Седьмой раунд переговоров по Сирии в Астане пройдет 30-31 октября
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Общенациональная идея как основа для национальной стратегии развития...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Общенациональная идея как основа для национальной стратегии развития...
Национальная идея: Россия - мировой культурный и духовный лидер - идея для креативного класса[1]

Если государство хочет подняться за счет модернизации,
оно должно найти резервы, чтобы понизить стоимость
высшего образования. В Финляндии высшее образование
бесплатно даже для иностранцев. В Швеции, Норвегии,
Франции, Чехии, многих землях Германии для своих
студентов высшее образование тоже бесплатное[2].

С. Лесков


Каждый день, видя характерный шпиль здания
Московского университета, испытываю
необыкновенную гордость. И в этом я не одинок.
Мне приходилось преподавать в США и в Европе,
и я точно знаю, что школа преподавания иностранных
языков в России поставлена гораздо лучше. Другое дело, что
с практикой здесь сложнее. Но это вопрос не образования[3].

А. Варламов


Общенациональная идея как основа для национальной стратегии развития, в фундаменте которой находилось бы соборное понимание целей и механизмов развития, так или иначе учитывается всеми российскими политическими силами, даже теми, кто выступает как против самой идеи, так и против национальной стратегии, противопоставляя им либеральные ценности[4].

Тем самым фактически признается то, что еще недавно табуировалось абсолютно - национальная идея, основанная на культурной и духовной традиции, - хотя глупо, конечно, было отрицать то, что является, безусловно, сильной стороной российской ментальности и государственности.

Инициативы РПЦ в последние годы воспринимались многими как идеологическое наступление, даже религиозная агрессия против гражданских прав и норм, которые сформировали либералы в российском обществе в последние два десятилетия. Между тем РПЦ предлагает всего лишь набор нравственных ценностей, в совокупности составляющих протоидеологию в отсутствие признаваемой большинством нации идеологии. И при пожелании элиты ее формулировать. Причем этот набор вполне может быть соотнесен и даже противопоставлен "универсальному" ценностному набору либералов. Так, на XV Всемирном Русском народном Соборе Патриарх Кирилл предложил проект "базовых ценностей" для всех граждан. Их "список включает 16 пунктов: справедливость, мир, свобода, единство, нравственность, достоинство, честность, патриотизм, солидарность, семья, культура, национальные традиции, благо человека, трудолюбие, самоограничение, жертвенность. По словам Патриарха Кирилла, в этот перечень необходимо включить и понятие веры"[5].

Надо наконец признать наличие у России огромного потенциала влияния и развития. Без этого не будет ни первого, ни второго. Никакой модернизации и никакой системы безопасности. В своей книге "Как Россия сформировала современный мир" американский профессор С. Маркс пишет удивительные для некоторых вещи: "В 1991 году исполнилось пятьдесят лет с момента публикации статьи издателя Генри Льюиса "Американский век" в журнале Life. В ней Льюис призывал Соединенные Штаты как мировую державу спроецировать свое влияние на весь остальной мир. Юбилейные оценки статьи Льюиса натолкнули меня на размышления о происхождении различных трендов в искусстве, политике, литературе, экономике и т. д. В каждом из этих случаев я был поражен, насколько великим, если не сказать величайшим, было русское влияние по сравнению с тем влиянием, которое оказывали те же США".

И далее:

"Учитывая, что большинство ведущих американских теоретиков - математиков имеют русское происхождение, потенциал российского влияния потрясает. Единственный из ныне здравствующих русских писателей, о которых я знаю, - это довольно известный во всем мире Борис Акунин, но, при всей прелести его детективов, он не может быть назван Чеховым. Я не уверен, будет ли серьезная российская литература или философия, которую американское население и так все реже читает, хоть когда-нибудь способна вновь оказывать такое же влияние, что и раньше. Я не очень слежу за религией, но пока не заметил каких-либо движений в русской религиозной жизни, которые можно было бы сравнить по значимости с толстовством.

Российское влияние в мире даже до возникновения Советского Союза всегда рассматривалось как имеющее универсальную значимость. К сожалению, это уже не так - российские идеи приобретают все более и более националистический характер, они апеллируют исключительно к России, но уже никак не к миру в целом"[6].

Из этого признания следует, что нужна идея для мира, для человечества, т.е. Россия должна заявить о себе как об идеологическом лидере. Что Россия, как нация, опираясь на национальную систему ценностей, должна проецировав ее вовне, в мир.

В этой связи уместно напомнить, что культура, - в широком понимании - это первооснова нации, ее общества и экономики, выходящее далеко за пределы ее узкого толкования, которое ассоциируется с искусством. Как отрасль экономики, культура включает в себя большинство отраслей и подотраслей, предоставляя широкий спектр услуг, оцениваемый в 12-14% ВВП развитых стран. Этот показатель неуклонно растет, обгоняя долю промышленного производства, а с появлением "креативной экономики" неизбежно выйдет на 1-е место.

Из этого положения следует как минимум три принципиальных вывода для России.

Во-первых, если существующие тенденции развития культуры, духовности и креативной экономики будут сохраняться (а, судя по всему, так и будет), то масштабы экономик, политическая и социальная мощь государств будут во многом предопределяться уровнем развития их культур и духовности на новом этапе развития человечества, который я условно обозначил как культурно-духовный (интеллектуально-духовный) этап. Этот этап совпадает с периодом "фазового перехода", но отнюдь не автоматически. Необходимо, чтобы правящие элиты также осознали эту объективную реальность и активно в ней участвовали. Сегодня духовность и культура в России наступают вопреки воле элит, что ведет к парадоксу: количество верующих растет, а нравственная деградация общества увеличивается.

Есть и очень важная, субъективная российская особенность, которая выражается в том, что в отсутствие общепризнанной идеологии идеологическая власть перешла к церкви, что отнюдь не является нормой и правильным. Позитивное сильное влияние РПЦ, например, не должно превращаться в идеологическую власть по многим причинам, в том числе и потому, что сама РПЦ и многие ее иерархи и священнослужители к этому не готовы. Как заметил Ю. Халиуллин, "...у нас уже давно идет речь о триумвирате власти: в 90-х годах - Ельцин (внешняя политика), Чубайс (экономика), Патриарх Алексий II (идеология); сегодня картина триумвирата выглядит предельно четко - президент Медведев (внешняя политика), премьер-министр Путин (экономика) и Патриарх Кирилл (идеология). Это очень удобная структура управления. Насколько она эффективна и долгосрочна - это уже, как говорится, другая проблема"[7]. Может он и прав?

Во-вторых, Россия, имеющая, безусловно, весомые конкурентные преимущества в области культуры и духовности, осознав ее значение, может сделать ставку на превращение в мирового лидера (не только культурного и духовного, но и, как следствие, политического, экономического), тем более что либерализм и секуляризм на Западе уничтожают культуру и духовность новомодными тенденциями постмодерна и сверхтолерантности. Не случайно численность верующих в Европе стремительно сокращается, а ее влияние вытесняется не только либеральной идеологией, но и правовыми механизмами. Усиление на этом фоне влияния традиционных религий и конфессий в России можно рассматривать как дополнительное конкурентное преимущество, а не препятствие для модернизации. Важно, чтобы тенденции роста духовности и креативности совпали на национальной основе.

В-третьих, рост значения культуры и духовности, их места в экономике и политике ведет к серьезным социальным сдвигам в обществе. Прежде всего стимулирует развитие креативного класса и делает его классом, определяющим будущее государства и нации. Во многом классом - идеологическим лидером, который способен не только вывести Россию из идеологического кризиса, но и сделать мировым лидером. Некоторые считают, что эта роль принадлежит российской патриотической интеллигенции. Так, например, А.Е. Молотков пишет: "Разыгравшаяся ныне в России идеологическая смута, несмотря на многочисленные зримые разрушения национального бытия, имеет тонкую идеальную природу. Поэтому по-настоящему оценить происходящее можно лишь на духовно-интеллектуальном уровне. Это означает, что реальное действенное участие в развернувшейся информационно-идеологической войне может принять не весь народ как единое целое, а только интеллектуальная прослойка нации, т.е. интеллигенция... Здесь мало даже высокого интеллекта, необходим одухотворенный интеллект, т.е. укорененный в национальной духовной традиции, всецело определяемой православием... Необходима всеобщая мобилизация интеллигенции на защиту цивилизационных основ национального бытия. Причем защиты не пассивной, а активной, направленной на выработку адекватной идеологической стратегии, способной вывести Россию из идеологического тупика"[8].

Я не могу согласиться с этим утверждением прежде всего потому, что тонкая прослойка интеллигенции не пользуется сегодня политическим и экономическим влиянием в обществе, тем более, не может стать национальным лидером. Но стать частью креативного класса - эта роль ей посильна. Она действительно может дать толчок к идеологической мобилизации нации, выступить катализатором идеологического созревания.

Россия в XXI веке, как и в 90-е годы, стремительно теряла свои главные конкурентные преимущества - лидерство в области образования и культуры, которые обеспечивали нации высочайшие шансы для креативного развития. Этот регресс в конечном итоге усиливал кризис национальной идентичности, в котором оказалась Россия после событий начала 90-х годов и из которого она не вышла и во втором десятилетии XXI века. Об этом я не раз писал в 90-ые годы, но в начале нулевых попытался поставить вопрос не только о кризисе идентичности, но и необходимости для России стратегии самоидентификации[9].

Введение ЕГЭ, недофинансирование, ненужные реформы, в т.ч. институтов социального потенциала, и вредное нормотворчество второй половины первого десятилетия уничтожили больше креатива, чем анархия 90-х годов. Вообще-то любая реформа - почти пожар. Армия у нас реформируется 20 лет. Становится только хуже. Представьте себе, что вы живете в квартире, где 20 лет идет ремонт...

Между тем образ будущей России в мире может быть связан именно с ее мировым лидерством в области культуры и образования, особенно их креативными проявлениями, которые, кстати, стали уже заметным экономическим результатом, оттесняя традиционные отрасли по удельному весу в ВВП. Собственно говоря, культура, образование и наука и составляют основу креативной экономики, которая формирует сегодня будущий облик мира. Поэтому, поставив такую задачу в качестве приоритетной в Стратегии национального развития, мы сможем сконцентрировать в одной точке задачу экономического развития социального развития, стратегию СНГ и главную цель внешней политики России. "Не в политике и даже не в экономике реализуются цели общества, - писал Н.А. Бердяев, - а в культуре"[10].

Для этого, однако, необходимо пересмотреть отношение к фундаментальной ценности либерализма - деньгам. "Современные ученые, журналисты и повседневное массовое сознание нередко стремятся приписать именно деньгам роль своего рода "сути" свободного рынка, "экономического базиса", "невидимой руки", способной отрегулировать все социальные и культурные процессы и гармонизировать интересы разных общественных сил. С такой оценкой социальных функций денег трудно согласиться. Настоящее исследование не предполагает исчерпать социокультурную проблематику денег, но оно намечает ответ на вопрос, почему в современном обществе деньги нередко представляются "ключом" к решению всех проблем - личных и общественных, важнейшей ценностью, стремление к которой оправдывает любые средства ее получения"[11].

Огромное, даже решающее значение для интересов опережающего развития имеет общекультурный потенциал нации, который во многом основывается на образовании и духовном фундаменте. Это - огромный и мало используемый ресурс российской нации, которая именно в этой области имеет очевидное конкурентное преимущество. Признаваемое, кстати, Западом.

На мой взгляд, с экономической, социальной и самографической точек зрения фактор культуры очевидно недооценен. Так, с экономической точки зрения, Россия не только крупнейший экспортер углеводородов, но и крупнейший инвестор, точнее, - финансовый донор. Только в первом квартале 2011 года нетто-отток составил 2,6% ВВП, а за 2005-2009 годы российские инвестиции за рубеж были, по оценке МВФ, сопоставимы с китайскими[12].

Понятно, что читающий, образованный и культурный инженер лучше, чем пьющий и потерявший квалификацию специалист. Но важно, что креативного специалиста без достаточно высокого культурного (а иногда и духовного) уровня просто не бывает. И не может быть в принципе.

На самом деле это можно отнести ко всем социальным слоям: служащим, рабочим, сельскохозяйственникам рабочим. Качество их жизни, производительность труда, продолжительность жизни и многое другое являются прямым следствием уровня культуры. По оценке французских ученых, например, граждане с высшим образованием живут во Франции на 10-12 лет дольше!

Вот почему в Концепции долгосрочного развития нашлось место и для культуры. В целом о ней сказано правильно: "Цель государственной политики в сфере культуры - развитие и реализация культурного и духовного потенциала нации как основы целостности и устойчивого, динамичного развития России (выделено мною. - А.П.).

Максимальной эффективности культурная политика России может достичь при реализации ее по следующим наиболее значимым направлениям[13].

Первое - создание условий для равного доступа граждан к культурным благам и услугам, образованию в сфере культуры и искусства.

Второе - повышение качества и доступности услуг в сфере культуры...>> и т.д.

Но в "Концепции-2020" не увидено главное: в эпоху глобализации только та страна может развиваться опережающими темпами, сохранить суверенитет и стать лидером, которая является прежде всего лидером культурным.

И наоборот. Развал государств, как показывала современная практика, начинается с культурной деформации, искажения истории и подмены национальных традиций. Может поэтому кто-то так и старается переписать историю?

Иногда такой неолиберальный подход объясняют "реалиями глобализации". На самом же деле те, кто являются ее лидерами и идеологами, отнюдь не отказываются ни от национальных традиций, ни от своих национальных интересов. Если взять, к примеру, США, то легко увидеть, что пропаганда идей глобализации идет в последнее десятилетие параллельно с усилением пропаганды национальных интересов и ценностей. Достаточно прочитать любое из ежегодных посланий президента США конгрессу страны.

Таким образом, декларируемый неолибералами отказ от традиций, своего наследия, принижение государства и, соответственно, его роли в развитии не только не отражают реалии глобализации, но и противоречат нынешней практике, реалиям, существующим в либеральных США и западноевропейских государствах. Именно там в ХХI веке заметно стремление как укрепить, в т.ч. искусственно, свои национальные традиции, так и усилить роль государства.

Принижает значение креативного класса и национальных традиций очевидное увлечение идеями роста ВВП, промышленного и т.д., которые стали очень популярны в восстановительный, путинский период. Понятно, что завершение восстановительного периода (по сути - индустриального этапа) неизбежно и необходимо. Россия, конечно же, должна восстановить полностью индустриальный потенциал СССР. И это неизбежно произойдет. Даже в относительно короткие сроки. Как показывает статистика за 2006 год, обрабатывающая промышленность уверенно росла (восстанавливалась), опережая средние темпы роста ВВП[14], достигнув своего апогея в первой половине 2007 года. Тенденция вновь подтвердилась после кризиса, в первой половине 2011 года.

Эти, безусловно, позитивные тенденции, однако, могут привести к ложному оптимизму. Промышленный рост в ХХI веке уже не имеет того значения, как в первой половине ХХ века. Хотелось бы подчеркнуть, что не темпы промышленного развития сегодня главное: индустриальный этап остался в прошлом человечества и ориентироваться на него сегодня - это значит ориентироваться на прошлое. Его завершение в России - по сути, исправление ошибок в промышленной политике 80-х и 90-х годов. Идеологически эта цель не должна доминировать в установках, что, к сожалению, пока происходит, ибо это вводит в заблуждение и лишает перспективы.

В реализации новой социально-экономической стратегии государства все большая роль будет принадлежать креативным социальным группам, а те, в свою очередь, не могут не быть ориентированы по культурному, духовному и национальному векторам. В противном случае не только падает их интеллектуальная эффективность, но и сама деятельность таких групп становится антисоциальной и антинациональной. Это связано как с ключевым направлением "стратегического прорыва" - развитием человеческого потенциала, так и общими закономерностями глобальных процессов, прежде всего, превращением индустриальной и информационной экономики в экономику знаний.

В этой связи чрезвычайно остро стоит вопрос об образовании, в т.ч. о воспитании творческих личностей и позиции Минобрнауки. В принятой 7 февраля 2011 года Концепции ФЦП развития образования на 2011-2015 годы признается[15]:

Серьезным фактором, влияющим на развитие российского образования, продолжает оставаться демографическая ситуация. За последние 10 лет (2000-2010 годы) численность школьников сократилась более чем на 40%, что оказало и продолжит оказывать влияние на контингент обучающихся.

В ближайшие годы последствия демографического спада будут по-прежнему заметны для различных уровней системы образования. Так, прогнозная численность студентов вузов в 2013 году может составить около 4,2 млн чел., снизившись более чем на 40% по отношению к численности студентов вузов в 2009 году (7,4 млн чел.).

Происходит снижение численности контингента учителей и преподавателей. В ближайшие годы это будет не столь заметно в общем образовании (обусловлено увеличением числа детей, приходящих в первый класс), но при этом в профессиональном образовании прогнозируется снижение численности профессорско-преподавательского состава на 20-30%.

Сохраняется большое количество преподавателей пенсионного возраста, притом что лишь 30 процентов выпускников педагогических вузов приходят работать в школы, а в отдельных субъектах Российской Федерации после первых трех лет педагогической деятельности только одна шестая часть молодых педагогов остается работать в системе образования.

В то же время следует учитывать тенденцию роста рождаемости, отмечаемую в Российской Федерации с 2000 года.

В силу указанных факторов предстоят изменения и в сети образовательных учреждений профессионального образования.

Образовательные учреждения среднего профессионального образования сохранят свой кадровый потенциал в основном за счет слияния с образовательными учреждениями начального профессионального образования и вузами. При этом подготовка высококвалифицированных рабочих продолжится как в данных образовательных учреждениях, так и в специализированных центрах профессиональной подготовки.

В высшей школе будет сформирована сеть федеральных и национальных исследовательских университетов - до 40 университетов. При этом в силу демографических причин, а также благодаря совершенствованию системы аккредитации образовательных учреждений будет существенным образом обновлена сеть вузов, не вошедших в число федеральных и национальных исследовательских университетов.

Предполагается скорректировать типологию и структуру вузовской сети в целом с оптимизацией количества филиалов вузов в сторону их сокращения - до нескольких десятков вузовских филиалов в год. Возможно также сокращение общего числа вузов при условии увеличения численности студентов, получающих качественное высшее образование с использованием современного лабораторного оборудования в федеральных и национальных исследовательских университетах"[16] (выделено мною. - А.П.).

К сожалению, этот очередной план Минобра совершенно не учитывает национальных интересов России. Он тупо экстраполирует реалии на цели национального развития, не отдавая себе отчета в том, что именно от него зависит не только численность студентов (в частности, из-за того, что в ведущих вузах большинство студентов платя за обучение), но и качество высшей школы. Не избранных университетов, а всей высшей национальной школы, способной обеспечить потребность нации в воспроизводстве креативного класса и интеллигенции.


______________

[1] См. подробнее: Подберезкин А. Русский путь. М.: РАУ-корпорация, 1999.

[2] Лесков С. Богатые юристы, бедные инженеры // Известия. 2011. 31 марта. С. 6.

[3] Варламов А. Запредельная школа // Российская газета. 2011. 28 февраля. С. 9.

[4] Так, в мае 2011 года, комментируя инициативу В. Путина о создании Общероссийского народного фронта, и.о. генсекретаря "Единой России" С.И. Неверов заметил, что фронт - "...механизм выработки стратегии развития страны всем миром...>> (См.: Неверов С.И. Фронт - вперед! // Независимая газета. 2011. 26 мая. С. 3.

[5] Орлова Л. Церковь поделится ценностями // Независимая газета. 2011. 26 мая. С. 2.

[6] Маркс С. России нужна самобытность // Русский журнал. 2010. 27 ноября. С. 8.

[7] Халиуллин Ю. Поверить математикой религиозность // Независимая газета. 2011. 25 мая. С. 10.

[8] Молотков А.Е. Миссия России. Православие и социализм в XXI веке URL:http://chri-soc.narod.ru/molot_missia_rossii

[9] См., например: Подберезкин А.И., Абакумов С.А. Гражданское общество и будущее российского государства: в поисках эффективного алгоритма развития. М.: Имидж-Пресс, 2004. С. 132-133.

[10] Русская духовность: испытание на прочность // Россия-2000. Современная политическая история (1985-1999 гг.). Т. 1., Хроника и аналитика / под общ. ред. А. Подберезкина. М.: РАУ-корпорация, 2000. С. 907.

[11] Зарубина Н.Н. Деньги как социокультурный феномен. М.: АНКИЛ, 2011. С. 7.

[12] Кувшинова О. 13 млрд // Ведомости. 2011. 9 марта. С. 4.

[13] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. С. 58-60.

[14] Социально-экономическое положение России. М.: Росстат, 2007. С. 19.

[15] Концепция Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 годы, Утверждена 7 февраля 2011 г. N 163 рп. С. 8-9.

[16] Концепция Федеральной целевой программы развития образования на 2011-2015 годы, Утверждена 7 февраля 2011 г. N 163 рп. С. 8-9.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

23.12.2011

www.allrus.info

Док. 645471
Перв. публик.: 23.12.11
Последн. ред.: 24.12.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Лесков Сергей Петрович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``