Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Взаимоотношения творческих людей с властью всегда непростые. Как правило, власть не любит, боится и игнорирует творческих личностей...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Взаимоотношения творческих людей с властью всегда непростые. Как правило, власть не любит, боится и игнорирует творческих личностей...
Креативный класс и элита

На протяжении сотни лет главной
задачей власти была мобилизация
народа на достижение целей, добиться
которых в нормальной практике
просто невозможно [1].

С. Рыбас


Современный образ человека
формируется западной цивилизацией,
западной идеологией.

В. Макаров, академик РАН.

Элита уедет. Останутся только
юристы и охранники для защиты
собственности[2].

Л. Григорьев


Взаимоотношения творческих людей с властью всегда непростые. Как правило, власть не любит, боится и игнорирует творческих личностей. Нет ничего удивительного в том, что в 2010-2011 послекризисные годы в России нарастало противостояние правящей элиты и креативного класса, который выступил "передовым отрядом" общества, точнее, той его части, которая была не удовлетворена политикой правящей элиты. Примечательно, что это противостояние характеризовалось чисто российскими особенностями, среди которых хотелось бы выделить следующие:

- нарастающее неприятие творческим классом правящей элиты. Объяснений этому несколько. Часто внешне правящая элита никогда не вызывала, мягко говоря, энтузиазма. Интеллигентности не хватало даже во внешнем облике, но когда все яснее становились корыстные мотивы - многочисленные рейдерские захваты, заграничная собственность, откровенная безграмотность и т.п. - то это вело уже не только к отторжению элиты от творческой части нации, но и ее неприятию. Деньги, которые стали в России мерилом всего, отнюдь не являлись таковыми для творческих личностей, для которых самореализация всегда была важнее материальных благ;

- неспособность правящей элиты к результативной деятельности, нарастающий разрыв между декларациями (в т.ч. даже направленными на поддержку творческого класса и модернизации) и, мягко говоря, скромными конечными результатами, которые к тому же нередко рассматривались как подтасованные, искусственные. Так, успехи, декларированные Росстатом по снижению травматизма и смертей, удивительно расходилась с данными Росстата, превышавшими этот показатель в 1,5-1,6 раза и превышавшими аналогичный показатель в развитых странах в 5-10 (!) раз[3].

- создание искусственных препятствий для общественной и экономической самореализации творческих личностей. Даже в такой области, где интерес креативного класса традиционно был минимален, - политике, в 2011 году стали абсолютно ясно, что достойных людей и партий не хватает: политическое поле было поделено и на него никого не собирались больше пускать. Как сказал И. Свинаренко, "... когда-то Евгений Ройзман был депутатом Госдумы. А после стали избирать только по партийным спискам. И в итоге Ройзман - и еще много приличных людей - ушли из власти. Их место заняли другие люди...>>[4].

- сужение возможностей, прежде всего, реальных, экономических для креативного класса, несмотря на все попытки Д. Медведева и В. Путина сделать реверансы в его адрес, - встречи с интеллигенцией, творческими работниками и т.п., которые стали восприниматься как пустая формальность.

Таким образом, в 2011 году сложились все условия для нарастания конфликта между правящей элитой и креативным классом, в основе которого лежала стойкая неспособность элиты обеспечить национальное развитие. Между тем элита была в состоянии это сделать несмотря ни на объективные экономические трудности, ни специфические для России осложнения 2008-2011 годов. Данные ПРООН за эти годы убедительно свидетельствуют, что "...многие страны достигли успехов в здравоохранении и образовании. Несмотря на очень скромный рост доходов"[5], - писал я в 2011 году. Вина за отставание таким образом объективно ложится на правящую российскую элиту. И в обществе это прекрасно понимали.

Самая тяжелая потеря для нации в эти годы - массовая эмиграция творческих социальных слоев за рубеж. В мировой конкуренции за таланты Россия не только не участвовала, но сознательно транжирила свой главный ресурс - национальный человеческий потенциал (НЧП), что, естественно, отражалось на качестве её элиты. "Тяжелейший трансформационный кризис осложнил внутреннюю легитимизацию новой российской элиты. А в результате отсутствия простых и ясных путей ее пополнения социальный резерв элитного слоя неуклонно впитывается мировым сообществом. Как следствие, российские элиты находятся под угрозой потери питательной почвы для своего воспроизводства"[6]. На это прямо и справедливо обращает внимание профессор НИУ ВШЭ Л. Григорьев.

Кризис 2008-2011 годов также показал, что существующая хваленая экономическая и политическая либеральная модель мироустройства и управления неэффективна. Как и кризис 30-х годов прошлого века, кризис 2008-2011 годов заставил задуматься о новых формах межгосударственного и государственного регулирования и поставил под сомнение не только "идеальную" либеральную модель развития, роль государства, но и сами политико-идеологические устои либерального постиндустриального общества. Во всем мире, пожалуй, кроме России. Хотя отечественным либералам стоило бы напомнить, что именно государство стало оказывать поддержку зарождающемуся рынку в XVI-XVII веках[7].

В этом смысле кризис, конечно же, оказал благоприятное воздействие на процессы осмысления роли России в мире и самоидентификацию общества по множеству вопросов - от отказа от идеализации "сырьевой экономики" до отказа от идеализации либеральной политической системы. Как справедливо заметил А. Торкунов, "... задачи созидания новой России поставили наше общество перед необходимостью определения новой российской идентичности. Какие смыслы несет в себе понятие "Россия"? Что объединяет россиян как нацию? Что означает быть россиянином сегодня?"[8].

Ответы на эти вопросы в условиях кризиса уже невозможно давать по образцу ответов 90-х годов, когда внешнее благополучие либерально-демократических стран создавало иллюзию идеальной модели развития: Россия в период кризиса показала не только наименьшую приспособленность к неблагоприятным мировым тенденциям развития, наибольшую зависимость от внешнего мира, но и слабость внутреннюю - политическую, экономическую, социальную. Прежде всего, неэффективность госуправления[9], т.е. слабость, нравственную и профессиональную непригодность российской элиты. Антикоррупционная кампания, начатая Д. Медведевым, стала именно кампанией, иллюстрирующей не столько неспособность правящей власти, сколько сложившуюся систему управления в государстве как коррупционную.

Не случайно именно после кризиса приоритетами власти стала борьба с коррупцией, обновление элиты (уход "ветеранов" - губернаторов), борьба с попытками оправдать ее неспособность к стратегическому прогнозу и планированию, что выразилось в откровенном срыве реализации "Стратегии-2020".

Списывать провалы стратегии на кризис стало трудно, но все еще можно, оправдывая свою неспособность "продолжением мировых трудностей". Экстенсивное развитие в 2011 году означало по сути возвращение к модели развития до 2008 года, но уже в более сложных условиях. "Инновационная" политика 2009-2011 годов оказалась на редкость показательной: ее провал были вынуждены признать даже министры правительства. Как заметили в докладе В. Путину эксперты, избранные для "корректировки" стратегии, "мировые фундаментальные дисбалансы не сняты, а значит, на содержательном уровне кризис нельзя считать преодоленным"[10].

Между тем главной проблемой российской правящей элиты была проблема нейтрализации бюрократии, препятствующей развитию страны, и сознательный выбор главной движущей силы модернизации - креативного класса, развитие национального человеческого потенциала в целом. Такой выбор и такую ставку российская правящая элита была вынуждена делать всегда в своей истории - и в имперский, и в советский период. Неизбежно такой выбор в пользу креативного класса предстоит ей сделать и в будущем. Нынешней элите, либо иной. В противном случае она не только останется с теми, кто препятствует развитию страны, но и войдет в прямой политический конфликт с креативной частью общества. Той частью, которая сегодня является главной движущей силой развития. И не только экономики, но и общественно-политической системы.

Объективно в политическую повестку дня 2011 года были поставлены две группы проблем - социальные и национальные, - игнорировать которые правящей элите было невозможно. Создание весной 2011 года ОНФ стало косметической реакцией элиты на эту потребность, а в целом реакций на ее устойчивое нежелание сформулировать систему идеологических взглядов, потребность которой возникла еще на этапе завершения периода стабилизации в 2007 году[11].


_____________

[1] Рыбас С. Столыпин, Сталин, Путин - этот процесс един. 1 сентября 2008 г. URL:http://www.viperson.ru

[2] Григорьев Л. Выступление 9 апреля 2011 года на ассамблее СВОП в пансионате "Лесные дали".

[3] Не сгореть на работе // Ведомости. 2011. 29 апреля. С. 1.

[4] Свинаренко И. // Известия. 2011. 29 апреля. С. 6.

[5] Подберезкин А.И., Гебеков М.П. Россия: человеческий капитал и развитие человека в региональном измерении // Вестник МГИМО(У). 2011. N 3 (18). С. 38.

[6] Григорьев Л. Российские элиты в поисках почвы. URL:http://www.opec.ru/1353088.html. Дата обращения 13.04.2011.

[7] См., подробнее: Клинова М.В. Государство и частный капитал: от теории к практике взаимодействия в европейских странах. М.: Магистр, 2011. С. 19-23.

[8] Торкунов А.В. Школа российской идентичности // Независимая газета. 2008.

[9] Эффективность госуправления - зд. можно признать справедливым определение, данное О. Гаман-Голутвиной, как отношение чисто положительных результатов (превышение желательных последствий над нежелательными) и допустимых затрат как увеличения отдачи на единицу ресурса в единицу времени. См. подробнее: Гаман-Голутвина О.В. Система государственного управления РФ как инструмент антикризисной политики: оценка эффективности // Элиты и общество в сравнительном измерении: сб. статей / под ред. О.В. Гаман-Голутвиной. М.: РОСПЭН, 2011. С. 226.

[10] Письменная Е. Путину укажут на недостатки // Ведомости. 2011. 29 марта. С. 1.

[11] Я об этом подробно писал в работе "Приоритетные национальные проекты - идеология в будущее". М.: Европа, 2007.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

24.12.2011

www.allrus.info



Док. 645501
Перв. публик.: 24.12.11
Последн. ред.: 25.12.11
Число обращений: 0

  • Григорьев Леонид Маркович
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Рыбас Святослав Юрьевич
  • Макаров Валерий Леонидович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``