Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Нация, должна стать нацией креативных и пассионарных личностей, сумма которых, в конечном счете, и определяет величину национального человеческого потенциала...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Нация, должна стать нацией креативных и пассионарных личностей, сумма которых, в конечном счете, и определяет величину национального человеческого потенциала...
Задача N 1. Создание творческой, нравственной и общественно-политической атмосферы для развития креативного класса

Нужно четко понимать, с какими внутренними и внешними
вызовами столкнетесь, что может стать ограничителем
для устойчивого и качественного роста[1].

В. Путин


Для того чтобы талантливые люди могли
полностью раскрыться, нужно, чтобы
изменилась сама атмосфера в стране, чтобы все
окончательно поняли, что главная ценность -
это не углеводороды, а талантливые люди[2].

В. Сурков


Это признание Первого заместителя руководителя администрации президента России, на мой взгляд, весьма актуально и примечательно не только для того периода, но и для всего периода 2007-2011 годов, который так и не стал периодом перехода от стабилизации к развитию. В 2011 году страна и нация оказались в том же положении, когда Россию настиг мировой кризис. Может быть, даже хуже. С одной стороны, оно свидетельствует, что, по меньшей мере, некоторые представители руководства страны понимают остроту проблемы, а с другой, - что эта проблема, в лучшем случае, еще только обозначена в политической повестке дня. Творческая атмосфера для национального креативного класса, общественная потребность в результате их творчества нужны, может быть, больше, чем либералу - собственность, а банкиру - деньги. Речь идет, по большому счету, о создании именно творческой атмосферы в обществе как совокупности благоприятных условий для развития каждой отдельной личности. Но такая творческая атмосфера возникает, когда появляется масштабная общенациональная цель, сверхзадача, идея. Из которой вырастает национальная программа[3].

Нельзя для каждой отдельной личности создать индивидуальную программу ее развития (хотя в будущем, я полагаю, это и станет возможным), но можно и нужно создать для таких личностей условия, атмосферу, климат. В этом заключается величайшая сверхзадача общества и государства. Как заметил А. Мелихов, "всякому великому делу нужны герои. И сколько бы мы ни произносили умных и абсолютно правильных слов об изменениях в законодательстве и выделении ресурсов, сильные всегда сумеют истолковать любые законы и использовать любые ресурсы так, как им удобнее, а потом еще и обосновать, что это делается для пользы самих слабых".

Нация, иначе говоря, должна стать если и не нацией героев, то нацией креативных и пассионарных личностей, сумма которых, в конечном счете, и определяет величину национального человеческого потенциала. Но для этого необходимо в корне изменить отношение государства к человеку. Человек должен восприниматься как величайшая национальная ценность, а личность, ее способности и возможности, - рассматриваться в качестве главной политической цели, смысла деятельности государства и всего общества.

Кроме того, надо понять, что именно креативные и ответственные личности, составляющие творческий класс, составляют основную, а, может быть, даже единственную социальную базу для опережающего развития и модернизации. Но всей нации нужна идея. Её ждут. Как показывают результаты соцопросов Института социологии РАН, "...около 60% россиян верят в успех осуществления модернизации в России хотя бы в среднесрочной перспективе (до 15 лет). Каждый четвертый житель страны считает, что успешная модернизация будет осуществлена, но не раньше, чем через 20 лет. Наконец, 18% вообще не верят в успех модернизации в России"[4]. Таким образом нация находится в ожидании великих идей и великих целей.



К сожалению, как и многому в современной России, элита приходит к пониманию этого с большим опозданием. В этой области, как и в большинстве других областей экономической и общественной жизни, Россия отстала как минимум на несколько десятилетий. Она, может быть, и не находится на уровне 60-х годов, как полагает академик Е. Примаков, но уж точно на уровне 80-х годов прошлого века. Как ёмко заметил Д. Соколов-Митрич, "люди - они либо живые, либо мертвые. Живые люди на все реагируют, иногда даже неадекватно, но если для них создать условия, они всегда творят что-то новое, важное и выводят свои государства в мировые лидеры. Люди мертвые способны лишь паразитировать на процессе всеобщей деградации, и у них есть одна неприятная особенность - они никогда не умирают одни, они тянут за собой свою семью, свою родину, свою страну"[5]. Концепции, стратегии и планы должны разрабатываться не для чиновников, а для людей. Для нации. С учетом всех ее особенностей, а не основываться на тупой макроэкономической экстраполяции.

Но, с другой стороны, есть и общемировая тенденция примитивной "материализации" творческого потенциала. Вот что отмечает В. Иноземцев: "Как же характеризуется индивидуализированное общество в работе З. Баумана? Три главных его признака, как следует из книги, это: утрата человеком контроля над большинством значимых социальных процессов; возрастающая в связи с этим неопределенность и прогрессирующая незащищенность личности перед лицом не контролируемых ею перемен; наконец, возникающее в таких условиях стремление человека отказаться от достижения перспективных целей ради получения немедленных результатов, что в конечном счете приводит к дезинтеграции как социальной, так и индивидуальной жизни. Как следствие, общество начала XXI века характеризуется, с одной стороны, стремительным усложнением экономических процессов, а с другой - все более явной фрагментированностью человеческого существования"[6].

В российской элите эту проблему в принципе понимают, но делают, как ни странно, прямо противоположное. Вопреки собственным заявлениям. По словам В. Суркова, "как уже не раз говорил президент, подразумеваются два направления работы. Первое - это непосредственно модернизация, то есть подтягивание экономики до современного уровня... Конечно, тут надо видеть проблему: понимать, какие именно технологии нам нужны, где их взять. Но это не так сложно - были бы деньги... Вторая часть куда сложнее. Ее можно было бы назвать футуризацией... Она требует создания особого культурного и психологического климата. Это, собственно говоря, и есть путь инновационного развития"[7]. Климат, атмосфера... они не появляются ниоткуда. Их можно и нужно создавать, ведь научился же отдельный человек создавать себе настроение. У государства и нации такие возможности есть и в образовании, и через СМИ.

Именно 80-е и 90-е годы оказались потерянными, "выпали" из процесса развития страны, в том числе и прежде всего с точки зрения развития человеческого потенциала, т.е. качества экономического роста и общественного развития. Во многом виной тому стало откровенное пренебрежение правящей элиты СССР и России к творческому и профессиональному потенциалу нации, его нравственным ценностям, абсолютизация материального успеха и идеализация возможностей, создаваемых рынком.

Опережающее развитие и формирование креативных социальных групп в современной России невозможно в атмосфере конформизма и господства бюрократии. В этой атмосфере минимизируется не только интеллектуальный и духовный потенциал нации, но и начинают господствовать чуждые, нередко вредные идеи, что мы хорошо видим на примере последних десятилетий не только в экономике, но и в других областях. Поэтому идеологическая работа по преодолению конформизма становится условием экономического успеха. Или провала. И наоборот. Экономический провал, как и провал модернизации, это прежде всего следствие отсутствия национальной идеологии, а уж только потом ошибки в управлении, коррупции (которая в чистом виде является следствием "деидеологизации").

Это происходит - важно подчеркнуть - вопреки объективным общественным и экономическим потребностям. Так, объективно, переход экономики на новую стадию экономики знаний требует совершенно иных, чем прежде, идеологической атмосферы и политического климата. Таких, когда качественные, инновационные изменения, идеи "прорастают" как бы сами собой. Часто это происходит даже вопреки сложившейся системе взаимоотношений внутри власти, а также между властью и обществом, нейтрализуя в значительной степени противодействие бюрократии и старой элиты. В этом, на мой взгляд, заключалась стратегическая задача, стоявшая перед президентством Д. Медведева, к которой он объективно и субъективно был абсолютно готов, но не смог реализовать. Стратегическое политическое мышление он подменил частными программами "юриста" и паркетным пиаром.

При этом особенно важно, чтобы правящая элита не только осознавала адекватно современные закономерности развития, но и делала соответствующие выводы, прежде всего политические. Чему она пока не научилась. Прежде всего потому, что она не находилась в условиях необходимости защиты национальных интересов, как находятся элиты других стран. Она стала чужой для страны. Точнее - страна стала чужой. Так, создание творческой общественно-политической атмосферы предполагает, что элита признает приоритетность фактора развития человеческого потенциала, а также значение креативного класса в качестве важнейших условий и факторов развития страны, экономики и общества. Но как раз этого российская правящая элита в своем большинстве не понимает.

Имеет ли это место сегодня? Думается, что в полной мере нет. Приведу пример. Анализируя возможные варианты развития России, эксперты МЭР фактически исключают эти два ключевых фактора, отводя им второстепенное значение. Так, в долгосрочном прогнозе (август 2008 г.) признается[8]: "...основные варианты долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации определяются степенью реализации следующих ключевых факторов:

- степенью развития и реализации сравнительных преимуществ российской экономики в энергетике, науке и образовании, высоких технологиях и других сферах;

- динамикой развития институтов, определяющих предпринимательскую и инвестиционную активность и конкурентоспособность компаний;

- интенсивностью инновационного обновления обрабатывающих производств и динамикой производительности труда;

- динамикой развития транспортной и энергетической инфраструктуры;

- интенсивностью повышения качества человеческого капитала и формирования среднего класса (выделено мною. - А.П.);

- интеграцией евро-азиатского экономического пространства".

Полагаю, что не случайно эти ключевые факторы отнесены на предпоследнее по значению место и сформулированы так отстранено-абстрактно. Эта концепция отражает степень понимания, уровень развития нынешней элиты, вульгаризацией роли креативного класса и человеческого потенциала, развитие которого представляется как некий "макроэкономической" процесс, не зависящий от воли элиты.

При этом, как ни странно, тот же представитель правящей элиты - В. Сурков считает, что качество человеческого потенциала, в т.ч. и в управленческой элите, уже стало приоритетом государственной политики. "Поручения президента о создании кадрового резерва появились не случайно. Это уже говорит о том, что государство официально признало такую систему ценностей. А для того чтобы ее развивать, необходимо создавать среду для появления и проявления новых талантов. То есть в идеале их нужно не разыскивать по всей стране, а создать среду, естественный механизм отбора лучших из лучших", - заметил Первый зам. главы президентской администрации (подч. - А.П.).

Владислав Сурков кроме того уточнил, что важны не только и не столько формальные характеристики "человека новой России", сколько характеристики психологические, а именно "сочетание дерзости и желания по-своему смотреть на реальность". "Знания, если их не хватает, можно получить. А вот творческие качества и желание изменить мир привить взрослому человеку невозможно. В то же время востребованный сейчас человек не тот, кто описывает реальность, а тот, кто ее меняет", - цитирует Суркова деловая газета "Взгляд"[9].

Таким образом, мы видим очевидное противоречие в правящей элите: приоритеты, расставленные МЭР, значительно отличаются от представления руководства администрации президента, т.е. политическое руководство заметно опережает в оценке ситуации "финансово-экономический блок". Но именно экономический и финансовый блоки правительства сегодня отвечают за социально-экономическое развитие, в т.ч. стратегические прогнозы, долгосрочные концепции и планы развития всей нации и государства! Как будет преодолено это противоречие, мы, надеюсь, увидим в скором будущем. Очевидно, что оно неизбежно должно привести к кризису во власти, который может приобрести острую политическую форму, ведь, по существу, это будет конфликт старых и новых элит, который приведет к серьезным кадровым перестановкам.

Кроме того, это нарушает традиции. Так, в 2005-2006 гг. обратила на себя внимание дискуссия, которая развернулась внутри правительства М. Фрадкова, о наиболее эффективных способах развития государства. Значительная открытость правительства (прямая трансляция заседаний, например) привела к тому, что дискуссии, иногда приобретающие острую форму, стали нормой. Общество постепенно стало наблюдателем прежде закрытых процессов подготовки и принятия решений. После ухода М.Фрадкова эта практика прекратилась. А жаль.

К сожалению, общественное мнение и политические силы были практически исключены из этого процесса: споры на заседаниях правительства не находили своего продолжения в открытой дискуссии и вылились в конечном итоге в аппаратные разборки и интриги.

Другой пример - политические, программные заявления С. Иванова, В. Суркова, Д. Медведева, ставшие предметом обсуждения летом 2006 г., в которых политический курс был представлен вполне целостно. Эта дискуссия, имевшая концептуальный характер, была вызвана размышлением о будущем векторе развития после завершения стабилизации. В основных чертах она сохранила свою актуальность и сегодня, хотя почему-то в 2010-2011 годах выделялся активно только тот ее аспект, который укладывался в рамки либеральной традиции. Экспертное и политическое сообщество летом 2006 г. потратило немало времени на анализ нюансов, носивших, очевидно, тактический характер. Стало ясно, что в принципиальных вопросах элита стремилась выглядеть единой, хотя скорее это походило на попытки угадать, что же хотела власть. Политолог Л. Шевцова признавала в этой связи: "Осталось обеспечить два условия для успешной передачи власти, которые бы одновременно гарантировали ее преемственность: во-первых, оформить привлекательную идею, которая должна помочь легитимировать новое правление, и, во-вторых, консолидировать элиту вокруг единого сценария воспроизводства"[10]. "Единый сценарий воспроизводства" - это на самом деле, единая (общенациональная) стратегия развитии. Л. Шевцова не хотела (?) использовать эти понятия, но и без того ясно, что любой политический курс опирается на некую идеологию и программу, даже если и то, и другое официальной не заявлены.

И далее она писала: "В условиях, когда представители правящей элиты подвергают сомнению (пусть даже наигранному) ключевые идеологические и политические принципы, которые должны по замыслу объединять нацию, возникает новая реальность. Так что давайте готовиться к неожиданностям. И хорошо, что в среде политического класса есть прагматики, которые осознают угрозы, создаваемые самой системой. Напомню: самые успешные трансформации в мире осуществлялись представителями правящего класса, вовремя осознавшими тупиковость маршрута, по которому они шли. Итак, подождем и посмотрим, подтвердит ли Россия эту аксиому либо ее опровергнет"[11].

Действительно, - "тупиковость маршрута". Элита оказалась не готовой подхватить и развивать эти идеи по простой причине. Нынешняя российская правящая управленческая элита в принципе не способна к этому. Ни к творческому осмыслению, ни к дискуссии, ни, тем более, к развитию идей. Ее от этого долго отучали. И отучили. Элита, как уже говорилось, - консервативна и конформна. Она ждет указаний, поручений, желательно письменных, формализованных. До тех пор пока таковые не поступают, она занимает выжидательную позицию, типичную для бюрократии, занимаясь своими делами, т.е. зарабатывая деньги.

Эту ситуацию могло бы изменить два обстоятельства. Во-первых, если бы политические сигналы руководства страны были переведены в идеологическое, более широкое политическое русло. Тогда бы не требовалось бумажки для каждого шевеления. Произошло бы примерно то же, что при раннем М. Горбачеве, когда было разбужена творческая энергия, которая еще не перешла в анархию.

Во-вторых, ситуацию могло бы изменить наличие критической массы креативных групп в управленческой элите. Но, как мы знаем, такой массы нет. Она годами вымывалась и уничтожалась. И при Брежневе, и при Горбачеве, и при Ельцине, и при Путине. Требовались лояльные исполнители, а не творцы.

Как видно, ни первого, ни второго не было. Неудивительно, что дискуссии не получилось и все вылилось в ожидание новых указаний и нового начальника. Типичная фраза тех дней: "А ты такое поручение получал?" - много объясняет. Ее еще можно трактовать и так: "Еще раз вылезешь - вылетишь". Причем это правило по моим наблюдениям было обязательно для всех. За исключением одного - единственного человека. Даже его ближайшее окружение крайне осторожно и аккуратно проявляло свою инициативу. Как правило заручившись поддержкой начальника.

В этих специфических условиях абсолютная роль власти и государства становится вообще чрезвычайно высока: во-первых, не препятствовать конструктивной дискуссии, а во-вторых, не навязывать свою волю напрямую, через силовые структуры, Госплан или его подобие. На самом же деле именно власть должна инициировать такую дискуссию и создать для этого атмосферу. Без такого сигнала элита будет молчать и только внимательно слушать. Так устроена нынешняя Россия. И в этом смысле выступление В.Суркова 3 сентября 2008 года выглядит и своевременным, и логичным. Важно, чтобы эта тенденция была поддержана властью в дальнейшем: говоря коротко - власть должна насаждать креативность вопреки воле консервативной (в своем большинстве) управленческой элиты. Другого варианта для России нет. К сожалению, этого не происходит. Любая инициатива рассматривается в лучшем случае как "самопиар", а в худшем - как попытка выйти на "чужую поляну". А при нынешней системе это самое страшное аппаратное преступление. За которым (всегда!) следует неминуемо наказание.

Это могло бы и создать условия для дискуссии об ускоренном социальном развитии, прежде всего, за счет активизации креативных групп. И я считаю, что это было не только необходимо, но и возможно. В. Путин, Д. Медведев, будь они настойчивее, могли бы (не теряя контроль) создать такую атмосферу. Вывод, впрочем, не разделяется многими экспертами и представителями СМИ, считающими, что "режим В. Путина задушил публичную политическую жизнь и дискуссии". Что в принципе уже и не важно, ведь никто из них этого не сделал.

На самом деле сложившаяся система не только лишила маргиналов, популистов и авантюристов возможности навязывать свое мнение широкой публике через СМИ, но и ликвидировала атмосферу открытой дискуссии, анализа и инициативы, обрекла систему управления на инерционно-послушное действо.

Сложнее ситуация в экономической и научно-технической областях, где творческая, инновационная атмосфера появляется и существует не сама по себе, а благодаря реальным экономическим мотивам, которых сегодня, надо признать, в России мало.

Поэтому проблема создания творческой атмосферы и условий для инновационного развития выступает наиболее приоритетной тактической задачей, стоящей перед Россией[12]. Это означает создание благоприятного институционального климата для предпринимателей во всех сферах, способствующего переходу экономики на инновационный вариант развития, а также совершенствование информационной среды и системы образования... Всё, что должно стать условиями для наиболее полной реализации потенциала каждого человека. В этом смысле реализацию ПНП можно рассматривать как политико-идеологический проект, предназначенный дать знак, сигнал элите, обществу и бизнесу о главных приоритетах развития - образовании, здравоохранении, жилье, сельском хозяйстве.

Другой стороной задачи является преодоление коррупции и кризиса недоверия в отношениях власти и общества. Как следует еще из Послания В. Путина 2006 г., этот кризис властью осознается, но вот насколько серьезно он осознается, насколько власть практически готова к его преодолению - еще непонятно. Без преодоления кризиса недоверия создать творческую, жизнеутверждающую атмосферу невозможно. Недоверие, скептицизм и полное отсутствие оптимизма - факторы, при которых творчество немыслимо. Кризис недоверия между властью и обществом должен быть преодолен, в том числе и с помощью таких идеологических сигналов, как ПНП, их практических результатов[13]. К сожалению, кризис недоверия был не преодолен, а в 2010-2011 годы резко усилился. Как показывали соцопросы лета 2011 года, абсолютное большинство (73% против 11%) граждан стало поддерживать возврат в бюллетени графы "против всех", что означает их неудовлетворенность, "политическим меню", предложенным накануне выборов властью[14].

Наконец, создание благоприятной атмосферы для развития рассматривается иногда как социально-экономическая задача, что, конечно же, неверно. Как неверно и такое отношение к развитию человеческого потенциала. Между тем именно оно (это отношение) превалирует в настроении элиты. Так, в долгосрочном прогнозе МЭР в разделе, специально посвященном развитию человеческого капитала, речь сводится по существу к повышению реальных доходов граждан и изменению структуры потребления. Из всех количественных характеристик человеческого потенциала и творческой активности эксперты МЭР остановились только на финансовых[15].



Подобное упрощение не случайно. Создание творческой атмосферы в обществе не является задачей МЭР или какого-то другого министерства. Это - задача всей власти. И исполнительной, и законодательной. И, конечно же, общества. Эта трудная задача может быть решена только в том случае, если она открыто политически сформулирована в качестве приоритетной задачи перед нацией и государством. В том числе и прежде всего самой властью.



_______________

[1] Латухина К. Тысяча мнений // Российская газета. 2011. 30 марта. С. 3.

[2] Сурков В. Атмосфера в стране изменилась! 11 сентября 2008 г. URL:http://prim-mger.ru

[3] Летом 2011 года я сформулировал эту мысль следующим образом: "...России нужна не очередная концепция социально-экономического развития, а стратегия развития нации...>> См.: Подберезкин А. Социальный потенциал и стратегия долгосрочного развития России // Вестник МГИМО(У). 2011. N 2 (7). С. 7.

[4] Настрой относительно возможностей модернизации в России связан с возрастом: молодежь отличается б?льшим оптимизмом в оценке этих перспектив. Среди тех, кто не достиг еще 22 лет, 28% считают возможным выведение страны на качественно иной уровень развития уже через 5-10 лет, и только 8% не верят в существование этой возможности даже в ближайшие 30 лет. Для сравнения, в старшей когорте населения (тех, кто старше 60 лет) эти доли совпадают, составляя по 24%.
Интересно, что большим оптимизмом в этом вопросе отличаются сторонники невмешательства государства в экономическую и социальную сферы жизни. Так, на выход России на качественно иной уровень жизни и развития в течение ближайших 5-10 лет надеются 34% приверженцев идеи свободной рыночной экономики при 22% среди сторонников планового хозяйства и 46% сторонников невмешательства государства в жизнь граждан в социальной сфере при 20% среди сторонников уравнительности. (Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 37.)

[5] Соколов-Митрич Д. Операция Ы-ы-ы-ы-ть! // Известия. 2011. 4 мая. С. 6.

[6] Иноземцев В. Судьбы индивидуализированного общества // Бауман З. Индивидуализированное общество / пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Логос, 2005. С. XIII.

[7] Цит. по: Зубарев. http://www.zubarev.info >dat/bin/files/74

[8] Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации до 2020-2030 годов. Приложение к Концепции долгосрочного развития. М.: МЭР, 2008. С. 29.

[9] В.Сурков назвал главное богатство России. [Эл. ресурс]. URL:http://www.dni.ru (3 сентября 2008 г.).

[10] Шевцова Л. Разгерметизация элиты // Ведомости. 2006. 31 июля. С. 4.

[11] Там же.

[12] О важности идеологического прорыва, острая потребность в котором возникла при завершении этапа стабилизации в 2006-2007 годах я писал в то время. См.: Приоритетные национальные проекты - идеология прорыва в будущее. М.: Европа, 2007.

[13] См., подробнее: Подберезкин А. Человеческий капитал. М.: Европа, 2007.

[14] Чего на самом деле хочет народ. 8 августа 2011 г. URL: http://www.spravedlivo-online.ru/content/news/

[15] Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации до 2020-2030 годов. Приложение к Концепции долгосрочного развития. М.: МЭР, 2008. С. 65.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

23.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 645955
Перв. публик.: 23.01.12
Последн. ред.: 24.01.12
Число обращений: 0

  • Сурков Владислав Юрьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Соколов-Митрич Дмитрий Владимирович (Соколов)

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``