Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: В 2011 г. социальная база творческого класса России оставалась в рамках модели `две России`...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: В 2011 г. социальная база творческого класса России оставалась в рамках модели `две России`...
Задача N 2. Сознательное расширение социальной базы класса творческих личностей

...Диктаторы проводят модернизацию,
а элита стремится к стабильности[1].

С. Рыбас


...Не пришла ли пора потрясти интеллигенцию,
которая изображает себя передовой?[2].

А. Солженицын


Кризис 2008-2011 годов больше всего ударил по материальному положению (сокращение реальных доходов) и творческим возможностям креативного класса. Причем по последним - больнее всего. В итоге его положение в 2011 году было хуже, чем в 2007.

Творческие способности, данные всем при рождении, могут по мере взросления развиваться, а могут и затухать, даже уничтожаться. Все зависит от условий, которые общество, государство, семья создают для развития творческой личности. Если, например, страны Евросоюза официально считают, что их "главное богатство - человеческие ресурсы Европы"[3], то, соответственно, они формируют такую политику, в качестве главной цели которой выступает развитие НЧП. И наоборот, если государство и общество не заинтересованы в развитии НЧП и творческого потенциала нации, то и процесс его "выращивания" отсутствует, как, к сожалению, происходит в нынешней России. Творческий потенциал остается не раскрытым. "У сегодняшней молодежи хромают воспитание, культура, все что угодно, но таланты у нас до сих пор, к счастью, не перевелись"[4], - считает Г. Вишневская.

Таким образом, политика государства по воспитанию и образованию креативного класса, расширению его социальной базы, созданию для него благоприятных условий - политических, экономических, информационных, других - должна стать реальной практической политикой государства и общества. Существующие традиционные школы балета, драматического искусства, литературы, архитектуры, научные и образовательные школы - это всё те национальные институты социального потенциала, которые при участии государства могут стать институтами развития творческих способностей нации. Эти институты способны значительно увеличить долю креативного класса, но изначально важно понимать, что эта доля составляет лишь часть социального потенциала. Ее величина изначально зависит от базы - численности граждан, имеющих высшее образование, определенный доход, доступ к культурным и информационным ресурсам. Чем шире база, тем больше основа для роста национального творческого потенциала.

В 2011 году социальная база творческого класса России оставалась в рамках модели "две России", согласно которой 20% граждан имели относительно благополучный доход и условия для развития, а 80% - находились на грани нищеты и бедности. 2007-2011 годы фактически стабилизировали эту ситуацию на беспрецедентном уровне: богатые за 20 лет реформ стали в 2 раза богаче, а бедные - в 1,5 раза беднее[5]. Как видно на рисунке, численность бедных стабилизировалась на уровне 13%, что, конечно же, не соответствует действительности. Эта категория граждан относится во всех развитых странах к категории "нищих". Что же касается бедных, то к ним можно отнести по меньшей мере еще 65% населения. Причем за 2088-2011 годы в эту категорию переместились и относительно благополучные слои, которые прежде относились к среднему классу.



Прежде всего это относится к социальной базе класса творческих личностей - среднему классу, которая за 2007-2011 не росла, а даже сокращалась. Как свидетельствует один из авторов "Новой газеты" с которым можно согласиться, "с путинским периодом, если уж заходить в область научного, другая история. В 2007 году, согласно исследованиям Независимого института социальной политики, к среднему классу в "широком понимании" относилось 15,5% российских домохозяйств. При этом его ядро, то есть домохозяйства, которые можно было квалифицировать как средний класс по всем трем его признакам - материальным, образовательно-квалификационным, социального самочувствия, - насчитывало 3,6% домохозяйств. Максимальная доля "широкого" среднего класса не превышала с начала нулевых годов 20%. И что характерно, даже в годы нефтяного процветания, не говоря уже о кризисе, эта доля не росла, будучи более точным измерителем состояния экономики и социальной сферы, чем ВВП. То есть при Путине средний класс не рос. Хотя, возможно, наиболее конформная его часть наряду с бюджетозависимыми слоями и составляет социальную опору путинской стабильности, "капитализма друзей" и высокой нефтяной конъюнктуры"[6].

Но, как уже говорилось, средний класс и креативный класс не одно и то же. Креативный класс - это совокупность отдельных социальных групп, входящих в различные классы и социальные слои. Поэтому, когда речь идет о расширении социальной базы для креативного класса, необходимо говорить о национальном развитии, о создании условий для развития креативных групп в разных классах. Условия же эти не сводятся только (как в случае со средним классом) к трем основным параметрам - доходам, образованию, самоидентификации, но и к другим условиям, которые характерны для креативных групп в различных классах.

Так, для предпринимателей, составляющих порядка 1 млн человек, это одни условия, для бюджетников-исследователей - другие, а для лиц творческих профессий, ведущих самостоятельную экономическую и творческую деятельность, - третьи. Можно во многом согласиться с А. Водяником, полагающим, что "В России нет единого "среднего" (читай "креативного") класса. Есть совокупность социальных групп. Об этом в любом учебнике по социологи написано. Результатом исследования, которое "группа Малевой" проводила в течение 2,5 года и в котором приняли участие 5 тысяч респондентов, стала монография "Средние классы в России. Экономические и социальные стратегии". Именно "классы", потому что главный вывод, к которому пришли ученые, звучит парадоксально: среднего класса как единого целого не существует, в него входит множество социальных групп, подробному описанию особенностей, поведения которых и посвящены почти 500 страниц книги, набранных убористым шрифтом.

И поэтому более верным будет говорить не о "классе", а о стратах. Страты, в отличие от класса, формируются не только по формальным экономическим признакам, которые легко идентифицировать и соотнести с эмпирическими референтами (наличие частной собственности, доход, профессии и др.), что, собственно, и делает Р. Флорида. Но и по признакам содержательно-культурным (престиж, образ и стиль жизни, объем власти и авторитета), которые реализуются на уровнях как личностной идентификации, так и социального признания. Эти культурные образования гораздо труднее вычленить, сложно квалифицировать, но сегодня без них изучение динамики социокультурной жизни невозможно, поскольку социальные позиции являются объектом достижения, т.е. внутренним для общества динамическим фактором. И именно эта особенность в состоянии кардинально по-иному взглянуть на ситуацию. Тем более что именно эти особенности выделяют креаторов из массы других людей (выделено мною. - А.П.)[7].

При этом официальный уровень бедности, подчеркну, - условное понятие, которое свидетельствует о физиологическом пороге выживания, а не о реальных возможностях. Эта категория скорее медленно вымирает, а не живет, тем более развивается. Еще одна огромная часть бедного населения фактически выпадает из активной экономической жизни, находясь на грани между бедностью и нищетой. Таких, по разным оценкам, до 40%. Взятые вместе, эти социальные группы насчитывают более половины населения, существующего вне любых тенденций развития. Таким образом, нация может полагаться только на 35-40% своих граждан, которые теоретически являются самой верхней границей творческого класса. По своим доходам они относятся, скорее к бедным, чем к нижним слоя среднего класса.

Но, по понятным причинам, эта верхняя граница недостижима. В России, например, значительная часть граждан, обладающих относительно высоким доходом, вообще не хочет работать. Причем, боюсь, что эта часть значительно превосходит даже официальные данные в 10% экономически активного населения.

Что еще хуже, так это то, что из этой же теоретически 40%-ной части граждан большинство не могут найти работу в соответствии со своим образованием и желанием. И не по своей вине. Государство делало, казалось, все, чтобы сократить возможности национального развития. Как были вынуждены признать в 2011 году эксперты, развитие благосостояния российского общества в 2008-2011 годы шло по формуле: "Пить, курить и гонять на автомобиле стало значительно дешевле"[8]. И, действительно, благосостояние общества, точнее, его части, росло за счет непродовольственного сектора: количество телевизоров выросло в 1,6 раза, автомобилей - в 3 раза, расходы на одежду - в 2,2 раза.

Уже говорилось, что на протяжении последних десятилетий государство всеми способами нивелировало, в том числе репрессировало и уничтожало, творческую активность креативной части общества, что особенно явно проявилось с 30-х годов прошлого века. Инерция оказалась настолько сильна, что и в посткоммунистической России такая государственная политика сохранилась. "Партийная линия" на усреднение, выхолащивание индивидуальных способностей, проявившаяся в 30-80-е годы, отнюдь не исчезла в XXI веке, превратившись в бюрократический конформизм. По сути, как справедливо отмечал А.Солженицын, страна оказалась перед выбором: преодолеть эту тенденцию, сломав старые правила, дав возможность творческому потенциалу развиваться, или погрязнуть в трясине бюрократизма, коррупции и стяжательства, которые стали новой практической идеологией XXI века в России. Отставание от развитых стран мира, ясно обозначенное в 70-е годы, стало отставанием в нравственном и духовном развитии, углубившемся в 90-е годы.

Для поступательного развития современного общества и экономики необходимо, чтобы креативный класс, представляющий широкие слови населения, был как можно более широким и представительным. Соотношение такого слоя в общей массе граждан - ключевой показатель развитой экономики и общества. Чем большая часть нации участвует в творческом труде, тем выше темпы и качество развития экономики и общества. И в решении этой задачи роль государства огромна. В свое время Петр I посылал недорослей за границу, а сегодня государство не предпринимает шаги по развитию университетов, информатики, стимулированию ученых. Но и первого, и второго, и третьего явно недостаточно. Все тонет в отсутствии государственной политики, которую я бы назвал сознательным расширением социальной базы творческих личностей.

Простой пример. Создание двух престижных бизнес-школ и федеральных университетов, безусловно, правильный шаг. Но он затрагивает очень узкий, элитарный слой, к которому относятся несколько десятков тысяч студентов. А в России уже сегодня наблюдается процесс сокращения студентов. И дело не только в демографии, но и в том, что современное требование, чтобы высшее образование стало обязательным в будущем, как, например, в Японии, не находит поддержки у руководства страны. Но без этого расширение социальной базы интеллигенции и творческого класса просто невозможно. Как и без организации процесса постоянной переподготовки кадров. Процесса, который должен охватывать всю активную часть жизни всех граждан.

В России, по меньшей мере, две трети нации фактически исключены из процесса эффективного производства, т.к. уровень их доходов (на уровне бедности и нищеты) не предполагает не только приобретения товаров и услуг длительного пользования, но и исключает их из полноценной экономически активной жизни, лишает возможности самореализации. Причем можно говорить о том, что государство сознательно недоплачивает своим гражданам. При этом сторонники "либеральной традиции" объясняют это отставанием в производительности труда, что верно лишь отчасти. На самом деле доходы и зарплаты российских граждан отстают примерно в 2 раза от разницы в производительности труда и занимают несоизмеримо малую долю ВВП страны, что наглядно видно из следующего графика.



Таким образом, политика в области заработной платы государства и бизнеса сознательно суживает социальную базу для формирования как среднего класса, так и креативных социальных слоев, которые в этих условиях вынуждены заниматься не творчеством, а выживанием. Это относится, конечно, прежде всего к "ядру" креативного класса - большинству ученых, культурных работников, занятых в образовании и инженерии.

Как видно из официальных данных Росстата, носящих впрочем, вполне условный характер, абсолютное число граждан (более 87%) имело душевой доход до 30 тыс. рублей и только 13% - свыше 30 тыс. рублей на человека. Строго говоря, эти 13% - остаточная социальная база для творческих личностей[9].



Другими словами 25 лет политических и экономических реформ привели к тому, что Россия стала страной нищих и бедных, где только одна десятая (!) часть граждан живет на уровне среднего класса, составляющего в развитых странах до 80% населения. Если же из этих 13% благополучных граждан вычесть 1% богатых и сверхбогатых, то оказывается, что социальная база для развития нации и роста креативных слоев, логической модернизации чрезвычайно узка. Это ведет, во-первых, к тому, что творческий потенциал нации изначально искусственно ограничен, во-вторых, что нация не может опираться на абсолютное меньшинство при модернизации (отсюда её провал), в-третьих, что политическая стабильность никогда не будет достигнута. Декабрь 2010 года на Манежной площади и в других городах страны показал, что Россия находится на грани социального взрыва, к которому она медленно сползала весь 2011 год.

И причина тому - искусственное недоплачивание заработной платы, сокращение реальных доходов граждан, т.е. сознательная политика правительства и элиты.

С экономической точки зрения эта политика также ущербна потому, что она мешает экономику главного - внутреннего спроса. Причем уже многие годы.

В формальной статистике, впрочем, это находит мало отражения.



Во многом такая социальная политика власти камуфлируется различными условными критериями ("потребительская корзина", "прожиточный минимум" и т.д.), которые не имеют ничего общего ни с реальными показателями благополучия, ни даже уровнем биологического выживания. И, уж, тем более с созданием условий для развития нации. Это видно из следующих данных, где "прожиточный минимум" в 1999 году был определен в ... 1 тыс. рублей.



Надо признать, что за 2000-2011 годы величина этих искусственных показателей выросла в разы, но также в разы выросла и инфляция. Они остались такими же искусственными в 2011 году, как и были в 1999, но внешне, номинально стали выглядеть более адекватно. Несколько выросла за эти годы и доля зарплат в ВВП - с 40% до 45%.

Размеры минимальной оплаты труда и тарифной ставки
первого разряда единой тарифной сетки (ETC)[10]
по оплате труда работников бюджетной сферы
(в месяц; рублей; до 1998 г. - тыс. руб.)




Ситуация осложняется тем, что средний по России рост доходов граждан (достигший к июлю 2007 г. 500 долл.) сопровождается дальнейшим социальным расслоением населения. Значительные социальные группы по-прежнему "выпадают" из активной экономической и общественной жизни. Это видно из сравнения 10% самых богатых и 10% самых бедных граждан (децильный коэффициент). По данным московского отделения Росстата, показатель децильного коэффициента в столице равен 41 - т.е. средний богатей богаче среднего бедняка в 41 раз. Для сравнения - в развитых европейских страна этот коэффициент колеблется в районе 6-9, в США - 10-12. Результат красноречив и уже опасен - даже не столько социальным взрывом, как было в России в начале ХХ века (тогда этот показатель зашкалил за 25), сколько социальной апатией - все больше людей ощущают себя аутсайдерами в этой жизни и не видят перспективы. Численность таких граждан, по некоторым оценкам социологов, достигает 75%. Совпадение с численностью в стране бедных и нищих, думаю, не случайно.

Самый низкий децильный коэффициент в Скандинавских странах "победившего социализма". Дания, Финляндия, Швеция могут похвастаться соотношением самых бедных и самых богатых на уровне 3-4. Примерно такой же уровень социального расслоения был когда-то в СССР. В Германии, Австрии и Франции коэффициент уже выше - 5-7. Экономисты считают такой уровень оптимальным. "Как только децильный коэффициент достигает 10, в стране создаются условия для социальных беспорядков, - пояснил "Известиям" глава Института экономики РАН Руслан Гринберг. - Это правило не действует разве что в Америке, где коэффициент держится на уровне 10-12. Но там это считается нормальным, поскольку философия американцев отличается от нашей. Там считается: если ты бедный, то сам виноват.

В среднем по России децильный коэффициент держится на уровне 15. А если учесть, что наше население, в отличие от американского, привыкло к социальным гарантиям, это тревожный сигнал для властей. В Москве показатель сегодня достиг и вовсе критического уровня"[11].

Собственно вариант долгосрочной концепции социально-экономического развития, предложенный в августе 2008 года МЭР, предусматривал серьезные поправки. Так, раньше предполагалось, что путь к инновационному развитию будет состоять из трех периодов. Теперь министерство предлагает разбить концепцию на два этапа: до 2012 года в стране будут создаваться условия для инновационного развития и приниматься первоочередные меры, а затем эти результаты должны быть закреплены.

Наиболее кардинальной правке подверглись разделы концепции по инновациям и образованию. Они фактически написаны заново. В планах Минэкономразвития поставлены амбициозные цели: доля промышленных предприятий, внедряющих инновации, должна к 2020 году вырасти более чем в четыре раза, доля высокотехнологичного сектора и "экономика знаний" в объеме ВВП будет составлять не менее 17-20% против сегодняшних 10-11%. А затраты на исследования и разработки должны подняться с 1,1% ВВП до 2,5-3% ВВП.

Такой рост экономики, по мнению авторов Концепции, позволит увеличить реальные располагаемые денежные доходы населения в инновационном варианте в 2,6 раза против 2,3 раза в энергосырьевом варианте и 1,9 раза в инерционном, сократить бедность до 6,2% (6,7% в энергосырьевом и 7,9% в инерционном варианте).

В случае реализации инновационного сценария развития экономики существенно сократится разрыв между Россией и ведущими странами мира по уровню благосостояния. Объем ВВП на душу населения к 2015 г. составит не менее 23 тыс. долл. (в ценах 2005 г.), к 2020 году - более 30 тыс. долл., что приблизительно соответствует современному уровню развития стран Еврозоны. Разрыв в уровне ВВП на душу населения по сравнению с США сократится с трех до менее двух раз (отношение данного показателя возрастает с 32% до 57% от уровня США). В 2030 г. уровень ВВП на душу населения достигнет 50 тыс. долл., что превысит средний уровень стран Еврозоны, - полагают авторы МЭРа.

Однако эти благие намерения МЭРа и правительства остались лишь планами. Реалии таковы: за 2008-2011 годы доходы 80% граждан не росли. Да и значительная часть благополучных 20% граждан переместилась из этой категории в категорию менее обеспеченных. Намеченная в 2011 году В. Путиным корректировка" Концепции пока не предусматривает исправления ситуации. Она скорее фиксирует создавшееся положение, которое, на самом деле, является неприемлемым. По этому поводу я неоднократно писал в 2011 году, в частности, следующее: "...при корректировке Стратегии-2020 нужно делать, на мой взгляд, акцент прежде всего на социальной составляющей, а именно - развитии национального человеческого капитала (НЧК)"[12].

Доля России в мировой экономике увеличится с 3,2% в 2007 г. до 3,8% в 2015 г. и 4,3% в 2020 г. По размеру экономики Россия переместится с восьмого места в 2007 г. на пятое место в 2020 г. Издание "Gzt.ru" предлагает следующую таблицу, суммирующую некоторые данные, приведенные в Концепции.



В этой связи расширение социальных групп, способных учиться и участвовать в создании новой экономики, становится важнейшей экономической и политической задачей. Например, ипотека предполагает, что с помощью этого механизма возможность приобретать жилье получат уже не 5-8% граждан, а 20-25%, даже 30%. Но это пока что далекая перспектива.

Понятно, что, во-первых, даже такая амбициозная задача выглядит более чем скромно. В развитом обществе такой способностью должны обладать 80-90% граждан, а остальным государство должно обеспечить социальное жилье. Во-вторых, темпы, предусмотренные в ПНП "Доступное жилье" и программе "Жилище" очевидно недостаточны. Они исходят из прогнозных оценок нынешних темпов развития, а не из потребностей общества. В реальности же выход на уровень 80-90% возможен только в том случае, когда при значительном, качественном росте объемов строящегося жилья и замораживании роста цен возможность приобретения жилья будет стремительно увеличиваться. Это связано исключительно с ростом доходов граждан, причем не сегодняшними темпами - в 10-15% в год, а на сотни процентов. Просто потому, что рост доходов, особенно в 2008-2011 годы, серьезно отставал от инфляции и роста тарифов.

Таким образом, наиболее приоритетной социально-политической задачей власти становится немедленное повышение уровня жизни граждан. Причем всей власти - и законодательной, и исполнительной, и судебной, и информационной, а не только правительства.

Очевидное недофинансирование социальной области в России хорошо видно на примере сравнения с другими странами[13].

Необходимо обеспечить немедленное, т.е. в течение одного-двух лет, повышение уровня жизни, прежде всего бюджетников - учителей, врачей, служащих, - на 300-400%, с тем чтобы гарантировать прожиточный минимум, который не ущемлял бы ни их человеческого достоинства, ни гражданских прав личности. Сегодняшний прожиточный минимум никакой объективной характеристике не поддается. Он в 10-15 раз ниже, чем в развитых странах, т.е. несопоставим. Поэтому несопоставимы и уровни развития экономики и общества. Эти показатели (такие, как МРОТ и другие) абсолютно не соответствуют финансовым и экономическим возможностям государства. Но ниже прожиточного уровня в России проживает четверть населения - более 30 млн человек. А 10 млн человек живут на доходы менее 1000 рублей.



Русский инженер, ученый, врач должны зарабатывать не меньше, чем определено нынешнее пособие по безработице для необразованного американца, т.е. 900 долл. Для сравнения приведем пример. В 2005 г. каждый восьмой американец жил в бедности, говорится в докладе Бюро переписи США. В документе отмечается, что слишком низкие доходы получали 37 млн человек, т.е. 12,6% населения. При этом условия жизни афроамериканцев и людей латиноамериканского происхождения значительно хуже, чем у белых граждан США. Так, бедными признаны примерно 25% чернокожих американцев и почти 22% выходцев из Латинской Америки. Показатели у "белого" населения лучше: от бедности страдают 8,3%, тогда как в 2004 г. этот показатель достигал 8,7%. Наиболее остро проблема бедности стоит в крупных городах, например Кливленде и Детройте. Эксперты считали бедными людей, чей ежегодный доход был ниже 10 тыс. долл., а также семьи из четырех человек с общим ежегодным доходом меньше 20 тыс. долл. При этом средний уровень доходов по США увеличился в 2005 г. и впервые с 1999 г. и составил 46 236 долл.[14]

Но, кроме социальной составляющей, у этой проблемы есть и другие негативные стороны. Нежелание и невозможность проходить переподготовку, "утечка мозгов", низкое качество труда - вот лишь некоторые неизбежные последствия такой недооценки. Если в конечной стоимости продукта или услуги до 75% занимает стоимость труда в странах с эффективной экономикой, то в России - только 25-30%.

Ситуация в этой области хотя и медленно, но начала меняется накануне кризиса. Представляет интерес анализ данных о доходах населения страны, представленных Росстатом в июле 2006 г. за первую половину 2006 г. в сопоставлении с тем же периодом 2005 г.:

- выросли доходы 10% наиболее богатых граждан (с 29,6% до 29,9% от всех полученных доходов);

- на прежнем уровне остались доходы 10% наименее обеспеченной части населения (два процента);

- в то же время, если объединить три группы граждан с доходами от 1500 до 3500 рублей в месяц на человека в условную категорию "нищих", то она за прошедший год сократилась с 29 до 20%;

- такое же объединение близких по уровню доходов групп (до 4500, до 6000 и до 8000 рублей), условно называемую "бедные", показывает, что она за год также сократилась с 41,9% до 40,2%;

- группы с доходами до и более 12000 рублей на человека, которые можно отнести к среднему классу, значительно выросли (с душевым доходом до 12 000 руб. с 15,3 до 18,5%, а свыше 12 000 рублей еще больше - с 13,5 до 21,2%). В сумме это составляет почти 40%., что означает устойчивую тенденцию к созданию в России основы для формирования среднего класса.

Учитывая сказанное, можно сделать вывод: сохранение даже этой инерционной тенденции могло привести к ситуации, когда социальная структура российского общества могла качественно измениться: категория "нищих" сократилась бы до 10-11%; категория "бедных" уменьшится до 35-37% (самый болезненный для России показатель); категории среднего класса ("низший" и "высший" средний класс) стали бы доминировать, превысив 40%. Но этого не произошло. Но не столько из-за кризиса, сколько из-за политики финансовых властей в 2007-2011 годы, которые сознательно игнорировали необходимость роста реальных доходов. В этой области, также как и в экономике, сложилась устойчивая тенденция стагнации.

В среднесрочной перспективе (два-три года) в России в основном необходимо сформировать вполне современную социальную структуру общества, а также соответствующую ей устойчивую политическую систему. Это - залог опережающего развития и главное условие развития креативного класса в стране. Если государство конкретными законопроектами усилит эту тенденцию, то в России практически сложится современная структура общества, где преобладает так называемый средний класс и креативный класс. Конечно, эта структура еще не будет соответствовать, например, скандинавской, но она уже не будет относиться и к категории отсталых стран.

При этом ключевой проблемой станет ускорение сокращения удельного веса группы "бедных", прежде всего бюджетников, занятых в образовании, здравоохранении, науке. Именно здесь концентрируется интеллект нации, т.е. в бедных слоях населения. Именно рост их благосостояния обеспечит решение задач создания современного инновационного общества - как с точки зрения формирования среднего класса, так и с точки зрения развития интеллектуального потенциала общества в целом.

Таким образом, реализация НЧП приобретает дополнительный социально-политический аспект: концентрируя усилия на росте доходов в отраслях, где преобладают бюджетники - представители креативного класса, государство одновременно решает не только социальную задачу, но и задачу создания современной экономики и современного общества. Другими словами проводит реальную модернизационную политику.


__________________

[1] Рыбас С. Столыпин, Сталин, Путин - этот процесс един. URL:http://www.viperson.ru (1 сентября 2008 г.).

[2] Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. М. 1989. С. 51.

[3] Социальная Европа в XXI веке / под ред. М.В. Каргаловой. М.: Весь мир, 2011. С. 176.

[4] Бабалова М. Галина Вишневская, цари и совесть // Известия. 2011. 13 мая. С. 9.

[5] Кувшинова О. Две России // Ведомости. 2011. 11 апреля. С. 3.

[6] Сурков признал в Путине родителя среднего класса в России // Новая газета. 2011. 18 марта. URL:http://www.novayagazeta.ru/data/2011/028/11.html.

[7] Водяник А. Откуда взялся креативный класс в США и Великобритании. URL:http://www.gosbook.ru/node/13619 (29 декабря 2010 г.).

[8] Кувшинова О. Две России // Ведомости. 2011. 11 апреля. С. 3.

[9] Российский статистический ежегодник 2010. М.: Росстат. 2010. С. 190.

[10] Труд и занятость в России. 2009. Стат. сб. М.: Росстат. 2009. С. 384.

[11] Гараненко А. Известия. 2007. 9 августа. С.1, 5.

[12] Подберезкин А. Социальный потенциал и стратегия долгосрочного развития России // Вестник МГИМО(У). 2011. N 2 (17). С. 7.

[13] Информационно-аналитические материалы по проекту Федерального закона "О федеральном бюджете на 2008 год и на период до 2010 года" / Центр ситуационного анализа Счетной палаты РФ. 2007. С. 21.

[14] США. Бедность. Статистика // Интерфакс. 2006. 30 августа.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

24.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 646007
Перв. публик.: 24.01.12
Последн. ред.: 25.01.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Рыбас Святослав Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``