Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Роль креативного класса в реализации цели `национального скачка` чрезвычайно велика. Этот класс - главная движущая сила, инструмент развития...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Роль креативного класса в реализации цели `национального скачка` чрезвычайно велика. Этот класс - главная движущая сила, инструмент развития...
Основные цели "национального скачка" и креативный класс[1]

Любые социально-политические и экономические
модернизации могут рассчитывать на успех при
наличии как минимум трех условий: во-первых,
целей развития, то есть артикулированного представления
о том, куда и зачем страна и народ должны идти,
во-вторых, проекта реформ, то есть маршрута движения,
и в-третьих - субъекта, иначе говоря, локомотива -
мотивированной социальной группы, класса, этноса или иного
амбициозного и пассионарного сообщества, которое является
главным проводником инноваций и на которое возлагаются
все надежды на обновление страны и государства[2].

И. Хангельдиев


Выход из "тупика неэффективности"
может быть найден только путем избегания
множественности стандартов
и "эксклюзивности" подходов[3].

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Роль креативного класса в реализации цели "национального скачка" чрезвычайно велика. Этот класс - главная движущая сила, инструмент развития. Поэтому иногда в развитых странах (например, Великобритании) справедливо полагают, что развитие креативного класса становится общенациональной и самой приоритетной задачей. Соответственно, темпы его развития определяет эффективность движения к этой цели, в частности, переход от стадии информационного общества на стадию "креативной цивилизации". Вот как рассматривают этот процесс некоторые исследователи[4].

Информационное общество и концепция креативного класса:

- информационное общество в ближайшем будущем может получить новую форму воплощения и новое имя - имя креативной цивилизации, что и станет важным шагом к примирению современной культуры и цивилизации;

- возможно, современная цивилизация тяготеющая к децентрализации и плюрализму, будет синхронно актуализироваться в разных формах и типах.

Концепция креативного класса:

- индекс - это количественный показатель, связанный с анализом статистических данных;

- данные показатели одновременно являются количественными и качественными;

- они высвечивают новую информацию, которая характеризует современные тенденции развития постиндустриального информационного общества.



Таким образом идея "технологического скачка" связана прежде всего не с технологиями, а с сознательной социальной политикой, выражающейся в развитии креативного класса, всех его социальных групп, во всех слоях общества, а в конечном счете в росте НЧП. Именно качество развития нации будет определять реальный результат опережающего развития или "национального скачка". Сегодня вполне определенно можно сказать, что попытка модернизации с опорой на технологические заимствования провалилась. Это были вынуждены признать в том числе и авторы "Стратегии-2020"[5]. Причем, как ни странно, но либералы поспешили обвинить в этом средний и креативный класс. Как признает главный редактор портала "Liberty.ru" В. Данилов, "социальная ставка модернизации на креативный класс и на так называемый класс средний провалилась. Сегодня президентская программа модернизации находится в чрезвычайной опасности. Она оказалась лишена социальной поддержки"[6]. Есть смысл полностью привести аргументацию В. Данилова, в которой, к сожалению, много правды: "Что произошло? Креативный класс, в который объединялись слои городской интеллигенции, социальные инноваторы, богема и группы "world Russians", оказался коррумпирован потребительскими стратегиями, политически демотивирован отсутствием политической репрезентации в публичном системном пространстве, при этом еще и получил статус социально-неприкасаемых. Им сегодня, как в том анекдоте про Чапаева, можно все, и при этом за это "все" им ровным счетом ничего не будет. Бутики, ночные клубы - это территории неприкосновенности. Публичное потребление легитимирует ярмарку тщеславия, оправдываемую на страницах их идеологических органов - глянцевых журналов, со своими политбюро, заседающими в редколлегиях. Продуктом новейшей коррупции духа является поколение хипстеров.

Средний класс, о котором столько было сказано в последние двадцать лет, который бережно взращивался властями и даже назывался гегемоном, присвоил себе право потреблять и не работать. Фактически, средний класс сидит на особом типе статусной ренты, спонсируемой коррупционным государственными стратегиями. Средний класс мыслит сам себя в терминах потребительских статусов, а не персональных и групповых достижений. Тем самым он оказался в фокусе вольно или невольно реализуемых властных стратегий, которые философ Андрей Ашкеров однажды удачно назвал "коррупцией духа".

С этим потребительским классом случился забавный парадокс - власть, алибизирует свою политику заботой о среднем классе, но при этом не получает от этого среднего класса никакой реальной поддержки - он не голосует на выборах, не участвует в активной политической жизни, он не публичен, хотя сам составляет основной костяк публики. Средний класс получил статус политически неприкасаемых.

Эти две группы оказались, пользуясь терминами Агембена, своего рода homo sacer модернизации. Их именем и от их лица осуществляется политика модернизации, при этом сами эти люди об этом могут даже не догадываться. Креативный класс, богема и класс получателей городской статусной ренты, или иначе средний класс, - это новые безработные. Праздный класс, но изнутри которого прорастают контуры чего-то совершенно иного.

Нулевые научили средний класс не выживать, а жить, когда жить хорошо - это ценность. Переход от стратегий выживания к тактикам "хорошей жизни" - это точка перехода от деполитизированного состояния к политике. Почти что в аристотелевском смысле"[7].

Повторю, что в этой оценке много справедливой критики. Но нет главного: ответа на вопрос почему это произошло? Хотя ответ в принципе очевиден. "Уничтожив" идеологию, на практике внедрили извращенно-либеральную систему ценностей, которая и стала главным ориентиром для людей. Чего, уж, теперь удивляться, если элита сама насаждала мысль, что деньги - главная ценность. Эта "идея" в конечном счете и стала ключевой мотивацией. В том числе и для среднего класса.

Ошибочность, даже пагубность такого положения вещей стала очевидной для многих давно, но элита упорно отрицала и отвергала любые попытки создания общенациональной идеологии и системы ценностей. Просто потому, что она стала бы альтернативой реально де-факто существующей либеральной традиции. В 2011 году, правда, ситуация стала меняться. Хочется верить, что не только из-за выборов. Как заметил один из крупных функционеров "Единой России" И. Шувалов, "На основные базовые вопросы сейчас нет базовых ответов", - объясняет он интерес к созданию идеологии. "Важно, - продолжает И. Шувалов, - чтобы идеология появилась как таковая и чтобы она была общенациональной"[8].

Такой подход В. Данилова вызывает вместе с тем и серьезное возражение. Во-первых, потому что ставится знак равенства между средним классом и креативным классом, что, как уже говорилось, не одно и то же. Тем более в условиях России, где средний класс как минимум наполовину рантье.

Во-вторых, власть ничего не сделала для того, чтобы поддержать и мобилизовать креативный класс, т.е. эта не вина класса, а вина элиты. Прежде всего в области стимулирования институтов развития и социального потенциала и его институтов.

Здесь существуют огромные резервы. Так, например, очевидно не используются творческие возможности тех социальных групп, которые огульно зачисляются в пенсионеры. Это - огромный резерв креативного класса. Интеллект и творческие способности к 60-и годам достигают своей высшей точки, однако государство вынуждает этих людей идти на пенсию. Необходимо не увеличивать пенсионный возраст (как предлагают либералы), а создавать условия, в т.ч. на работе, для максимального использования добровольного труда 60-летних. Так, соцопрос показывает, что значительное число хотят работать после пенсии исходя из творческого интереса (21%) и привычки работать (24%), а не только материальных потребностей[9].



Другая часть, причем значительная, не может найти себе работу по специальности. Государство в лице Роструда ориентируется на низкоквалифицированную рабочую силу, показатели безработицы, формально отражающие положение дел. Так, в базе данных на 2011 год было 1 млн 165 тыс. вакансий при 1 млн 540 тыс. заявок[10], но при этом у государства нет программ создания рабочих мест именно для креативного класса - ученых, деятелей образования и культуры[11]. Напротив, реальное финансирование этих сфер, запланированное в бюджете на 2011-2013 годы, будет вести к "вымыванию" из госсектора этих специальностей. Что же взамен? Рекомендации профессуре пойти преподавать в ПТУ?

Другой огромный ресурс человеческого труда - инвалиды, которых насчитывается более 13 млн человек. Они составляют 9% всего населения России и более 15% теоретически активного населения. При этом, даже по официальным оценками, из 6 млн трудоспособных инвалидов смогли получить работу не более 15 процентов.

И здесь есть две проблемы: нравственная и экономическая. Первая заключается в необходимости изменить отношения общества к инвалидам, что будет означать уменьшение их числа. Как справедливо заметил В.Лукин, ссылаясь на Международную конвенцию о правах инвалидов от 2008 года, что "не медицинские проблемы являются причиной инвалидности, а то состояние общества, которое создает барьеры для реализации их прав"[12].

Вторая проблема заключается в том, что если человеческий потенциал в XXI веке является самым дорогим ресурсом, то игнорировать национальный человеческий потенциал, аккумулированный в части нетрудоспособной нации, не просто беспечно и безнравственна, но и экономически ущербно. Тем более что доля креативного класса в этой части общества, как правило, велика.

Можно привести множество других примеров беспечного, даже откровенно враждебного отношения элиты и власти к креативному классу. На мой взгляд, это объясняется не столько тем что элита его недолюбливает как всех "самых умных", а тем, что у нее отсутствует национальная идеология и стратегия развития, где роль этого класса - определяющая. Это можно было бы изобразить следующим образом.



Как видно из рисунка, как с точки зрения национальных интересов, так и с позиции приоритетного использования национальных ресурсов главные цели - социальные - заключаются в сознательном формировании среднего класса и ядра креативного класса.

Можно только представить себе, какие откроются перспективы для русской нации, когда запертые интеллектуальные и духовные силы, наконец, получат свое развитие. Даже в период коммунизма лозунг "Пятилетку в четыре года" выполняли не только зэки, а "Семилетку за пять лет" (когда, кстати, был удвоен ВВП страны) удалось совершить с невиданным народным подъемом.

Что же говорить сегодня, когда, по большому счету, творчеству масс ничего не препятствует? За исключением, может быть, государства, которое создало для своего "креативного класса" самые неблагоприятные из всех государств в мире условия? Поясню, что я имею в виду.

Широкое понимание "технологического рывка" предполагает развитие социальной сферы (прежде всего профессиональных и креативных групп населения), опережающее развитие не только образования и технологий, но и - очень важно уже сейчас это иметь в виду - фундаментальной науки, культуры и искусства. О чем нередко забывают. Говорят - и оправданно - об образовании, новых технологиях, но совершенно забывается общекультурная основа: литература, искусство, наука. То, без чего передовая нация перестает быть сначала передовой нацией, а потом нацией вообще. Нации нужна своя литература, своя культура, свое искусство. И чем больше, тем лучше. Тогда и технологов, специалистов будет больше. Ведь технологи могут реализовывать чужие идеи. Свои идеи и наработки создаются в недрах фундаментальной науки. Той науки, которая сегодня, по большому, счету никому не нужна.

Ненужность большой науки удручающая. И дело не в реформе или в финансировании РАН, других институтов. Дело в производстве, сохранении и развитии научных школ, которые "сами по себе", без внимания государства и общества отмирают. А ведь эти школы и являются прежде всего, инкубаторами креативного класса. Не наскоро создаваемые исследовательские университеты, а классические, со своими традициями школы. Школы, которые за последние 20 лет просто исчезли и продолжают стремительно исчезать.

В этой связи выглядят крайне неуместными заявления Д. Медведева и А. Фурсенко о "ненужности" специалистов - юристов, экономистов и др., что "такие "специалисты" стране не нужны". Нужно говорить о том, какие специалисты нужны. И все для этого делать. Сегодня же получается, что, разваливая 20 лет систему профтехобразования, вместо ее восстановления предлагается... сокращать вузы!

Именно поэтому возможность и необходимость "технологического рывка" России следует сегодня рассматривать в широком контексте, но прежде всего через различные аспекты формирования креативного класса, который и будет являться главной движущей силой "Большого скачка". Люди - главный капитал и фактор развития в XXI веке.

Очевидно, что пока этого нет (а этого в 2011 году точно не было), показатели, результаты инновационной активности не растут, а снижаются[13].



Продолжение таблицы



Таким образом, "Большой скачок" - это не просто составная часть идеологии опережающего развития России, которая выходит далеко за пределы только социально-экономического измерения и макроэкономических показателей. "Большой скачок" - это качественно новый общекультурный этап в развитии нации, предполагающий, прежде всего, выход на политическую и экономическую авансцены нового массового креативного класса.

Примечательно, что аналогичный "Большому скачку" эффект для формирования креативного класса может быть получен... в условиях кризиса. В том случае, естественно, если будет сформулирована ясная стратегия, где основной целью станет сохранение и даже развитие среднего и креативного класса, а не абстрактные макроэкономические и экономические задачи.

На первый взгляд это выглядит парадоксально. Но я предлагаю поразмышлять, каким образом нация и общество могут извлечь выгоду из кризиса.

Во-первых, как и любая болезнь, кризис мог бы мобилизовать все резервы и ресурсы не только организма, но и общества. Если, конечно, стояла бы ясная цель преодолеть кризис (болезнь) и выйти из нее обновленным, окрепшим. Если бы в условиях кризиса мы не потеряли главную цель - формирование среднего класса и креативных групп, то и действия были бы аналогичны стратегии в условиях опережающего развития.

Так, к декабрю 2008 года определилась глубина падения, которая "прогнозировалась" на полгода в 8%. Оказалось - более 15%. Эксперты по-разному оценивали возможную продолжительность кризиса, но главное, на мой взгляд, это не продолжительность периода падения, а продолжительность периода нахождения экономики "на дне". И темпы выхода из кризиса, которые составили в 20101 году 4%. В этот период себестоимость продукции может оказаться выше продажной цены на внутреннем и мировом рынках. Понятно, что долго продержаться предприятия на этом уровне не смогут. Может быть, недель 6-8. А если "дно" продлится дольше, то предприятия просто разорятся.

Кризис, из которого Россия вроде бы вышла в 2011 году с ростом ВВП в 4%, на самом деле не закончился. Потому что все проблемы остались. И главная - создание социальных предпосылок для опережающего развития. Прежде всего новых институтов и новых людей.

Какова должна быть стратегия на ближайшее время? На мой взгляд, ничего искусственно спасать не надо, необходимо воспользоваться крахом, чтобы изменить качество производства, прежде всего производительность труда. Так, просто помогая автомобильной отрасли, мы можем добиться того, чтобы она выжила. Но главный вопрос не в этом, а в том, чтобы она выжила в новом качестве, когда автомобили станут конкурентоспособными, а производительность труда (которая сегодня в отрасли в 5-10 раз ниже, чем в США) подровнялась с американской. Эта мера, конечно же, крайне болезненна в краткосрочной перспективе. Но исходя из стратегии развития (которой, похоже, нет) нам прежде всего необходимо ликвидировать разрыв в разнице уровней производительности труда, а это не только и не столько новые технологии, но прежде всего люди.

Возможно, что мировая экономика находится на завершающем этапе "длинного цикла" (по Кондратьеву), который условно охватывает период с 50-х годов XX века до приблизительно 2015 года. Основная проблема России традиционна - это опережающий рост зарплаты по сравнению с производительностью труда, на которую накладывается опережающий рост доходов и кредитов. Другая причина - "надувание разного рода пузырей" на разных рынках, в том числе кредитами. В частности, "пузырь" на сырьевом рынке, в т.ч. с помощью деривативов.

Можно предполагать, что правы те эксперты, которые предупреждают о пессимизме в отношении цен на нефть. (Так, некоторые полагают, что максимальная цена в будущем - 50 долл. за баррель). На самом деле со стратегической точки зрения это даже хорошо, потому что разрушает последнюю иллюзию сырьевой экономики и "сырьевой социальной структуры".

Именно в период кризиса была особенно актуальна идея о "перескакивании через этапы", когда отсталые государства могут сделать рывок в своем технологическом развитии. Эта идея связывалась в том числе и с Кондратьевскими циклами, хотя никто не знает наверняка, во-первых, есть ли эти циклы, а, во-вторых, где у них быстрая фаза, а где короткая. Но, главное, именно в периоды кризисов возможно революционное переоснащение всего производства, которое можно охарактеризовать как полный отказ от старых технологий, с одной стороны, и сверхбыстрое внедрение новых технологий - с другой. А, главное, стимулировать развитие креативного класса. Образование и наука в период кризиса становятся внешними приоритетами для инвестиций. Так это было, например, в США, но не в России.

При этом сразу оговорюсь, я очень скептически отношусь к доминирующей у либералов точке зрения о критически важной роли зарубежных инвестиций для модернизации. В 2010 году иностранных инвестиций было порядка 20% ВВП (около 300 млрд долл.), а прямых инвестиций - всего 14 млрд долл.[14] Другое дело расширение внутреннего спроса. В том числе и прежде всего за счет роста реальных доходов креативного класса - ученых, преподавателей, инженеров.

Мир переходит к новому технологическому укладу, т.е. даже при переносе даты подъема экономики за 2015 год следует ожидать быстрого технологического переоснащения. Это произойдет неизбежно, и для нас лучше всего, если бы это произошло осознанно и раньше именно в России, чем в других странах. А для этого нужны кадры прежде всего аккумулируемые в креативном классе.

Соответственно, новая технологическая революция привела бы и к революционным изменениям в социальной области. Это неизбежно. И чем раньше это произойдет, тем лучше. В этом случае с социальной точки зрения Россия может оказаться в выигрыше, потому что на первый план неизбежно выйдет средней класс и креативные социальные группы общества.


______________________

[1] Окара А. Креативный класс как партнер государства // Независимая газета. 2009. 22 декабря. С. 3.

[2] Хангельдиев И.Г. Информационное общество и концепция креативного класса: доклад на международной конференции "Информационное общество и личность XXI века". Анапа, 23 сентября 2006 г.

[3] Торкунов А. Найти выход из "тупика неэффективности" // По дороге в будущее / ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010 г. С. 31.

[4] Хангельдиев И.Г. Указ. соч.

[5] См. подробнее: Подберезкин А. Социальный потенциал и стратегия долгосрочного развития России // Вестник МГИМО(У). 2011. N 2 (17). С. 7-9.

[6] Судьбу модернизации решать выборы 2011-2012 годов. [Эл. ресурс]. URL:http://www.erdv.ru/index.php/news/742

[7] Судьбу модернизации решать выборы 2011-2012 годов. [Эл. ресурс]. URL:http://www.erdv.ru/index.php/news/742

[8] Закатнова А. Жизнь после выборов // Российская газета. 2011. 29 июля. С. 3.

[9] Шилихина М. А вам пенсии хватает? // Российская газета. 2011. 14 апреля. С. 3.

[10] Смолякова Т., Грицюк М. Дело на 60 тысяч // Российская газета. 2011. 14 апреля. С. 6.

[11] Ученые, творческая интеллигенция, составляющие ядро креативного класса, по мнению ряда авторов, являются "самые близким аналогом" креативного класса. См.: Гончаров Д.С. Духовные люди // Компьютера. 2009. 17 февраля. N 7.

[12] Куликов В. Особый доступ // Российская газета. 2011. 5 мая. С. 1, 2.

[13] Научный потенциал и инновационная активность в России: вып. 4: статсборник. С. 130, 131.

[14] Кривошанко Ю. Страну наводнили "горячие деньги" // Известия. 2011. 14 марта. С. 3.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

10.01.2012

www.allrus.info

 



Док. 645647
Перв. публик.: 10.01.12
Последн. ред.: 11.01.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``