Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новый виток глобализации продемонстрировал важность и необходимость возврата к национальным ценностям и идее сильного государства...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новый виток глобализации продемонстрировал важность и необходимость возврата к национальным ценностям и идее сильного государства...
Глобализация: новые ценности и креативный класс

...Модернизация через
культуру не означает
вестернизации[1].

С. Лавров
    

Ключевой вопрос связан с выбором стратегии развития:
осуществлять модернизацию на основе собственных
технологий или идти по пути заимствования и
адаптации существующих[2].

Д. Ливанов


Новый виток глобализации продемонстрировал важность и необходимость возврата к национальным ценностям и идее сильного государства. Кризис 2008-2011 годов заставил правящие элиты стран-лидеров глобализации пересмотреть свое отношение к традиционным ценностям, от которых они спешили отказаться. В том числе абсолютизации демократии и ее процедур, прав человека и роли государства. Повсеместно наблюдались обратные процессы.

Выше я уже говорил о том, что такой выбор стратегии в экономике имеет принципиальный характер. Если идти по пути технологических заимствований, то Россия всегда будет отставать от лидеров - хорошо, если на год-два, а то и на десятилетие. Но подобный подход справедлив и к политической системе, где заимствования ведут, во-первых, к тому, что они не отражают национальных реалий - исторических, культурных, духовных, а во-вторых, заимствования заведомо отстают (так же, как и в экономике) от современных потребностей. В данном случае либеральные заимствования тащат нас в середину ХХ века развитие страны, в т.ч. США, давно уже не используют этих моделей.

Понятно и другое, а именно: модернизация на основе внешних заимствований изначально обесценивает НЧП и роль национального креативного класса, при всей условности этого термина применительно к творческим социальным группам, отличительным признаком которых является мобильность, независимость, даже многокультурность.

В эпоху глобализации - и кризис 2008-2011 гг. это ясно показал - прежние политические и международные модели оказались неэффективными, устаревшими, так же, как и политические, и социальные. Кризис оказался системным, продемонстрировал, что "идеальные" либеральные ответы на вызовы оказались не такими уж идеальными, а система ценностей, казавшаяся многим универсальной, - отнюдь не универсальна. Одна из таких ценностей - выборы как механизм формирования элиты. Этот механизм, как я уже говорил, оказался неэффективным не только для Запада, но и особенно для России. "Как показала норвежская трагедия параноики могут таиться в самых развитых странах", - признавал в июле 2011 года американский журнал "Newsweek"[3].

Мне представляется, что с такой ценностью демократии в эпоху глобализации можно и нужно расстаться. Для России нужен механизм не ради самого механизма (имеющего ложную ценность), а механизм формирования эффективной элиты, внедрение в нее все новых групп креативного класса. Выборы, повторю, как механизм достижения такой цели оказались неэффективными. Значит, нужен другой механизм, который обеспечил бы кадровую революцию, способную сформировать такую элиту, которая отвечала бы требованиям глобализации.

Кроме того, такая революция предполагает смену "советско-демократической" элиты на профессионально-креативную. Учитывая консерватизм элиты, сделать это демократическими методами крайне трудно. Но необходимо. Вот почему я полагаю, что усиление авторитарных ноток в период правления В. Путина было не просто не случайным, но необходимым, даже неизбежным явлением. Добавлю, которое пошло на пользу России, хотя и В. Путин, и Д. Медведев подверглись жесткой критике как внутри России, так и за рубежом. Более того, допускаю, что они сами не хотели бы усиления авторитаризма и бюрократии, что они были вполне искренни, выступая против них. Но объективная реальность оказалась сильнее: когда демократические процедуры "не работают", высшее руководство было вынуждено вмешиваться в их процесс. Разница заключается в том, что я вижу в этом положительное начало, а "критики режима" - нет.

У России была альтернатива в эти годы. Та, о которой говорил А. Солженицын. Теоретически реформа местного самоуправления была бы способна вызвать позитивное движение, привлечение к участию в политической жизни интеллигенцию, предотвратить "размывание" элиты и бюрократии креативным классом в ходе выборов. Но это теоретически, потому что нынешняя элита "формирует" не только корпус кандидатов, но и победителей, т.е. воспроизводит саму себя. Остается один способ: власть, контролирующая демократические процедуры, должна осознать, что без появления в управленческой и политической элите креативной интеллигенции она сама уже не справится с новыми задачами. Другими словами, демократия и выборы должны прийти "сверху", что, повторю, в общем-то, обычно для России. В этом смысле критикуемая практика "управляемой демократии" В. Суркова - единственно верная. Она направлена на то, чтобы снизить издержки демократических процедур, которые привели к хаосу 90-х годов. По сути дела, такая политика направлена на пересмотр системы демократических ценностей на новом этапе развития человечества. Чего откровенно испугались наиболее продвинутые либералы. А зря. Нарастающая волна национализма неизбежно превратит разгул либеральной демократии в разгул фашизма, если ей не будет противопоставлена идеология и практика культурного национализма и социально-ориентированной на креативный класс политика.

На мой взгляд, в условиях глобализации многие ценности становятся псевдоценностями. И чрезвычайно важно вовремя от них отказаться. Не думаю, что демократия в ее нынешнем виде остается ценностью. Как и выборы, как и усиленно навязываемая толерантность во всем - от однополой любви до пропаганды чужих ценностей[4].

И наоборот: именно в эпоху глобализации следует особенно внимательно отнестись к реальным, подлинным ценностям - научным, технологическим, духовным, семейным. Среди таких ценностей особенно важно обратить внимание на развитие творческого потенциала личности, креативности, созидательности. Это та ценность, от которой в будущем будет зависеть очень многое, если ни все - мощь экономики, суверенитет государства, благополучие граждан.

От того, насколько эта ценность станет реальным приоритетом в государстве и обществе, будет зависеть качество его структуры, эффективность экономки и будущее нации. Эта ценность реализуется на практике прежде всего в качестве, численности и влиянии креативного класса.

Эта задача не только политическая, но и экономическая. Именно интеллигенция и "креативный класс" бизнеса, а не компрадоры, способны стать в конечном счете качественно новой управленческой элитой государства. Творческая бизнес-элита должна вытеснить "оффшорную". Это означает, что финансовых спекулянтов и торговцев ресурсами должна вытеснить бизнес-элита, создающая новые товары и услуги, причем преимущественно высокотехнологические и конкурентоспособные. До этого все разговоры об инновациях будут пустыми рассуждениями. Даже в условиях кризиса, а может быть, именно в условиях мирового кризиса, необходимо проводить реформу структуры экономики и общества, т.е. социальную революцию. И роль государства здесь решающая. Именно государство способно в условиях кризиса выделить ясные цели развития, оперировать имеющимися ресурсами, поддерживать перспективные направления в развитии экономики и общества и, наоборот, отказаться от поддержки устаревших структур и секторов. Государство - как национальная ценность - должно вернуться в экономику и в идеологию.

У этой проблемы есть и внешний аспект. Не секрет, что Россия вынуждена будет выживать в сложной международной реальности, где многое будет зависеть именно от качества людей и ее экономики. "Борьба за умы", прежде всего тех представителей интеллигенции, которые формируют общественное мнение страны, отнюдь не ослабла в эпоху всеобщей борьбы за демократию, а, наоборот, усилилась, приобретает в ряде случаев крайние формы. Эти угрозы глобализации для национальной безопасности России требуют поиска качественно новых ответов, ухода от шаблонов и старых схем. Классические методы противоборства, к которым привыкла старая элита, показывают свою неэффективность. "Оранжевые" демократии, "мягкая сила" - формы демократических выборов. Противодействовать им могут только новые формы, которые способен генерировать креативный класс. И здесь важна адекватная переоценка ценностей в интересах креативного класса, а не чиновничества, которая может стать эффективным орудием борьбы. И, естественно, в интересах России, ее национальной безопасности.

Очевидна заинтересованность некоторых правительств стран - лидеров глобализации в лоббировании своих ценностей за рубежом. При этом оказывается, что демократический процесс, включая выборы, становится инструментом навязывания уже не только своих ценностей, но и защиты национальных, иногда весьма эгоистических интересов, в том понимании, как это видится правящим элитам развитых стран. Политическое лицемерие здесь служит естественным прикрытием для вполне конкретных экономических и военно-политических целей. Причем, как показывает практика, демократические процедуры и инструменты оказываются вполне сочетаемы с дипломатическими и даже военными, а в ряде случаев и более эффективны. Реальное противодействие такому влиянию могут оказать только национальные креативные группы, объединенные в институты гражданского общества. Те страны, у которых такие институты остаются недоразвитыми, а национальная система ценностей не сформирована, оказываются фактически безоружными перед агрессией, особенно если в них слабы креативные группы.

И, наоборот, те страны, в которых творческий потенциал элиты высок, а степень самоорганизации креативных групп сопоставима с уровнем технологического развития и способностью воспринимать инновации, оказываются лидерами глобализации. Они в состоянии не только защищать свои национальные ценности, но и навязывать их через множество инструментов гражданского общества другим странам. Тем важнее задача создания системы защиты национальных ценностей и интересов. Не только в рамках Концепции национальной безопасности, но и как практический план мероприятий всей нации и государства.

Это делается сегодня наиболее эффективно через НПО, в частности через СМИ. Так, радиостанция "Свободная Европа - радио "Свобода" - частная некоммерческая информационная служба - финансируется конгрессом США и вещает на страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Кавказа, Центральной Азии и Ближнего Востока на 29 языках. По данным самой радиостанции, ее общая аудитория составляет 35 млн человек. Другая международная вещательная служба "Голос Америки" также финансируется правительством США. Общая аудитория - около 100 млн человек, при этом особое внимание уделяется странам, "испытывающим недостаток в сильных независимых СМИ"[5].

В отличие от военной силы, экономического давления или политического шантажа, демократические институты и процедуры - при умелом манипулировании - не только несут наименьшие риски, относительно дешевы, но и очень эффективны, в особенности против стран, которые им не противодействуют или не способны противопоставить адекватные институты гражданского общества и национальную систему ценностей. Так, например, Китай или Индия, у которых сложилась устойчивая система ценностей и национальная традиция, несмотря на открытость западному миру, всячески обеспечивают защиту своих национальных ценностей. Впрочем, похожая ситуация наблюдается и во вполне благополучных либеральных демократиях, где традиция защищает нации от чрезмерного проникновения и влияния. Более того эти страны (включая Китай и Индию) усиленно продвигают свою систему ценностей за рубеж.

Соответственно страны со слабой традицией, а тем более там, где национальные элиты готовы воспринимать чужие ценности, становятся очень восприимчивы к внешнему влиянию, в особенности если уровень развития гражданского общества, определяемый во многом качеством и количеством креативного класса, низок, а технологическая оснащенность - отсталая. Другими словами, государства, не обладающие развитыми национальными общественными институтами, становятся очень уязвимыми.

Особое значение и общенациональную ценность приобретают институты социального потенциала. Этой важнейшей части НПЧ, которая становится самым эффективным политическим инструментом в эпоху глобализации. Пример тому - США, где эта мощь развитых стран, выраженная в качестве креативного потенциала, используется непосредственно для вмешательства во внутренние дела других стран. При этом самой удобной мишенью оказывается процедура демократических выборов, т.е. процесс формирования национальных элит как самое слабое и уязвимое звено в общественной системе. Естественно, в интересах вполне определенных стран. Очевидно, что профессиональная, национально-ориентированная, креативная элита, способная защищать интересы России, этим странам не нужна. Их больше устраивала бы ясно ориентированная на Запад элита "образца 90-х гг.".

Поразительный опыт для тех, кто еще слепо верил в привлекательность демократических институтов, нам дал конфликт с Грузией: и не только лицемерия Саакашвили и США, их пренебрежения к достоверной информации, но и готовности использовать огромные ресурсы в целях "защиты демократии". Удивительно, что, даже признав агрессию Грузии, страны - лидеры глобализации уже через несколько недель запланировали проведение в спешном порядке в октябре встречу руководителей США, Франции, ФРГ, Всемирного банка и других институтов в Тбилиси. Естественно, для "защиты грузинской демократии".

Очевидно, что идеологические ценности, предлагаемые этими структурами, не совпадают с национальными интересами России. И правда, странно было бы ожидать, что за деньги, например, американского налогоплательщика будут укреплять российский суверенитет и развивать нашу экономику. Поэтому вопрос повышения эффективности госуправления, роли "креативного класса" и интеллигенции становится вопросом политическим, от решения которого зависит суверенитет государства.

Действительно, развитой креативный класс и национальная интеллигенция способны не только нейтрализовать идеологическую интервенцию, но и создать благоприятные внешние условия для развития страны. Чем сильнее и влиятельнее национальная интеллигенция, тем сильнее ее воздействие на общественное мнение других стран. Заменить это влияние, например, государственным влиянием очень трудно, а иногда и невозможно. Применительно к демократическим процедурам вообще и выборам в частности это означает, что реальный и эффективный контроль за ними может осуществлять только национальная интеллигенция, объединенная в развитые структуры гражданского общества. Подчеркну - реально участвующая в управлении государством, включая выборные и другие высшие должности.

_____________

[1] Лавров С.В. Выступление на ассамблее Совета по внешней и военной политике. 9 апреля 2011 г. Пансионат "Лесные дали".

[2] Ливанов Д. Интервью. 28 ноября 2008 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.strf.ru

[3] Мэттьюз О., Немцова А. Фашистская Россия? // 2011. 8 августа // URL:http://www.inopressa.ru

[4] См., подробнее: Подберезкин А.И., Абакумов С.А. Гражданское общество и будущее российского государства: в поисках эффективного алгоритма развития. М.: Имидж-Пресс, 2004.

[5] Как "Свобода" и "Голос Америки" работают с Россией // Коммерсант. 2006. 8 июля. С. 3.

Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

20.01.2012

www.allrus.info



Док. 645944
Перв. публик.: 20.01.12
Последн. ред.: 21.01.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Ливанов Дмитрий Викторович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``