В Кремле назвали "естественным" рост числа протестных акций
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Выборы должны формулировать как сверхзадачи для общества, так и устраивать проверку кандидатов. Так должно быть. Но сегодня это не так ...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Выборы должны формулировать как сверхзадачи для общества, так и устраивать проверку кандидатов. Так должно быть. Но сегодня это не так ...
Нужны ли креативному классу выборы?

Нужно просто задумываться, кто ты,
и зачем сюда пришел. Среда - оправдание
для слабых и вялых людей. Есть дозволенное
и недозволенное. И тут я снимаю любую вину
с социума и власти. Мы заслуживаем власть,
которую имеем, семью, которую имеем,
и смерть, которую получим[1].

З. Прилепин


Интеллектуальный потенциал
проверяется на сверхзадачах -
если мозг общества находит
для них сверхвозможности, за такое
общество можно не беспокоиться[2].

Н. Бехтерева


Почему-то в 2010-2011 годах либералы отождествляли модернизацию общества с демократическим процессом, который в их представлении должен заменить, вытеснить всю систему национальных ценностей, основанную на глубоко нравственных и религиозных началах Между тем только нравственность - основа стабильного и процветающего общества, которую не могут заменить никакие политические системы, самые лучшие органы власти, а тем более правовые нормы, которые обожествляют либеральные идеологи. И в этом смысле выборы - как демократическая процедура - могут быть только инструментом, с помощью которого к власти приходят достойные либо недостойные этой власти кандидаты. Не более того. Да и правовые нормы, которые сегодня абсолютизируют либералы, являются лишь формальным закреплением нравственных норм. Как правило плохим, запоздалым, иногда даже не нужным. "Правовое мышление" - разновидность правового дебилизма, если оно не основывается на нравственных нормах.

Творческий класс в наименьшей степени заинтересован в выборах. Во всяком случае в прямых, на которых избираются вполне определенные политики, обладающие качествами - публичностью, способностью к социальной демагогии, отсутствием, как правило, интеллектуальных и творческих способностей, - которые не являются для креативного класса значимыми. Поэтому пытаться доказать, что развитие креативного класса зависит от "успехов" развития демократической процедуры - безусловная натяжка

Кроме того, творческий класс составляет относительное меньшинство в обществе и его представители просто не могут рассчитывать на получение большинства на демократических выборах. Поэтому выборы теряют для творческих групп смысл. И поэтому именно творческие слои, как правило, эти выборы игнорируют.

Выборы должны формулировать как сверхзадачи для общества, так и устраивать проверку кандидатов. Так должно быть. Но сегодня это не так.

Уже говорилось, что существующие в России избирательная и политическая системы прямо противодействуют развитию креативного класса. Вопреки этому в последние десятилетия возросшая роль нарождающегося "креативного класса" и интеллигенции обусловлена развитием экономики знаний[3] и общественной потребностью во всем мире, а значит в какой-то мере и в России. Эта объективная тенденция встречала серьезное противодействие правящей элиты и организованной ею системы власти. В советское время эти социальные группы были политически и административно дистанцированы от власти, а в последние 25 лет то же самое было сделано не только административно, но и экономически. Причем делалось и делается это, повторяю, с помощью демократических процедур, включая выборы.

Так, например, как справедливо заметил А. Мухин, "так называемые старые, выдохшиеся партии обладают определенным электоральным потенциалом, очень хорошо известным правящей партии. Больше они поднять на выборах не могут. Более того, существующие, уже сложившиеся отношения КПРФ, ЛДПР, СР не позволяют им создавать более-менее устойчивые коалиции. И в этом смысле они тоже удобны для правящей партии". Новички же предсказуемы меньше и могут иметь успех на выборах, указывает эксперт: "Более того, как подозревают, они могут создать какие-то действенные политические альянсы. Поэтому, я так понимаю, Минюсту официально или неофициально приказано просто затруднять доступ любых новых партийных образований в партийно-политическое поле. Что он с успехом и выполняет".

По мнению Мухина, отказ партиям в регистрации может привести к образованию "мощного теневого партийно-политического сектора", который будет действовать по принципу теневой экономики, уверен Мухин"[4].

Таким образом, демократические выборы в современной России препятствуют росту влияния креативных групп в политической и экономической жизни страны. И мне представляется, что это не случайность, а отражение общей, мировой тенденции, т.е. списать такую ситуацию на несовершенство избирательной системы только России (что, конечно же, не отрицается) нельзя. Это объясняет, например, феномен "арабской весны" 2011 года, когда на политическую сцену вышла прежде всего несистемная оппозиция.

Такая ситуация противоречит законам развития современного общества и экономики, а значит, рано или поздно будет изменена. Опять же, события весны 2011 года это показали. Так или иначе креативные слои будут доминировать не только в идеологии, но и в экономике и в политической жизни страны. Это неизбежно. Но, похоже, что положение с креативным классом в России напоминает ситуацию с инновациями в экономике: все всё понимают, но делают наоборот. Уже сегодня это мешает развитию страны. Использование возможностей носителей знаний, культуры и духовности в России, переход креативных социальных групп к управлению государством, т.е. к участию в определении приоритетов и целей развития, - только отдельные штрихи той объективной, неотложной и конкретной политической задачи, которую необходимо решить. Причем сделать это необходимо либо демократическими методами, т.е. через выборы, либо авторитарными. Демократическими методами сегодня нельзя. Значит нужны авторитарные.

Вместе с тем есть и еще один способ. Если признать, что элита не заинтересована в ускорении развития страны (элита всегда за стабильность и против развития), то остается, во-первых, усиление позиций высшего руководителя и, во-вторых, надежда, что его воля привлечет к управлению креативные группы граждан. Вопреки консерватизму элиты. Этот вариант - разновидность авторитаризма. Но, боюсь, он неизбежен, если, конечно, мы хотим не отстать от других развитых стран ни по уровню инноваций, ни по качеству управления обществом и государством. Кстати, в российской истории такие примеры есть: Петр I, Павел, Александр II выступали против правящей элиты, заручившись поддержкой узкого в то время креативного слоя.

Есть и еще один аспект, который нужно отнести к высшим приоритетам национальной безопасности страны, а именно высочайший уровень коррупции элиты, достигший уровня, когда госуправление становится частью этой системы. Причем заведомо малоэффективной. Но, ликвидировав коррупцию как часть системы госуправления, т.е. перестав жить "по понятиям", мы будем вынуждены создавать новую систему госуправления, т.е. как жить "по закону". Готово ли к этому общество? Думаю, что готово, но от высшей власти потребуются самые решительные действия, ведь ситуация в экономике неизбежно подталкивает к выводу, что суверенитету страны угрожает контроль оффшорного бизнеса, к которому можно отнести практически весь крупный бизнес России. Как пишет в "Новой газете" А. Овян, "раньше социально ответственным бизнесменом в России считался тот, кто вовремя и в полном объеме платит налоги. Теперь это почетное звание заслуживает тот, кто оставляет заработанное в нашей стране, а не уводит в оффшоры. Суда по официальной статистике, количество социально ответственных крупных предпринимателей у нас в стране находится на уровне статистической погрешности. Даже министр финансов Алексей Кудрин отметил, что 200 миллиардов долларов вывезены в прошлом году из России не в последнюю очередь силами отечественных компаний"[5]. Правящей элите, конечно, хорошо известны и компании и их владельцы, хотя попытки найти владельцев "Домодедова" в течении более полугода и не увенчались успехом.



Похоже, что выборы как механизм обновления элиты в такой ситуации неизбежно неэффективны, а значит бесполезны. И не нужны. Нужны авторитарные решения.

Так бывало в некоторые периоды российской истории. Например, когда Петр I "силовыми методами" выдвигал в руководство служивое дворянство и даже простолюдинов, когда Александр I и Александр II проводили свои реформы. Есть и другие примеры, уже советского периода. И. Сталин, проведя чистки и репрессии старой большевистской элиты, смело выдвигал в руководство страны молодые и креативные кадры: А. Косыгин, А. Громыко, К. Русаков и многие другие тридцатилетние министры пришли на смену пожилым и малограмотным большевистским вождям.

Интересное письмо я получил после первых публикаций о креативных группах. Оно - свидетельство тому, что рост креатива может происходить в тоталитарных условиях. И отнюдь не только во времена правления Александра III (когда были созданы непревзойденные шедевры в литературе, науке и искусстве), но и в "эпоху застоя". Застоя, который не был таковым для креативных групп. "Глубокоуважаемый Алексей Иванович, - писал мне в сентябре 2008 г. журналист В.Р. Хилтунен, - хотелось бы от всей души поблагодарить Вас за размышление о креативных группах. Парадокс положения заключается в том, что именно Россия сумела в свое время - вопреки историческим обстоятельствам - построить реальную систему воспитания креативных лидеров, но все это так и осталось невостребованным.

Так уж получилось, что я остался одним из немногих живых свидетелей деятельности Комиссии по резервным возможностям человека Акселя Берга, а также других полуподпольных структур всесоюзного "Творческого собрания" (коммунары "Алого Паруса" с их лозунгом "Каждое дело - творчески, иначе - зачем?", топоровцы, ривинцы, альтовцы...) - несть им числа было, я уверен, что они-то и были в совокупности той питательной средой для парадоксального "креатива-в-тоталитаризме", о котором Вы так хорошо сказали.

Четверть века оттрубил в старой "Комсомолке", которая была, на мой взгляд, в те годы и лучшей из виденных мной "креативных групп", и старательно собирала весь этот опыт.

У нас в отделе два стула бережно хранились - Дудинцева и Аджубея. Голованов, Песков, Соловейчик, Руденко, да и мы, следующее поколение, старались соответствовать.

Увы, в девяностых цепочка прервалась...

Я было совсем отчаялся, что кому-нибудь все это здесь в России в ближайший век сгодится.

Уехал, бродил по свету - в десятках стран искал что-то, что хоть немного напоминало бы виденное в российском креативном андеграунде. Что-то было почти то, да все-таки не то. В наших тоталитарных тисках качество креатива было выше... (выделено мною. - А.П.) Может, в том и состояла российская задача - ценой преодоления закалиться?"[6].

Таким образом, нет прямой зависимости между демократией, выборами и ростом креатива у нации. Получается даже наоборот: при усилении авторитарных тенденций наблюдается взрывной рост креатива и численности креативных групп. И здесь важно четко расставить приоритеты. Если этот вывод справедлив, то неизбежно придется ответить и на такой вопрос: что для нас важнее - ускоренное внедрение инноваций, смена прогнившей и проворовавшейся элиты на нравственную, креативную и профессиональную или абстрактные интересы демократии, включая их главную ценность - демократические выборы?

И ещё. Мировой кризис показал, что "абсолютные" демократические ценности не так уж и абсолютны, да и вообще не ценности. Речь идет не только об экономических ценностях либеральной экономики и "всесильного" рынка, но и о ценностях более высокого - нравственного и духовного порядка. Решать проблемы кризиса и развития только макроэкономическими методами невозможно. Как сказал Святейший Патриарх Кирилл, "сейчас мы переживаем один из таких трудных периодов. Я имею в виду экономический кризис, который, в силу глобализационных процессов, поразил практически весь мир. По мере его развития становится все более очевидным, что корни этого бедствия кроются не столько в экономической, сколько в нравственной сфере. Поэтому и путь к преодолению кризиса экономики лежит через преодоление культа богатства, безудержного потребления, погони за наживой любой ценой, эгоистического использования собственности, пренебрежения нуждами бедных"[7]. Придется прежде всего провести переоценку ценностей, включая и "незыблемые ценности демократии". Не избежать этого и при переоценке значения ценности демократических выборов.

Действительно, творческая активность масс, их креативность в "эпоху застоя" была выше, чем в эпоху "демократических преобразований". Тиражей журналов и газет, превосходивших нынешние в тысячи (!) раз, не хватало, а результатов творческих поисков в науке и искусстве было значительно больше. Все это я говорю лишь для того, чтобы еще раз разрушить миф о том, что "демократия равнозначна прогрессу". В нашем нынешнем случае применительно к России оказалось как раз наоборот.

Думаю, что революция сверху возможна, более того, необходима в сегодняшней России. Она предполагает усиление исполнительной власти, может быть, придание ей авторитарного характера, даже с элементами "наследственности" или "преемственности", в ущерб "идеальной демократической процедуре", включая выборы. Понятно, что этот вывод не совпадает с доминировавшими в 2009-2011 годах настроениями, которые вписывались в либеральную традицию, но имели мало общего с национальной стратегией развития. Опять, в очередной раз, возникла коллизия: господствующая де-факто в элите либеральная идеология навязывала нации свои представления о политической системе.

Между тем выход есть. Он лежит в плоскости идеологии, точнее - отказа от либеральной традиции и поиска новой, эффективной для России политической системы и государственного устройства, в основе которых лежит идеология русского социализма.


______________

[1] Прилепин З. Черная обезьяна с гранатой // Известия. 2011. 5 мая. С. 7.

[2] Бехтерева Н. Магия мозга и лабиринты жизни. М.: Сова, 2008. С. 6.

[3] Существуют серьезные разночтения и толкования этого термина, поэтому следует оговориться, что я понимаю еще как широкое понятие, относящееся не только к информатике, но и экономике и обществу в целом. См., подробнее: Лопатин В.Н. "Экономика знаний" в информационном обществе: показатели и последствия для России // Информационное право. 2010. N 4 (23). С. 3-5.

[4] Самарина А., Родин И. Чужие здесь не нужны // Независимая газета. 2011. 29 апреля. С. 2.

[5] Овян А. Деньгопровод // Новая газета. 2009. 18 марта.

[6] Эл. ресурс "Рейтинг персональных страниц". URL:http://www.viperson.ru.

[7] URL:http://www.selectornews.com 16 марта 2009 г.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

19.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 645906
Перв. публик.: 19.01.12
Последн. ред.: 20.01.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Бехтерева Наталья Петровна
  • Прилепин Захар Николаевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``