Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Выборы, демократия и креативный класс
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Выборы, демократия и креативный класс
Мы должны начать революцию в социальной науке[1].

И. Чубайс


Период освоения и популяризации
западного знания - время "догоняющего
интеллектуального развития в российских
общественных науках" - закончился[2].

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


В 2000-е, и особенно в 2010-2011 годы проблема развития демократии, демократических выборов всегда находилась в центре внимания власти и оппозиции. Иногда искусственного и преувеличенного. Но всегда по-разному. Строительство "вертикали" власти, начатое с приходом В. Путина, в стране, которая фактически стояла на грани распада, не прекращалась все эти годы. В т.е. и при Д. Медведеве. Как не прекращался и процесс реформирования политической системы вообще и избирательной, в частности. Точнее - приспособление этой системы к потребностям правящей элиты. Это приспособление в конечном счете оказалось настолько удачным, что демократия практически исчезла, оказавшись замененной созданной В.Сурковым политическим режимом, существующим по формально демократическим правилам. Именно эта тема вдруг "всплыла" накануне выборов 2011-2012 годов.

Лично я полагаю, что для этого времени такое изобретение было неплохо. Даже - обязательно. В противном случае "демократические выкидыши" 90-х годов, которыми успешно управляли новые собственники, окончательно разбазарили бы остатки национального богатства и суверенитета. Плохо же то, что у этой системы В. Суркова не было двух важнейших компонентов:

- во-первых, идеологии как принятой (хотя бы в рамках узкой части правящей элиты) системы взглядов на цели и способы развития нации;

- во-вторых, пространства для креативного класса, который, как и прежде, оказывался нужным власти в редких случаях, но в основном оставался брошенным на произвол судьбы и политически, и экономически.

Поэтому проблема деградации демократии в 2000-2011 годах важна не сама по себе, а только и исключительно относительно интересов нации, государства и его креативного класса, для чего демократические ценности не имеют абсолютного значения.

Взгляды Д. Медведева, по его собственному признанию, отличались от взглядов В. Путина на ту же цель - благосостояние общества - именно в методах решения этой задачи. Прежде всего, конечно, речь идет о демократизации или либерализации политической системы. И. Юргенс и ИНСОР выступили в дискуссии "пионерами" озвучивания взаимосвязи политической демократизации и модернизации[3].

Эта взаимосвязь оказалась настолько явной, что многие последователи и обозреватели стали называть ее "линейной": "политическая демократизация = модернизация"[4]. Даже внутри правящей партии произошло разделение, как, впрочем, и внутри правящей элиты, на "консерваторов-модернизаторов" и "прогрессистов-модернизаторов"[5].

В данном случае, однако, вопрос стоит более важный, а именно: как демократизация (либерализация) политической системы сказывается на положении и развитии креативного класса. И ответ здесь, на мой взгляд, не такой однозначный, как его представляют себе неолибералы из различных лагерей в России.

Итог господства либеральной идеологии, экономики и политической системы за последние 20 лет, на мой взгляд, крайне негативно сказался на состоянии и перспективах развития креативного класса. И количественно, и качественно этот класс в эти годы сокращался, а не развивался. Во всяком случае, российский опыт показывает, что политическая система, ее либерализация отнюдь не гарантируют развития креативного класса. Скорее наоборот.

На мой взгляд, большинство этих изменений, включая и изменение сроков полномочий Госдумы и президента, имело крайне незначительное значение. Хотя части общественности и либеральным СМИ эти процессы представлялись чрезвычайными. Из виду выпадали гораздо более значимые факторы, которые оставались в эти годы на периферии общественного внимания. И главный из них - вопрос о том, как создать такую избирательную систему, которая бы формировала эффективную политическую систему страны.

В свое время великий русский фантаст И. Ефремов говорил о том, что значение гуманитарных знаний в будущем будет определять динамику общественного развития, а ведущей наукой станет история. Вплоть до настоящего времени недоразвитость общественных наук в России и СССР в XIX и XX веках, их подмена привнесенной извне идеологией стала во многом первопричиной катастрофических последствий для России в XX веке. Отставание в общественных науках - это и в конечном счете отставание в управлении, в законодательстве, а в целом - в формировании норм и правил жизни. В итоге оказывается, что мы живем вне правил, вне норм, вне морали, ведь перепутанный конгломерат норм и правил означает их фактическое отсутствие. Как справедливо заметил И. Чубайс, "мы одновременно живем по российским и антироссийским, советским и антисоветским, западным и антизападным правилам, чем разрушаем всякие правила вообще"[6]. Это - следствие отказа от идеологии как системы взглядов.

Я полагаю, что как в формировании норм и правил жизни, так и в практической, ежедневной работе власти приоритет должен быть отдан обществоведам, историкам, а не специалистам-естественникам и юристам (которые могут лишь фиксировать в правовой форме уже фактически сложившиеся отношения), а тем более финансистам. Особенно в периоды кризисного развития. Как справедливо заметил А. Шубин, "к историкам, как правило, прислушиваются постфактум. И напрасно. Те, кто изучают прошлое, в том числе опыт протекания минувших кризисов, могут сориентировать, как справиться с нынешним. Найти решение только по линии экономических формул невозможно - они обнуляются на наших глазах"[7].

Это справедливо для кризиса 2008-2011 годов: именно недооценка общественных наук во многом обусловила неэффективные, а иногда и преступные решения, которые привели к возникновению крупных проблем в общественном развитии и геополитической катастрофе СССР. Неудачи и преступления 90-х годов, трагедии и кризисы - вот та цена, которая была заплачена обществом за отставание в общественных науках. (Речь не идет, конечно, о пропаганде, которая нередко выдавалась за общественные научные знания).

И это при том, что именно в России имелся уникальный исторический опыт и фантастические - иначе и не скажешь! - достижения в мировоззренческих науках. Русская религиозная, философская и естественнонаучная мысль дала миру таких гениев, как И. Ильин и К. Циолковский, В. Вернадский и А. Чижевский. В том числе и основоположников русского социализма - А. Герцена, В. Плеханова.

К сожалению, достижения русских гуманитариев не нашли до сих пор справедливой оценки, а главное, остались на обочине идеологического и политического мейнстрима XX века. Будь по-другому, события в России и мире могли бы развиваться иначе, в том числе и в области государственного строительства, частью которого является формирование избирательной системы и демократической системы вообще.

В результате в России сложилась такая избирательная система, которая неизбежно воспроизводит неэффективную политическую систему, низкое качество государственного и местного самоуправления, препятствует развитию экономики и общественных институтов. И все попытки ее реформирования в последние десятилетия свидетельствуют лишь о том, что перед ней ставятся ложные задачи создания некой (суверенной, западно-либеральной, советской и т.д.) демократии, которая будто бы сама по себе представляет некую ценность. Проявилось это в массовом бегстве не только капиталов, но и "мозгов" за рубеж. Пример: создатель Гугла С. Брин, чье состояние сегодня превышает 15 млрд долл., а также те 80-120 тыс. профессионалов, которые ежегодно уезжают из России[8].

У проблемы "демократизации" режима есть очевидная сторона: сегодня демократизация рассматривается США и их союзниками как политический инструмент, в том числе по формированию удобной для США и их союзников международной среды. События на Ближнем Востоке и в Северной Африке 2011 года свидетельствовали об этом вполне отчетливо. Как заявил в интервью газете "The Washington Post" министр обороны США Роберт Гейтс, беспорядки выдвинули на первый план "межэтнические, межконфессиональные и межплеменные разногласия, которые долгие годы подавлялись" в этом регионе. Америка подталкивает местных лидеров к демократическим переменам, но возникает вопрос о том, "сможет ли сохранить демократическая система государственного управления... единство этих стран в свете возникающих перегрузок". Намек понятен: существует опасность передела политической карты современного Ближнего Востока, который может начаться, скажем, с развала Ливии[9].

Такая опасность существует не только в Северной Африке, но и во всем мире, в т.ч. и в России. Этот аспект, безусловно, имеет негативное значение. Последние годы отчетливо видно, что чужие стандарты, в т.ч. демократии, чужие ценности и, как следствие, чуждые интересы пытаются сделать не только универсальными, но и навязать России. Именно в 2010-2011 годы США и страны Евросоюза стали "продавливать" свое понимание основных прав и свобод уже административно-политическими методами - составлять "список Магницкого", контролировать счета за рубежом и т.д. В этом направлении, например, ведется определенная работа, прежде всего, МИД РФ. Как отметил С.В. Лавров, "именно исходя из этих соображений стремимся выстраивать работу МИД на НПО-направлении. В последнее время здесь происходят качественные позитивные подвижки. Энергично и с конкретной отдачей стали функционировать такие созданные сравнительно недавно структуры, как Россотрудничество и Фонд "Русский мир". На подходе - умножение их усилий по линии некоммерческого партнерства "Российский совет по международным делам" (РСМД) и Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, которые представляют собой первые в новой России механизмы государственно-общественного партнерства в области внешней политики.

Хотелось бы более подробно обозначить свое отношение к задачам и модальностям работы этих структур. По сути, мы вступили в этап, когда масштабность процессов становления полицентричной мировой системы требует обновления инструментов внешней политики. Создавая Совет и Фонд, мы не собирались "отбирать хлеб" у кого бы то ни было. Это - системообразующие механизмы, предоставляющие "общую крышу" для наших ведущих политологических структур и НПО в сфере международных отношений. За счет формирования РСМД и Фонда имени А.М. Горчакова надеемся переломить ситуацию, когда лишь отдельные НПО международного профиля получают гранты за счет бюджетных средств. Исходим из того, что реализация проектов и программ того же Совета будет осуществляться не только за счет ассигнований из государственного бюджета, но прежде всего - спонсорских поступлений. И, естественно, в повестке дня деятельности МИД, который выступает учредителем или соучредителем этих организаций, было и остается сопряжение их работы с текущими и долгосрочными внешнеполитическими интересами страны"[10].

Никакой самостоятельной ценности демократия сама по себе не представляет. Более того, неудачные демократии заканчивались фашизмом (как в Италии и Германии) и кризисами (как во Франции, Италии и многих других странах). Кризис 2008-2011 годов, на мой взгляд, демонстрирует, что как и в 30-х годах ХХ века либеральные демократии, их ценности и достижения будут вынуждены пересматривать свои ценности и приоритеты. Рост национализма и экстремизма в Европе, финансово-экономические и бюджетные проблемы, социальная напряженность (не только в Греции, Испании и Португалии, но и в Великобритании, Франции, других странах) заставят либеральные демократии пересмотреть свою идеологию и модель развития. Кризис показал, что они не идеальны, но удобны для правящих элит. Это "удобство" очевидно не подходит России, которая должна предложить не только себя, но и миру свою, национально-ориентированную идеологию и модель развития и свой взгляд на политическую систему. Как одни из варрантов - идеологию и практику русского социализма.


_____________

[1] Чубайс И. Почему мы не понимаем собственную страну // Новая газета. 2009 . 4 февраля. С. 10.

[2] Торкунов А. Фундаментальность в общественных науках // Независимая газета. 2007 . 7 декабря. С. 11.

[3] Самарина А., Савина П. "Единая Россия" поспорила с ИнСоРом // Независимая газета. 2011. 13 апреля. С. 1, 3.

[4] См., например: Бурсов А.В. Пути демократизации РФ // Мир и политика. 2011. Февраль. С. 15-16.

[5] И.Юргенс, впрочем, отрицал саму возможность консерваторов быть модернизаторами.

[6] Чубайс И. Почему мы не понимаем собственную страну // Новая газета. 2009. 4 февраля. С. 10.

[7] Шубин А.В. Отплыть от "Титаника" к креативным кибуцам. 29 января 2009 г. [Эл. ресурс]. URL:http://strf.ru

[8] Григорьев Е. Perestroika, Uskorenie, Glasnost // Известия. 2011. 29 марта. С. 7.

[9] Коалиция в Ливии: авантюристы, парламентарии. 23 марта 2011 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.rian.ru/media/2011/03/23/357052323

[10] Лавров С.В. Тезисы выступления министра иностранных дел России С.В. Лаврова на встрече с представителями российских неправительственных организаций международной специализации, Москва, 23 марта 2011 года // МИД России: официальный сайт. 23 марта 2011 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.mid.ru./brp


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

16.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 645789
Перв. публик.: 16.01.12
Последн. ред.: 17.01.12
Число обращений: 0

  • Шубин Александр Валентинович
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Чубайс Игорь Борисович
  • Юргенс Игорь Юрьевич
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``