой расцвет приватизации, частной собственности и экономического либерализма, что Маргарет Тэтчер с Рональдом Рейганом от зависти тихо плачут в жилетку Адаму Смиту.

Хотя - что интересно - партия по-прежнему называется коммунистической, режим по-прежнему тотальный, свободных выборов и близко нет. Отличный пример того, что государственная Идея скорее средство политического контроля над массами, чем руководство к практическим действиям начальства. Особенно в экономике. За последние десятилетия в КНР доля государственного сектора сократилась почти втрое (частного во столько же выросла) - а наш Зюганов до сих пор нудит о национализации. Кивая при этом на достижения китайских товарищей.

Если б Хрущев или Брежнев решились на приватизацию... Нет, никак невозможно. Идеология же! А прагматичный до цинизма дедушка Дэн рискнул: сказка для трудящихся - это одно, а реальная экономика - совсем другое. Китайцы давно строят ее по чикагским рецептам. Или вон в КНДР какое-то время назад поменяли Идею коммунизма на Идею чучхе ("опора на собственные силы") - никто и не заметил. Какая разница, если по-прежнему династия Кимов и по-прежнему те же методы: бесконечная идейная накачка и безграничный силовой произвол. Выходит замечательно: народ голодает, зато дружно берет новые высоты, ежедневно одерживает сокрушительные победы над мировым империализмом и рыдает от счастья, когда случается увидеть солнцеликого вождя.

Конечно, некоторым и у нас обидно, что в Китае и КНДР с национальной Идеей все тип-топ, а в нашем расхлябанном Отечестве опять кто в лес, кто по дрова.

Ага. Кажется, приближаемся к разгадке. Какая национальная Идея у Южной Кореи? Мы как-то не в курсе. То ли есть, то ли нет. Живут как-то без этого. Зато знаем "Самсунг", "Хендай" и "Эл Джи". А в Северной Корее, наоборот, про национальную Идею кто только не слышал. А вот про экономические чудеса не очень. Народ вроде один, разделенный 38-й параллелью лишь два поколения назад. И вот на тебе: один без национального Кода, национальной Идеи и национального Лидера шагу ступить не может. А другой ничего, справляется.

Кто в России больше всех хлопочет о национальной Идее? В основном те приближенные к власти товарищи, которых волнует укрепление вертикали и своих личных при ней позиций. Почему же они, такие патриотичные и креативные, не могут найти устраивающую всех формулу, которую не стыдно было бы написать на знаменах? Похоже, потому что в условиях свободного информационного обмена всех может более или менее устроить лишь формула равной и свободной конкуренции разных Идей. То есть Идея реальной демократии, где у левых - одни лозунги и избиратели, у правых - другие, а у националистов и центристов - третьи и четвертые.

Может реальная демократия служить национальной Идеей России? Некоторые скажут "да", другие "нет". Нормально. Но страдальцы по патриотической Идее почти наверняка окажутся во второй группе. Равная конкуренция их почему-то не устраивает. Если б устраивала, зачем заход сверху, через вертикаль? Рассказывали бы, как Э.В. Лимонов, народу сказки про "тысячелетнее царство справедливости и добра", которое настанет после победы цитрусовой революции. А народ бы за ними шел, как в свое время за Троцким, Лениным или Коммодианом.

Почему нет?

Потому что народ изменился. На откровенную мякину уже не ведется. Это во-первых. А во-вторых, радетели национальной Идеи менее всего хотят революции. И это, между прочим, правильно. Нам такого добра с головой хватило в прошлом веке. Напротив, акыны национальной Идеи стремятся увлечь слушателей эпосом про стабильность, державность, величие и... благополучие.

Если бы все шло как надо, национальная Идея за тучные 2000-е естественным образом укрепила бы свой костяк и нагуляла на нем мяса. Но раз опять наблюдается всплеск державного беспокойства, значит, счастья не получилось. Опять нет Идеи у Родины! Так жить нельзя: Геополитический Код не велит. Того гляди, на выборах прокатят.

Глубже всех эту духовную коллизию разработал философ Александр Дугин. Политическую систему, основанную на главенстве некой великой Идеи (с большой буквы), он назвал Идеократией ("Программа политической партии "Евразия"", Москва, 2002, с. 90).

Штука чрезвычайно удобная в том смысле, что служит не гражданам, а неким высоким идеалам. Которые, понятное дело, скрыты за горизонтом. Поэтому решать, удачно она им служит или не очень, надлежит опять же не гражданам, а некоему эзотерическому сообществу, приобщенному к свету Высшего Знания и отделенному от остального мира. Более того. Если неразумные обыватели, ослепленные мишурой своих жалких хотелок, вдруг возжелают что-то изменить в мудрой государственной системе, идеократическое руководство не только вправе, но даже обязано как следует отшлепать их по рукам и по попе. Ибо государство существует не ради каких-то там обывателей, но ради Истины. Не очень важно, какой именно.

Понятно, Идеократии могут быть религиозными - Иран, Саудовская Аравия, "Талибан", русская монархия в позднем средневековье. Или нынешний Ватикан - странное государство с уникальной экономикой, производящей в качестве экспортного продукта идеологию, за которую платят миллионы потребителей по всему миру. Но могут быть и нерелигиозными, со своей собственной, более или менее оригинальной системой верований. Например, КНДР. Или Ливийская Джамахирия со столь же вечной и непобедимой идеологией. Куба, где марксизм-ленинизм по сей день остается всесильным, потому что верным.

С другой стороны, в мире немало монархий, которые трудно назвать Идеократиями - от Британии до Голландии, Бельгии и Швеции. Какая обязательная для всех государственная (национальная) идея лежит в основе норвежской монархии и чем она отличается от государственной идеи, допустим, Дании?

СССР, конечно, тоже был Идеократией в дугинском смысле. Наследовал лучшие черты русской монархии. Царь (или Генеральный секретарь - не суть важно) персонифицирует некую высшую силу (Бога или Историческую Необходимость - какая, в сущности, разница). Поэтому он един во многих лицах - глава исполнительной, законодательной, духовной (идеологической), судебной, военной и всей прочей власти.

Сталин, ясное дело, здесь лучший образец. Олицетворяет путь, прямо противоположный европейскому. Там по мере развития общества и государства монархи уступали властные функции независимым органам. Парламент, суд, СМИ, Церковь... К этому шло и в царской России в последние три столетия. Дугину эти 300 лет не нравятся - он их зовет эпохой "романо-германского ига". Гнусные времена! Петр прорубил окно в Европу, появился Петербург со своими европейскими непотребствами, газеты на английский манер, флот на голландский, сухопутная армия на прусско-немецкий... Екатерина присоединила Кавказ, Александр II Освободитель провел судебную, земскую и образовательную реформу. По европейским лекалам освободил крестьян и открыл ворота свободному рынку, благодаря чему через поколение Россия вышла на первое место в мире по темпам промышленного роста. Ужас, ужас, ужас.

Но тут, к счастью, подоспел Октябрьский переворот и, опираясь на темные крестьянские массы, промышленной революцией и войной вырванные из родной социокультурной среды и брошенные в город, В.И. Ленин решительно развернул процесс назад в Азию. К общинному равенству, круговой поруке и принципу коллективной (в ленинском конкретном исполнении - классовой) ответственности. Столицу перетащили назад в Москву, подальше от сквозняков из европейского окошка, а Питер с увлечением начали втаптывать в периферию.

И, в общем, преуспели. Тов. Сталин завершил начатое Лениным, окончательно замкнул на себя главные функции государственного управления и таким образом превратил СССР в образец во всех отношениях выдающегося Идеократического султаната. Для этого ему приходилось систематически упрощать социальную структуру, убирая все вылезающее за идейную рамку, независимое и потому опасное. И взамен продвигать к рычагам власти тех, кто попроще, позвероватее и потому попрозрачнее. Ежов, Берия, Хрущев, Каганович, Маленков, Булганин, Ворошилов, Буденный... Цвет нации. Великая держава.

Понятно, построение столь своеобычной Идеократии не могло обойтись без могучей пропагандистской накачки, которая оправдывала ухудшение жизненных стандартов, бесконечные внутренние и внешние войны, чудовищные демографические потери, жизнь в коммуналках, деградацию семьи, частной собственности и государства.

Всему остальному миру оставалось лишь терпеть, ждать и держаться настороже, чтобы не отдавило руки-ноги, когда этот суперколхоз рухнет. Примерно как сейчас с КНДР - только с неимоверными природными и демографическими ресурсами. Продержался он удивительно долго - целых три поколения. Не думаю, что на этом процесс изживания темных веков завершился. Скорее мы в начале пути.

Немногому же мы научились, если упорные попытки опять изобрести национальную Идею не прекращаются. Назад в евразийскую Идеократию? Однако такой вариант не устраивает минимум 20-30 млн граждан. Хотя устраивает, допустим, 50 млн. Остальным без разницы. Тут выбор простой: либо всех насильно постричь под одну идейную гребенку, либо признать, что страна разная, народ не одинаков и, следовательно, для жизни в общем государстве нужна нормальная демократия, разделение властей и честные выборы.

Второй вариант чреват. Вызывает большие сомнения. Значит, всего вероятнее первый. Ему должна предшествовать идеологическая артподготовка о попранных святынях, внутренних и внешних врагах, нетленных ценностях и об уникальной духовности. Одним словом, смотрите телевизор, фиксируйте.

Дмитрий Орешкин

КоммерсантЪ

Док. 661115
Опублик.: 27.05.13
Число обращений: 0

  • Сурков Владислав Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``