Седьмой раунд переговоров по Сирии в Астане пройдет 30-31 октября
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Правящая элита может какое-то время игнорировать национальную систему ценностей и национальные интересы...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Правящая элита может какое-то время игнорировать национальную систему ценностей и национальные интересы...
Креативный класс, элита, "правящий класс" и политическая модернизация

Инновационная экономика - это не столько,
собственно, про экономику, сколько про людей[1].

В. Сурков


Около 63% людей мыслят стереотипами и не способны
от них отойти. Есть другие люди, которые способны
модифицировать стереотипы. Попадаются некоторые,
которые могут создавать новые стереотипы. И, наконец,
встречаются те, кто могут создавать новые принципы для
производства новых стереотипов - вот они и есть чистые теоретики[2].

М. Хрусталёв


Правящая элита может какое-то время игнорировать национальную систему ценностей и национальные интересы. Международный опыт показывает, что такая ситуация может продолжаться десятилетиями. Но ей неизбежно наступает конец. Так было во все времена и события "арабской весны" 2011 года показывают, что даже самые консервативные режимы не могут существовать вечно.

Специфика России заключается в том, что ее правящая элита игнорировала долго национальные интересы, более того, какое-то время даже вообще отрицала их существование. Сегодня, наверное, можно говорить не об игнорировании, а о не адекватном их восприятии. Что уже лучше, но не намного.

Модернизация и технологический рывок невозможны без адекватного восприятия правящей элитой современных российских реалий и приоритетов мирового развития и принятия соответствующих политических решений. Как справедливо писал летом 2009 года академик РАН ректор МГИМО(У) А. Торкунов, "одно из определяющих условий модернизационного рывка - адекватная оценка современной ситуации, базирующаяся на фундаментальных знаниях о мире, России, о нашей истории и нашем настоящем"[3]. Пока этого не произошло. Российская элита живет сама по себе, а большинство нации - само по себе. Более того в 2008-2011 годы этот разрыв увеличивался. В том числе и по причине игнорирования элитой национальных интересов и особенностей, хотя события декабря 2010 года на Манежной площади и в сотнях других мест, "синдром Брейвика" и "арабская весна" показывают безусловную тенденцию усиления национализма в его различных, в т.ч. экстремистских формах[4].

В этом смысле Россия должна повторить опыт других элит, как это было, например, в Европе, "...когда властные группы внятно заявят о своей политической позиции по основным системообразующим направлениям общественного и государственного развития. Речь идет о формировании внятного и не допускающего произвольных интерпретаций идеологического фрейма, в рамках которого "мыслящий класс" будет самоопределяться. В истории послевоенной Европы сделанный властью идеологический выбор в пользу либерализма и социал-демократии привлек к реформам средние слои граждан. Именно таким путем европейская модернизация смогла обеспечить себе массовую поддержку и "подарила" гражданам тридцать лет всеобщего благосостояния"[5].

Рассчитывать, что властная элита в России сделает такой политический выбор и примет необходимые решения, пока не приходится. Во-первых, потому, что у самой элиты нет единства и внятной идеологии. Дискуссии 2010-2011 годов показали, что как минимум есть две либеральные позиции, доминирующие сегодня: "консервативно-либеральная" и "прогрессивно-либеральная". Обе они обречены не только потому, что их не поддерживает большинство населения, но и потому, что в их действиях слишком долго нет позитивного результата. Можно, конечно, и дальше ломать нацию через колено, но к чему это приводит мы уже знаем.

Во-вторых, та система ценностей, на которую опирается правящая элита, имеет мало общего с национальным и социальным развитием. Личные интересы очевидно преобладают и это не считается плохим, разве только в исключительных случаях, когда становится предлогом для изгнания из политики или бизнеса.

В-третьих, в обществе, в т.ч. в креативном классе, пока нет ни воли, ни ресурсов изменить эту ситуацию. Интеллектуалы, интеллигенты и пр. слои не могут, да и не хотят пока что стать двигателем перемен в элите. Но это пока, ситуация в социальной области может меняться очень быстро.

Для того чтобы дать такую адекватную оценку, сама элита должна быть адекватной реалиям. Соответствует ли нынешняя российская элита этому требованию? А может быть, она просто не может воспринимать адекватно нынешние реалии и требовать от нее соответствующих решений и действий просто бессмысленно?

На мой взгляд, кризис 2008-2011 годов показал крайне низкие управленческие возможности российской элиты, которые вытекают прежде всего из того, что сама элита, сложившаяся за последние десятилетия к началу кризиса, не в состоянии по целому ряду причин быть адекватной современным потребностям, а тем более принимать эффективные решения.

В условиях мирового кризиса особенно возрастает роль и ответственность правящей элиты, которая должна, во-первых, быть на уровне понимания существующих вызовов и угроз и, во-вторых, способна найти эффективные средства противодействия. Когда этого не происходит, то происходит другое, а именно - смена элит. Именно такая ситуация наблюдается в современной России. Думается, не случайно то, что процесс этот начал президент Д. Медведев в условиях кризиса 2008-2011 годов: несостоятельную элиту лучше сменить сверху, чем ее заменят снизу.

Неэффективность и аморальность российской элиты общеизвестна и стала общепризнанной именно в 2009-2010 годы, в период кризиса, хотя, надо признать, элита и до того лучше не была. Объясняется этот феномен достаточно просто. То, что прощалось власти в относительно благополучных условиях подъема экономики и роста доходов (в том числе и алчность, хамство, игнорирование общественного мнения), сложнее проходит в условиях кризиса.

Одна из таких проблем - традиционная неприязнь российской элиты, игнорирование ею (еще с советских времен) значения творчества вообще и креативных, творческих социальных слоев в частности. Парадокс, абсолютно игнорируемый российской элитой, заключается в следующем: современное развитие экономики, общества и государства зависит во все возрастающей степени от степени развития креативных групп общества, но не в России, чья элита настойчиво, упорно полностью исключает эту мировую тенденцию.

Проблема взаимоотношения властной элиты и креативных групп общества остается сегодня вне понимания, а тем более решения. Эта проблема формулируется так: креативный класс должен стать стержнем современной элиты, ее главным компонентом, ибо он - как уже говорилось - катализатор ее развития и ее основная содержательная часть. В условиях кризиса только он способен на адекватные действия. Без этого содержания элита превращается в тусклую социальную группу, которая способна некоторое время удерживать власть, исходя из своих интересов и представлений. Но она не способна к развитию, а тем более не способна стать конкурентной по отношению к элитам других стран. И уж точно не найдет средств выхода из кризиса. Напомню, что креативность - это (от англ. create - создавать) творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к созданию принципиально новых идей, отклоняющихся от традиционных или принятых схем мышления и входящие в структуру одаренности в качестве независимого фактора, а также способность решать проблемы, возникающие внутри статичных систем. Согласно А. Маслоу, это творческая направленность, врожденно свойственная всем, но теряемая большинством под воздействием среды. Именно российская (а до этого советская среда) угнетающе действовала на творческие способности управленцев.

По мнению Поля Торренса, креативность включает в себя повышенную чувствительность к проблемам, к дефициту или противоречивости знаний, действия по определению этих проблем, по поиску их решений на основе выдвижения гипотез, по проверке и изменению гипотез, по формулированию результата решения. Для оценки креативности используются различные тесты дивергентного мышления, личностные опросники, анализ результативности деятельности. С целью содействия развитию творческого мышления могут использоваться учебные ситуации, которые характеризуются незавершенностью или открытостью для интеграции новых элементов, при этом учащихся поощряют к формулировке множества вопросов.

Экспертные и экспериментальные оценки способности человека к производству знаний показывают, что креативные способности человека не очень велики. Путем вовлечения всех работников в непрерывное совершенствование организации (метод Кайдзена) креативность ее резко возрастает[6].

Соответственно креативные социальные группы - это те слои общественно и экономически активных граждан, которые способны к творчеству и реализации творчества в повседневной политической, общественной и экономической жизни страны. Эти группы, по разным оценкам, составляют от 5 до 15 процентов населения страны.

Именно в условиях кризиса проявились крупнейшие недостатки, даже болезни, российско-советской правящей элиты XX-XXI веков, ставшие по сути хроническими: всевластие, мздоимство, безответственность, а главное, абсолютная неспособность к самостоятельному и творческому принятию решений, упование на "гениальность" начальника и вера в то, что главное качество управленца - исполнительность. Часто не соглашаясь с Г.Х. Поповым, я тем не менее вынужден присоединиться к его ответу на поставленный им же вопрос, относя его не только к послевоенной ситуации в Германии, но и к последним десятилетиям: "Почему рекорд грабежа в XX веке поставила именно коммунистическая бюрократия (добавлю - и посткоммунистическая, "демократическая". - А.П.)?

"...Такое поведение, - пишет Г.Х. Попов, - это суть нашей советской бюрократии и ее элиты: военной, гэбэшной, партийной... "Если Бога нет, то все дозволено", - говорил Достоевский. "Все дозволено"[7], - вот главный вывод, вытекающий из отсутствия у общества внятной системы ценностей и идеологии - тех универсальных и высокоэффективных инструментов управления, от которых элита добровольно отказалась в конце 80-х годов XX века под мудрым управлением покойного академика А.Н. Яковлева, провозгласившего в те годы "деидеологизировать идеологию"".

К 2009 году, началу кризиса, как российская элита, так и креативный класс таким образом находились в упадочном состоянии, даже в кризисе. Кризисе в управлении, идеологии. Правящая элита представляла плачевное зрелище: плохо образованная, коррупционная, безответственная, а в целом недееспособная. В условиях кризиса и при отсутствии объединяющей идеологии эта элита в принципе не смогла продемонстрировать эффективные управленческие решения. Неудивительно, что кризис глубже всего поразил Россию.

И не случайно. Эволюция российской элиты 90-х и 2000-х годов -, это эволюция коррумпированной части коммунистической элиты и когорты маргинальных, случайных людей. Этот "компот" удачно описал В.Карпец в статье "Политическая элита новой России": "В лучшем случае "мэрами, пэрами и сэрами" стали вторые секретари, сменившие первых, а в ряде случаев остались и первые. Это была та же самая номенклатура. Но уже не элита, если слово это рассматривать хоть в каком-то положительном смысле. И тем более не "контрэлита" (к каковой в советское время можно было, правда, только отчасти относить диссидентов). Это была "антиэлита", "вместо-элита". Клан предателей, в который вошли те же самые лица, только обменявшие власть на собственность, пожертвовав самой идеей власти. Отдав за собственность - причем не личную (в советском смысле), а частную - территории собственной страны. То есть продав почти ее половину. При этом поставив управлять этой собственностью выходцев из комсомола (Ходорковский), НИИ (Березовский), просто деклассированных лиц (Чубайс). Включив также в свой состав актеров, шоуменов, моделей, телеведущих, представителей различных "нетрадиционных" меньшинств, то есть, тех, кого в любом традиционном обществе, в том числе христианском, было принято хоронить за кладбищенской оградой"[8].

Вместе с тем в интересах практики я бы отказался от эмоций и излишней публицистичности в оценке элиты, особенно российской, анализ которой требует специального внимания. В качестве рабочего определения современной российской элиты я предлагаю понравившееся мне суждение И. Бощенко, данное им в неопубликованной работе "Кризис демократии - кризис элиты": "В связи с этим термин "элита", в том числе и политическая, для меня и читателя исключительно функционален, к элите относятся люди, по факту обладающие определенными ресурсами и влиянием. Как эти ресурсы и влияние были получены: за счет наследства, разбоя, случая или упорного труда, - в данном случае абсолютно неважно".

Анализируя историческую традицию, нетрудно проследить, что численность элиты всегда колеблется в пределах 0,5%-1% от численности управляемой системы, т.е. для России сегодня это примерно 700 000-1 400 000 человек.

В принципе пропорции элиты к массам практически всегда одинаковы. Случались времена, особенно в средневековье, когда количество представителей элиты увеличивалось, но потом внутри элитных групп происходили войны, и система сама себя приводила в равновесный режим.

Например, в середине IX века в России дворяне тоже составляли около 0,8% населения, с учетом служивых - еще 0,4%, что составляет 1,2%. А в таких странах, как Англия, Франция, Австрия и Пруссия, их численность превышала 1,5%[9].

Наверное, и сегодня российская элита не превышает 1% населения, причем концентрация капитала и власти такова, что лишь очень незначительная её часть обладает абсолютной властью. Из полутора миллионов лишь первая тысяча концентрирует в своих руках практически всю власть и более 50% ВВП.

Таким образом, соотношение численности элиты и численности креативного класса как минимум 1:15 (1 млн чел. к 15 млн), а в реальности еще больше. Причем, если креативный класс охватывает, по сути, все классы и саму элиту, то правящая элита вертикально замкнута на "первой тысяче". Это можно представить графически следующим образом.



Как видно, представители креативного класса есть во всех социальных группах - от маргиналов и нищих до элиты. Величина дохода, образование, социальный статус не являются обязательными критериями, хотя объективно ядро креативного класса составляют учителя, инженеры, лица творческих профессий, т.е. представители преимущественно средних и выше средних слоев населения. Как справедливо заметил А.Н. Окара, "следует подчеркнуть, что креативный класс - это достаточно слабо дифференцированное сообщество, его сложно определить по каким-то формальным или статусным критериям, его невозможно выделить административным путем или создать "сверху" - по воле какой-либо власти, даже самой жесткой или самой просвещенной. Принадлежность к нему напрямую не зависит ни от общественного положения, ни от уровня доходов, ни от уровня потребления, ни даже от образования человека. Его можно описать как социопсихотип. Чаще всего люди, которые его составляют, - пассионарные люди, с внутренним стержнем, с развитым волевым началом, с активной жизненной позицией, с чувством собственного достоинства, но пассионарность не является определяющим признаком (скажем, рыночные торговцы - люди тоже весьма предприимчивые и энергичные). Представители креативного класса напоминают "предпринимателей" в экономической теории Й. Шумпетера, которые обладают "предпринимательской способностью", - они ориентированы не на линейный экономический рост, а на инновации и экономическое развитие"[10].

Отсюда можно сделать любопытный вывод: захватив власть и монополию на управление, элита противопоставляет себя не одному классу, а всему обществу. В острые периоды, как, например, в периоды кризиса, аморальность и неэффективность элиты бросает вызов всем социальным слоям российского общества. Таким образом, классическое противостояние классов превращается в противостояние элиты и креативного класса.

Примечательно, что и в самой элите намечен водораздел между креативными и консервативными группами, особенно заметный на примере Русской православной церкви, где патриарх Кирилл вот уже более 20 лет проводит креативную политику в противовес консервативному крылу.

Понятно, что с таким качеством человеческого капитала российская элита могла выполнять функции управления, во-первых, относительно простые (стабилизация, удержание власти и т.д.), а во-вторых, при благоприятных внешних условиях (отсутствие внешней угрозы, конъюнктура на экспортные товары и т.п.). Ни задач опережающего развития, ни эффективного противостояния кризису такая элита выполнять не могла в принципе. Повторю, элита могла обеспечить экономический рост (разницу между ростом и развитием мы не раз обсуждали выше), внутриполитическую стабилизацию, но отнюдь не качественное развитие экономики и общества.

Ярким примером, подтверждающим этот тезис, может служить сравнение антикризисной программы правительства в 2008-2010 годы и антикризисной программы развития Евросоюза. В начале марта 2010 года председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу представил основные элементы "Стратегии-2020", которая определит экономические и политические приоритеты союза на новое десятилетие. Самые главные цели - достижение 2%-го экономического роста, создание новых рабочих мест, а также развитие возобновляемых источников энергии. Приоритетными направлениями являются наука и исследования, образование, занятость, борьба с бедностью, а также защита окружающей среды. Заданы следующие целевые показатели: занятость для 75% всех жителей ЕС в возрасте от 20 до 64 лет, 3% ВВП будут инвестироваться в исследования и развитие, не менее 40% молодых людей должны получить высшее образование, в то время как число бросивших школу должно снизиться до уровня ниже 10%. Эколого-энергетические ориентиры следующие: выбросы двуокиси углерода должны быть сокращены на 20% по сравнению с уровнем 1990 года, доля возобновляемых источников энергии в конечном энергопотреблении должна составлять не менее 20%, и в то же время само энергопотребление должно снизиться на те же 20%.

Если в российском варианте ясно прослеживается стратегия "затыкания дыр" (хотя формального отказа от "Стратегии-2020" нет, более того, на словах Д. Медведев, В. Путин, В. Сурков и др. подчеркивали стремление реализовать эту стратегию), то в европейской стратегии видна именно инновационная, наукоемкая программа действий.

Подобное расхождение, на мой взгляд, объясняется главным недостатком российской элиты - ее откровенным противодействием росту и приходу в элиту креативного класса как совокупности креативных групп и личностей. Можно сказать, что к концу 2008 года в России сложилась уникальная по-своему ситуация, когда элита выработала нормы и правила, вообще не допускающие креативные группы во власть. И кризис 2008-2011 годов не изменил этого отношения. Более того, выборы 2011-2012 годов возможно окончательно закрепят эту ситуацию.

Понятия "креативный класс" и "элита" отнюдь не идентичны, более того, они часто прямо противоположны. Напомню, что креативность - это уровень творческой одаренности, способности к творчеству, составляющий относительно устойчивую характеристику личности. Первоначально креативность рассматривалась как функция интеллекта, и уровень развития интеллекта отождествлялся с уровнем креативности. Впоследствии выяснилось, что уровень интеллекта коррелирует с креативностью до определенного предела, а слишком высокий интеллект препятствует креативности. В настоящее время креативность рассматривается как не сводимая к интеллекту функция целостной личности, зависимая от целого комплекса ее психологических характеристик. Соответственно, центральное направление в изучении креативности - выявление личностных качеств, с которыми она связана[11].

Но ведь вся политика советской и постсоветской бюрократии исключала и исключает учет и развитие личностных качеств среди управленцев, особенно в современной России. Доступ креативных личностей, как уже я говорил, был максимально ограничен, в том числе и со стороны бизнес-элиты. В России существует ошибочная точка зрения, также и в высших эшелонах власти, что бизнес-элита может поставлять отличных управленцев. Много назначенцев в условиях кризиса (А. Хлопонин - один из множества таких примеров) было завербовано именно из бизнес-элиты. Казалось бы, все просто: чем больше представителей бизнес-элиты во власти - министров, губернаторов, депутатов - тем лучше должны идти в стране дела. Этого однако не прослеживается. Более того, в России концентрация бизнес-элиты уже самая высокая в мире, а дела отнюдь не улучшаются. Если во Франции, например, ВВП - 2,635 млрд, а на душу населения - 32 тыс. долл., то в России - 2,103 млрд, при 15,200 тыс. Совокупный капитал миллиардеров во Франции - 7% ВВП, а в России - более 25%[12]. Если "креативный класс" - объективная характеристика социальной группы, к которой относится творческая интеллигенция, способная к созидательной деятельности, то современная российская элита формировалась, как правило, совершенно по иным, к сожалению, негативным признакам, а именно:

- личная преданность;

- безынициативность;

- усредненность;

- конформизм;

- низкое качество образования;

- беспринципность;

- коррупционность.

Нынешней высшей власти неизбежно предстоит "взломать" псевдодемократическую элиту, сложившуюся в 90-е годы, десантировав туда представителей креативных слоев. В противном случае величина ошибок будет нарастать.

Кризис 2008-2011 годов - типичный пример того, как консервативная (неолиберальная) финансовая элита не смогла справиться с новыми угрозами, прежде всего потому, что в ней, очевидно, не хватало креатива и воли новых социальных слоев. Это частный, российский случай. Но есть и общая, мировая закономерность. Кризис 2008-2011 годов характеризуется сменой парадигмы управления и отношения элиты с обществом, прежде всего с его креативной частью. В основе этого смена экономики и общественных отношений, т.е. совершенно объективные причины, которые изначально исключают стабильные системы управления. Как справедливо отметил А.В. Шубин, "как гражданин этой страны я бы хотел, чтобы власть переходила к посткапиталистической, постиндустриальной, постфеодальной (что еще актуально для нас) экономике, к новым отношениям, основанным на самоуправлении. На горизонтальных связях, а не на вертикальной организации по принципу: "Я - начальник, ты - дурак". Вертикальная система управления сейчас рушится в мировом масштабе и гарантий, что это разрушение пройдёт бескровно, нет"[13].

Но и выходов из кризиса может быть несколько. Как и в 30-е годы XX века, может быть американская модель, шведская, гитлеровская, сталинская, маодзэдуновская, титовская и т.д. Все зависит от мудрости правящей элиты, ее понимания. Если по-прежнему концентрироваться на финансовых механизмах выхода из кризиса, т.е. на заведомо недостаточных инструментах, то кризис может завершиться социальной и политической катастрофой.

Понятно, что понимание элитой масштабности проблемы должно быть на уровне современного кризиса, как и способность найти адекватные средства выхода из этого кризиса. Другими словами, управленческая элита должна быть высокого качества, т.е. соответствовать требованиям современного вызова, прежде всего с точки зрения креативности, чего, к сожалению, нет.

Конечно, и из российской элиты, сформировавшейся в советско-демократический период, есть исключения. Но их, к сожалению, по моим наблюдениям, очень мало. Само качество креативности абсолютно несовместимо ни с кадровой политикой "эпохи застоя", ни периода "демократии", который, на мой взгляд, явился продолжением политики части партийной бюрократии. Не случайно это вызывало беспокойство и у части правящей элиты. Так, на одном из семинаров в сентябре 2008 года, организованном "Единой Россией", В.Сурков прямо заявил, что "представителям власти стоило бы почаще признавать таланты", в связи с чем порекомендовал партийцам вплотную заняться привлечением "талантливых, ярких людей с инновационным мышлением". Сурков говорил не о завлечении талантов в партию, а о том, чтобы талантливые люди видели в "Единой России" структуру, которая способна помочь им реализовать себя. Эти люди, как подчеркивал В. Сурков, "особенные, сложные", требующие к себе нестандартных подходов[14]. Как показали последующие годы, этого не произошло: "Единая Россия" стала ассоциироваться нередко с худшими чертами советской бюрократической элиты - косностью, администрированием, невосприимчивостью к необходимости продвижения по управленческой вертикали талантливых людей.

Напомню, что 27 августа 2008 года Дмитрий Медведев своим указом образовал президентскую комиссию по кадровой работе, которую возглавил глава администрации президента Сергей Нарышкин. В задачу комиссии входит, в частности, создание федерального резерва управленческих кадров под патронатом президента (до одной тысячи человек). Это означает, что руководство страны понимает актуальность этой проблемы. Некоторые последовавшие за этим решением кадровые назначения можно расценивать как попытку смены части элиты. Но, во-первых, это всего лишь частные решения, не меняющие всей системы формирования элиты, а во-вторых, среди критериев отбора не видно принципиально новых требований, прежде всего в отношении профессиональной подготовки и креативности.

Элита как высший управленческий слой страны при В. Путине стала более патриотичной, но, скорее, это явилось проявлением присущего ей доминирующего качества - конформизма. Можно сегодня перечислить сотни нынешних "патриотов", девять десятых из которых в период "демократических реформ" придерживались откровенно неолиберальных, антигосударственнических взглядов.

Вместе с тем нельзя, естественно, отрицать и того факта, что эволюция элиты при В. Путине несла на себе отпечаток как объективной тенденции усиления государственного начала (ставшей заметной еще при Е.Примакове), так и личности президента, стремившегося консолидировать не только элиту, но и все общество в целом. Как справедливо отмечает английский профессор Р.Саква, "...Путин предпринимает активные попытки объединения вокруг своего курса отдельных политических лидеров, общественных и политических группировок и интересов, как и всего общества в целом"[15].

Эта тенденция при Д. Медведеве не получила своего развития. Во внешней и внутренней политике "государственники" сохранили свои позиции, но в риторике были серьезно оттеснены "новыми" либералами, которые противопоставили себя "либералам-консерваторам". В итоге в 2011 году стал формироваться уже конфликт либеральных элит, которые, с одной стороны, стремились сохранить доминирующую либеральную традицию, а с другой, - каждый, понимая ее будущее по-своему.

Вопрос, однако, вплоть до 2011 года оставался открытым относительно того, насколько сможет оформиться в элите группа, отражающая национальные интересы и ценности. В том числе и прежде всего наиболее передовых социальных слоев - креативного класса, не допущенных к власти и управлению.

Такие качества, как профессионализм, ответственность, креативность, нравственность, никогда не являлись в числе обязательных или приоритетных качеств ни в СССР, ни в современной России. Более того, нередко они мешали. Эти требования к элите, на мой взгляд, объективно возникли только в результате завершения периода стабилизации, но еще не стали обязательными. Не отсюда ли и слабые результаты в борьбе с коррупцией? Отсутствие результатов в модернизации? Похоже, что пока правящая элита не допустит к власти представителей креативных групп ситуация останется неизменной. Ни в экономике, ни в политике модернизации и опережающего развития ждать не приходится.


__________________

[1] Сурков В. Динамичное развитие России невозможно без новых эффективных людей. 10 сентября 2008 г. URL:http://www.viperson.ru

[2] Хрусталёв М.А. Анализ международных ситуаций и политическая экспертиза. М.: МГИМО(У), 2008. С. 227.

[3] Торкунов А. Школа российской идентичности: (история международных отношений и состояние современного исторического образования) // Независимая газета. 2009. 14 октября.

[4] Никифоров О. Синдром Брейвика // Независимая газета. 2011. 27 июля. С. 2.

[5] Хохлов А. Миф "интеллектуального класса" против опыта евродемократии // Русский журнал. 2010. 12 июля.

[6] Креативность. URL:http://www.wikipedia.org

[7] Попов Г. Три войны Сталина. М.: Агентство "КРПА Олимп", 2005. С. 24.

[8] Карпец В. Политическая элита новой России. 28 января 2009 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.pravaya.ru

[9] Бощенко И. Кризис демократии - кризис элиты. [Эл. ресурс]. URL:http://neuroquad.ru/book

[10] Окара А.Н. Креативный класс как партнер государства. 22 декабря 2009 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.ng.ru/scenario/

[11] URL:http://psy.kemcity.ru/vocab

[12] Ермаченков И. URL:http://www.finam/analysis/forecost. 10 марта 2010 г.

[13] Шубин А.В. Отплыть от "Титаника" к креативным кибуцам. 29 января 2009 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.stef.ru

[14] Хамраев В. Единороссы ищут таланты // Коммерсант. 2008. 3 сентября. С. 3.

[15] Саква Р. Путин: выбор России / пер. с англ. В. Львова и др. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. С. 121.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

12.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 645709
Перв. публик.: 12.01.12
Последн. ред.: 13.01.12
Число обращений: 0

  • Сурков Владислав Юрьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич
  • Хрусталев Марк Арсеньевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``