Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Проблема защиты национальных интересов и модернизации в условиях глобализации не может быть понято без возвращения в политическую жизнь понятия `нация`, которое было исключено в России...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Проблема защиты национальных интересов и модернизации в условиях глобализации не может быть понято без возвращения в политическую жизнь понятия `нация`, которое было исключено в России...
Нация, национализм, национальная и международная безопасность России

Русский писатель начинается
с преодоления русской дремучести.
С понимания что Россия - это
не весь Божий мир, а лишь
маленькая его часть[1].

М. Шишкин,
писатель


... особое внимание должно уделяться
русской культуре. Это основа, это костяк
развития всей нашей многонациональной
культуры. Это нормально, и об этом
должно быть не стыдно говорить[2].

Д. Медведев


Проблема защиты национальных интересов и модернизации в условиях глобализации не может быть понято без возвращения в политическую жизнь понятия "нация", которое было исключено, даже изгнано за последние десятилетия и табуировано до сих пор в России. Между тем это классическое понятие, возникшее в Европе в обществе модерна. Вот как его описывает профессор МГИМО(У) М.О. Мнацаканян: "Если попытаться обобщено выразить то общее, что присуще западному пониманию нации и национализма, то картина получается интересная и простая для понимания: нация и национализм феномены, возникающие впервые в Европе в процессе становления общества модерна, т.е. рационального капитализма (подч. Авт.). При этом каждый автор "выделял какую-то грань" общей проблемы"[3].

2010-2011 годы стали знаковыми для процесса национальной идентификации. И не потому, что каждая партия пыталась использовать "русский вопрос" в качестве одной из избирательных технологий в политическом цикле выборов 2010-2012 годов[4], а потому, что объективно наступило время для ускорения процесса осознания национальных интересов и защиты национальных ценностей. Как справедливо заметил М. Делягин, "... важным фактором, толкающим глобальные финансовые сети западной цивилизации к стратегической поддержке людоедства против гуманизации, представляется погружение развитой части человечества в глубокий моральный кризис, а точнее - его освобождение от пут традиционной морали, его последовательное и уверенное расчеловечивание"[5]. Примечателен в этой связи пример, поданный в декабре 2011 года Б. Обамой, который выпустил директиву, "объявляющую борьбу за права сексуальных меньшинств за рубежом приоритетом американской внешней политики"[6].

В этой связи, на мой взгляд, важными становятся два факта, которые хорошо иллюстрируют международную обстановку в 2011 году.

Во-первых, "арабская весна", которая стала продолжением "бархатных" и "оранжевых революций", а по сути - смены политических режимов и уничтожением их лидеров - от убийства Чаушеску, Наджибуллы, Хусейна, Милошевича, Кадафи до угроз в адрес других "тоталитарных режимов".

Во-вторых, действия властей Пекина, которые в октябре 2011 года взяли под контроль телевидение и интернет с целью "сохранения социалистических ценностей"[7].

А, в-третьих, демонстративные действия властей Таджикистана, которые задержали на несколько месяцев и осудила российского летчика осенью 2011 года. И это при том, что Таджикистан является не только союзником России по ОДКБ, но и по неофициальным данным получает от трудовых мигрантов в России ежегодно 5-6 млрд. долл.![8] Цифра - фантастическая, которая свидетельствовала бы о глубокой зависимости любой страны, но, как оказалось, не очень-то соотносилась с Россией.

Это явления одного порядка. Как, впрочем, и "евразийская" статья В. Путина[9], которая может быть новой внешнеполитической стратегией России. Как свидетельствуют обозреватели, она "... ориентирует на создание наднационального объединения, которое должно стать одним из полюсов современного мира"[10].

Таким образом осенью 2011 года можно констатировать провал многолетней политики "вестернизации" России, с одной стороны, и попытку взять на себя инициативу в создании самостоятельного мирового центра силы, - с другой. Со всеми вытекающими из этого проблемами национальной идентификации, коррекции внешнеполитического курса и отношению к "экзогенной" модернизации.

События на Манежной площади в Москве в декабре 2010 года, а затем и в декабре 2011 года высветили давно назревшую, но сознательно игнорировавшуюся властью проблему самоидентификации русской нации. Действительно, после развала СССР его преемник, Россия, оказалась не только в искусственно ограниченном пространстве, потеряв десятки миллионов своих граждан, но и без ясного представления о своей национальной идентичности. Термин "русский" не то, чтобы был запрещен, но его всячески пытались заменить термином "российский". И последние 20 лет показали, что попытки эти были в общем-то безуспешными. Как писал в июле 2011 года израильский публицист А. Эскин, "речь идет об опаснейшей энтропии в той сфере минимального национального самосознания, которое необходимо для сохранения суверенитета и выживания"[11].

Хуже того, начавшаяся еще во времена СССР волна национализма - от Прибалтики до Средней Азии, - затронула все нации, но больше всех сказалась на отношении к русским. И когда сегодня рассуждают о политкорректности и толерантности хочется спросить: почему эти термины не предполагают изначально их применения по отношению именно к русской нации? Почему, например, министр МВД Р. Нургалиев рассматривает социальный и национальный протест как экстремизм?

Другой, конституционно-правовой вопрос, предполагает изначальное равенство всех национальностей в одном государстве. Но он отнюдь не предполагает, что представители некоторых наций, формально не отрицая этой нормы, в жизни, практически ее игнорируют. Руководствуются своими нормами и правилами. Ведь был же геноцид по отношению к русским в Средней Азии и на Северном Кавказе, Латвии и даже на Украине, Их не только изгоняли грабили, насиловали, но и убивали. И очень редко под сомнение ставился принцип равенства нации в нашей федерации.

Другими словами есть правовая норма (против которой никто, или почти никто, не выступает, но которую любят защищать политики и публицисты), а есть реальная практика повседневной жизни, которая радикально отличается от этой нормы. Так, вот русские выступают не против нормы, а против политической практики. Например, странным кажется упорное игнорирование властью гуманитарных наук, которые лежат в основе национальной самоидентификации. Например, археологии. Как признает главный археолог Москвы Л. Кондрашов, "Сегодня, наверное, можно говорить о некоторой стержневой растерянности: нужна ли археология, нужна ли она в прежних формах. Раньше было понятно - надо было доказать свое политическое и культурное превосходство. Это финансировалось, и археологи чувствовали свою нужность. Известных историков, археологов знали даже неспециалисты. Сегодня серьезные исследования отступают на второй план, а на первом - полуфантастические истории..."[12]

В этой связи важно четко обозначить взаимосвязь между понятиями "национальные интересы" и "национализмом".

Если национализм - политика и идеология, - то следует допустить, что эта политика и идеология, отражающие национальные интересы и ценности. Что может быть показано на следующем рисунке.



Существуют, как известно, и другие интересы, более низкого уровня - социальные (классовые), групповые, личные[13].

При этом "национализм интересов", конечно же, не равнозначен этническому, либо какому-либо другому национализму. Национализм "национальных интересов" близок к национализму политическому, но не тождественен ему. Далеко не всегда государственные интересы, как известно, совпадают с национальными. Иногда они прямо противоречат им, когда правящая элита проводит антинациональную политику[14].

Национализм "национальных интересов" практически тождественен культурному национализму, ибо национальные интересы и ценности лежат в основе любой политики. Как справедливо заметила Е.Ямпольская, "Не случись в декабре "Манежки", не заговорили бы разом и повсеместно о том, что одними подразумевалось по умолчанию, другими забылось как анахронизм. А именно: в России наличествуют государствообразующая нация и доминирующая культура (обе - русские) и основная религиозная конфессия (православие)[15].

В 2011 году дискуссия о русской нации и ее национальных интересах резко обострилась. На повестку дня "политического сезона" 2011-2012 годов был поставлен "русский вопрос" и национальные интересы страны. При этом элита разделилась в оценке роли Д. Медведева и В. Путина. Так, К. Затулин, например, писал летом 2011 года: "Роль Путина в том, чтобы вернуться к национальным интересам, была очень велика. Что касается президента Медведева, в последнее время, на мой взгляд, он допускает ошибки именно в сфере внешней политики, которые в чем-то напоминают ошибки 90-х годов. Из желания одобрения в кругу "Большой восьмерки" он очень часто в последнее время принимает решения, которые потом оборачиваются очень серьезными сомнениями. Я имею в виду и сегодняшнее поведение России в отношении ливийского кризиса, когда на первых этапах этого кризиса были приняты, на мой взгляд, поспешные, неглубокие решения, которые на самом деле больше вдохновлялись картинками с CNN, чем реальным просчетом последствий. Сейчас делаются попытки это исправить, весь вопрос в том, насколько это возможно и не поздно ли"[16].

Не случайно, что в этот период произошла не только активизация деятельности "Единой России" и созданного Объединенного народного фронта (ОНФ), но и Центра социально-консервативной политики и специально созданного Института социально-политических и экономических исследований (ИСПЭИ) под руководством сенатора Н.В. Федорова, а позже - "идеологического центра" социального консерватизма под руководством Ю.Е. Шувалова.

Это, конечно, многое объясняет, но и ко многому обязывает. Начинается период идентификации - прежде всего самоидентификации - русскости. Какие они, эти русские? Какие мы? (подч. - А.П.)"[17]. И эта самоидентификация не может быть завершена без идеологии и политической практики культурного национализма. Как, впрочем, и модернизация. Н. Козин по этому поводу справедливо заметил, что "Элита, как правило, запаздывает с осуществлением модернизации, и это особая проблема, требующая специальных исследовательских усилий. Но когда к ней приступает, то в условиях исторического цейтнота осуществляет модернизацию самыми затратными и безжалостными методами, никак не считаясь с жизнями и жизненными интересами населения. А она потому и не считается, что явно слаба сознанием своей национальной сущности - не является подлинно национальной элитой. Она начинает позиционировать себя не как национальная элита, зависимая от своей истории, культуры, духовности, а только от догматики новых "передовых учений", которые самым безжалостным образом противопоставляются национальной почве и национальному большинству населения"[18].

Реакция власти и СМИ на эти события вначале была не адекватна. Сначала всех участников обвинили в национализме и хулиганстве, а некоторых - даже в фашизме. Затем, спохватившись, стали усиленно обсуждать эту проблему, поручив эту тонкую и серьезную тему штатным журналистам и политикам, которые, всячески изворачиваясь, стремились уйти от существа вопроса. Либо, как В. Жириновский, перевести ее в ругань. Не случайна в этой связи и острая реакция северокавказских республик, в частности, парламента ЧР, потребовшего запретить ЛДПР.

Складывается впечатление, что участники дискуссии просто не понимали существа проблемы. Все их аргументы в лучшем случае вызывали усмешку или непонимание, настолько далеки они были от реальной жизни. Лучше всего ситуацию обрисовал обозреватель "Российской газеты" В. Выжутович: "А случилось вот что: на площадь вышли молодые жители городских окраин, обозленные на жизнь, где нет справедливости. Не видящие для себя никаких шансов подняться с социального дна. Отвергающие такое мироустройство, при котором "кто был никем", тот "никем" и останется. И не умеющие найти иную причину своего беспросветного существования, кроме всегдашней, универсальной - засилье инородцев, которые "понаехали тут""[19].

При этом опять испуганно заговорили о ксенофобии и толерантности, забывая, что нигде в мире так не проявилась ксенофобия в последние годы, как в самых толерантных странах - Швейцарии, Дании, Франции, даже Голландии.

Не может не настораживать и политика США и НАТО. Как показали события последних лет в Афганистане, Ираке, Тунисе, Египте, Ливии, да и в других странах, они не просто жестко, но беспощадно расправляются со своими политическими противниками. Выступая на "Радио Свобода" в октябре 2011 года, я выстроил логическую цепочку от уничтожения Чаушеску, Наджибуллы, Милошевича, Хусейна и Кадафи до возможных политических жертв в будущем. Как справедливо заметил Д. Аграновский, "... США очень похожи на Древний Рим. Несмотря на все свои технологические достижения, это жестокая, мстительная и примитивная по меркам современного гуманизма цивилизация. С предельно конкретным, торгашеским мышлением"[20].

Суть же проблемы в другом, а именно: в течение многих лет на эту проблему было наложено фактически табу. Любое ее обсуждение немедленно вызывало политические и медийные репрессии, а люди, пытавшиеся ее поставить, клеймились, как минимум, как ксенофобы, а то и фашисты. А между тем существует явная связь между нашей историей, нашими предками и нами, сегодняшними. Как справедливо пишет писатель (татарин и мусульманин) Р.Н. Бикбаев, "Отступать некуда" - сказали их деды и прадеды под Москвой осенью и зимой 1941 года. "Отступать некуда" - сказали их деды и прадеды под Сталинградом страшной осенью и зимой 1942 года. "Отступать некуда!" - сказал себе каждый солдат когда решался вопрос быть или не быть этой стране и этому народу. Тогда по нашей земле уверенно, в полном убеждении в своей победе шла нацистская армия. Они тоже считали русский народ быдлом и рабочим скотом. И русские отступали, где-то с боями, где-то просто бежали. Бежали до тех пор пока каждый не сказал себе: Отступать некуда. А в мае 1945 деды и прадеды, тех, кто в декабре 2010 года осмелился возвысить свой голос против геноцида русского народа, подняли знамена над Рейхстагом. И этих людей плоть от плоти победителей германского нацизма называют фашистами?"[21]

Уйти от признания русскости не удается. Как бы ни изворачивались политики и публицисты. Эту тему придется обсуждать, думать о ней, а, главное, делать выводы из политики элиты за последние десятилетия. Как опять же справедливо заметила Е.Ямпольская, "Отменить пятый пункт в паспорте можно, сказки, которые рассказывала перед сном бабушка, нет"[22].

Проблема национальной самоидентификации является ключевой для любой нации, ибо именно в этом процессе формируется базовая система ценностей и национальные, в том числе внешнеполитические, интересы, без адекватного понимания которых национальной элитой невозможна никакая национальная стратегия - ни Стратегия национальной безопасности до 2020 года, ни Концепция внешней политики, ни, тем более, Стратегия социально-экономического развития "до 2020 года", либо любая иная "национальная" стратегия. Вот и сейчас, "корректируя" Стратегию социально-экономического развития, ее авторам, экспертам и консультантам неизбежно придется начинать с формулирования четких национальных интересов, их формализации в целях, задачах, наконец, в определении их приоритетности (на всёх денег не хватит) и предельно четком подсчете ресурсов. Ресурсов, опять же, национальных потому, что рассчитывать в очередной раз на внешнюю помощь, инвестиции и т.п. всерьез не приходится. Опыт уже есть.

К сожалению, понимания того, что главным приоритетом, базовым интересом является развитие нации, ее НЧК, в правящей российской элите нет. Это подтверждает в том числе и выступление президента Д. Медведева в сентябре 2011 года на съезде "Единой России", где он, сказал, что среди важнейших политических целей является "... самостоятельная, разумная внешняя политика, преследующая в конечном счете только одну цель: повышение благосостояния наших людей и гарантии их безопасности"[23].

Но "благополучный" гражданин, живший "в безопасности" это еще не личность. Тем более сумма таких "благополучных" - не нация. Реальное благополучие в XXI веке это возможность творчества, а - реальная безопасность - развитие нации.

Представляется, что многие наши неудача последних десятилетий объясняются тем, что наша элита не смогла (или не захотела) адекватно оценить объективные национальные интересы, сформулировать четкие и правильные цели, распределить необходимые для этого ресурсы. Да и сама элита, мягко говоря, не была ни нравственной, ни профессиональной, ни национально ориентированной. Может быть в этом все дело?

Взаимосвязь и взаимозависимость всех этих элементов, как на простой модели, можно выразить на рисунке[24].



Из этого рисунка видно, что представления элиты должны себя ясно идентифицировать, т.е. они могут как выражать национальные интересы (с разной степенью адекватности), так и не отражать их. Да и сама элита может быть национально ориентированной, либо нет: она может, отражать групповые, либо личные интересы. Эти представления элиты (т.е. идеология) и её политическая практика могут быть национально ориентированными, либо антинациональными. Могут отражать национальные интересы (безопасности, экономические, социальные и пр.), либо отражать чьи-то иные интересы, - других стран, групп, наконец, личные.

Важно подчеркнуть, что борьба за идентичностью в современном мире это отнюдь не только борьба за сохранение, но и навязывание в грубой или мягкой форме своей системы ценностей. Как справедливо заметил А. Малашенко, ""Идентичность" - слово женского рода, но с мужским характером. Она определяется двумя буквами - "мы" или просто одной - "я". Для расшифровки этих местоимений требуются два глагола - "защитить" (также - "сохранить", "спасти") и "утвердить" (также - "навязать", "распространить")"[25].

При этом он безусловно прав, говоря, что "идентичность политизирована". "Фактор идентичности различим в подавляющем большинстве серьезных конфликтов. Борьба за свою и против чужой идентичности делает конфликты более острыми и длительными.

Для идентичности органичны радикальные формы выражения. Здесь и лезгинка на площади города с иной, "нелезгинской" культурой, и христианизация мусульман-мигрантов, и уверенность, что когда-нибудь обязательно весь мир примет ислам, и многое другое"[26].

Основной национальный интерес последних десятилетий это развитие национального человеческого капитала, что выражается в динамике роста численности населения, его доходов, продолжительности жизни, продолжительности образования, науке, духовности, творчестве. Причем эта динамика измеряется довольно точно, вплоть до тысячных долей, специальным индексом развития человеческого потенциала (ИРЧП), который публикуется ежегодно вот уже 20 лет. Другими словами, во всех развитых странах мира давно уже осознали, каковы их национальные интересы и цели развития[27]. По сути дела о эффективности власти и элиты можно сузить по количественным характеристикам, а не "по валу", измеряемому объемом ВВП.

Так вот, показателем ИРЧП равным 0,719 Российская Федерация в Докладе о развитие человека 2010 заняла 65 место, войдя в группу стран с высоким уровнем развития ИРЧП, и находится где-то между Албанией сверху и Казахстаном снизу. В лидирующую пятерку по уровню развития ИРЧП попали: Норвегия, Австралия, Новая Зеландия, США, Ирландия с показателями равными соответственно: 0,938; 0,937; 0,907; 0,902; 0,895.

За весь период исследования показатель ИРЧП РФ (данные за 1990-2010 гг.) в среднем рос на 0,19% в год и смог достичь уровня 1990 г. только в 2005 г. Наибольшими темпами индекс рос во второй пятилетке двухтысячных годов, когда темпы его роста приблизились к темпам прироста наиболее быстро развивающихся стран (за период с 2005-2010 гг. индекс РФ переместился на три строки вверх, а среднегодовой прирост 2000-2010 гг. - 0,82%)[28]. Но и тогда он не достиг уровня ведущие государств.

Из этого можно сделать простые выводы:

Первое. Россия по своему развитию реально находится на 65-м месте в мире, уступая Албании и не намного опережая Казахстан. Подчеркну, что это ее реальное место и никакие разговоры о "вхождении в пятерку ведущих стран мира к 2025 году" это не меняют. Потому, что уровень развития нации измеряется не объемом продаж ресурсов, а уровнем развития человека, точнее, - уровнем национального развития (в противоположность уровню развития экспорта углеводородов).

Второе. Россия только к 2005 году вернулась по ИРЧП к уровню 1990 года, а затем чуть-чуть "подросла", не изменив качественно своего показателя национального развития. Это означает, что уровень управления страной в 1990-2005 годы был абсолютно неприемлемым, либо страной управляли люди, которые не отражали национальных интересов страны. Тогда чьи интересы они выражали? Зарубежных стран, групповые, личные?

Третье. После 2005 года ситуация несколько изменилась в лучшую сторону. Наверное, в этом заслуга тех социальных программ, прежде всего приоритетных национальных проектов, которые были выдвинуты В. Путиным и Д. Медведевым. Но и здесь вряд ли можно говорить о политике национальных интересов, ведь мы катастрофически отставали от темпов развития не только самых передовых государств, но и весьма средних стран по уровню развития.

Другими словами, можно говорить - хотят это признать некоторые или нет - о том, что в целом политика элиты противоречила национальным интересам, т.е. была антинациональной. Или, продолжая логику, идеология и политическая практика были не националистическими. Что полностью соответствует действительности. З. Бжезинский пишет по этому поводу: "... позиция, занятая Западом, ... ободрила постсоветских "прозападников" ... Она усилила его проамериканские настроения и соблазнила членов этого истеблишмента"[29].

То же самое в полной мере можно отнести и к использованию элитой национальных ресурсов. Национальная элита может и обязана распределять национальные ресурсы, а также увеличивать их. Что же происходило в последние годы? С уверенностью, опираясь хоть на какую-то статистику, можно говорить о том, что национальные ресурсы разбазаривались и разворовывались:

Демографические ресурсы характеризуются падением с 1992 года по 2010 год в 4-5 млн человек (ожидается, правда, что по окончательным итогам за 2010 год впервые будет зафиксирован не отрицательный, а нулевой баланс).

Профессиональная иммиграция, т.е. отъезд наиболее профессиональных, творческих личностей, составляла от 100-150 тыс человек в 90-ые годы до 60-100 тыс в последние годы.

Государственная собственность в результате приватизации в значительной степени стала принадлежать зарубежным гражданам.

Продолжительность образования неуклонно сокращалась и, вероятно, будет сокращаться в соответствии с политикой Минобрнауки.

Вывоз капитала за рубеж трудно поддается оценке, но составляет триллионы долларов. Причем в последние два года десятки миллиардов долларов, вывезенных за рубеж, принадлежат уже не финансовым спекулянтам и олигархам, но среднему классу.

Надо добавить, что у России отнюдь не неисчерпаемые природные запасы, экспорт которых в последние годы обеспечивал смягчение негативных последствий. И они стремительно сокращались в отличие, например, от американских, которые были законсервированы. Что видно на примере места России по уровню запасов нефти.

Мировые запасы нефти[30]



Сегодня для модернизации, как известно, нужны ресурсы. Эта проблема, как правило, сводится к перераспределению бюджетных средств. Конечно, это очень важно, в особенности, правильное определение приоритетов: на все цели денег явно не хватит, нужна концентрация на ключевых, наверное, нескольких направлениях. Чего, к сожалению, не происходит. И что видно хорошо на примере военных бюджетов России и других стран 2010-2011 годов[31].





Но проблема ресурсов также заключается и в том, чтобы использовать огромный творческий и патриотический национальный потенциал, который сегодня очевидно не используется. Более того, игнорируется. Нация, перед которой поставлены великие цели, способна на очень многое. И, конечно, на успешную модернизацию. Важно только, чтобы такая общенациональная цель была сформулирована. И не абстрактно-технократически, а политико-идеологически. В интересах нации, а не отдельных групп. И такой целью может быть развитие национального человеческого потенциала. Подчеркну, - национального, а не чего-то. Сегодня это - ключевой вопрос политики модернизации.

Национальная элита, как это уже существует в других развитых странах, ориентируется прежде всего на развитие национального человеческого капитала (НЧК), составляющего в России более 50% национального богатства страны (его ресурсов). Достаточно посмотреть Стратегию национальной безопасности США, принятую в мае 2010 года[32].

В этой связи необходимо договориться о терминах. Например, о том, что мы понимаем под национальной безопасностью. И здесь очевидная разница между тем, что мы говорим, например, в Стратегии национальной безопасности до 2020 года (где речь идет о государственной безопасности) и реальностью. Национальная безопасность - такое состояние внешней среды и нации, когда угрозы - внешние и внутренние - сведены к минимуму, а создаваемые условия благоприятствуют развитию нации, прежде всего ее НЧП. Именно нации, а не государства.

В другом свете представляется и международная безопасность - как производное от состояния национальной безопасности большинства стран, закрепленное международно-правовыми нормами, а не кипа соглашений и договоров.

Важно также договориться о том, что мы понимаем под терминами "нация", "национализм", "национальные интересы", а, как следствие, - национальная и международная безопасность.

Итак, термин "нация", на мой взгляд, - вполне объективная реальность, имеющая глубокий смысл. Это - народ, обладающий языковой, культурной, исторической, социально-экономической и духовной общностью. Только нация имеет общую историю, общее настоящее и - что немаловажно - общее будущее. Нация, как правило, обладает и единой политической общностью, которая в международном праве и международных отношениях является синонимом государства. Общее будущее - это, чего сегодня нам не хватает. Какое общее будущее может быть у парня с рабочих окраин и 200 тысяч русских, проживающих в Лондоне?

При этом нация может быть полиэтничной (многонародной, как русская) или моноэтничной. Подчеркну, - русские всегда идентифицировали себя как полиэтничная нация, главными признаками которой являлись: культура, духовность, история, самосознание и общее будущее. В этом смысле понятие "национальность" - значительно уже, чем "нация". В России всегда легко уживались разные национальности, которые вполне гармонично объединялись в единую нацию. Русские, украинцы, белорусы, башкиры, татары и пр. - все эти национальности, как правило, безконфликтно не просто существовали, а тем более терпели друг друга (и в этом их главное отличие от "толерантных" европейцев), но и взаимно интегрировались в единую нацию. Как и в других странах мира, это произошло в новое и новейшее время[33].

Другая особенность русской нации - приверженность сильному государству, которая исторически сложилась из необходимости защиты огромных пространств, не имеющих естественных границ ни на востоке, ни на западе, ни на юге. Из-за этой особенности иногда термины "нация" и "государство", "национальные интересы" и "государственные интересы" выступают как синонимы. Что, конечно же, неверно. Если в международной практике, особенно международном праве, это иногда допустимо, то с точки зрения социально-экономической и политической, конечно же, нет. Государство, как важнейший институт нации, может быть даже враждебно нации, а государственные интересы - противоречить национальным.

Классический пример - политика Л. Троцкого и других большевиков, которые готовы были бросать российскую нацию "в пожар мировой революции". Это происходило тогда, когда классовые (социальные), групповые или личные интересы, которые выдавались за государственные, не соответствовали, либо даже прямо противоречили, национальным. Немало и современных примеров. Особенно горбачевско-ельцинского времени.

Соответственно если объективные национальные интересы (т.е. интересы полиэтничной русской нации) выражает национальная элита, то это отнюдь не означает, что она выражает их адекватно (этнический русский жулик не лучше любого другого). Это - социальная и политическая проблема. Которая, однако, становится уже и национальной, если эта неадекватность выражается представителями не национальной элиты, и чужими элитами. Тем более, когда они сами замкнуты. В сегодняшней России, особенно в ее финансовом центре - Москве, - таких примеров немало. Не секрет ни для кого, что национальные меньшинства контролируют непропорционально большую долю экономической и политической жизни страны. Не случайно глава ОВЦО протоирей Всеволод Чаплин потребовал равноправного и пропорционального представительства русских в предложенном РПЦ Совете народов[34].

В этой связи полезно вернуться к самому понятию "национализм". Национали?зм (фр. nationalisme) - идеология и практическая политика, базовым принципом которых является тезис о ценности нации как высшей формы общественного единства и её первичности в государствообразующем процессе. Отличается многообразием течений, некоторые из которых противоречат друг другу. Как политическое движение, национализм стремится к защите интересов национальной общности в отношениях с государственной властью. Что мы сегодня и наблюдаем. Особенно, когда власть антинациональна и действует в противовес с национальными интересами.

В своей основе национализм проповедует верность и преданность своей нации, политическую независимость и работу на благо собственного народа, объединение национального самосознания для практической защиты условий жизни нации, её территории проживания, экономических ресурсов и духовных ценностей. Он опирается на национальное чувство, которое родственно патриотизму. Эта идеология стремится к объединению различных слоёв общества, невзирая на противоположные классовые интересы. Она оказалась способной обеспечить мобилизацию населения ради общих политических целей в период перехода к капиталистической экономике. И не только. В истории развитых стран мы видим много положительных примеров.

В силу того, что многие современные радикальные движения подчёркивают свою националистическую окраску, национализм часто ассоциируется с этнической, культурной и религиозной нетерпимостью. Такая нетерпимость, безусловно, осуждается сторонниками умеренных течений в национализме.

Русскоязычные СМИ, - справедливо пишут авторы электронной библиотеки, - под "национализмом" часто называют этнонационализм, в особенности его крайние формы (шовинизм, ксенофобия и др.), которые делают акцент на превосходстве одной национальности над остальными. Многие проявления крайнего национализма, включая разжигание межнациональной розни и этническую дискриминацию, относятся к международным правонарушениям[35].

Именно такая ситуация возникла в российских СМИ после событий на Манежной площади в декабре 2010 года, которые поспешили окрестить "проявлением крайнего национализма". Это - неуклюжее проявление бюрократической реакции достаточно быстро сменилось более адекватным поведением власти, которая всерьез задумалась о причинах этого социального явления. Как справедливо заметил А. Караваев, "Нетрудно проследить и логику реагирования власти. Как это обычно случается в бюрократической традиции, на проблему обратили внимание лишь после того, как произошел выплеск. А между тем руководители следственных ведомств докладывали о кризисе. В апреле прошлого года Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ обнародовал данные по количеству убийств на почве национальной нетерпимости: рост со 152 зарегистрированных случаев в 2005 году до 548 в 2009-м. Откуда это насилие? Ответ уже глубоко внедрился в массовое сознание населения и представителей власти. Это стихийная "реакция праворадикалов" на беспредел мигрантов с юга (речь, конечно, как о внутренних - с российского Кавказа, так и о внешних - из государств Центральной Азии и Южного Кавказа)"[36].

Вот почему важно договориться о терминах, ибо больше всего споров идет не о влиянии национализма на вопросы безопасности, как политики и идеологии, а о том, что каждый понимает этот термин по-своему. Более того, использует в своих интересах. Причем как отдельные социальные группы, так и элиты и, что немаловажно, целые государства. Таким образом национализма, как идеология и политическая практика, может быть:

- национализмом нации;

- отдельных социальных групп и отдельных элитных групп;

- правящих элит;

- государств.

Существует несколько разновидностей национализма, суть которого остается прежней - это идеология и политика, трактующие нацию как основу самостоятельного государства. Между тем, по справедливому замечанию А. Дугина, "... национализм и национальная идея - даже в политическом, вполне приемлемом смысле (а я бы сказал, - в культурной - А.П.) - в России так и остались табуированы"[37].

При этом, рассуждая о национализме, мы часто имеем в виду совершенно разные понятия. Так, принято различать:

Гражданский национализм (другие названия: революционно-демократический, политический, западный национализм) утверждает, что легитимность государства определяется активным участием его граждан в процессе принятия политических решений, то есть, степенью, в которой государство представляет "волю нации". При этом принадлежность человека нации определяется на основе добровольного личного выбора и отождествляется с гражданством.

В рамках гражданского национализма выделяют подвиды:

Государственный национализм утверждает, что нацию образуют люди, подчиняющие собственные интересы задачам укрепления и поддержания могущества государства. Он не признаёт независимые интересы и права, связанные с половой, расовой или этнической принадлежностью, поскольку полагает, что подобная автономия нарушает единство государства.

Либеральный национализм делает акцент на либеральных ценностях и утверждает, что существуют общечеловеческие ценности, такие как права человека, по отношению к которым патриотические нравственные категории занимают подчинённое положение.

Этнический национализм (другие названия: этнонационализм, культурно-этнический, органический, романтический, восточный национализм) полагает, что нация является фазой развития этноса и отчасти противопоставляет себя гражданскому национализму. В настоящее время "националистическими" называют, как правило, те движения, которые делают акцент на этнонационализме.

Между тем представляется обоснованным выделить отдельный вид национализма - культурный, который определяет нацию общностью языка, традиций и культуры, а, главное, чувством общности с ее судьбой и будущим. С этой точки зрения легитимность государства исходит из его способности защищать нацию и способствовать развитию её культурной и общественной жизни. Как правило, это означает государственную поддержку культуры и языка этнического большинства, а также поощрение ассимиляции этнических меньшинств для сохранения единообразия нации.

Национализм "малых" народов, их элит, стал одной из основных причин развала СССР. При этом такой этнический национализм сопровождался открытой русофобией, а, нередко, и прямым геноцидом русских. И это сегодня хорошо помнят русские. Особенно изгнанные из Средней Азии и Закавказья.

Свое отношение к нации Д. Медведев высказал на встрече с руководством Федерального Собрания в январе 2011 года: "Вне всякого сомнения, особое внимание должно уделяться русской культуре. Это основа, это костяк развития всей нашей многонациональной культуры. Это нормально, и об этом должно быть не стыдно говорить". Русские вообще являются самым большим народом России, вел мысль Медведев, русский язык - государственный, а Русская православная церковь - крупнейшая конфессия страны. "И нам нужно развивать самые лучшие черты русского характера именно потому, что в какой-то период лучшие черты нашего характера сделали нашу страну сильной, по сути, создали Россию", - считает российский лидер. Чтобы все понимали, о чем именно речь, президент обозначил контуры русского духа: терпимость, отзывчивость, умение уживаться вместе с соседями, строить совместное государство, уверенность в себе, великодушие, широкий взгляд на историю.

Однако зацикливаться на прошлом не стоит, необходимо формировать современную российскую культуру, чтобы возникали, так называемые Медведевым, синтетические национальные ценности"[38].

К сожалению, Д. Медведев аккуратно обошел такие вопросы, которые сегодня имеют принципиальное значение, а именно:

Во-первых, представители какой нации (наций) получили сегодня наибольшие преимущества в результате экономических реформ, в частности, приватизации? Каким образом и в чью пользу государство перераспределяет национальный продукт, если речь идет о вполне конкретных регионах, где этнически преобладают те или иные нации?

Во-вторых, кто, представители каких национальностей, сегодня контролирует политическую экономическую и финансовую жизнь государства? Как остро ответила на этот вопрос Е. Ямпольская, "Русские (наполовину чуваши, на четверть евреи, на осьмушку грузины) работают. Не русские (пусть даже в паспорте значится "Иванов Иван Иванович" контролируют"[39].

Примечательно, что продвижение национальных ценностей, в т.ч. за рубежом, находится в числе основных приоритетов тех государств, которые выстраивают свою долгосрочную стратегию в мире. Например, Китая. Так, во время визита китайского лидера в США в январе 2011 года тот прямо заявил, что будет стремиться заменить доллар юанем в качестве основной мировой валюты, а кроме того, почти в ультимативной форме китайцы представили целый список того, что должны сделать американцы ради развития партнерства со своим главным кредитором. Ничего конкретного, но в своем интервью Ху Цзиньтао так подробно говорил о разумных позициях, о наращивании доверия, об отказе от менталитета и об уважении выбранного пути, что стало понятно - у Вашингтона просто нет выбора[40].

Но не только Китая, который нередко называют исключением. В целом, как замечают авторитетные западные исследователи, "возвращение к авторитаризму великих держав" и "глобальное отступление демократии" (читай наднациональных, либеральных идеологий - А.П.) стало набирающей силу тенденцией последних лет[41].

Не случайно, кстати, лидерами в либерализации в 2010 году стали такие государства, как: Чехия, Словения, Тайвань, Эстония, Уругвай и др., которые не могут рассчитывать в долгосрочной перспективе на развитие собственных НЧП.

Таким образом рассуждая о национальных интересах, национальной и международной безопасности, мы неизбежно должны возвращаться к таковым ценностям русской нации, идеологии и практической политики культурного национализма. Новая идеология культурного социализма неизбежно появится как следствие развития политических процессов в России. Как и социализма, который Ф. Энгельс отнюдь не случайно "объявил" наукой[42], культурный национализм станет не отвлеченным академическим изыском, а практической основой изменения социальной и экономической жизни в России. И тут уж ничего не поделаешь. Можно только понять суть этого объективного процесса и упорядочить его.


_________________

[1] Кочеткова Н. Будущее наступило // Известия. 2011. 19 января. С. 11.

[2] Медведев Д. Национальный опрос // Российская газета. 2011. 18 января. С. 2.

[3] Мнацаканян М.О. Нации в современном глобальном мире. М.: Анкил, 2011. С. 55.

[4] См., например: Гордеев Я. Националистический марш Народного ополчения // Независимая газета. 2011. 18 июля. С. 1, 3.

[5] Делягин М. Непубличный аспект кризиса демократии // Свободная мысль. 2011. 27 октября.

[6] Блинов А. Обама задействует новый инструмент внешней политики // Независимая газета. 2011. 8 декабря. С. 1.

[7] Скосырев В. Пекин берет ТВ и Интернет под контроль // Независимая газета. 2011. 29 октября. С. 1.

[8] Атовуллоев Д. Самолет для Рахмона // Известия. 2011. 10 ноября. С. 9.

[9] Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии - будущее, которое рождается сегодня // Известия. 2011. 4 октября. С. 1-2.

[10] Куртов А. Евразийский союз и евразийское лукавство // Независимая газета. 2011. 9 ноября. С. 5.

[11] Эскин А. Размыв русского самосознания. Эл. СМИ. 18.07.2011 / http://www.viperson.ru

[12] Заславский Г. Не видеть раскопки на Триумфальной уже невозможно // Независимая газета. 2011. 24 октября. С. 10.

[13] См. подробнее: Хрусталёв М.А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. М.: НОФМО, МГИМО(У), 2008. С. 54-57.

[14] В свое время я не раз писал об этом в 90-ые гг. См., например: Подберезкин А. Русский Путь: сделай шаг. М.: РАУ-корпорация, 1998 г.; А.Подберезкин (Отв. ред.) Россия перед выбором. М., РАУ-корпорация, 1995 г.; А.Подберезкин (Отв. ред., автор Предисловия). Российская Федерация: безопасность и военное сотрудничество. М., РАУ, 1995 г.

[15] Ямпольская Е. Какие эти русские // Известия. 2011. 21 января. С. 6.

[16] Затулин К. Роль Путина была очень велика // ВВП. 2011. N 6 (66). С. 55.

[17] Ямпольская Е. Какие эти русские // Известия. 2011. 21 января. С. 6.

[18] Козин Н. Вызов русской идентичности // Стратегия России. 2011. Сентябрь. N 9. С. 70.

[19] Выжутович В. Лечение просвещением // Российская газета. 2011. 22 июля. С. 3.

[20] Аграновский Д. Единственная вина Ливии - в том, что у нее есть нефть // Известия. 2011. 24 октября. С. 1.

[21] Бикбаев Р.Н. Русский марш. Записки не русского человека. 2010. Декабрь. / http://rnb099.blogspot.com/p/2010.html

[22] Е.Ямпольская. Какие эти русские // Известия. 2011. 21 января. С. 6.

[23] Медведев Д. Россию мы не отдадим // Российская газета. 2011. 26 сентября. С. 3.

[24] Более подробно об этой модели, предложенной более 30 лет назад М.А. Хрусталёвым, можно прочитать: Подберезкин А. Человеческий капитал и его роль в модернизации России // Вестник МГИМО(У), 2010. N 5 (14).

[25] Малашенко А. Что в идентичности тебе моей... // Независимая газета. 2011. 21 сентября. С. 5.

[26] Малашенко А. Что в идентичности тебе моей... // Независимая газета. 2011. 21 сентября. С. 5.

[27] На портале www.viperson.ru в январе 2011 года был создан базовый и дополнительный ИРЧП для всех стран и регионов России, который дает вполне адекватную картину положения в этой области как страны, так и ее отдельных регионов по отношению друг к другу.

[28] Гебеков М. Итоги развития ИРЧП за период 1980-2010. 2011. 25 января. / www.viperson.ru.

[29] Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Американское превосходство и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 2010. С. 122.

[30] Арабов П. Венесуэла обогнала всех по запасам нефти // Известия. 2011. 21 января. С. 3.

[31] The Military Balance 2011 // The International Institute for Strategic Studies. 2011. P. 33-34.

[32] The National Security Strategy. Wash.: May 2010

[33] В целом такое понимание у элиты существует. Как заметил В. Путин в июле 2011 года, "другой родины и наших народов нет". См.: Латухина К. Другой родины нет // Российская газета. 2011. 20 июля. С. 3.

[34] Клин Б. Церковь строит межнациональный мир // Известия. 2011. 21 января. С. 2.

[35] Электронные СМИ / http://ru.wikipedia.org/wiki/

[36] Караваев А. Изъяны молодежной политики или запрос на демократию? // Независимая газета. 2011. 19 января. С. 3.

[37] Дугин А. Национализм: русский или российский? АПН. 2006. 21 марта / http://www.apn.ru.

[38] Сидибе П. Национальный опрос // Российская газета. 2011. 18 января. С. 2.

[39] Ямпольская Е. Какие эти русские // Известия. 2011. 21 января. С. 6.

[40] Воробьев В. Только бизнес // Российская газета. 2011. 19 января. С. 8.

[41] Croissant A., Thierry P. Eroding Democracy or the Intransigence of Democracy? in: Transformation / Index 2010. P. 68.

[42] См. подробнее: Славин Б. Идеология возвращается. М., 2010. С. 5-23.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

06.02.2012

www.allrus.info

 



Док. 646495
Перв. публик.: 06.02.12
Последн. ред.: 07.02.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Малашенко Алексей Всеволодович
  • Делягин Михаил Геннадьевич
  • Выжутович Валерий Викторович
  • Аграновский Дмитрий Владимирович
  • Мнацаканян Мкртич Оганесович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``