Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Большая политико-идеологическая задача формулирует вполне определенные и большие требования к исполнителям...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Большая политико-идеологическая задача формулирует вполне определенные и большие требования к исполнителям...
"Большой скачок" как предпосылка формирования креативного класса

В нынешних условиях первоочередными
задачами для смягчения политических
рисков должно стать обновление
политического контента и выдвижение
новой когорты политических лидеров[1].

М. Дмитриев


Инновационная экономика - это не столько,
собственно, про экономику, сколько про людей[2].

В. Сурков


Большая политико-идеологическая задача формулирует вполне определенные и большие требования к исполнителям. Так было всегда, в том числе в истории России - СССР, когда, например, задача индустриализации сформулировала лозунг "Кадры в период реконструкции решают всё!". Ее реализация в 30-е годы XX века привела к росту ВВП СССР в 3 раза. Но одновременно она привела и к появлению целого нового поколения и класса ученых и инженеров в СССР, которые были вынуждены заменить значительную часть творческого класса, погибшего или эмигрировавшего из СССР.

Для того чтобы сравнить две реальные стратегии развития - США и России, начну с показательных примеров, которые приводит Р. Флорида применительно к США[3].

1. "Систематическое инвестирование в креативность в форме затрат на научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую работу (НИОКР) начиная с 1950-х последовательно увеличивалось. Инвестиции на НИОКР выросли с 5 млрд долл. до 250 млрд и выше в 2000 году. Даже с учетом инфляции рост НИОКР-инвестиций за этот период дает изумительный показатель - более 800%. Практическая отдача от исследований в течение последнего столетия также стабильно росла, значительно ускорившись после 1950 года. Количество патентов, ежегодно выдаваемых в США, за период с 1900 по 1950 годы почти удвоилось, с 25 000 достигнув 43 000. Затем оно более чем утроилось, составив 150 000 в 1999 году, что равняется приблизительно 250%.

2. Количество профессионалов, занятых креативной технической работой (инженеры, ученые), также увеличилось существенным образом - с 42 000 в 1900 году, до 625 000 в 1950 году, после чего оно возросло еще в восемь раз и к 1999 году составило 5 млн. Рост креативной рабочей силы становится еще более очевиден на фоне общей статистики. В 1900 году на каждые 100 000 человек в США приходилось всего 55 ученых и инженеров. Эта цифра увеличилась до 400 к 1950 году и до тысячи с лишним в 1980 году. К 1999 году на 100 000 человек приходилось более 1800 ученых и инженеров.

3. Число людей, работающих в области культуры и художественного творчества, также резко увеличилось за последние сто лет, особенно после 1950 года. В 1900 году профессиональных художников, писателей и актеров - так называемой "богемы" - было примерно 200 000 человек, в 1950 году - уже 525 000, а в 1999 году - 2,5 млн, т. е. после 1950 года их рост составил более 375%. В 1900 году на каждые 100 000 американцев приходилось 250 представителей богемы, в 1950 году - около 350, в 1980 году - более 500 и в 1999 году - 900.

4. Насколько мне известно, журнал "Business Week" первым ввел в оборот понятие "креативной экономики" в августе 2000 года. Затем Джон Хокинс в своей книге с подходящим названием "Креативная экономика" (2001) сделал попытку проследить ее влияние в мировом масштабе. Его данные заслуживают внимания, хотя в понимании самого термина мы с ним несколько расходимся. Если я определяю креативную экономику на основе профессий (рода занятий), Хокинс делит ее на пятнадцать отраслей "креативной индустрии", включающие программирование, исследования и конструкторские разработки, а также индустрии креативного содержания, такие как кино и музыка. Эти индустрии производят интеллектуальную собственность в виде патентов, авторских прав, торговых марок и оригинальных разработок. Приблизительный годовой доход от этих пятнадцати креативных отраслей за 1999 год Хокинс оценивает в 2,24 трлн долл. Креативная экономика США лидирует в мире с большим отрывом: ее доход в 960 млрд долл. превышает 40% от общей суммы доходов, причем в мировых затратах на НИОКР доля США также составила более 40%".

У России не было не только успехов, аналогичных американским, но даже малейших позитивных сдвигов относительно ситуации 1990 года. И в этом - главная причина провала модернизации. Нужна была смена идеологии и алгоритма развития, чего не произошло. Вместо этого "либералы-прогрессисты" потребовали еще большей либерализации.

"Обновление политического контента" и "смена лидеров" стали настойчивым требованием "новых" либералов в 2011 году, которые стремились уйти от аполитического подхода к редакции "Стратегии-2020", выдвинув, по сути дела, требования еще большей либерализации политической и экономической жизни страны. Эти требования, растиражированные СМИ[4], заслонили собой гораздо более масштабную и глубокую проблему, которая заключалась в возвращении политическому курсу социальной и национальной составляющих, пересмотру политической системы управления, опиравшейся на путинскую элиту, которая стабилизировала ситуацию в стране в предыдущие годы, но не смогла обеспечить опережающего развития.

Именно растущее разочарование в эффективности правящей элиты у значительной части общества стало причиной падения поддержки власти. И процесс этот заметно активизировался после кризиса, особенно в конце 2010 - начале 2011 года. О чем свидетельствуют вполне определенные данные ВЦИОМ. [5]



Как видно из индекса, падение началось в апреле 2010 года (с 69 пунктов), опустившись к февралю следующего года до 47 пунктов. Если в прошлом разница между положительными и отрицательными оценками достигала 74 пунктов, то в 2011 году она опустилась ниже 50.

Очень высокие политические оценки, которые в 2007-2008 годах достигали 27 пунктов, с середины 2010 года не превышали 20 пунктов, а в 2011 году опустились до 14 пунктов. Одновременно число крючков также поднялось на внешнюю отметку за период наблюдения (2005-2011).

Разработчики нового варианта "Стратегии-2020", которых в начале 2011 года собралось более 1100 человек, сконцентрировали свое внимание на двух главных, по их мнению, проблемах - бюджетном дефиците, особенно социальных обязательствах, и инфраструктуре[6]. Их либеральные партнеры - на "совершенствовании демократии". Между тем о главном, о стратегии национального развития, ее политико-идеологическом обеспечении, в дискуссиях ничего не говорилось (исповедуемая "либеральная традиция" предполагала, что иной альтернативы просто нет).

Реализация планов ускоренного развития, как и развития вообще, в современных условиях невозможна без вовлечения в это процесс главного ресурса развития - человека. Об этом я уже не раз писал. Но справедливо и другое: требования ускоренного развития объективно создают мощную предпосылку для количественного роста и политико-экономического доминирования в обществе креативного класса и его "питательный среды" - среднего класса.

Важно уточнить, что именно в данном случае понимается под средним классом, а именно:

- креативный класс не тождественен среднему классу;

- средний класс не однороден. Так, разные ученые выделяют, например, три уровня среднего класса.



При этом исследователи отмечают, что "самым трудным будет найти аккуратные показатели для нижнего среднего уровня: образование, профессия, некоторый уровень дохода (желательно, устойчивого на своем уровне). При успехе - что потребует серьезной дискуссии социологов - это решит судьбу протосреднего класса и даст границу с нижним высшим слоем" [7]. На самом деле этот уровень - уровень нищеты, который консервирует существующую структуру общества.

Иными словами, опережающее неизбежное экономическое и научно-техническое развитие человечества объективно ведет к появлению ведущей экономической и политической силы среднего класса и его "передового отряда" - креативного класса. Но эта тенденция не имеет отношения к России.

Пока же в России он неустанно сокращается[8]. И не только его важнейшая часть - ядро, куда входят исследователи, создатели технологий, деятели образования, творческие работники, но и "хвост" - журналисты, лица свободных профессий и т.д. Социальная структура деградирует вслед за экономикой. Вызвано это прежде всего тем, какая у России экономика, как она развивается и какие ее ждут перспективы. Так, в начале 2011 года был предложен прогноз МЭР на 3 года, из которого видно, что ожидаемые и планируемые темпы роста экономики будут ниже, чем ожидалось: не 4,2%, а 3,5%. Причиной "сбавления темпов роста становится снижение цен на нефть"[9].

Другими словами, существующая экономическая политика означает фактическую стагнацию экономики. При том что и в социальной области ожидается рост доходов населения в 1,5%, что иначе как стагфляцией не назовешь[10]. Сохранение подобной модели экономического и социального развития (а в 2011 году, во всяком случае, иного не предусматривалось) означает, что рост НЧП просто не предусматривается, как и рост креативного класса, и других активных социальных слоев населения. Таким образом, в очередной раз в 2011 году российская элита была поставлена перед выбором. Выбор, стоящий перед российской правящей элитой, принципиальный: либо "Большой скачок" в технологиях и социальной сфере, либо продолжение инерционной модели, снижение темпов роста ВВП и социальная деградация. Выбор между развитием НЧП и стагфляцией. Выбор между нефтью и человеком.

Интересно, что сама либеральная финансово-экономическая элита "образца 2011 года" вышла из советской интеллигенции. Как правило, научно-технической, которая и обеспечила будущей рыночной экономике не только экспертов, но и руководителей, владельцев, банкиров, финансистов. Можно сказать, что без этого относительно узкого слоя научных работников создавать рынок в России было бы просто некому. Как справедливо заметили некоторые исследователи еще в 1996 году, "...на институциональном уровне потребности советского общества в рекомендациях мер экономической политики привели к созданию обширной и многосложной сети аналитических групп, разбросанных как внутри центров партийной и исполнительной власти, так и за их пределами в многочисленных академических и отраслевых исследовательских институтах.

Несмотря на явную неэффективность и избыточность штата сотрудников в целом, эта важная сеть образовала своеобразный "резервуар", из которого (по традиционным каналам карьерного роста) многие экономисты переводились в партийные и государственные структуры. Можно даже утверждать, что, благодаря жесткому иерархическому порядку, система экономического анализа бала одной из немногих сфер, где существовал регулируемый спросом "рынок".

В то же время эта система была достаточно либеральна (по крайней мере, на последних этапах существования) и допускала развитие отдельных оригинальных идей или знакомство с основными принципами рыночной экономики. В этом и кроются причины того, что первая волна экономистов-реформаторов и бизнес элиты в значительной степени состояла из представителей академического и полуакадемического сообщества"[11].

Парадоксально, но нынешняя либеральная элита совершенно не думает (в отличие от советской) о своем будущем пополнении. Более того, очень похоже, что она не заинтересована в росте креативного класса вообще. Во всяком случае все последние годы ее правления рост креативных слоев был меньше, чем при советской власти. Попытки Д. Медведева, В. Путина, А. Фурсенко и других руководителей в 2010-2011 годы вмешиваться в образование удачными не назовешь. Ни сокращение вузов и студентов, ни насильственное внедрение ЕГЭ и попытка навязать набор школьных стандартов не вели ни к улучшению качества образования в России, ни к росту ядра креативного класса, ни общественно-политической поддержке. Что хорошо видно даже из официальной статистики[12].


 


Более того, подготовка научных кадров находится фактически в стадии стагнации[13].



В последние годы в России стали много говорить о стратегии социально-экономического развития, прогнозах и планах (что само по себе уже хорошо). Но, к сожалению, нередко эти стратегии и планы выступают в качестве самоцели: "удвоение ВВП", "темпы роста промпроизводства" и т.д., хотя в действительности они являются лишь условиями для развития национального человеческого потенциала. Более того, условиями для приоритетного развития части общества - креативного класса, от которого прежде всего и будет зависеть эффективность и динамика экономического и социального развития. Как справедливо говорит в лекции "Стратегия разгона" Зубарев, нужна комплексная стратегия модернизации.



Такая постановка вопроса означает, что "Большой скачок" в социально-экономическом развитии нужен прежде всего и для того, чтобы обеспечить ускоренное формирование полноценного креативного класса, а не наоборот. Экономические успехи важны постольку поскольку они влияют на этот процесс, а не сами по себе. Для нас принципиально важно, что решая обязательные задачи социально-экономического развития (что находится уже сегодня на повестке дня деятельности правительства), создается база для формирования и роста креативных социальных групп. Это и есть на самом деле главная задача, пока что до конца не осознаваемая.

И наоборот: появление и развитие таких групп являются лучшими катализатороми развития экономики и общественно-политической системы.

Конкретно о том, где зарождаются эти группы (территориально и профессионально), можно только предположить. Для традиционной экономики и социальной структуры России ответ будет следующим: профессионально - это естественные науки (более 65% всех академиков и членов-корреспондентов), а территориально - Москва и Санкт-Петербург. Как следует из исследования агентства "Рейтор", ситуация конкретно выглядит следующим образом[14].

Информацию по ученым степеням исследуемой группы удалось собрать по 1722 ученым (16 из них являются и ректорами, и академиками/членами корреспондентами РАН). 179 ученых с кандидатской степенью, 1543 - с докторской.

В таблице представлено число кандидатов и докторов наук по первой ученой степени научно-образовательной элиты.



Обращает на себя внимание такой фактор как места рождения научно-образовательной элиты РФ. Территория России рассматривается по федеральным округам, при этом города Москва и Санкт-Петербург выделяются как отдельные субъекты из ЦФО и СЗФО соответственно. Также к регионам относятся независимые государства, ранее входившие в состав СССР, и страны дальнего зарубежья. Информация по месту рождения собрана по 1417 представителям научно-образовательной элиты (в 2009 г. - 898 чел.).

В таблице представлены данные о местах рождения представителей всех блоков научно-образовательной элиты. На лидирующей позиции "москвичи" (275 чел.), на втором месте - представители ПФО (188 чел.), на третьем - представители ЦФО (184 чел.).



В таблице представлены данные о местах рождения представителей блоков А и В - членов-корреспондентов и академиков РАН (всего 921 представитель РАН). Свыше половины всех российских академиков и членов-корреспондентов РАН родились всего в трех регионах: свыше четверти российских академиков родились в г. Москве (252 чел., 27,4%), в ЦФО (120 чел., 13%), на Украине (96 чел., 10,4%).

Приведенные данные говорят о том, что креативности "не размазывается" по всей территории страны. Она концентрируется в эпоху глобализации в крупных научных центрах. Именно эти центры и нужно прежде всего развивать, а не пытаться создать новые очень нравится власти. Построить университет на острове Русский это не просто "освоить" строительство 1000000 кв.м, а создать новую школу. Строительство к образованию и науке имеет мало отношения.

То же самое и в Сколково, где идея развития национальных научных школ была окончательно похоронена. Там изначально предполагалось обязательное участие иностранцев, а к архитектурному конкурсу российские архитекторы вообще допущены не были.

Подытоживая, можно сказать, что стратегия "скачка" - это "стратегия социального императива", о которой заговорили в 2008 году. Она является обязательным условием современного развития государства. Более того, говоря о "технологическом рывке", следует иметь в виду, что, на мой взгляд, существует как узкое, так и широкое понимание этого понятия. Узкое понимание предполагает ускорение технологического развития, даже "перескакивание" через его отдельные этапы. Как справедливо говорит С.В. Чемезов, "переход с четвертого сразу же на шестой технологический этап"[15]. При этом предполагается набор тактических мер (выбор приоритетных направлений, концентрация ресурсов и т.д.). Но именно тактических, имеющих решающее значение на ближайшие 3-5 лет, может быть, 8-10 лет.

Стратегическое" понимание "технологического рывка" означает, по сути дела, новую модернизацию, затрагивающую все фундаментальные основы экономики и общества. Здесь наверное, уместна аналогия с предыдущими российскими модернизациями, включая сталинскую. Как заметил исследователь МГИМО(У) В. Мизин, "за счет жесточайшего террора, немыслимой сверхцентрализации и напряжения всех народных сил за годы "сталинских пятилеток" в тридцатые в стране была создана современная промышленность и товарное сельское хозяйство. В три раза возрос объем ВВП. К концу второй пятилетки по объему промышленной продукции СССР занял второе место в мире, уступая лишь США. Ясно, что ни даже либерализированный царский режим, ни Временное правительство, утвердись оно у власти через Учредительное собрание, либеральными, "нормальными" методами такого "первоначального накопления капитала" и скорости модернизации страны не достигли бы. СССР теперь уверенно встал вровень с ведущими державами мира. Фактически была проведена Третья модернизация - если первой считать реформы Петра Первого, а второй - Александра II. Другое дело, что достигнуто это было за счет жесточайшей сверхэксплуатации всего населения страны, и прежде всего многострадального крестьянства всех регионов бывшей империи. Уничтожены и сосланы в лагеря, лишены всех прав, расстреляны, замучены, умерли от спровоцированного голода миллионы человек - цвет российской нации"[16].

"Узкое" понимание термина "технологический рывок" очень важный шаг в развитии сознания правящей элиты России. Я много говорил о необходимости этого очевидного действия в этом и прошлом десятилетии, исходя из простой логики развития научно-технической революции. Поэтому осознание к 2011 году элитой этой закономерности - естественный, хотя и запоздалый шаг. Запоздалый как минимум на два десятилетия.

Но сегодня очень важно понимать, что параллельно с реализацией концепции "технологического рывка" в ее узком смысле важно не потерять также время на развитие этой идеи в широком смысле этого понятия - социальном культурном, духовном. Особенно духовном. А. Солженицын говорил, что пока жива душа России, жива и Россия. И он был и остается прав. Самые смелые решительные шаги Россия делала на духовном подъеме. "Большой скачок" - это реализация сдерживаемых до последнего времени колоссальных креативных возможностей нации, ее потенциалов и факторов, которые могут дать фантастический импульс в развитии самосознания, культуры, духовности и, как следствие, экономики и социальной сферы. Сдерживаемых порой искусственно. Вопреки воле и традиции народа.


__________________

[1] Таратута Ю., Письменная Е. Экономика ведет к политике // Ведомости. 2011. 31 марта. С. 1.

[2] Сурков В. Главная ценность - не углеводороды, а талантливые люди. 3 сентября 2008 г. [Эл. ресурс]. URL:www.molgvardia.ru

[3] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. С. 60-61.

[4] Надо сказать, что "новые" либералы никогда не были так активны, как в 2011 годы, фактически навязав элите дискуссию о новой радикальной либерализации.

[5] ВЦИОМ. База данных. [Эл. ресурс]. URL:http://www.wciom.ru/fileadmin/image/ baza/proekt/index/Index_pol.jpg

[6] Кривощенко Ю. "Стратегию 2020" пишут бесплатно // Известия. 2011. 31 марта. С. 2.

[7] Григорьев Л.М., Салмина А.А. Средний класс в России: повестка дня для структурированного анализа // SPEPO. 2010 (весна-лето). N 12. С. 111.

[8] Научный потенциал и инновационная активность в России: вып. 4: стат.сб. М.: Минобрнауки, РИЭПП. 2010. С. 23.

[9] Кукол Е. Нефть сбивает рост // Российская газета. 2011. 12 апреля. С. 5.

[10] Реальные доходы населения в 2008-2011 годах, на самом деле существенно падали.

[11] Аврамов Р., Кононенко Е. Проект российского института экономической политики // Проблемы становления экспертного сообщества России: экономисты / под ред. В.Б. Беневоленского [и др.]. М.: МОНФ, 2003. С. 105.

[12] Аврамов Р., Кононенко Е. Проект российского института экономической политики // Проблемы становления экспертного сообщества России: экономисты / под ред. В.Б. Беневоленского [и др.]. М.: МОНФ, 2003. С. 105.

[13] Научный потенциал и инновационная активность в России: вып. 4: статсборник. С. 28, 29.

[14] Рейтинг вузов по образованию представителей научно-образовательной элиты России - 2010. М.: Рейтор, 2011. С. 88-90.

[15] Соловьев В. Штурм технологий шестого уклада // Независимая газета. 2008. 22 апреля. С. 15.

[16] Мизин В. 65 лет "Великой Победы: уроки Второй мировой войны" // Вестник РУДН, 2010. N 3. С. 10.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

09.01.2012

www.allrus.info



Док. 645646
Перв. публик.: 09.01.12
Последн. ред.: 10.01.12
Число обращений: 0

  • Сурков Владислав Юрьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``