Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Рождество Христово
Рождество Христово
Николай Лызлов
***
Рождество Твое Христе Боже наш,
возсия мирови свет разума:
в нем бо звездам служащии, звездою учахуся,
Тебе кланятися Солнцу правды,
и Тебе ведети с высоты Востока:
Господи слава Тебе.

***
Дивящеся преславному Рождеству, стояху волсви, путеводими Божественною звездою, и видяша Солнце, восходящее из Девственного облака, дары Тому прнинесоша.

***
Господу Иисусу, рождшуся в Вифлееме Иудейстем, от восток пришедшие волсви, поклонишася Богу вочеловечшуся и сокровища своя усердно отверзше, дары честныя приношаху: искушено злато, яко Царю веков: и ливан, яко Богу всех: яко тридневному мертвецу, смирну Безсмертному. Вси языцы, приидите, покронимся Рождшемуся, спасти души наша.

***
Носиши Адамов зрак, во образе Божии сый Всесовершенный: и хощеши руками держатися, рукою вся содержай силою Твоею, Чистая, Всенепорочная, провещаваше глаголюще: како Тя пеленами повию яко Младенца? Како сосцами питаю Тя, всяческая питающаго? Како Твоей паче ума нищите удивлюся? Камо Тя Сына Моего нареку, раба Твоя ныне сущи? Пою, благославлю Тя, подающего миру велию милость.

***
Веселитеся, праведнии, небеса, радуйтеся, взыграйте горы, Христу рождшуся: Дева седит херувимов подобящися, носяще в недрах Бога Слова воплощенна: пастырие Рожденному дивятся: волсви Владыце дары приносят: Ангели, воспевающе, глаголют: Непостижиме Господи, слава Тебе.

***
Дева днесь Пресущественнаго раждает,
и земля вертеп Неприступному приносит,
Ангели с пастырьми славословят,
волсви же со звездою путешествуют.
Нас бо ради родися Отроча младо,
Превечный Бог.


***

СВЯТИТЕЛЬ
АМВРОСИЙ МЕДИОЛАНСКИЙ
(ок.340-4.04.397)


ГРЯДИ, ИСКУПИТЕЛЬ НАРОДОВ
VENI, REDEMPTOR GENTIUM
(Рождество Христово)
Гряди, Искупитель народов,
Рожденный от Девы Пречистой;
Пусть мир изумится подлунный,
Узрев Твой Божественный образ.
Не мужеским плотским хотеньем,
Но веяньем Духа Святого
Соделалось Плотию Слово
И плодом Девичьего чрева.
Се, чрево наполнилось Девы,
Но девства затворы не пали;
Блистают знамена победно, -
В Ней Бог пребывает, как в храме!
Покинув с великою славой
Чертог целомудренной Девы, -
Пречистое лоно Девичье,-
Ты стал ради нас человеком.
Христе, от Отца изошедший,
К Нему возвратившийся в славе,
Нисшедший до самого ада,
Восшедший к престолу Господню,
Соравный Отцу! Ты облекся
В трофей человеческой плоти
И наши тела исцеляешь
Великим победным деяньем.
Се, ясли Твои воссияли,
И ночь новый свет озаряет:
Он верою полнит всю Церковь,
Тьма ада его не сокроет.
Хвала Тебе, Господи Боже,
Рожденному Девой Пречистой,
С Отцом и Святым Божьим Духом
Во веки веков неизменно!


***
МОВСЕС ХОРЕНАЦИ
(ок. 410 -490 гг (или начало VI века)

1
Великое, дивное таинство было сегодня явлено.
Поют пастухи, вторя ангелам, благовещают миру:
В городе Вифлееме новый родился Владыка,
Славьте Его, сыны человеческие,
Он ради нас воплотился!
Невместимый землей и небом, Он в полотно запеленут,
Неотделим от Отца, сидел Он в святой пещере.

2
В сей день небеса ликуют
при вести благой пресветлой,
В сей день все созданья Божьи
облачились в одежды спасения.
В сей день нам в пещере даруется
Христос, Сын Божий единственный,
И толпы огненных духов
с небес на землю нисходят.
В сей день пастухи узрели
справедливости Солнце
И, ангелам вторя, пели:
"Слава Господу в высях!"

3
Радуйся, Богородица, надежда и Мать спасения,-
Тебя, приявшую Свет,
величаем!
Тебя, Матерь Света и Деву, Божественной жизни кладезь,
Мы ликующим голосом
величаем!
Непорочного Света Матерь Пречистая,
Хвалою почтенная ангельской,
Тебя величаем!

4
Матерь Света и свет! Животворного Слова обитель!
Все народы и племена говорят о Тебе:
"О блаженная!"
Мать Создателя! Мать Обновителя образа ветхого!
Все народы и племена говорят о Тебе:
"О блаженная!"
От Тебя истек Свет
нам, во тьме пребывавшим. Все народы и племена
говорят о Тебе:
"О блаженная!"
5
О Мария! Богородица неневестная,
Дева Пречистая, между женами благословенная!
Благословляем Тебя, достойную,
Ежечасно Тебя величаем!
Храм нетленный и чертог брачный Света!
Став Твоим женихом,
Слово жизни в Тебе обитало,
Благословляем Тебя, достойную,
Ежечасно Тебя величаем!
И живой тот Огонь, что в купине пылал,
Невредимо Ты в лоне носила,
Родила Человека и Бога,
Благословляем Тебя, достойную,
Ежечасно Тебя величаем!
12
Гражданин неба,
Великий меж рожденными женщиной,
Речью провозвещающей
провозглашал в пустыне,
Что восходят лучи Солнца праведности.
Пророк истинный,
Сына Божьего благословивший,
Глашатай и предтеча законов Божественных,
Он готовил пути Царю вечности.
Среди нечестивого пиршества
исступленная Иродиада
в дар просила пророка голову,-
Чтоб померкла денница утренняя
и угас светильник немеркнущий...


***
ДЖОН ДОНН
(1572-1631)

РОЖДЕСТВО
Ты беспредельность в лоно приняла!..
Вот Он покинул милую темницу,
Столь слабым став, что в мир земной явиться
Сумел - и в этом цель Его была...
Гостиница вам крова не дала,
Но к яслям за звездою ясновидцы
Спешат с Востока... Не дано свершиться
Предначертаньям Иродова зла!
Вглядись, моя душа, смотри и верь:
Он, Вездесущий, слабым став созданьем,
Таким к тебе проникся состраданьем,
Что Сам в тебе нуждается теперь!
Так пусть в Египет Он с тобой идет -
И с Матерью, хранящей от невзгод...


***

ДЖОН МИЛЬТОН
(1608-1674)

НА УТРО РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА

I
Вот срок настал, приблизилась заря,
Когда, Пречистой Девою рожден,
Нам явлен Сын Небесного Царя -
Через Него же род людской спасен
Пребудет, ибо сказано, что Он1
От смерти смертных всех освободит
И со Отцем нас жизнью вечной наградит.

II
Сиянье то, тот изначальный свет,
Незаходящей славы ореол
(Давно ли в царственный входил совет,
С Отцем и Духом разделив престол?)
Отринул Он и в падший мир пришел.
Покинув горний вечности чертог,
Плен смертный с нами разделил наш Бог.

III
О муза гордая небес2, ужель
Нет для Младенца у тебя даров,
Обретшего в вертепе колыбель, -
Ни гимна, ни стиха, ни вещих слов?
Еще на небе никаких следов
Зари грядущей, и однако рать
Пресветлая вся здесь и уж недолго ждать.

IV
Смотри - издалека Звезде вослед
Волхвы спешат с дарами. Упреди
Их песнью. - Буди прежде всех воспет
Наш Царь. К святым стопам Его пади.
И честью сей себя вознагради.
Пусть вещий угль уст и твоих коснется6
И с хором ангельским твой глас сольется.

"...>>
XVI
Но Вседержитель-Бог
Всему назначил срок,
И, улыбаясь, в люльке дремлет Тот,
Кто - на кресте распят -
Оборит смерть и ад
И нас с Собою к славе приведет.
Но прежде должен глас трубы
Всех спящих разбудить и распахнуть гробы.

XVII
И грянет трубный глас
Какой звучал лишь раз,
Когда Синай пылал среди громов.
Земля, оглушена,
Очнется ото сна
И разом содрогнется до основ,
Когда Судья в конце времен
Грядет, средь облаков Себе воздвигнув трон.

XVIII
И будет с нами та
Блаженства полнота,
Что ныне начала уже сбываться:
Подземный змий, Дракон24,
Уже не столь силен -
Теперь изрядно вынужден ужаться
И, чуя скорый свой конец,
Ярится, заковав себя в броню колец.
"...>>


***

РИЧАРД КРЭШО
(ок.1613-25.8.1649)
РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ГИМН
Песнь, которую поют пастухи
Хор. Воспойте, пастыри! Для нас
Заря любви в ночи зажглась.
Пусть к небу пенье вознесется -
Уж слишком долго дремлет солнце!
Для спящего блаженства нет,
Ему не думалось досель,
Что мы узрим небесный свет,
Царя целуя колыбель.
Скажите, солнце торопя:
"Теперь светло и без тебя".
Ему мы явим чудеса,
Каких не видело оно,
Не созерцали небеса:
Без солнца - все озарено!
Где был ты, Титир, объяви,
Что видел, Тирсис, назови!
Титир: Я видел: лежа в темноте,
Взглянул Младенец чудно так,
Что в небывалой красоте
День воссиял, рассеяв мрак.
Не на востоке занялась
Заря, о нет, взошла из глаз!
Хор?. Не на востоке занялась ...
Тирсис: Выла вьюга, пел мороз -
То злой Борей летел на брань,
Но вдруг забылся - и принес
Нам ароматы вместо ран:
Куда упал сладчайший взгляд -
Там вместо льда цветы пестрят.
Хор: Куда упал сладчайший взгляд...
Оба вместе: Ты в нежном гнездышке лежал,
Рассвет, несущий вечный день!
С Востока взгляд Твой воспылал -
И прочь бежала страха тень.
Тебя в сиянии Твоем
Узрев, мы зренью гимн поем.
Хор: Тебя в сиянии Твоем ...
Титир: Сей бедный мир - я произнес -
Приюта лучшего не даст ли
Пришельцу, что светлее звезд,
Чем грязные, сырые ясли?
Отыщем в небе, на земле ль
Сему Младенцу колыбель?
Xор: Отыщем в небе, на земле ль ...
Тиpсис: Ты, гордый мир, ужель решил,
Что дать приют Младенцу смог?
Нет, Феникс сам гнездо здесь вил,
Любовь здесь возвела чертог,
И прежде, чем родился тут,
Он Сам избрал Себе приют.
Хор: И прежде, чем родился тут ...
Титир: Я видел: тихо снег летел
Обвить Младенца нежный сон
И окружить Его постель
Подвижной белизной пелен.
Сказал я: "Этого руна
Забота слишком холодна".
Хор: Сказал я: "Этого руна ..."
Тиpсис: Я видел - серафимов рать,
Пылая, облако несло,
Могли их крылья отдыхать:
Ведь небо вниз само сошло.
Спросил я: "Так ли вы чисты,
Чтоб лобызать Его персты?"
Хор: Спросил я: "Так ли вы чисты ..."
Титир: Где преклонить главу - искать
Начнет ваш Царь когда-нибудь,
Но вот Его ласкает Мать,
Вот Он склонился к Ней на грудь
Покорно... Места нет теплей,
Когда мороз и снеговей.
Хор: Покорно ... Места нет теплей...
Оба вместе: Ты в нежном гнездышке лежал,
Рассвет, несущий вечный день!
С Востока взгляд Твой воспылал -
И прочь бежала страха тень.
Тебя в сиянии Твоем
Узрев, мы зренью гимн поем.
Хор: Тебя в сиянии Твоем ...
Все хором: Гряди же, чудо из чудес,
Миг, что объять всю вечность смог,
Земля, достигшая небес,
День - в ночи, в человеке - Бог.
Младенец мал, но все вместил
И небо наземь опустил.
Пусть нет ни злата, ни шелков,
Что окружать Царя должны,
Но чисто Девы молоко,
И поцелуи так нежны.
Вздох Девы, Матери Святой,
Он слил прохладу с теплотой!..
О нет, не свита тех царей,
Чей ласков, но коварен взгляд, -
В одежде шерстяной своей
Простые пастыри спешат.
Тот, кто всю жизнь пасет овец,
Тот в простоте самой - мудрец.
Сойдет апрель любви дождем,
Чтоб ложе мая расцвело, -
Цветов Тебе мы изберем,
Венок наденем на чело.
В любви Ты, Агнец, ближе к нам,
Чем пастыри - к своим стадам.
Величья кроткий Царь! Оплот
Любви и красоты! Тебе
И агнца каждый принесет,
И белых пару голубей,
Чтоб от огня Твоих прекрасных глаз
Душа, как жертва лучшая, зажглась!


***

АНДРЕАС ГРИФИУС
(1616-1664)

О РОЖДЕСТВЕ ИИСУСА
Ночь, светлая как день! О ночь, светлым-светла!
Светлее солнца - ночь родившегося Света,
Сам Бог - во Свете Свет - ее избрал на это!
О ночь, что ночи все и полдни превзошла!
О радостная ночь! Ниспроверженье зла,
И бедствия, и тьмы, и адского навета!
Ты, страхи устранив на будущие лета,
Разверзнув небеса, - не громы низвела:
Времен и всех ночей Творец - к тебе спустился,
И времени Себя предал, и воплотился,
Чтоб в Вечность наша плоть войти могла.
Густая ночь грехов, стенаний черных клочья
И гробовая тьма - исчезнут этой ночью...
О ночь светлее дня! О ночь, светлым-светла!



***

СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ
(в миру - Самуил Гаврилович Петровский-Ситнякович)
(12.12.1629-25.08.1682)

СТИХИ
НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

1
Слава во вышних Богу, же человеком стает.
На земли мир всим людем, иж Богом бывает.
Человек, чого Адам презовощ набыти
Хотел, теды смертию мусел заплатити.
Смерть през Адама в свете, а жытие маем
През Бога-человека, которого знаем
Без матеры прежде веки от Отца рожденна,
З матки дивне без отца в часе воплощенна.
Он ныне плачет, абы мы ее веселили,
Алчет абы насыщени, жаждет абы пили
От источника жизни, в пеленах повиты
Невинности шатаю бы не смогл открыти.
В подлом лежит вертепе, бы были на небе.
Всим себя оферует, бы привлекл до себе.
Тому до ног с поклоном смеренно падаймы,
Слава во вышних Богу з аггелы спеваймы.

2

Прийдите, поклонимся Богу воплощенну.
Упалых подвышыл над всих умаленну.
Обачмы, которому есть небо престолом,
Же в яслях положенны межы ослом, волом.
Которого обстоят ангелские чины,
Трепещут херовимы, силы, серафимы.
Обачьмы, царю, царев яки престол мает,
Чы як у Соломона кость, злото спаяет.
Якими обстоимый стражми, диадема,
На голове якая владыки одена.
Весь двор, вертеп и быдло, Иосиф, Мария,
А пастырне стражии у полаты тыя
Латвы приступ до него, пре то приступите,
Миро, злато, ливан в дарех принесите.

3

Камень от горы днесь ся отрывает
Нерукосечны и долу скрушает.
Краеугольным есть, бо два народы,
Ровные пред тым, приводит до згоды.
Еллин, Израиль на тым то камени,
Яко две стены, вечну суть злучени.
Естества также злучают се двое -
Бог з человеком, чудо то новое.
За тым теж згода Богу з человеком,
Як душы з телом будет во век веком,
Тую аггелы днесь нам обещают,
Кгды, слава Богу, мир людем спевают.
Мир подажд, Христе, мирови Твоему,
А мы вси миром поклон даймы Ему.
"...>>
2

Архиерею новонорожденный
Никон от Тебе нам есть поставленный,
Найвышы Пастырь, блюди ж честна, здрава
На лета многа да Ти будет слава
Им возсылана; и Калиста блюди,
Пастыра по ним, и милостив буди.
Дажд свышше силу пасти Твое стада
Честно Полоцка и Витебска града
Прочие при тым по ним всему клеру
Дажд всегда зрети безкровну оферу
Княжей, боляров всю полату, вси
Блюди, да славят вси Тя раби Твои.
Заступи, спаси и вся христианы.
Подажд им враги в крепость и поганы,
Нехай Тя славят правоверны люде,
Поки свет слонце окружати буде.


***

ВИЛЬГЕЛЬМ
КЮХЕЛЬБЕКЕР
(1797-1846)

РОЖДЕСТВО
Сей малый мир пред оными мирами,
Которые безчисленной толпой
Парят и блещут в тверди голубой,
Одна пылинка; мы же - что мы - сами?

Но Солнцев сонм, катящейся пред нами,
Во веки на весах любви святой
Не взвесит* ни одной души живой
Не весит Вечный нашими весами.

Ничто вселенная перед её Творцом;
Вещал же так Творец и Царь вселенной:
"Сынов Адама буду Я Отцом;
Избавлю род их смертью уловленный -
Он не погибнет пред Моим лицом!" -
И Бог от Девы родился смиренной.
2.01.1832
* - в смысле не перевесит.


***

АЛЕКСЕЙ ХОМЯКОВ
(1804-1860)
В эту ночь Земля была в волнении:
Блеск большой, диковинной звезды
Ослепил вдруг горы и селенья,
Города, пустыни и сады.
А в пустыне наблюдали львицы,
Как, дарами дивными полны,
Двигались бесшумно колесницы,
Важно шли верблюды и слоны.
И в челе большого каравана,
Устремивши взоры в небосклон,
Три волхва в затейливых тюрбанах
Ехали к кому-то на поклон.
А в пещере, где всю ночь не гасли
Факелы, мигая и чадя,
Там ягнята увидали в яслях
Спящее прекрасное Дитя.
В эту ночь вся тварь была в волнении,
Пели птицы в полуночной мгле,
Возвещая всем благоволенье,
Наступленье мира на земле.


***

АФАНАСИЙ ФЕТ
(1820 -1892)

* * *
Ночь тиха. По тверди зыбкой
Звезды южные дрожат.
Очи Матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних, -
Вот пропели петухи -
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,
Озарен Марии лик.
Звездный хор к иному хору
Слухом трепетным приник, -

И над Ним горит высоко
Та звезда далеких стран:
С ней несут цари востока
Злато, смирну и ливан.


***

ПЁТР БЫКОВ
(1844-1930)
РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА
На волнах голубого эфира
Родилась на Востоке звезда -
Дивный светоч спасения мира,
Не светивший еще никогда.
Над пастушьей пещерой убогой
Засверкала впервые она -
Отражение южного Бога,
Пробудившего землю от сна.
С мира ветхого сбросив оковы,
Возвещая Христа Рождество,
Пронизала она мрак суровый,
Чтоб сияло любви торжество.
Чтобы солнце Христова ученья
Согревало, бодрило сердца,
Грубой силы смягчая мученья,
Чтобы кровь не лилась без конца.
Чтобы воронов алчная стая
Не терзала сердца и тела...
И в хоромах и в избах святая
Лучезарная правда цвела!


***

ВЛАДИМИР СОЛОВЬЁВ
(1853-1900)

РОЖДЕСТВО
Посвящается В.Л. Величко
Пусть все поругано веками преступлений,
Пусть незапятнанным ничто не сбереглось,
Но совести укор сильнее всех сомнений,
И не погаснет то, что раз в душе зажглось.
Великое не тщетно совершилось;
Недаром средь людей явился Бог;
К земле недаром небо преклонилось,
И распахнулся вечности чертог.
В незримой глубине сознанья мирового
Источник истины живет не заглушен,
И над руинами позора векового
Глагол ее звучит, как похоронный звон.
Родился в мире Свет, и Свет отвергнут тьмою,
Но светит он во тьме, где грань добра и зла.
Не властью внешнею, а правдою самою
Князь века осужден и все его дела.

ИММАНУ-ЭЛЬ
Во тьму веков та ночь уж отступила,
Когда, устав от злобы и тревог,
Земля в объятьях неба опочила,
И в тишине родился С-Нами-Бог.

И многое уж невозможно ныне:
Цари на небо больше не глядят,
И пастыри не слушают в пустыне,
Как ангелы про Бога говорят.

Но вечное, что в эту ночь открылось,
Несокрушимо временем оно.
И Слово вновь в душе твоей родилось,
Рожденное под яслями давно.

Да! С нами Бог - не там, в шатре лазурном,
Не за пределами бесчисленных миров,
Не в злом огне и не в дыханьи бурном,
И не в уснувшей памяти веков.

Он здесь, теперь,- средь суеты случайной
В потоке мутном жизненных тревог.
Владеешь ты всерадостною тайной:
Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог.


***

К.Р.
/Константин Константинович
РОМАНОВ/
(1858-1915)

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО
Благословен тот день и час,
Когда Господь наш воплотился,
Когда на землю Он явился,
Чтоб возвести на Небо нас.
Благословен тот день, когда
Отверзлись вновь врата Эдема;
Над тихой весью Вифлеема
Взошла чудесная звезда!
Когда над храминой убогой
В полночной звездной полумгле
Воспели "Слава в вышних Богу!" -
Провозвестили мир земле
И людям всем благоволенье!
Благословен тот день и час,
Когда в Христовом Воплощенье
Звезда спасения зажглась!..
Христианин, с Бесплотных Ликом
Мы в славословии великом
Сольем и наши голоса!
Та песнь проникнет в небеса.
Здесь воспеваемая долу
Песнь тихой радости души
Предстанет Божию Престолу!
Но ощущаешь ли, скажи,
Ты эту радость о спасеньи?
Вступил ли с Господом в общенье?
Скажи, возлюбленный мой брат,
Ты ныне так же счастлив, рад,
Как рад бывает заключенный
Своей свободе возвращенной?
Ты так же ль счастлив, как больной,
Томимый страхом и тоской,
Бывает счастлив в то мгновенье,
Когда получит исцеленье?
Мы были в ранах от грехов -
Уврачевал их наш Спаситель!
Мы в рабстве были - от оков
Освободил нас Искупитель!
Под тучей гнева были мы,
Под тяготением проклятья -
Христос рассеял ужас тьмы
Нам воссиявшей благодатью.
Приблизь же к сердцу своему
Ты эти истины святые,
И, может быть, еще впервые
Воскликнешь к Богу своему
Ты в чувстве радости спасенья!
Воздашь Ему благодаренье,
Благословишь тот день и час,
Когда родился Он для нас.


***

КОНСТАНИТН ФОФАНОВ
(1862-1911)


***
Еще те звезды не погасли,
Еще заря сияет та,
Что озарила миру ясли
Новорожденного Христа
Тогда, ведомые звездою,
Чуждаясь ропота молвы,
Благоговейною толпою
К Христу стекалися волхвы...
Пришли с далекого Востока,
Неся дары с восторгом грез,
И был от Иродова ока
Спасен властительный Христос.
Прошли века... И Он распятый,
Но все по-прежнему живой
Идет, как истины глашатай,
По нашей пажити мирской;
Идет, по-прежнему обильный
Святыней, правдой и добром,
И не поборет Ирод сильный
Его предательским мечом...


***

ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВ
(1866-1949)

В РОЖДЕСТВЕНСКУЮ НОЧЬ

О, как бы я желал, огнем пылая веры
И душу скорбную очистив от грехов,
Увидеть полумрак убогой той пещеры,
Для нас где воссияла Вечная Любовь,

Где Дева над Христом стояла Пресвятая,
Взирая на Младенца взглядом, полным слез,
Как будто страшные страданья прозревая,
Что принял на Кресте за грешный мир Христос!

О, как бы я хотел облить слезами ясли,
Где возлежал Христос-Младенец, и с мольбой
Припасть, - молить Его о том, чтобы погасли
И злоба, и вражда над грешною землей.

Чтоб человек в страстях, озлобленный, усталый,
Истерзанный тоской, жестокою борьбой,
Забыл столетия больного идеалы
И вновь проникся крепкой верою святой, -

О том, чтоб и ему, как пастырям смиренным,
В Рождественскую ночь с небесной высоты
Звезда чудесная огнем своим священным
Блеснула, полная нездешней красоты.

О том, чтоб и его, усталого, больного,
Как древних пастырей библейских и волхвов,
Она всегда б вела в ночь Рождества Христова
Туда, где родились и Правда, и Любовь.


***

МИХАИЛ КУЗЬМИН
(1872-1936)

ВОЛХВЫ
Тайноведением веры
Те, что были на часах,
Тихий свет святой пещеры
Прочитали в небесах.
Тот же луч блеснул, ликуя,
Простодушным пастухам.
Ангел с неба: "Аллилуйя!
Возвещаю милость вам".
Вот с таинственнейшим даром,
На звезду направя взор,
Валтассар идет с Каспаром,
Следом смутный Мельхиор.
Тщетно бредит царь угрозой,
Туча тьмою напряглась:
Над вертепом верной розой
Стая ангелов взвилась.
И, забыв о дальнем доме,
Преклонились и глядят,
Как сияет на соломе
Божий Сын среди телят.
Не забудем, не забыли
Мы ночной канунный путь,
Пастухи ли мы, волхвы ли -
К яслям мы должны прильнуть!
За звездою изумрудной
Тайной все идем тропой,
Простецы с душою мудрой,
Мудрецы с душой простой


***
САША ЧЁРНЫЙ
(1880-1932)

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ
В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен Его волос...
Бык дохнул в лицо Младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.
Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.
Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть Дитя бочком...
Присмиревший белый козлик
На чело Его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:
"Посмотреть бы на Ребенка
Хоть минуточку и мне!"
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине...
А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: "Смотри скорей!"

Крошку-ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
"Как пойдешь ты через ельник,
- Он с улыбкою сказал, -
Елку срубишь, и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай, как память обо Мне".
И смутился ангел-крошка:
"Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?"
"Сам увидишь", - Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.
Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет...
Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет...
Загляните в окна сами, -
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.
И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.
И прекрасных и послушных
Много видел он детей. -
Все при виде Божьей елки,
Все забыв, тянулись к ней.
Кто кричит: "Я елки стою!"
Кто корит за то его:
"Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!"
"Нет, я елочки достойна
И достойнее других!"
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.
Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.
И на улицу, понурясь,
Ангел вышел... "Боже мой!
Научи, кому бы мог я
Дар отдать бесценный Твой!"
И на улице встречает
Ангел крошку, - он стоит,
Елку Божью озирает, -
И восторгом взор горит.
Елка! Елочка! - захлопал
Он в ладоши. - Жаль, что я
Этой елки не достоин
И она не для меня...
Но снеси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, -
Стоит елочки она!
Пусть не плачется напрасно!"
Мальчик ангелу шепнул.
И с улыбкой ангел ясный
Елку крошке протянул.
И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.
Елка искрится и блещет, -
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган...
И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принес.


***

БОРИС ПАСТЕРНАК
(1890-1960)

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА
Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было Младенцу в вертепе
На склоне холма.
Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.
Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.
Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.
А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.
Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.
Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.
За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры...
...Все злей и свирепей дул ветер из степи...
...Все яблоки, все золотые шары.
Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.
- Пойдемте со всеми, поклонимся чуду, -
Сказали они, запахнув кожухи.
От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.
На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.
Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Все время незримо входил в их ряды.
Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.
По той же дороге, чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.
У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
- А кто вы такие? - спросила Мария.
- Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
- Всем вместе нельзя. Подождите у входа.
Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.
Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.
Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.
Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на деву
Как гостья, смотрела звезда Рождества.


***

АЛЕКСАНДР СОЛОДОВНИКОВ
(1893-1974)

РОЖДЕСТВО
В яслях лежит Ребенок.
Матери нежен лик.
Слышат волы спросонок
Слабенький детский крик.
А где-то в белых Афинах,
Философы среди колонн,
Спорят о первопричинах,
Обсуждают новый закон.
И толпы в театрах Рима,
Стеснившись по ступеням,
Рукоплещут неутомимо
Гладиаторам и слонам.
Придет Он не в блеске грома,
Не в славе побед земных,
Он трости не переломит
И голосом будет тих.
Не царей назовет друзьями,
Не князей призовет в совет -
С Галилейскими рыбарями
Образует Новый Завет.
Никого не отдаст на муки,
В узилищах не запрет,
Но Сам, распростерши руки,
В смертельной муке умрет.
И могучим победным звоном
Легионов не дрогнет строй.
К мироносицам, тихим женам,
Победитель придет зарей.
Со властию непостижимой
Протянет руку, один,
И рухнет гордыня Рима,
Растает мудрость Афин.
В яслях лежит Ребенок.
Матери кроток лик.
Слышат волы спросонок
Слабенький детский крик.


***

ВЛАДИМИР НАБОКОВ
(1899-1977)

СТИХИ О РОЖДЕСТВЕ

ЕВАНГЕЛИЕ ИАКОВА, гл. 18

И видел я: стемнели неба своды,
и облака прервали свой полет,
и времени остановился ход...
Все замерло. Реки умолкли воды.
Седой туман сошел на берега,
и наклонив над влагою рога,
козлы не пили. Стадо на откосах
не двигалось. Пастух, поднявши посох,
оцепенел с простертою рукой
взор устремляя ввысь, а над рекой,
над рощей пальм, вершины опустивших,
хоть воздух был бестрепетен и нем,
повисли птицы на крылах застывших.
Все замерло. Ждал чутко Вифлеем...
И вдруг в листве проснулся чудный ропот,
и стая птиц звенящая взвилась,
и прозвучал копыт веселый топот,
и водных струй послышался мне шепот,
и пастуха вдруг песня раздалась!
А вдалеке, развея сумрак серый,
как некий Крест, божественно-светла,
Звезда зажглась над вспыхнувшей пещерой,
где в этот миг Мария родила.

В ПЕЩЕРЕ

Над Вифлеемом ночь застыла.
Я блудную овцу искал.
В пещеру заглянул - и было
виденье между черных скал.
Иосиф, плотник бородатый,
сжимал, как смуглые тиски,
ладони, знавшие когда-то
плоть необструганной доски.
Мария, слабая, на Чадо
улыбку устремляла вниз,
вся умиленье, вся прохлада
линялых синеватых риз.
А Он, Младенец светлоокий
в венце из золотистых стрел,
не видя Матери, в потоки
Своих небес уже смотрел.
И рядом, в темноте счастливой,
по белизне и бубенцу
я вдруг узнал, пастух ревнивый,
свою пропавшую овцу.

***

АРХИЕПИСКОП ИОАНН (ШАХОВСКОЙ)
(1902-1089)

СЛАВА В ВЫШНИХ БОГУ
Мы слышим детский лепет, словно пенье
Тех ангелов, что вдруг, для всей земли,
Сквозь эту ночь и звездное горенье
К пустынным пастухам пришли.

Мы замечаем братское согласье
И ясность кроткую людей простых,
Открытых Небу, ангелам и счастью,
Что родилось в святую ночь для них.

Мы постигаем веру и терпенье
Волхвов, искавших вечной глубины,
И - снова слышим в этом мире пенье,
Которым Небеса полны.

О, Господи, Великий, Безначальный,
Творец всех звезд, былинок и людей,
Ты утешаешь этот мир печальный
Безмерной близостью Своей!
Ты видишь скорбь земли: все наше неуменье
Тебя искать, любить, принять, найти;
И оставляешь Ты средь мира это пенье,
Как исполненье всякого пути.

Горит Твоя звезда - святая человечность,
И мир идет к своей любви большой;
И если кто ее увидел, значит вечность
Остановилась над его душой.


***

ИОСИФ БРОДСКИЙ
(1940-1996)

РОЖДЕСТВО
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.
Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал Младенец, и дары лежали.


КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Родила Тебя в пустыне
Я не зря.
Потому что нет в помине
в ней царя.
В ней искать Тебя напрасно.
В ней зимой
стужи больше, чем пространства
в ней самой.
У одних - игрушки, мячик,
дом высок.
У Тебя для игр ребячьих -
весь песок.
Привыкай, Сынок, к пустыне
как к судьбе.
Где б Ты ни был, жить отныне
в ней Тебе.
Я Тебя кормила грудью.
А она
приучила взгляд к безлюдью,
им полна.
Той звезде, на расстояньи
страшном, в ней
Твоего чела сиянье,
знать, видней.
Привыкай, Сынок, к пустыне.
Под ногой,
окромя нее, твердыни
нет другой.
В ней судьба открыта взору
за версту.
В ней легко узнаешь Гору
по Кресту.
Не людские, знать, в ней тропы!
Велика
и безлюдна она, чтобы
шли века.
Привыкай, Сынок, к пустыне,
как щепоть
к ветру, чувствуя, что Ты не
только плоть.
Привыкай жить с этой тайной:
чувства те
пригодятся, знать, в бескрайней
пустоте.
Не хужей она, чем эта:
лишь длинней,
и любовь к Тебе - примета
места в ней.
Привыкай к пустыне, Милый,
и к звезде,
льющей свет с такою силой
в ней везде,

точно лампу жжет, о Сыне
в поздний час
вспомнив, Тот, Кто Сам в пустыне
дольше нас.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА
В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным: грудь Матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы - Бальтазар, Каспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была Звезда.
Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях Ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
Звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.
viperson.ru

Док. 657518
Перв. публик.: 08.01.13
Последн. ред.: 14.01.13
Число обращений: 0

  • Лызлов Николай Николаевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``