Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новые качества управленческой элиты должны соответствовать требованиям мирового развития и потребностям российского общества...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Новые качества управленческой элиты должны соответствовать требованиям мирового развития и потребностям российского общества...
Новые качества управленческой элиты и креативный класс

Нет единого мнения относительно
способов мотивации и управления
креативностью[1].

Р. Флорида


Результаты исследований Всемирного
банка еще раз подтвердили, что
важнейшей детерминантой процесса
создания и структуры мирового
благосостояния является человеческий капитал[2].

Л. Капица, профессор МГИМО(У)


Новые качества управленческой элиты должны соответствовать прежде всего не субъективным представлениям начальников и их личным симпатиям, а требованиям мирового развития и потребностям российского общества, которое сегодня в целом определяет неспособность нынешней власти к эффективной социальной политике и не профессионализм как самые главные проблемы. Как справедливо заметил политолог Н. Гульбинский, "Одна из самых характерных черт современной российской действительности - чудовищный непрофессионализм во всех сферах деятельности...>>[3]. И если непрофессионализм и алчность - типичные характеристики правящей российской элиты, - которые имеют какой-то субъективный характер, то неспособность власти к эффективной социальной политике -значительно опаснее потому, что это сегодня означает непонимание и неспособность власти управлять вообще. По опросам, проведенным экспертами Института социологии РАН в 2010 году, именно эта проблема, по мнению граждан устойчиво занимает самое первое место[4].



Это объясняет и рост недовольства, прежде всего в активной части общества в 2010-2011 годы. Очевидно, что доля недовольных из числа творческих социальных групп была максимальной, хотя отдельных соцопросов среди таких групп не проводилось. На мой взгляд, это следует из понимания того, что минимальные потребности материального обеспечения в этих группах существует в меньшей степени, а социальные - в максимальной. Впрочем, это эмпирически видно и из протестных выступлений, прежде всего в Интернете и СМИ. Но не только. Социальную активность в 2010-2011 годах проявляли не рабочие и колхозники, а бизнесмены и интеллектуалы[5].

Прежде я не раз говорил об обязательных качествах, предъявляемых к управленческой элите[6]:

- хорошее образование;

- профессионализм и опыт;

- нравственность;

- способность к стратегическому прогнозу и планированию;

- набор психических и психологических особенностей, определяющий творческие (креативные) возможности личности.

Конечно, есть и другие, дополнительные (необязательно) качества, среди которых некоторые в последние годы де-факто стали даже "более" обязательными и безусловными, более приоритетными, чем указанные выше. Это:

- личная преданность "начальнику"[7];

- аппаратная исполнительность;

- концентрация только на очерченном круге обязанностей;

- безынициативность;

- отсутствие концептуального подхода[8];

- незаметность, непривлекательность.

Именно этими последними качествами в основном характеризуется путинско-медведевская элита в XXI веке.

Как управление, ориентированное на опережающее развитие, так и управление в условиях кризиса (а тем более после кризиса) требуют новых качеств управленческой элиты. И первое, и второе, и третье должны вытекать из национальной стратегии (в более широком смысле - идеологии), разделяемой большинством представителей правящей элиты. Это означает, что такие представители должны как минимум знать эту стратегию, понимать и разделять ее основные положения. Причем как в условиях опережающего развития, т.е. на долгосрочную перспективу, так и в кризисных условиях. Это тем более стало ясно после кризиса 2008-2010 годов, когда внутри правящей элиты страны созрело понимание, что прежняя модель экстенсивного ресурсного развития себя исчерпала и не может обеспечить даже простого количественного роста ВВП более 2,5-3%[9].

Таким образом "кто-то" или "что-то" должен консолидировать элиту для понимания общенациональной стратегии и активного участия в ее реализации. Этот "кто-то" может быть только идеология - как система взглядов на ценности, интересы, цели и средства их достижения, либо национальный лидер (который все равно должен предложить набор идей), либо внешняя угроза - упаси Господи!

Причем огромную роль в формировании такой идеологии играет не элита, а экспертное сообщество, предлагающее элите обоснованные идеи и варианты решений. Но в России не сложилось ни потребности, ни такого консолидированного сообщества. Как справедливо замечает Л.М. Григорьев, "разумеется, не существует социального "класса" экспертов, в частности, по той причине, что они все очень разделены по своей отраслевой тематике. Эксперты в каждой профессиональной области как шахматисты - все знают друг друга, конкурируют и в общем стараются вести конкуренцию прилично. Часто по гамбургскому счету фактические авторитеты отличаются от публично "раскрученных" персонажей. Корпоративные интересы тоже похожи: выше качество продукта, выше ставки оплаты за труд и независимость. Чуть серьезный ученый встает на ноги в финансовом отношении - он немедленно стремится восстановить свою интеллектуальную независимость. Исключения редки, и их следует показывать врачам"[10].

Экспертная среда, как наиболее креативная социальная группа, крайне важна не только сама по себе, но и для правящей элиты, которая, как правило, не обладает ни креативностью, ни временем для проработки идей. В лучшем случае элита может прибегать к помощи экспертов. Но и здесь традиционно, еще с советских времен, элита полагает, что обладает "исключительной информацией", опытом и правом, которые нередко делают ненужными советы и рекомендации экспертов.

Нередко, в соответствии с советской традицией, правящая либеральная элита "задает курс" для исследований и работы экспертов, т.е. фактически выступает с идеологическим заказом и рамками для его реализации. Так, начатая в 2011 году работа более 1000 экспертов над корректировкой "Стратегии-2020" изначально была поручена представителям традиционно либеральной школы В. Мау и Я. Кузьминову, да и сама "корректировка", по мнению В. Путина, "не требовала принципиальных изменений" и отхода от либеральной традиции. Другими словами был сформулирован "политический заказ". Экспертом, как всегда, пришлось ответить - "Чего изволите?"

Невосприимчивость не либеральной идеологии, как лучшего средства управления в России объясняется тем, что традиционно "в России стиль управления, ориентированный на людей и предполагающий совместную выработку решений, готовность учитывать мнения других, считается "слабым"[11].

Элита, как и класс, неоднородна. Прав С. Кургинян, который сравнивает их с кометой, имеющей ядро, оболочки (с резной степенью периферийности) и хвост[12]. Идеология - то средство, которое может объединить в едином векторе движения и ядро, и оболочки, и хвост. Применительно к правящему классу это означает объединение управленческой элиты, политической и бизнес-элит. Но обязательно на основе общих целей и при общем понимании средств ее достижения. Чего в российской элите в 2010-2011 годах не было. Даже среди представителей правящей элиты, разделившейся в рамках одной либеральной традиции на "консерваторов" и "прогрессистов" к 2011 году.

Как пишет в своих слайд-лекциях Зубарев, "основная задача преобразования управления состоит в формировании вертикально и горизонтально интегрированной системы управления развитием (управление будущим), т.е., по существу, в "футуризации управления"[13]. Важно понимать при этом, ради какой цели (целей) происходит формирование такой интегрированной системы управления. В противном случае получается, что создается система управления ради самой системы. Это хорошо видно на примере военного искусства, когда ставится четкая главная (стратегическая) цель, например стратегическое наступление или стратегическая оборона. Управление в первом и во втором случае будут различны.



Применительно к социально-экономической цели я бы уточнил: управление развитием нации (прежде всего ее НЧП) на основании качественного и системного долгосрочного прогноза и соответствующего стратегического планирования. К чему, добавлю, совершенно не готова правящая элита и привлекаемые ею эксперты. Ни стратегические прогнозы, ни стратегическое планирование 2008-2010 годов оказались не просто несовершенны, а бесполезны. Что подтвердило, в частности, невыполнение "Стратегии-2020", да всех других, в том числе бюджетных (т.е. обязательных), документов.

Кризис 2008-2010 годов показал, что другое слабейшее звено управления российским государством, его экономикой и обществом - оперативность выполнения принятых решений, т.е. реализация политической воли. Если на высшем уровне запоздание в принятии решений измерялось днями, иногда неделями, то реализация на уровне исполнителей - многими месяцами, а иногда и вообще игнорировалась. Передача ликвидности, необходимой в условиях кризиса, АКБ - лишь один частный пример: десятки и сотни миллиардов рублей медленно переползали с одного счета на другой, теряя в весе и во времени. Когда же речь идет о промышленной или научной политике, то можно констатировать лишь смерть управленческих решений.

Поэтому качество оперативности в условиях кризиса особенно отчетливо продемонстрировало, что и в нормальных условиях механизм принятия и выполнения решений не работает. У России нет временного ресурса. Мы просто не можем позволить себе эволюционной модернизации. Хотя бы потому, что внешние обстоятельства (или оппоненты) нам этого сделать не позволят. Необходим рывок, который должен быть сделан за 7-10 лет. Такой качественный рывок в своем развитии Россия не может сделать традиционными средствами, так что, по сути, у страны есть только два пути: экстенсивное использование природных ресурсов (увеличение которых возможно до известных пределов, которые практически достигнуты), либо возвращение страны к мобилизационной модели развития 30-50-х годов прошлого века. Но к мобилизационной модели использования и развития именно НЧП.

Остается, по сути, единственный вариант преодоления инерционности в области управления. Такой рывок возможен, только если власть перестанет опираться на бюрократию и привлечет творческий и духовный потенциал нации, концентрированный в том числе в потенциале управленческих кадров. То есть сменит алгоритм кадровой политики. Уместно в этой связи замечание одного из генералов ФСБ, пишущего под псевдонимом, о том, что "после этапа становления социально-экономических отношений нового типа всегда приходит этап выбора вектора дальнейшего развития - вправо или влево. А это опять другая ипостась ...>>

Здесь все дело в конечном счете в команде, сформированной для решения стратегических задач по принципу компетентности, профессионализма и нравственности. При этом, как подчеркивает все тот же сотрудник, "компетентность и надежность - диалектически противоположные категории[14].

Действительно, компетентность (профессионализм) и надежность на этапе ускоренного развития, в особенности рывок, становятся антиподами. Если в условиях восстановления стабильности управленец должен быть прежде всего сверхнадежным, даже по психотипу сангвиником, спокойно реагирующим на внешние раздражители, то в условиях рывка это должен быть энергичный профессионал, способный мгновенно воспринимать и оценивать угрозы, принимать решительные действия. Причем действия эти должны быть нестандартными, творческими.

Простой пример. Финансовый кризис осени 2008 года для России был прежде всего кризисом морально-психологическим, кризисом доверия к власти. Соответственно те правильные финансовые решения, принятые правительством, должны были быть дополнены серьезными, последовательными и энергичными решениями по укреплению доверия народа (и инвесторов) к власти. Увеличение гарантий вкладов до 700 тысяч рублей было, пожалуй, единственным шагом, за которым должна была последовать серия других шагов. Например, по дополнительным гарантиям предприятиям и мелким банкам и т.д.

В любом случае вызовы 2008 года - финансовые и политические - оказались новыми вызовами для российской элиты. Элиты, быстро привыкшей жить в условиях стабилизации 2000-2007 годов. Это означает почти наверняка, что она будет не способна адекватно реагировать на эти новые вызовы в последующие годы. После кризиса. И 2011 год этот вывод подтвердил.

Каков же неизбежный вывод?

На мой взгляд, он следующий. Как необходимость ускоренного развития, так и необходимость повышения качества и оперативности управления в условиях кризиса и особенно после кризиса требуют:

Во-первых, пересмотра всего алгоритма управления в пользу делегирования полномочий по принятию решений нижестоящим органам, стимулирования творческой активности, креативности всей системы госуправления. Это означает в том числе резкое сокращения тех решений, которые требуют согласований в Администрации Президента и правительстве РФ, а также расширения полномочий нижестоящих органов управления. При обязательном соблюдении общенациональной стратегии и идеологии развития и антикризисных действий.

Во-вторых, кризис 2008-2010 годов показал сомнительность доминировавшей модели либеральной экономики, социальной политики, а в более широком контексте и всего алгоритма политико-экономического развития человечества. Естественно, что это относится и к России. И это надо, наконец, признать. Чего пока не происходит.

Усиление роли государства, "социализация" экономики, стремительный рост влияния общественных институтов говорят о том, что мы находимся на пороге появления новых форм общественно-политического устройства. Россия, которая (так же как и в экономике) стремится повторить старый западный опыт, должна отказаться от этих попыток и найти свой путь развития. Сколько бы ни иронизировали над этим отечественные и западные идеологи.

И основой такого пути может стать опора на творческий потенциал нации, сознательное стимулирование развития креативного класса и средних слоев населения. В. Сурков в этом абсолютно прав.

Сказанное имеет самое прямое отношение к периоду после 2008-2012 годов, когда может и должна была произойти смена политической элиты. Уже не по принципу "преданности" (который, повторю, для этапа 2000-2011 годов был определяющим), а по принципу "компетентности", креативности, творческому и нравственному отношению к своим обязанностям основной массы представителей правящей элиты.

Назревает "кадровая революция". И не потому, что один президент сменил другого, а потому, что изменились, причем качественно, задачи, в том числе и управленческие: опережающее развитие возможно только тогда, когда им управляют (т.е. ставят задачи и распределяют ресурсы) творческие профессионалы, а не бюрократы-мздоимцы. И частный случай - разразившийся кризис - отнюдь не отменяет этот вывод. Наоборот, кризис может и должен привести к радикальному изменению всего алгоритма управления и отношения к среднему классу вообще и креативному в частности.

Внешне эта кадровая проблема таковой отнюдь как бы не является. Она представлялась в 2008-2011 годах в несколько упрощенном, "кадровом" варианте. Что, кстати, было заметно в подходе к ней президента Д. Медведева. На самом деле это проблема быстрого прихода к управлению (и, конечно, власти) представителей креативного класса, вытеснению бюрократов, коррупционеров, да и просто малообразованных и непрофессиональных людей из элиты. Политическая система страны, однако, к этому не приспособлена. Она была подготовлена к обеспечению стабильности. В том числе и кадровой. Творческий потенциал - наименее востребованное качество. Повторю, что в период стабилизации эти качества были мало востребованы. Нужны были исполнительность и лояльность, а не профессионализм и креативность.

Попытки Д. Медведева сменить кадровую политику вылились в замену одних управленцев другими. Качество новых управленцев, их характеристики не менялись, но назначения и отставки стали в 2010-2011 годах привычным делом. Только 12-13 апреля 2011 года Д. Медведев подписал кадровые указы о МВД, ФСИН, МЧС, Следственном комитете, Администрации Президента.

Другая сторона проблемы - идеологическая составляющая. В период стабилизации идеологию как систему управления заменял прагматизм. В период ускоренного развития наиболее эффективным инструментом управления становится идеология. В период кризиса - тоже. Но откуда взяться в элите идеологам, которые "по определению" несовместимы с прагматиками?

Уверен, что найти таковых придется. Прежде всего среди творчески, самостоятельно мыслящих и ответственных граждан. Для этого достаточно пересмотреть критерии, которые сегодня предъявляются к управленцам. Прежде всего отказаться от кумовства, "личной преданности", псевдоисполнительности (за которой нередко скрываются просто пассивные, малоэффективные управленцы), некомпетентности и ряда других качеств, доминировавших при выборе управленцев в последние десятилетия. Подчеркну - не только при В. Путине и Б. Ельцине, но и до них.

Резкое повышение качества управления возможно только при массовой замене представителей существующей управленческой элиты. Так было во все времена, когда возникали новые угрозы и вызовы. И при Иване Грозном, и при Петре I, и при Александре II, и при В. Ульянове, и при И. Сталине. Им удавалось найти новых "государевых людей", которые отвечали вызовам времени. Не вижу причин, почему это не должно удастся сегодня.

И на первом плане должно стоять новое требование к управленческим кадрам, которое не только не предъявлялось прежде, но зачастую являлось преградой для карьерного роста. Речь идет о способности принимать самостоятельное и качественное, эффективное решение. Способности прогнозировать последствия своих действий, способности их быстро реализовывать, т.е. добиваться результата.

Отсюда новая проблема, стоящая перед властью, - компетентность в принятии решений. Компетентность в новых условиях это уже не только хорошее знание предмета, но и способность и воля применять эти знания на практике. Компетентность сегодня это креативное знание и умение использовать это знание. Компетентность как в условиях ускоренного развития, так и в условиях кризиса (особенно в идеологической области и связанных с ней проблемах экономики и безопасности) выходит на первый уровень требований к новому государственному управлению. Это связано с несколькими причинами.

Во-первых, с объективной тенденцией резкого роста значения креативного класса, который стал главной движущей экономической силой. Но этому классу нужно объяснять, а не приказывать. Важен и субъективный фактор, ведь рост креативного класса можно либо искусственно сдерживать, либо также искусственно развивать. Соответственно новое качество государственного и общественного управления, прежде всего компетентность и динамизм, возможно только при наличии физических носителей этого качества - представителей креативного класса. Если стимулировать их появление и приход в элиту, то результат может быть ошеломляющим. И мы знаем тому немало примеров в истории - от Великой французской революции, когда появились не только талантливые маршалы, но и финансисты, и юристы, и полицейские, до реформ Дэн Сяопина в Китае.

И здесь чрезвычайно велика субъективная роль руководства страны, от которого, прежде всего, зависит появление во власти творческих, профессиональных и нравственных граждан. "Само по себе" это не произойдет, ведь место, "стол", за который цепляются чиновники, они не отдадут сами. Это их жизнь, успех, доход.

Во-вторых, с возросшими требованиями к компетентности руководителя в новых условиях опережающего развития, когда руководителю требуется уже не только поддерживать внутриполитическую стабильность и доказывать личную преданность, а скорее нарушать ее. Надо понимать, что опережающее, быстрое развитие - это антипод стабильности. Даже если ты начинаешь двигаться, встав с дивана, а тем более бежать, то ты приобретаешь неустойчивость, т.е. нестабильность. Самое стабильное положение - на кровати, а идеальное - на кладбище. Бег - это уже нестабильность, а быстрый бег - это нестабильность плюс риски.

Те же требования предъявляются сегодня к руководителю в условиях кризиса. Знание предмета, творческая способность применять эти знания, наконец, воля для достижения цели - все эти качества стали обязательными условиями эффективного управления. Как в условиях кризиса, так и в условиях опережающего развития. Принципиальной разницы нет.

Время, когда руководитель мог лениво и неэффективно управлять, похоже, прошло навсегда. Ресурсов, которые можно было не особенно заботясь тратить, мало. Тем важнее их эффективно использовать. Вот почему требования, которые раньше предъявлялись к руководителю-предпринимателю, теперь становятся универсальными, я бы сказал, обязательными по отношению ко всему классу руководителей независимо от уровня принимаемых решений и формы собственности. Там, где этого добиться не удается, - будь то бизнес или госуправление - немедленно сказываются негативные результаты. Это, в свою очередь, означает, что у соседей и конкурентов результаты деятельности не просто лучше, а качественно другие. И подобный разрыв в эффективности долго сохраняться не может: он ведет либо к банкротству коммерческой структуры, либо сказывается на результатах деятельности государства. При наличии крупных свободных ресурсов такая неэффективная работа может какое-то время удовлетворять. Но не долго.

В-третьих, с повсеместным превращением граждан в лиц с высшим образованием, обладающим огромным доступом практически к любой информации, т.е. с расширением социальной среды для креативного класса. Народ, стремительно превращается в социальную группу высокообразованных и информированных граждан, "за скобками" которой остается незначительная маргинальная часть. Управлять таким народом без компетентных идеологов, обладающих глубокими общественными знаниями, становится невозможно. Даже если речь идет об узкопрофессиональной области.

Другая важная проблема компетенции - соотношение потенциала и фактора. Надо понимать, что потенциал, скажем, в 100 единиц не обязательно трансформируется в реальной деятельности в фактор. Это зависит от условий. И важнейшее из них сегодня - компетенция, понимаемая как творческая способность и воля реализовать знания.

Так, весь творческий потенциал российской нации должен превратиться в фактор. Для этого должны быть созданы вполне определенные условия. В противном случае огромный интеллектуальный, духовный потенциал нации не будет реализован, т.е. не станет фактором развития нации и государства.

Мне представляется, что именно такая ситуация сегодня. Из-за неэффективности управления огромные потенциальные ресурсы нации недоиспользуются. Прежде всего из-за неспособности привлечь человеческий потенциал креативного класса.

Таким образом, возникает цепочка: достижение ведущих позиций государства в мире невозможно без опережающего социально-экономического развития. Более того, можно говорить о том, даже сохранение суверенитета и нации без этого уже невозможны.

В свою очередь, такое развитие в XXI веке невозможно без сознательной ставки на развитие человеческого потенциала, который, в свою очередь, определяется не только демографическими и социально-экономическими, но и качественными параметрами - прежде всего степенью развития и участия в общественно-экономической жизни общества социальных групп, получивших название "креативный класс". Иными словами, опережающее развитие становится следствием развития человеческого потенциала, а оба эти фактора - условием сохранения суверенитета и выживания нации.


_____________

[1] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее // пер. с англ. М.: Классика-XXI. 2005. С. 152.

[2] Капица Л.М. Индикаторы мирового развития. - 2-е изд. М.: МГИМО-Университет, 2008. С. 57.

[3] Гульбинский Н. По стопам Степы Лиходеева // Независимая газета. 2011. 27 июля. С. 3.

[4] Полученные данные, по мнению экспертов РАН, показывают, что запрос на равенство всех перед законом незначительно изменяется в разных возрастных когортах. Кроме того, и в разных доходных группах доля тех, кто выбирает в качестве ключевой для развития России именно эту идею, варьируется совсем незначительно. Не различается она и в группах с разным отношением к модернизации. Выделяются в данном вопросе лишь жители сел - там эта идея распространена чуть реже (38%), чем в других типах поселений. Таким образом, в целом во всех группах населения около 40% выражают устойчивый запрос на путь модернизации России через обеспечение соблюдения прав человека и равенства всех перед законом. (Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир. 2010. С. 32.).

[5] Кстати, социальные революции также делают не рабочие и крестьяне, а интеллигенты, средние слои, прежде всего студенты и интеллектуалы.

[6] См., например: Подберезкин А. Человеческий капитал. М.: Европа. 2007. С. 70-87.

[7] "Преемником" В. Путин был назначен именно из-за этого достоинства. См. подробнее об элите: Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты в России: вехи исторической эволюции. М.: РОССПЭН, 2006, (в разделе "Вертикаль власти" между бюрократией и олигархией в частности, говорится, что он стал "преемником" по двум причинам: лояльность и решимость в защите бывшего патрона - А. Собчака).

[8] Как заявил как-то И. Шабдурасулов, "не признаю никаких стратегий, концепций...>> Цит. по: Подберезкин А. Русский путь. М.: РАУ-Университет. 1999. С. 226.

[9] Самые благоприятные прогнозы, основанные на внешней конъюнктуре, дают до 4% роста ВВП, что подтверждается результатами развития экономики по итогам первого полугодия 2011 года. Но этот случай - частный.

[10] Григорьев Л.М. О Программе поддержки независимых аналитических центров в Российской Федерации // Проблемы становления экспертного сообщества России: экономисты / под. ред. В.Б. Беневоленского [и др.]. М.: МОНФ. 2003. С. 11.

[11] Никулина Л. От администратора к лидеру // Ведомости. 2011. 11 марта. С. 4.

[12] Кургинян С. Качели. Конфликт элит - или развал России? М.: МОФ. 2008. С. 163.

[13] Зубарев В. Стратегия разгона. [Эл. ресурс]. URL:http://www.zubarev.info >dat/bin/files/74

[14] Васильев В. Простые постулаты будущего // Политический класс. 2008. 21 февраля. С. 36.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

29.12.2011

www.allrus.info

 



Док. 645605
Перв. публик.: 29.12.11
Последн. ред.: 09.01.12
Число обращений: 0

  • Григорьев Леонид Маркович
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Зубарев Виктор Владиславович
  • Капица Лариса Михайловна

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``