Пушков объяснил опасения из-за восстановления России в ПАСЕ
Глава пятая. Блеф Назад
Глава пятая. Блеф
В этом матче мы должны были разгромить марокканцев в пух и прах, но эти черти так ловко водили нас за нос, что в итоге выиграли - 0:0
Питер Шилтон

Он решил провести здесь ночь. Будь что будет, не колышет. Хозяйка квартиры явится только завтра утром. А сегодня, между прочим, немцы играют с югославами, такой матч никак нельзя прозявкать. Где, кстати, телевизор?

Дмитрий Емельянович встал, прошел в другую комнату и уселся там в другое кресло, стоящее напротив огромного телевизора, объединенного с видеомагнитофоном. Им овладело расслабление. Даже если Людвиг и Жендос явятся сюда искать его, вряд ли они смогут взломать дверь. Эта квартира - как крепость. Не случайно же они придумали этот троянский холодильник.

Сравнение с историей хитроумного захвата Трои позабавило Дмитрия Емельяновича, и он сказал коту:

- Нет ничего нового под солнцем.

Кот, снова взявшийся следить за пришельцем, сожмурился, соглашаясь с этой мудростью,

- Ты давно ел, приятель? - спросил его Выкрутасов. - Небось тебя сплошным китикетом замучали. Я слышал, тут целых три холодильника. Не картины же она в них держит, правда?

Он смелел на глазах. Как у себя дома, отправился шуровать по холодильникам. Все три обитали в огромной кухне. Ворвавшись в первый, Дмитрий Емельянович обнаружил там изобилие всякой всячины. Кот мгновенно из сурового стража превратился в самого закадычного приятеля. Он вился у ног Выкрутасова и мурлыкал, во всеуслышанье объявляя об окончании войны:
    
    

- М-мир, м-м-мир, мир-мир.

- Точно, что тебя закитикетили! - рассмеялся Дмитрий Емельянович весело, извлекая из холодильника ветчину, паштет, свиные колбасы и прочую снедь. В другом холодильнике им были найдены всевозможные сорта пива и сухих вин. Несколько растерявшись перед таким изобилием, Выкрутасов остановился на большой бутыли белого французского вина. Вообще-то он не любил разнообразия, когда стоишь и не знаешь, что выбрать, настолько всего много, глаза разбегаются. Но тут он даже похвалил:

- Классная у тебя, кот, хозяйка!

И он уселся пировать, побрасывая котофею разные лакомые кусочки, которые тот съедал с видом существа, давно ожидавшего льгот и наконец-то их дождавшегося. Сам же Выкрутасов наелся довольно быстро. Вино приятно растекалось по телу, сначала создавая внутри столб холода, а потом швыряя в руки и ноги ласковое тепло Франции.

- Хорошо! - воскликнул Дмитрий Емельянович, сделав восхождение на вершину блаженства.

Отвратительная трель, долетевшая из кармана шорт, свергла его с этой вершины. Он вытащил телефон и, немного поразмыслив, решил откликнуться:

- Слушаю.

- Ну ты, "Электролюкс" драный, - раздался мерзкий голос Людвига. - Ты не думай, что мы тебя не отыщем. Выкрутасов Дмитрий Емелевич, пятьдесят восьмого рождения, город Смоленск. Пожалеешь, что паспорт Маришке показал. Короче, мы тебя ставим на счетчик. Сейчас ты должен нам тыщу баксов. Завтра будешь должен две, послезавтра - три. И так каждый день будет прибавляться по штуке. Понял? Так что советую принести прямо сейчас, Мариша говорит, у тебя есть.

- Есть, да не про вашу честь. - смело отвечал Дмитрий Емельянович. Он обиделся, что его назвали Емелевичем.

- Ну и дурак, - злобно усмехнулся Людвиг. - Боишься к нам на квартиру являться, я могу приехать к тебе, куда прикажешь. Ты где сейчас?

Выкрутасов малость поразмыслил и хитро ответил:

- В метро еду.

- Где именно?

- По кольцу. Подъезжаю к "Парку культуры".

- Хорошо. Выходи на "Парке" и там стой у входа. Я сейчас подъеду. Договорились?

- Чорт с вами.

Положив телефон на стол. Дмитрий Емельянович злорадно рассмеялся, представив себе, как Людвиг приедет к вестибюлю метро "Парк культуры" и будет там искать его, раздражаясь. И хорошо, что Марина неправильно запомнила город, где он родился, Смоленск вместо Светлоярска. Возможно, это ему будет на руку. Он встал и, разминаясь, прошелся по комнатам. Наконец, сосчитал их - пять. Это в тот раз с перепугу ему померещилось чуть ли не двадцать. Он остановился перед злополучным черным кругом, в который плотоядно впились красные зубья треугольника. Он почувствовал нечто очень недоброе, исходящее от этой картины, и поспешил перейти в другую комнату. На кухне снова затрезвонил телефон Людвига.

- Выкрутасов! Ты уже на "Парке"?

- Поднимаюсь по эскалатору.

- Погоди. Ответь, ты когда уходил от нашей пациентки, дверь захлопнул?

- Разумеется.

- Точно?

- Как пить дать.

- Хорошо. Я еду к тебе. Никуда не уходи. Жди меня.

Дмитрий Емельянович допил бутылку вина, и его стало клонить в сон. Он вспомнил про тайну Льва Яшина, но решил все же сначала малость поспать, а уж потом сесть за изложение. В спальне у Тамары Ромодановской стояла широченная кровать, готовая вобрать в свое лоно уставшего человека, стоило только снять покрывало. Раздеваясь, Дмитрий Емельянович вообразил, какое лицо будет у хозяйки дома, если она вдруг нагрянет раньше времени и застанет в своей постели незнакомого мужчину. Забравшись под одеяло, Выкрутасов сладко потянулся и широко зевнул. Телефон Людвига он положил рядом. Кот устроился у него в ногах, тракторно рокоча. Тотчас Дмитрий Евгеньевич очутился с фотоаппаратом у самой кромки футбольного поля. Наши подавали угловой в игре с бразильцами... Но тут снова прозвучала отвратительная трель. Проснувшись, Выкрутасов схватил телефон.

-Ты где, гнида? - рявкнул в телефоне злой голос Людвига.

- Извини, брат, я передумал. - спросонья пробормотал Дмитрий Емельянович. - Решил поехать на родину, в Смоленск. Стою сейчас на Белорусском вокзале, в кассах дальнего следования. Подъезжай сюда. Жду.

- Ну смотри же, с-с-сука!

Выкрутасов снова погрузился в сон. На этот раз ему зачем-то снился ярко-желтый носорог. Когда телефон в очередной раз затрезвонил и Дмитрий Емельянович взял его, Людвиг рявкнул:

- Ну и?..

- А, это опять ты. Извини, поезд срочно отходил, я не мог больше ждать. Сейчас еду в поезде. Если тебе очень нужны эти деньги, приезжай ко мне в Смоленск. Улица Ленина, дом тринадцать, квартира тоже тринадцать. Пока!

- Я приеду, ты не думай! Я приеду, но ты готовь уже не штуку баксов, а десять тысяч. Понял?
    
    

- Хоть двадцать. Чао!

После этого разговора спать почему-то больше не захотелось. Зевая, он встал, оделся и заскучал. Хорошо было бы и впрямь поехать, но не в Смоленск, а в Светлоярск - к отцу и матери. Там предложить тайну Льва Яшина местной команде... Но нет. Начинать надо сразу со сборной, как только выберут нового тренера. С Игнатьевым, само собой, каши не сваришь. Да и вообще, тренером мог бы стать и сам Выкрутасов. Может быть, поехать прямо к Колоскову?

Часы показывали четыре. Ни есть, ни пить не хотелось. Надо было садиться за работу. Он отправился в ту комнату, где стоял письменный стол, разложил там бумагу, сел, сосредоточился с карандашом в руке, медленно придумался подзаголовок, но едва он коснулся карандашом бумаги, как услышал звуки дверного замка. Тотчас вскочил, как ошпаренный, заметался. Неужели она вернулась?! Что же делать?!

Но это была явно не хозяйка квартиры. Кто-то дергал ручки двери нервно и бестолково. Тихонько подкравшись к двери, Выкрутасов прислушался и услышал злой голос Жендоса:

- Бесполезняк! Сволочь, он и впрямь захлопнул дверь.

- Мальчики, вы должны найти его и разрезать на кусочки, - прозвучало сказанное Мариной. Той самой Мариной, которую он еще недавно так любил и желал.

Затем шаги удалились. Дмитрий Емельянович облегченно вздохнул и вернулся за письменный стол. Снова минут десять сосредоточивался, снова поднес карандаш к бумаге и снова его отвлекли. Опять курлыкал телефон Людвига.

- Ну что еще? - спросил Выкрутасов сердито. - Я уже Можайск проехал.

- Ты у меня за Можай поедешь! Советую вернуться, не то мы схватим твою жену.

Он чуть было не засмеялся, мол, хватайте сколько угодно, но тотчас схитрил:

- О нет! Не трогайте этого ангела! Я ушел от нее потому, что был недостоин. Если хоть один волос коснется... то есть упадет с ее головы, я ни перед чем не остановлюсь, так и знайте!

- Возвращайся, и мы не тронем ее.

- Хорошо, хорошо. Ждите меня вечером в доме у Марины.

- Ладно. Так и быть. Если ты вечером явишься, мы возьмем с тебя только две тыщи гринов. Действуй.

Некоторое время Дмитрий Емельянович ходил по комнатам и ликовал, приплясывая. В воображении его вставали ярчайшие картины. Вот они являются в квартиру на Петровском бульваре. Не исключено, что еще сегодня поздним вечером. А там еще не закончился пир по поводу дня рождения Гориллыча. И как эти гады, Жендос и Людвиг, сцепятся с другими гадами - Лжедимитрием и его друганами. Еще перебьют друг друга до смерти! Вот будет потеха. За это стоит выпить.

http://sp.voskres.ru/prose/segen1.htm

viperson.ru

Док. 648611
Перв. публик.: 27.03.00
Последн. ред.: 27.03.12
Число обращений: 0

  • Александр Сегень. Русский ураган

  • Разработчик Copyright © 2004-2019, Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``