Деньги на первенца: кому достанется новое пособие после рождения ребенка
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Тема коррупции в эти годы наиболее популярная в СМИ. Подход к решению этой проблемы, однако, вызывает сомнение...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Тема коррупции в эти годы наиболее популярная в СМИ. Подход к решению этой проблемы, однако, вызывает сомнение...
Задача N 5. Ликвидация коррупции как системы, препятствующей развитию креативного класса

... Социокультурная модернизация отстала
от экономической - на целый век. В итоге в 70-е
- начале 80-х годов "захлебнулась" и технико-
технологическая модернизация[1].

С. Магарил


Одно слово правды весь мир перевесит.

А. Солженицын

Тема коррупции в 2008-2011 годах стала, наверное, одной из наиболее популярных тем в российских СМИ. Ей ежедневно уделялось максимум внимания и президентом Д. Медведевым, который сделал ее центральной темой в своих выступлений. Подход к решению этой проблемы, однако, вызывает сомнение. И вот почему. Современная российская коррупция это:

- сознательно сделанная правящей элитой в 90-ые годы система управления обществом, экономикой и государством, изменить которую можно только заменив ее другой, не менее, а более эффективной политико-идеологической системой. Пока же власть борется только с отдельными, частными ее проявлениями, по сути дела, только одним способом - активизируя деятельность правоохранительных органов;

- в коррупции главный аспект - идеологический. Только общество, где нравственные основы довлеют над экономическими и правовыми, способно решить эту проблему. В отсутствие таких основ и такой идеологии борьба с коррупцией становится инструментом политической или экономической борьбы;

- коррупция, как система управления, несовместима с национально-ориентированной социальной политикой, прежде всего с принципом социальной справедливости. И наоборот, если такого принципа не придерживаются, коррупция становится общепринятой нормой взаимоотношений в обществе.

- коррупция в российском обществе стала "рентной платой" креативных слоев правящей элите. За обучение, допуск к информации, продвижение знаний и т.д., - за всё то, что ставит творческие социальные группы, которые, как правило, в наименьшей степени приспособлены к такой практике, в прямую зависимость от правящей элиты и управленческого аппарата[2].

Надо признать, что Россия занимает "почетное" место среди наиболее коррумпированных стран. При этом, чем больше борьбы с коррупцией, тем богаче становятся как сами коррупционеры, так и борцы с ними.



Кампания борьбы с коррупцией, начатая Д. Медведевым, на самом деле означает провал всех предыдущих усилий власти, ведь В. Путин еще в своем первом президентском послании признал эту проблему важнейшей для страны. Хотя А. Гуров и считает, что политически "обстановка значительно улучшилась", факты говорят о другом: в 2010 году к ответственности было привлечено всего 9 тыс. коррупционеров. Для примера: в Китае, где идет война с коррупцией, их численность ежегодно достигает 400 тыс. человек. Причем 90% наказываются морально и идеологически и только менее 10% уголовно-административно.

Россия сегодня, по сути, повторяет ошибку СССР: акцентируя внимание на технологических аспектах модернизации, она игнорирует де-факто социальные либо, в лучшем случае, сводит их к проблеме корректировки политической системы. Вне поля зрения остается социальная атмосфера, в которой формируется и существует креативный класс, в том числе откровенно коррупционная система управления обществом и экономикой.

Социально активный представитель креативной группы наименее приспособлен к коррупции. Для него важнее всего творчество, дело, работа, и он не будет, как правило, добиваться результатов обходными путями, а тем более искать пути незаконного обогащения. Простой пример с нобелевским лауреатом Г. Перельманом, отказавшимся получить премию. Но таких примеров много. Просить за себя в этой среде не принято, неприлично и несвойственно. Тем более предлагать деньги. Тем более за государственные услуги.

Мало кто знает выдающихся деятелей - представителей этой социальной группы, преуспевших в рыночные времена. А сколько тысяч, десятков и даже сотен тысяч артистов, ученых, художников так и не дошли до положенной им пенсии или умерли, в собесе. Я лично знал много таких. И уж, во всяком случае, они никогда не будут пользоваться взяткой.

Итак, эта социальная группа, во-первых, абсолютно беззащитна от коррупции, а во-вторых, внутренне не готова с ней бороться. Другими словами, она самая благодарная среда для коррупционеров и вымогателей. Опыт 90-х годов это показывает. Отнятые квартиры, дачи, библиотеки, гаражи, а главное, лаборатории и мастерские привели к физической ликвидации значительной части этой социальной группы, имущества и собственности.

Конечно, коррупция - сложное политико-идеологическое, социальное и экономическое явление, характерные для всей современной России. Она стала основой, причем системообразующей, для системы управления нынешней власти и экономики. Поэтому ее ликвидация может (кроме, безусловно, позитивных итогов) привести к серьезным системным потрясениям: переход от устоявшегося порядка жизни "по понятиям" к правовому государству не просто труден, но и опасен. Об этом, к сожалению, многие забывают. Считается, что просто борьба с коррупцией приведет к немедленным позитивным результатам. Но как жить в обществе, где вся система взаимоотношений - от врача, милиционера, учителя до высшего государственного чиновника - базируется на коррупции. Ломать всю систему?

Это проще сказать, чем сделать. Нынешние планы борьбы с коррупцией, предложенные президентом Д. Медведевым, прежде всего не учитывают, на мой взгляд, следующих важных обстоятельств.

Во-первых, коррупция как политико-идеологическое явление создавалась самой властью, точнее, ее политическими и идеологическими установками с конца 80-х годов, когда "рыночный успех" ставился вне зависимости от того, какими средствами он достигался. Это происходило вопреки воле и традициям русского народа, в том числе и в последние годы. Процитируем исследователей МГИМО(У): "Отчетливо видно, как начиная с 1996 г. бурно растет влияние на государственную политику крупных корпораций. Уже к 2004 г. оно практически сравнивается с влиянием гражданских чиновников, и до конца 2007 г. его рост почти неотступно следует за ростом влияния исполнительной власти. Иначе говоря, возникло государство, в котором влияние исполнительной власти и корпораций многократно преобладает над совокупным влиянием народных избранников, включая парламент.

Окрепли связи между бизнесом и властью и на региональном уровне. Роман Р. Абрамовича с Чукотским автономным округом - не исключение, хотя в других случаях подобные отношения были не столь счастливы для жителей регионов. Руководитель РАО "Норильский никель" А. Хлопонин в 2001 г. становится губернатором Таймырского автономного округа, а затем и Красноярского края. В том же году президента банка "Приморье" С. Дарькина избирают губернатором Приморского края" [3].



Если сама власть на протяжении многих лет позволяла делать в экономике все что угодно - вплоть за запретов на несколько лет возбуждать уголовные дела по экономическим преступлениям, вплоть до открытой пропаганды в федеральных и частных СМИ фактов коррупции, - то разве можно было ожидать от общества иного результата? Целое поколение 90-х гг. было воспитано в этой атмосфере.

Во-вторых, другая сторона проблемы гражданин, получающий зарплату (или не получающий ее вообще), которую можно назвать символической, просто подталкивался властью к коррупции. Решить эту задачу политико-правовыми методами нельзя. Необходимо сделать так, чтобы у этого гражданина была достойная зарплата, не требующая от него систематического нарушения закона. Особенно если речь идет о бюджетниках.

В-третьих, огромная социальная разница выделила касту богатых и сверхбогатых людей, которые не в состоянии объяснить причину своего богатства иначе как воровством. А воровать у вора на Руси издавна было не грешно. Более того, считалось даже где-то подвигом. Соответственно борьбу с коррупцией необходимо начинать с изменения политико-идеологического климата в стране, когда не всякое богатство поощряется и получает общественную, государственную и медийную поддержку.

В США мало быть богатым, чтобы занять достойное положение в обществе. Нужно доказать, что это "голубые" (чистые) деньги, заработанные законно и понятным образом. Так и в России, где необходимо показывать источники богатства, особенно у чиновников, которые должны доказывать происхождение своих доходов, а не только декларировать расходы.

В-четвертых. Как социальное, т.е. массовое явление, охватившее значительную часть населения, коррупция превратилась в действующий механизм, просто отменить который, без его замены работающими действующими механизмами (судами, правоохранительной системой, нормами морали и т.д.), невозможно. Нужно создавать такой же некоррупционный механизм, внедряя нравственные нормы и возрождая ценности нации.

У нас сегодня трудно найти в милиции, суде или прокуратуре чиновников, способных "на государевой службе" отказаться от мзды. Даже относительно высокая зарплата им уже кажется недостаточной, потому что от своей теневой деятельности они получают несравненно больше.

Наконец, в-пятых, государство должна создать систему ограничений для госслужащих, которые, на мой взгляд:

- не должны пользоваться правом свободного выезда за границу, хранить загранпаспорта по месту службы;

- не должны учить своих детей за рубежом и постоянно проживающих там родственников;

- не должны иметь собственности, активов и загрансчетов за рубежом.

В противном случае государственные служащие постепенно начинают работать на интересы зарубежных стран, а не своей Родины.

Но главное даже не в бытовой коррупции, а в коррупции государственной, системной. Нынешний уровень коррупции - это, прежде всего, использование государственных активов (больших, малых - в данном случае не имеет значения) в корыстных интересах - фактически обескровливает экономику страны. Оплата "мимо кассы", будь то в ЖЭКе, ДЭЗе, больнице, школе, фирме и т.д., стала нормой. За взятку в десятки тысяч наносится миллионный ущерб государству. Бюджет - федеральный, региональный, местный - лишается огромных средств. По некоторым оценкам, ежегодно, как минимум, в 1000 млрд рублей.

Но и это еще не все. Огромные средства (по некоторым оценкам, более 50% всей денежной массы) уходят за пределы государства, вымываются из обращения. Эти деньги вообще не учитываются в развитии ВВП. Однако цифры экспертов в 40-50% уже никого не пугают. Получается, что бюджет государства обескровливается. Прежде всего, конечно, за счет бюджетников. Но не только. Огромные потери несет креативный класс. Коррупция в управлении наукой, образованием и здравоохранением носит повально-массовый характер. Чему способствует во многом законодательство и высшие органы исполнительной власти. Так, регулярно объявляемые научные конкурсы в соответствии с ФЗ-94, как правило, выигрывают "свои" фирмы, в некоторых из которых исследователей нет вообще. Да и сама система построена таким образом, что выигрывает тот, кто готов сделать качественный проект. Ситуация доходит до абсурда: финансируются проекты, за которыми вообще не стоит наука.

Креативный класс в своей массе не может найти себе применения за рубежом. Тот "отток мозгов", который существовал в 90-е годы, практически иссяк установившись в последние время на уровне порядка 100 тыс человек. Но дальше, на чужбине они столкнулись с большим количеством проблем - непривычной обстановкой, отсутствием социальной защиты, а главное, неспособностью в полной мере к самореализации. В США, например, в 90-е годы до 30% программистов были выходцами из СНГ, но свой бизнес смогли открыть единицы.

Сегодня вплотную встает вопрос о катастрофической нехватке профессиональной рабочей силы. Уже началась острая конкуренция и не только между Россией и США, но и между республиками бывшего СССР. И борьба с коррупцией имеет здесь огромное значение. Открыть свой бизнес, "не кошмарить" (по словам Д. Медведева) его, а помочь встать на ноги - это тоже антикоррупционная мера, ведь создавая рабочие места бизнес совершенствует (во всяком случае должен) среду обитания.

Многие решения, повторю, коррупционны и принимаются в ущерб стране. Причем взятки и поборы несоизмеримы с объемом потерь государства от таких принимаемых решений. Исчезают недра, вырубаются леса, за бесценок, ниже мировой стоимости продаются товары неглубокой переработки. Все это тоже варианты коррупции, только в более крупных и опасных масштабах.

Нынешние попытки власти, в т.ч. вполне искренние усилия президента РФ Д.Медведева, не выглядят эффективными, убедительными и обнадеживающими. Очевидно, что традиционные меры - административные, правовые, даже организационные - к быстрому положительному результату не приведут, даже в том случае, если в бюджете запланировать десятикратные дополнительные расходы на укрепление правопорядка.

Решение этой задачи находится, прежде всего, в политической и идеологической области, как система сознательных и долгосрочных мер, направленных на создание атмосферы, не допускающей массового нарушения нравственных норм. И опять же должна быть предложена увлекательная идея. "Чтобы начал действовать антикоррупционный импульс, должна быть сначала продекларирована национальная политика. Без проекта развития страны, который соответствует тенденциям развития мира, невозможно говорить об антикоррупционной политике"[4], - считает В. Овчинский.

И другая важная сторона проблемы. Коррупционер, вор, взяточник могут только тогда стать "вне закона", когда общество будет ценить труд и творчество. Это означает слом нравственных приоритетов, сознательно формировавшихся в 1990-е гг., когда объявлялось, что "неважно происхождение денег, важно лишь их наличие". Деньги должны иметь ценность только в условиях, когда можно объяснить их происхождение. Само же их простое наличие должно уступить место другим, более важным для общества факторам, - труду, образованию, "истории" личности, культурному уровню, наконец, отношению общества к индивидууму.

Это - кропотливая работа, ведь развратить общество гораздо быстрее, чем научить его жить "по совести". Государство и общество, прежде всего, должны решить следующие задачи:

а) ценность человеческой личности, качество и количество труда, его работу, знания, заслуги поставить выше денег;

б) наличие денег и собственности ни в коем случае не должно давать таким гражданам преимуществ: ни на автодороге, ни в образовании, ни при занятии должностей;

в) СМИ должны создавать образ человека, чья ценность не должна измеряться его капиталом;

г) состоятельный, а тем более богатый человек должен стать уважаемым гражданином, если он несет особую ответственность перед обществом и государством, понимает, что это налагает на него дополнительные ограничения перед обществом, новую долю ответственности.

Без этих мер антикоррупционные традиционные методы оказываются бессильными. Не случайно после трех лет борьбы с коррупцией МВД России было вынуждено признать, что если в 2006 году было зарегистрировано 6,4 тыс. преступлений за полгода, то в 2007 году - 6,7 тыс., а в первом полугодии 2008 года - 8 тыс. По оценкам независимых экспертов, эти показатели "занижены в десятки тысяч раз"[5] (!!!)

Хотел бы подчеркнуть этот вывод экспертов: показатели занижены в десятки тысяч раз, т.е. речь идет о массовом социальном явлении, в котором участвуют миллионы граждан. Только в Тверской (не самой богатой области) в 2007 году взятки давали 8% всех жителей и 10% предпринимателей. Думаю, что и эти цифры занижены. Далеко не все, даже в анонимном опросе, хотят в этом признаться.

О массовом характере свидетельствуют хотя бы известные данные: российские предприниматели вынуждены давать взятки не за какие-то преференции, а за само право работать, существовать, т.е. взятки стали условием осуществления бизнеса, повседневным явлением, они стали частью всей системы госуправления.

Соответственно те, кто не дают взяток и не существуют за счет вымогательства (в т.ч. узаконенного), оказываются, становятся вне сложившейся системы, существующей "по понятиям". Это касается прежде всего представителей креативного класса, которые могут рассчитывать на самих себя уже не только в работе, но и противодействии системе управления.

Таким образом, борьба с коррупцией как с социальным явлением, - это борьба с существующими, созданными сознательно социальными нормами и правилами жизни, которая может быть эффективной только при смене всех существующих в последнее время основополагающих устоев жизни, всей системы взаимоотношений, сложившихся в государстве. Но эта смена не должна быть просто уничтожена, она должна быть заменена, прежде всего вытеснением из нее так называемых "менеджеров", которые ее создавали для получения незаконных доходов. Эта социальная группа, захватившая важные управленческие позиции, не нуждается ни в творчестве, ни в науке, ни в образовании. Ее представители контролируют финансовые потоки и рассматривают в качестве главного результата своей деятельности не развитие нации, а личное обогащение, Налицо конфликт интересов между креативным классом и частью управленческой элиты, создавшей систему управления, основанную на коррупции.


________________

[1] Магарил С. Поиски социального качества // Независимая газета. 2011. 9 февраля. С. 12.

[2] Труд взяточника растет в цене // Известия. 2011. 14 апреля. С. 7.

[3] Элиты и общество в сравнительном измерении: сб. статей / под ред. О.В. Гаман-Голутвиной. М.: РОССПЭН, 2011. С. 314.

[4] Овчинский В. Коррупция пожирает Россию! // Завтра. 2006. N 31. С. 5.

[5] Щеглов А. Прокуратура пересчитала взяточников // Независимая газета. 2008. 8 августа. С. 4.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

27.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 646150
Перв. публик.: 27.01.12
Последн. ред.: 28.01.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``