Министр труда назвал средний размер пенсии в 2019 году
Ключевые вопросы миграционной политики в свете интеграции со странами АТЭС и развитием Дальнего Востока и Сибири
Ключевые вопросы миграционной политики в свете интеграции со странами АТЭС и развитием Дальнего Востока и Сибири
Интервью зам. Главного редактора "Viperson" Ольги Гороховской с ведущим экономистом России проф. НИУ ВШЭ Липиной С.А.

Ольга Гороховская: Миграция на сегодняшний день стала одной из наиболее острых проблем для Российской Федерации и всё чаще занимает центральное место и в российской политико-правовой и социально-экономической дискуссии, становясь одной из ключевых тем. 13 июня 2012 года была утверждена Президентом Владимиром Путиным Концепция государственной миграционной политики РФ на период до 2025 года. Вы, Светлана Артуровна, давно занимаетесь проблемами и перспективами социально-экономической миграции, в том числе и на Северном Кавказе. Насколько стратегические ориентиры миграционной политики руководства России соответствуют существующим реалиям нашей страны?

С.А.Липина: Во - первых, мы должны рассматривать современную миграцию как данность. За последние двадцать лет многие люди на Земле поменяли свое местожительство. Причин для этого было множество. Социальная природа миграции разнообразна и легко объяснима: люди перемещаются по миру по самым разнообразным причинам: это и уход от сложившихся социально-экономических обстоятельств до гражданско - правовых и этноконфликных ситуаций.
Во- вторых, каждый этап мирового развития характеризуется своим базовым процессом, своим типом индустриализации, своим типом социальной, кадровой и технологической политики. И поэтому, поставленные на сегодняшний день руководством страны стратегические ориентиры социально-экономического развития России требуют доработки многих базовых документов этой политики, в том числе и по миграции.

И в третьих, в нашем государстве впервые за долгие годы появился стратегический документ, определяющий базовые принципы регулирования миграционных потоков. Документ определяет цели, задачи и приоритеты миграционной политики страны. Здесь необходимо принять во внимание самую главную задачу миграционной политики на сегодняшний день: государство путем привлечения иностранных трудовых ресурсов пытается таким образом решить демографическую проблему нашего общества, а так же приостановить миграционный отток населения из Сибири и Дальнего Востока.

Ольга Гороховская: Многими экспертами современная миграция оценивается как социальный взрыв, ввиду того что миграционные процессы в мире за последние годы существенно активизировались. А в Российской Федерации эта проблема заявила о себе ещё и как феномен национальной безопасности, поскольку к внутренней миграции присоединилась внешняя, в том числе незаконная. Связана ли причина принятия Концепции государственной миграционной политики РФ с усилением интеграции со странами ближнего зарубежья, с программой развития Дальнего Востока и Сибири, где депопуляция российского общества представляет очевидную угрозу национальной безопасности России.

С.А.Липина: Сначала следует отметить, что изменилась география миграционных потоков. Начавшиеся в конце прошлого века преобразования на постсоветском пространстве сложили определенный рисунок человеческих течений. А для Российской Федерации самой важной особенностью современного состояния миграции является именно резкое изменение направления внутренних миграционных потоков, которые и привели к концентрации населения в центральных регионах европейской части страны.
Ученые и управленцы, такие, как Градировский, Ромодановский и другие неоднократно отмечали, что при сопоставлении миграционных балансов стран СНГ, становится ясно, что в центре системы лежит Россия, как реципиент миграции. Три страны Средней Азии - Таджикистан, Киргизия, Узбекистан - являются абсолютными донорами миграции, направляющими почти весь свой поток в нашу страну. А притяжение столичного региона во главе Москвы с ее огромным рынком труда является главной зоной трудовых миграций.

И здесь возникает определенный парадокс, который очень тревожит ученых: и социологов и экономистов, когда при попытке провести объективный социально-экономический анализ миграционных проблем, вдруг осознается, что реальных статистических данных по численности, источникам доходов (особенно нелегальных, на которых базируется экономика миграционных процессов) и этническому составу иностранных мигрантов (и прежде всего, нелегальных) попросту нет. Но мы-то с вами видим, что уже сегодня в институтах, школах, детских садах учатся и играют дети уже других, нероссийских этносов, которые были свойственны нашей стране, или так сказать РСФСР, 10 и тем более 30 лет назад.
Таким образом, возникшие болевые для государства и драматические для населения проблемы должны обязательно законодательно решаться, то есть необходимо регулировать миграционные потоки. И демографы не один раз отмечали, что возникла острая необходимость в соответствии с геополитическими и экономическими интересами страны "изменить вектор внутренних миграций: необходимо поменять направление потоков, идущих с востока на запад, на направление "запад - восток"."

Уже в течение двух десятилетий отмечается сокращение населения Дальнего Востока и Восточной Сибири вызванное не столько естественной убылью (депопуляцией), сколько непрекращаемым миграционным оттоком. В результате в азиатской части России (занимающей треть всего континента) сейчас проживает менее 30 млн. человек или 1% населения Азии в целом. Причем захлестнувший отток настолько интенсивен, что возникающая угроза стратегических и экономических последствий из-за сокращения численности населения этого региона приведет не только к разрушению сложившегося трудового потенциала и к дефициту трудовых ресурсов, но и к нарастанию угрозы национальной безопасности страны. Ведь в покидаемом регионе остается значительный ресурсно-сырьевой, и самое главное, промышленно-производственный потенциал России. В подобно ситуации требуются качественно новые правила построения миграционной политики, новые стратегические подходы и концепции адекватные процессам происходящим в современном мире. Между тем, пока все усилия, предпринимаемые государством на увеличение продолжительности жизни, повышение рождаемости, снижение смертности не смогут решить проблемы роста численности населения в этом макрорегионе. Отсюда встает важный вопрос: как обеспечить прирост населения за счет миграции, которая прежде была базовым источником формирования численности и состава населения и необходима в будущем, как один из определяющих факторов роста населения на Дальнем Востоке России? И здесь мы должны понимать, почему тема привлечения и включения миграционных ресурсов становится одной из самых политизированных и наиболее обсуждаемых, как в международном, так и во внутригосударственном форматах. Одним словом, нужно, наконец, определиться и в отношении миграции, и в отношении постсоветского пространства: если мы наращиваем интеграционные процессы со странами ближнего зарубежья, то и тем самым активизируем процесс нашего возвращения в Среднюю Азию и может быть и в Закавказье.

При этом здесь нельзя забывать, что и Восточная Азия уже де-факто становится центральным направлением внешней политики России. Если Россия добьется успеха в экономическом развитии Сибири и Дальнего Востока, да ещё с акцентом на развитие инновационных отраслей, то это откроет широкие возможности для сотрудничества не только дальневосточным соседям, но странам Южной и Юго-Восточной Азии. Таким образом, российская миграционная граница в этом регионе приобретет стратегический характер и возникнет необходимость принять меры для ужесточения визового режима и нелегальной миграции. Здесь самое важное продумывать каждый шаг, изучить международный опыт, создать условия для приема мигрантов, доработать долгосрочный план экономического развития макрорегиона, с учетом новых реалий и решений по Дальнему Востоку. Следовательно, укрепление национальной безопасности России потребует четкой Стратегии развития Восточных территорий, в которой будет крайне необходимо предусмотреть не только условия для привлечения крупного капитала, в том числе иностранного, но и оказывать активную поддержку своему, российскому, малому и среднему бизнесу, так как именно в этих сферах создается немало рабочих мест. Сейчас у нашей страны есть уникальная возможность придать новый импульс развитию востока страны за счет нарастающего потенциала развивающихся стран Азии, и эту возможность нельзя упустить.

Ольга Гороховская: По мнению экспертов, практически нет надежды на увеличение притока мигрантов из российских регионов на Дальний восток и в Сибирь, поскольку в большинстве их тоже происходит сокращение численности населения, а следовательно, и его экономически активной части. В этой связи, какие конкурентные преимущества привлечения трудовых ресурсов в регион становятся определяющими условиями формирования миграционных потоков? Ведь предпринимаемые попытки властей к добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, не дают пока желаемого результата.

С.А.Липина: Об этом уже так много говорили специалисты в сфере миграционной политики, что остается только перечислить те меры, которые на мой взгляд являются первоочередными. Прежде всего, следует отметить, что сдерживающим для Дальнего Востока фактором сохранения местного населения и закрепления мигрантов является проблема бедности большинства населения региона, которое по основным параметрам уровня и качества жизни существенно отстает от центральных районов страны. Население Сибири и Дальнего Востока должно получать не только столько же жизненных благ, сколько в европейской части страны получает его население, а больше. Жителям Дальнего Востока и Сибири необходимо предоставить преференции в форме снижения стоимости топлива и коммунальных услуг, компенсацию проезда воздушным и наземным транспортом, увеличить пенсии и зарплаты и многое другое. Привлечь квалифицированные кадры на Дальний Восток и Восточную Сибирь возможно лишь контрактной системой найма с высокой оплатой труда. Для этого необходима специальная переселенческая программа, государственная поддержка инвесторов, развитие социального сектора, инфраструктурное освоения территорий, словом необходим системный, комплексный подход к освоению ресурсов на современном уровне.
А пока недавно созданное Министерство по развитию Дальнего Востока не представило никакой внятной стратегии того, как вдохнуть жизнь в этот регион.
Ведь есть же целый ряд стран, в которых добыча сырья, главный приоритет, но мы их не называем сырьевыми - это Канада, Австралия, Бразилия. Нужна масштабная государственная политика, а возможно и специально разработанная миграционная Стратегия, как по закреплению существующего населения, так и по привлечению новых людей, где будут задействованы все необходимые для реализации переселенческой программы условия: льготное ипотечное кредитование, безвозмездное предоставление в пользование фермерам крупных земельных участков, выплаты переселенцам значительных "подъемных" и другие меры. Скажем прямо, что только благодаря регулируемой миграции в советский период были экономически освоены многие труднодоступные территории Севера и Восточной Сибири.

Другими словами, единственный путь развития этого огромного региона нашей страны - это создание на всей территории полноценного хозяйственного контура не только эскпортно-сырьевой или высокотехнологичной промышленности, но и любой другой индустрии - от рыбопромышленного комплекса и биотехнологического аквакультурного кластера до легкой и обрабатывающей промышленности, производящей обычные товары повседневного спроса. Но, при этом мы должны понимать, что реализация данных задач в современных условия этого макрорегиона вряд ли возможна без использования труда мигрантов.

Дальний Восток и Сибирь являются уникальной территорией, где миграция в формировании населения являлась и продолжает являться детерминантом параметров его развития. Да и в свете сохранения позиций России в партнерстве с Китаем, так и в свете национальной безопасности, необходимость подъема экономики Дальнего Востока и Восточной Сибири совершенно очевидна. Но вот то, что этот подъем может быть осуществлен только в сотрудничестве с Китаем и соседними азиатскими странами, в том числе и за счет широкого привлечения оттуда рабочей силы не на временной, а на постоянной основе, пока у многих экспертов не находит должного понимания. Во многом проблема здесь видится в том, что вызовы, стоящие перед Россией, со стороны этих государств будут сопровождаться ростом масштабов миграции и усилением её воздействия на все сферы жизни местного населения. Вот здесь-то и необходимо наличие комплексного многоцелевого миграционного планирования, позволяющего максимально полезно реализовать колоссальный внутренний российский потенциал, т.е. включить в активный миграционный процесс соотечественников, проживающих на постсоветском пространстве, среди которых достаточно много квалифицированных специалистов различного профиля.

Ольга Гороховская: Судя по реакции научного мира на события, которые вот-вот готовы произойти на огромной территории России, т.е. в Сибирском и Дальневосточном регионе, может дальневосточникам и не следует срываться с насиженных мест, а немного подождать, ведь повышенное внимание к этому региону и обещанные значительные государственные вливания, прежде всего, в социальную инфраструктуру довольно многообещающие.

С.А. Липина: Что касается собственных людских ресурсов Дальнего Востока и Восточной Сибири, то складывающийся огромный перепад демографического потенциала с соседними странами АТР не может быть преодолен даже при самом благоприятном раскладе социально-экономического развития этого макрорегиона. Да нам собственно этого и не надо. А негативные тенденции нехватки кадров могут быть преодолены несколькими путями, и все равно, главной будет миграция, которая сможет заровнять демографическую яму Дальневосточного региона. И коль сегодня речь идёт об инновационной индустриализации этой территории, то решить сегодняшнюю проблему методами Столыпина или призывными лозунгами как в СССР, не удастся.
А вот с геополитических и культурно-цивилизационных позиций, а также, как противовес "китайскому фактору", думается, было бы полезным привлечение трудовых мигрантов из трудоизбыточных Среднеазиатских стран и здесь может идти речь и о наших соотечественниках, безработных из других регионов России, в том числе и из Северокавказских республик. Ведь растет же трудовая миграция мужчин молодых и средних возрастов из этих регионов в крупные города Центральной России и нефтегазодобывающие округа тюменского Севера. Конечно, оценить ее объемы пока сложно, тем более, что подавляющее большинство мигрантов трудоустраивается в неформальном секторе экономики. Мое мнение подтверждается экспертами и из Северокавказского региона. Сохраняющийся переизбыток трудовых ресурсов на Северном Кавказе, по мнению доктора экономических наук Руслана Гезиханова, нельзя решить в рамках СКФО. Необходимо проработать механизмы, которые бы сняли напряжение на рынке труда, в том числе путем ежегодного предоставления нетрудоустроенным жителям северокавказских республик разумного количества сезонных и постоянных рабочих мест в других регионах России.
Во время своего визита в Чеченскую республику 19 июня 2012 года, в рамках заседания правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) Д.А. Медведев сказал: "Мы должны качественно изменить ситуацию в СКФО. Сделать жизнь на Северном Кавказе привлекательной и, естественно, безопасной и стабильной. Нам нужно сосредоточиться на решении целого ряда актуальных задач, в том числе на решении проблемы с безработицей, которая остается весьма значительной".

Но избыток свободных рабочих рук на Северном Кавказе и обилие вакансий в Сибири и на Дальнем Востоке не означают легкого трудоустройство безработных Кавказа. Надо помнить, что есть несоответствие квалификаций в спросе и предложении - кроме строителей и нефтяников многим необходимы обучение или даже смена квалификации. И здесь необходимо решить, пойдут ли приглашающие компании на подобные траты с учетом затрат на проживание?

Ольга Гороховская: Вы уже много раз говорили о том, как могут быть преодолены негативные тенденции в социально-экономическом развитии Северного Кавказа. Однако и сегодня в республиках Северного Кавказа сохраняется достаточно нестабильная ситуация. В чем, на Ваш взгляд, основная причина тех проблем, с которыми сталкивается Москва на Кавказе?

С.А. Липина: Еще раз повторю - негативные тенденции в социально-экономическом развитии Северного Кавказа могут быть преодолены только в том случае, если качество жизни в регионе будет отвечать требованиям, вытекающим из специфики региона.

Конечно, шанс на развитие туристического кластера на который делаются все ставки, есть, и в результате пользу некоторые жители дотационных республик получат. Но, надо развивать не только смежные отрасли экономики, которые в будущем будут работать на туризм. Здесь надо твердо уяснить, что от этого не будет всеобъемлющего экономического подъема. Да, какая-то часть населения будет здесь занята. Но по самым скромным оценкам Северокавказских экспертов количество безработных в СКФО к 2015 году может превысить 400 тыс. человек, их не займешь в туристском комплексе. Не следует забывать, что в жизнь вступает все большее количество молодых людей, ведь население здесь очень молодое. А возможности по обеспечению занятости в регионе на сегодняшний день всё также существенно ограничены. В результате, внутренняя нестабильность, ускоренный демографический рост на фоне влияния особенной, присущей только Кавказу ментальности, местных специфических культур и образа жизни, утрата социальной ориентации при повышении значимости этнических связей усиливает этнополитическую борьбу внутри связующего звена в эстафете поколений. И чтобы справиться с проблемой избытка трудовых ресурсов СКФО, необходимо развитие инфраструктуры для экономической занятости населения, ориентированной: во-первых, на предлагаемый рынок рабочей силы; во-вторых, продуманные и просчитанные меры в области миграции, где возвращение к практике "вахтовой занятости" на основе договоров и обязательств сторон, решат некоторые острые вопросы. Однако сейчас, как никогда, необходима государственная воля для преодоления стереотипов "простых и эффективных решений" северокавказских проблем. Во всяком случае, силовой вариант уже показал свою бесперспективность. Пришла пора миротворческих и созидательных вариантов стабилизации жизни в регионе. И началом, стартом бурного развития Юга России, как я много раз уже повторяла, должно стать опережающее развитие ключевых инфраструктурных отраслей: транспорта и топливно-энергетического комплекса, которые являются стратегическими ориентирами развития "точек роста" и потенциальных кластеров в регионе. Особо важен сегодня и вопрос реализации агропромышленной интеграции, которая бы обеспечила сбалансированную в организованном, экономическом и технологическом отношении деятельность хозяйственных систем, объединяющих производство и переработку сельхозпродукции. Речь идет об экологически чистых продуктах питания, прежде всего. Все эти меры позволят решить многие вопросы регулирования рынка труда и привлечь к реализации своего научного потенциала, как те уникальные научные кадры, которые остались ещё в республиках, и молодежь, которая, по моему твердому убеждению, уже сможет продемонстрировать свой талант, найти единомышленников и должна получить общественную и государственную поддержку.

Viperson
ulduz.su

Док. 653079
Перв. публик.: 09.08.12
Последн. ред.: 19.06.13
Число обращений: 0

  • Медведев Дмитрий Анатольевич
  • Путин Владимир Владимирович
  • Липина Светлана Артуровна
  • Публицистика

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``