Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
`Мы создали модель того, как ученые могут легально зарабатывать большие деньги`
`Мы создали модель того, как ученые могут легально зарабатывать большие деньги`
Исполнительный директор кластера энергоэффективности Василий Белов рассказал корреспонденту "Денег" Алексею Лоссану, зачем мировые гиганты открывают исследовательские центры в "Сколково" и как российские стартаперы внедряют свои разработки за границей.

Насколько важна энергоэффективность для российской экономики? Ведь мы являемся одним из мировых лидеров в производстве энергии...

- Это вопрос риторический, энергоэффективность - один из видов эффективности, который влияет на многие параметры, в том числе определяет конкурентоспособность нашей экономики в целом. В структуре российского ВВП очень много энергоемких отраслей, связанных с тяжелой промышленностью, а эффективность этих отраслей во многом влияет и на доходную составляющую бюджета. От того, насколько конкурентоспособны наши основные предприятия, формирующие российский бюджет, зависит и благосостояние страны в целом, включая наличие дорог, социальное обеспечение и т. д. Поэтому вопрос эффективности является принципиально важным.

Каких-то результатов уже удалось достичь, сколько стартапов вовлечено в работу кластера?

- У нас сегодня в кластере работает более 230 инновационных компаний, которые стали резидентами "Сколково". Из них около 65% вышли так или иначе из университетов и академической науки. "Сколково" позволило им получить доступ к инвесторам, познакомиться со своими клиентами и сделать первые продажи. Год назад мы запустили совместный центр с BP - это трехлетняя исследовательская программа в области новых катализаторов и теплообменных процессов в нефтепереработке. Центр был учрежден Новосибирским государственным университетом, Новосибирским институтом катализа имени Г. К. Борескова и лондонским Imperial College. Половину исследований ведет российская сторона, половину - иностранная, а общий бюджет составляет $15 млн. Для работы компании было создано новое юрлицо, поддержку центру оказывает BP, однако она не обладает уникальными правами на результаты исследований, и университеты могут дальше коммерциализировать свои разработки. По сути, мы создали модель того, как ученые могут легально зарабатывать большие деньги. В целом мы профинансировали более 40 проектов грантами: всего к нам обратилось около 1100 компаний, но меньше 3,5% дошли до денег. Это кажется маленькой цифрой, но, для сравнения, у венчурных фондов этот показатель находится на уровне от 1,5-2%. Многие компании, которым мы помогли, стали довольно успешными в своей отрасли, а некоторые даже открыли свои представительства за рубежом и внедряют там свои идеи.

Чем занимаются эти компании?

- Это нефтегазовая отрасль, электроэнергетика. У нас реализуется около 60 стартапов в области возобновляемой электроэнергетики, 15 стартапов в области вольтаики и т. д. Каждая третья компания - это увлекательная история. Сейчас у нас есть три компании, которые занимаются инновациями в нефтегазовой отрасли и уже открыли офисы в Хьюстоне, другие начали работать в Индии и Индонезии. В рамках развития возобновляемых источников энергии компания-резидент "Сколково" начала строительство первой волновой гидроэлектростанции для рыбных ферм в Шотландии - это полностью российская разработка. Есть примеры, когда компании, занимающиеся разработкой новых видов светодиодных источников, заключают соглашения о партнерстве с ведущими лидерами отрасли. Например, таким совместным предприятием является Philips-Optogan, которое ведет исследование по созданию органических и неорганических диодов. Взаимодействие с международными игроками помогает коммерциализировать эти успехи. Есть примеры, когда иностранные компании приходят в "Сколково", чтобы довести свои идеи до продукта, в частности, израильская компания Mobix Chip разрабатывает чипы нового поколения для передачи данных. В свою очередь, ГК "Синара" создала малое инновационное предприятие - резидента нашего кластера, которое разработало гибридный локомотив. В этом году он прошел сертификационные испытания, и до конца года первые машины будут введены в эксплуатацию. В мире таких локомотивов практически нет, это полностью российская разработка: 77% российских компонентов по стоимости. При этом он повышает эффективность расходования топлива на 45%, то есть с одной машины в год экономится около двух цистерн топлива.

Как осуществляется взаимодействие с крупным бизнесом?

- Вовлечение крупного бизнеса в экосистему "Сколково" - более долгосрочный проект, и здесь мы находимся на более ранней стадии, хотя уже подписаны соглашения с индустриальными партнерами, которые заявили об открытии своих исследовательских центров на территории "Сколково", это такие гиганты, как Siemens, Schneider Electric, Alstom, "Интер РАО", "Роснефть", "Трансмашхолдинг", "Татнефть", ГК "Ренова", КамАЗ и многие другие. На сегодня крупный бизнес взял на себя обязательства по строительству 60 тыс. кв. м исследовательских лабораторий на территории "Сколково" и по аренде 40 тыс. кв. м. На этих площадях будет размещено 2700 сотрудников. При этом сейчас идет формирование окончательного списка, и он постоянно расширяется. К концу 2013 года более 100 тыс. кв. м будет отдано под застройку и 70 тыс. кв. м - под аренду, а общее количество исследователей достигнет 6 тыс. человек. "Сколково" - первый центр в России с такой концентрацией исследователей крупных компаний, что создает уникальные возможности для обмена опытом и профессионального общения. В целом та степень поддержки, которую мы получили от крупного бизнеса, говорит о высоком уровне доверия к нашему проекту.

Получается, что частные компании инициируют создание исследовательских центров, но за чей счет будут финансироваться исследования?

- Это собственные исследовательские подразделения крупных компаний, которые самостоятельно строят для себя новые здания. Мы только сдаем им в аренду землю на 49 лет и предоставляем определенные налоговые преференции, а они согласовывают с нами тематику центра (чтобы на этой площадке нельзя было открыть, например, call-центр), мы утверждаем специфику, и дальше компания реализует свой проект. В будущем мы займемся также мониторингом, чтобы подтвердить, что деятельность компании относится к нашей области. При этом мы не готовы размещать на территории "Сколково" персонал, который будет заниматься исключительно локализацией иностранных продуктов. Один из наших ключевых партнеров, компания "Татнефть", уделяет много внимания инновациям, у них самое большое количество патентов на этом рынке в России. В Татарстане сложные геологические условия работы, и чтобы быть конкурентоспособной, компании пришлось совершенствовать технологии. Сейчас у "Татнефти" есть отличный исследовательский центр в Бугульме, но они решили открыть центр на территории "Сколково". Открытие центра в Сколково дает им доступ к специалистам мирового уровня в том числе потому, что в Москву ученых из-за рубежа проще привлечь, чем в Бугульму. У всех игроков причины разные, но, наверное, это основной резон для открытия исследовательского центра в Сколково, потому что в экономике проектов налоговые льготы не сильно повышают эффективность работы. Если прорывная технология получилась, затраты окупятся в десятки раз, а если нет, дополнительные 20% расходов не так существенны. Зато налоговые льготы позволяют сократить затраты на переезд, и строительство собственного здания окупается за шесть лет.

Любая крупная компания в мире борется с промышленным шпионажем. Каким образом будут защищены новые разработки в "Сколково"?

- Мы не видим здесь большой проблемы, риск промышленного шпионажа и утечки информации есть всегда, но то, что офисы физически расположены по соседству, не является существенным фактором увеличения риска. Сейчас нельзя вырабатывать инновационные решения в изоляции, в мире развивается модель, когда самые интересные решения рождаются в консорциумах. Сегодня нельзя создать прорывную технологию "в шарашке", в замкнутом кругу людей. С другой стороны, российским компаниям стоит более активно заниматься защитой интеллектуальной собственности, есть способы борьбы со шпионажем, например введение в офисе режима коммерческой тайны, когда сотрудники передают работодателю все результаты своих исследований. Но самое главное - надо аккуратно следить за тем, как оформляется интеллектуальная собственность. Для этого, например, мы создали дочернее предприятие - ЦИС "Сколково", которое будет помогать работать с нею участникам проекта.

КоммерсантЪ

Док. 660456
Опублик.: 24.04.13
Число обращений: 0

  • Белов Василий Михайлович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``