Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Одна из важнейших геополитических задач, стоящих перед Россией, - реинтеграция постсоветского пространства в единую политическую, экономическую и военную структуру...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Одна из важнейших геополитических задач, стоящих перед Россией, - реинтеграция постсоветского пространства в единую политическую, экономическую и военную структуру...
Творческий потенциал нации - фундамент для эффективной интеграционной стратегии

При нефти выше 100 долл. за баррель
у России только две проблемы -
недостаток полей для гольфа
и переизбыток гонора[1].

О. Кувшинова


События последний двух десятилетий
и задачи созидания новой России
поставили наше общество перед
необходимостью определения новой
российской идентичности[2].

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)



Одна из важнейших геополитических задач, стоящих перед Россией, - реинтеграция постсоветского пространства в единую политическую, экономическую и военную структуру. Не суть важно, как она будет называться - Россией, СНГ, империей, СССР и т.д. Уверен, что будущие и нынешние политические, военные и экономические проблемы России без этого не решить. Как и проблемы демографические. При этом принципиально важно элите и обществу наконец-то определиться по главному вопросу: кто мы? Европа? Азия? Евразия или Азиопа? Без этого невозможно добиться главного - национальной самоидентификации, четкого определения национальных интересов и целей, средств их достижения. Нынешние шараханья вызваны во многом именно этим обстоятельством: часть элиты зарабатывает деньги в России, а тратит их на Западе, связывая с ним свое будущее, а не с нацией и страной. Проводя и соответствующий политико-экономический курс.

При этом Россию объединяет с бывшими советскими республиками не только прошлое, но и настоящее, и будущее. Причем больше, чем принято думать. Например, общая антисоциальная модель государства и такая же политика. Как показывает статистика, у нас очень схожие общие параметры социально-экономического развития и модели, даже несмотря на различия в степени обладания природными ресурсами[3].



Как видно на примере России, где среднеобеспеченными оказались лишь около 3% россиян, которые получали в 2008 году от 32,2 тыс. руб. до 50,6 тыс. руб. в месяц. На долю высокообеспеченных пришелся 1% населения - это люди с доходами выше 50,6 тыс. руб. в месяц.

Немногим лучше на фоне России выглядела недавно Белоруссия, в которой нуждающимися и низкообеспеченными оказались 67% граждан. А в Казахстане, Украине и Азербайджане (если анализировать эти экономики исходя из социальных стандартов РФ) к нуждающимся и низкообеспеченным относилось более 90% населения[4]. Хотим мы того или нет, но у суверенных государств оказываются схожие социально-извращенные модели развития.

На мой взгляд, у России есть огромное конкурентное преимущество, вытекающее именно из ее исторического социокультурного и геополитического наследия. Соглашусь с К. Брутенцем, который считает, что "особенность и неповторимость (но не исключительность) России, ее потенциал в мировом сообществе определяется и тем, что она соединяла и соединяет в себе черты западной (европейской) и азиатской (восточной) цивилизаций. Ее азиатское наследие неискоренимо. И в нем наряду с застойными, средневековыми, даже рабскими чертами есть и то, что составляет естественную, неотъемлемую часть исторической силы и потенциала России, ее цивилизации. Отношение к Азии, Востоку - это отношение к самой себе, потому что Россия - это также татары, башкиры, якуты, кавказские и другие народы. Россия - не просто страна проживания различных национальных групп. Это многонациональная страна, где русские, ее костяк, и другие народы столетиями живут не только бок о бок, но вместе, перемешиваясь друг с другом, культурно и духовно переливаясь друг в друга, совместно перенося общественные катаклизмы и отражая иноземные нашествия"[5].

Реальные связи для восстановления такого пространства разрушались последние 20 лет стремительно: при серьезном внешнем давлении, внутреннем пособничестве и игнорировании правящей элитой. По сути дела, осталось два, - но важнейшие - компонента, которые способны объединить разрозненную нацию. Это - культура и духовность, с одной стороны. И класс творческой интеллигенции, подготовленный во многом в советский период, до 1990 года, - с другой. Примечательно, что этот вывод совпадает с рассуждениями Р. Флорида о значении креативного класса для России, в частности, с тремя его важными положениями:

- возможности креативного класса огромны (даже по самым строгим критериям он составляет 13 млн человек и занимает 2-е место после США в мире, хотя по проценту рабочей силы - 16-е место);

- России не обойтись "без массового потока мигрантов" и что "воспитание и образование креативного и талантливого младшего поколения должно стать решающим фактором";

- России "необходимо научиться использовать глобальные потоки таланта", в т.ч. создать "подходящий климат"[6].

Национальная идентификация вместе с курсом на культурно-экономическую реинтеграцию - вот стратегия, обеспечить которую могут представители интеллигенции и креативного класса России и других бывших республик СССР. И для этого необходимо прежде всего реинтегрировать культуру, науку, образование и в конечном счете интеллигенцию. Британский социолог М. Буравой пишет о роли интеллектуалов в современной России: "В результате войны с обществом произошло и падение интеллектуального класса. Сторонники рыночных реформ из интеллектуалов талантливо провели переход страны на рыночные рельсы, в результате чего интеллектуалы как класс были фактически уничтожены. Россия оказалась отдана на откуп бюрократическому классу. Достаточно взглянуть на удручающее состояние российских университетов, которые служат материальной базой любого современного интеллектуального класса. Институт высшего образования из опоры советского строя превратился даже не во вспомогательный инструмент рыночного развития, а в самостоятельное капиталистическое предприятие, продающее дипломы и знания, сдающее в аренду ценные университетские площади, делегирующее работу на сторону, понижающее зарплаты, назначающее плату за образование в соответствии с социальным статусом. В этом коммерческом предприятии осталась только видимость научной деятельности. Это издевательство над советским прошлым, издевательство над славной историей российской науки. Жизнеспособный интеллектуальный класс не может существовать без устойчивой, автономной системы высшего образования. На данный момент большой вопрос, существует ли эта система в России"[7].

Высшее проявление творчества[8], его предельно допустимая демонстрация как потенциала человеческой личности - гениальность, которая, в свою очередь, выражается в новых уникальных творениях - идеях, продуктах, услугах. То, что сегодня является главной движущей силой развития. Говорю об этом потому, что - как это ни может показаться парадоксальным - единственной эффективной стратегией реинтеграции постсоветского (имперского) пространства является развитие творческого потенциала русской нации. Потенциал, который выражается прежде всего в гениальных продуктах - культурных, духовных, инженерных и т.д., результатах творческой деятельности нации в прошлом и настоящем. В том числе и в государственном строительстве, и в военном искусстве, и во многом другом. В отличие от периода создания российской империи, когда главным критерием было "собирание земель", в XXI веке интегральным показателем стал критерий "собирания творческого потенциала нации". "Воздавая должное царю-реформатору, мы должны помнить и о том, что именно он замирил Польшу, победил Кавказ, присоединил Туркестан и освободил Балканы. Что его свобода - была свободой активной, восходящей империи. Можем ли мы сегодня рассчитывать на такую же зрелость нашего государства?"[9], - сказал Модест Колеров.

"Зрелость" России - это понимание специфики нынешнего периода интеграции бывших регионов российской и советской империй. При этом, несмотря на фактическое бездействие, в России пока сохраняется идентификация по культурному и политическому признаку. Как свидетельствует опрос ВЦИОМ, к числу соотечественников граждане относят (33% опрошенных) - всех граждан СССР, (40%) - всех русских; (22%) - всех русскоязычных. Другими словами, абсолютное большинство граждан России (94%) полагает, что к числу соотечественников относятся граждане ближнего зарубежья, культурно-политически и исторически связанные с СССР[10].



Сегодня действует принципиально иная, бюрократическая модель, реинтеграции, которая дает очень медленные результаты. Так, к таможенному союзу России с Белоруссией и Казахстаном шли почти 20 лет, а реализована эта идея, если ей ничто не помешает, будет после 2012 года. Еще медленнее идут интеграционные процессы в других областях, зато одновременно и быстро, стремительно идут процессы обратные, дезинтеграционные. Пишутся учебники, внедряются опасные идеологические штампы, но, главное, вырастает поколение, которое не считает себя связанным едиными узами с Россией. И это самое опасное. Причем процесс этот идет, как показывает анализ, под сознательным и целенаправленным воздействием местных элит.

Таким образом, мы наблюдаем две взаимоисключающие тенденции: на уровне элит - стремительное "разбегание", которое сознательно стимулируется местными элитами, но отнюдь не нейтрализуется на уровне государственных интеграционных процессов; на уровне народов - пока еще сохраняется общая идентичность и восприятие единого пространства; на уровне интеллигенции - сохранение связи вопреки правящим элитам.

Самый принципиальный вопрос современного развития России - политика в отношении стран, расположенных на постсоветском пространстве. Однако уже в самой постановке, привычной формулировке этого вопроса заложен неверный смысл: проблема на самом деле не столько в межгосударственных отношениях и вытекающей из такой постановки проблемы политики, проводившейся Россией с 1991 года, а в отношении России к гражданам этих постсосоветских государств. Тем гражданам бывшего прежде в течение столетий единого государства, большинство из которых вопреки их воле оказались в другом государстве.

Мне думается, что все вопросы современной России в конечном счете будут исходить из ответа на вопрос о российской идентичности, восприятия не только гражданами Российской Федерации, но и большинством граждан на постсоветском пространстве, общности истории, ценностей и будущего наших народов.

Как с политической, военной, так и социально-экономической и финансовой точек зрения мне представляется, что это общее прошлое и общее будущее имеют не только своё естественное обоснование. Оно неизбежно, если, конечно, постсоветские "государства" захотят сохранить идентичность своих наций, свои ценности, в конечном счете остаться в процессе мирового развития. Поэтому воссоединение, реинтеграция являются не бредом российских "империалистов", а жизненной необходимостью. Ностальгия по СССР, ставшая заметной в последнее десятилетие, - это не ностальгия по КПСС, а память о государственной, экономической и культурной общности. Память, которую не удалось вытравить в течение двух десятилетий спекуляциями и прямым насилием элит над собственными народами.

В этой связи вопрос о политике России по отношению к странам СНГ и другим постсоветским государствам (включая прибалтийские) становится не частным, хотя и приоритетным, вопросом российской внешней политики, а вопросом политическим, экономическим, финансовым, социальными, наконец, самым главным вопросом национальной безопасности, вопросом выживания всей российской нации. Если именно так относиться к этой проблеме, то неизбежна и постановка вопроса о принципиальном изменении всей российской политики в области безопасности.

Мне представляется, что именно с такой принципиальной переоценки политического курса необходимо начинать, а именно: правительство России, полагая развал СССР "крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века", должно сделать следующий логический шаг: строить свою стратегию в отношении бывших советских республик, исходя из интересов всех граждан, проживавших прежде на этой (постсоветской) территории. По большому счету рассматривая всех этих граждан как единую нацию.

Для России, как правопреемника СССР, их интересы - первичны. В этом смысле отношения с правительствами бывших советских республик должны стать следствием политики России в отношении своих бывших граждан. Естественно, что эта модель принципиально отличается от нынешней, во главу угла которой поставлено развитие межгосударственных отношений, т.е. отношений между теми правящими элитами, которые и были заинтересованы в развале единого государства, а теперь бюрократически восстанавливают разрушенные связи.

Именно это стало причиной того, что существующая модель взаимоотношений в рамках СНГ - малоэффективна. Конечно, это лучше чем ничего, но необходимо понять, что будущего у такой модели нет. Сколько бы органов сотрудничества ни создавалось (скоро их численность превысит сотню), сколько бы "стратегий" или "концепций" ни принималось, сколько бы объединенных военных группировок ни создавалось. Потому что нет главного - объединяющей, четко сформулированной задачи, политической приоритетности и политической воли государств, объединившихся в свое время вынужденно для ликвидации СССР и создавших в этих целях "механизм развода" - СНГ.

А взаимная интеграция, даже объединение, не просто возможны, но и необходимы. Но любое объединение (и неизбежная утрата части суверенитета) потребует, чтобы правящие элиты постсоветских государств осознали, что плюсы такого объединения значительно перевешивают его минусы. Для народов придти к такому пониманию значительно легче - граждане не имею плюсов от права печатать деньги, распоряжаться ресурсами, назначать послов и т.д. Поэтому элиты должны быть поставлены в такие политические, идеологические и иные условия, когда их всевластие будет значительно ограничено общественным мнением, информацией, политическими условиями.

Возрождение единого военно-политического, финансово-экономического пространства необходимо начинать с восстановления единого культурного, образовательного, информационного и гуманитарного пространства, прямых, ничем не ограниченных контактов между людьми-гражданами еще недавно единого государства. При этом для такой стратегии существуют объективные предпосылки, среди которых главная - тяготение соотечественников к России, даже готовность к переезду, несмотря на все материальные и иные трудности[11].



Можно лишь предположить, что если бы у России была программа по переселению, аналогичная израильской (когда переселенцам, например, сразу же выделяется удобное жилье, по 1 тыс. евро на человека в месяц, большие скидки и т.д.), то процент был бы значительно выше.



Подчеркну, что переселенцы, как правило, это лица с высоким уровнем образования, креативные и способные внести значительный вклад в развитие России.

Современное состояние СНГ характеризуется следующими факторами:

- СНГ изначально создавался как инструмент "цивилизованного развода", когда правящие элиты бывших советских республик стремились сохранить свой суверенитет, а не единое политико-экономическое пространство. Поэтому его основная функция заключается в обмене мнениями по существу "бракоразводного процесса", а не в разработке стратегии интеграции;

- принимаемые решения, в том числе на саммитах, не являются обязательными, поэтому степень их практической реализации крайне низкая;

- отсутствуют надгосударственные органы, без чего невозможно обеспечить единство действий в достижении намеченных общих целей;

- в СНГ не встроены эффективные механизмы, стимулирующие интеграционные процессы, поэтому темпы развития СНГ зависят только от встреч на уровне СГГ и СГП, а также руководителей межотраслевых и межгосударственных органов (около 80);

- на политику стран - членов СНГ оказывает серьёзное влияние позиция США и других западных стран, которые сделали своим важнейшим внешнеполитическим приоритетом задачу недопущения глубокой военно-политической и экономической интеграции на постсоветском пространстве;

- существует группа объективных факторов, способствующих усилению интеграционных процессов не только внутри СНГ, но и на всем постсоветском пространстве. Среди таких факторов особенно влиятельны следующие:

а) глобализация, рост взаимозависимости, которые в силу традиционных экономических, культурных и гуманитарных связей между республиками бывшего СССР могут иметь особенно высокие темпы;

б) стремление большинства граждан бывших советских республик (по оценкам социологов, до 70%) к восстановлению единого государства;

в) объективная геополитическая реальность, формирующая потребность создания самостоятельного центра силы наравне с существующими тремя - США (300 млн чел. и ВВП 13 трлн долл.), - Евросоюз (440 млн чел. и ВВП порядка 12 трлн долл.), страны Юго-Восточной Азии - Китай, Япония и др. (более 1500 млн чел. и ВВП более 13 трлн долл.).

Надо понимать, что при любом противоречии между элитами стран бывшего СССР объективные геополитические реалии будут вынуждать эти страны, а также, возможно, и другие государства формировать военно-политические и экономические союзы как альтернативные центры силы.

Таким образом, внутри Содружества нет ясной модели развития, вытекающей из согласованного понимания целей СНГ, его предназначения и будущего. Нынешние представления - инерция начала 90-х, не дающая ответа на вопросы о будущем СНГ, мотивации его развития, преимуществ по отношению с интеграцией с Западом, Востоком или Югом. Даже в принятых принципиальных документах (таких, например, как Концепция социально-экономического развития или договоренностях о КСОР) вопросы политической и экономической интеграции, благодаря которым добился успехов Европейский союз, не ставятся.

Между тем все объективные предпосылки и условия для этого есть. Главное препятствие - эгоизм национальных элит, стремящихся сохранить всю полноту контроля и власти на постсоветском пространстве.

Выбор основных направлений политики РФ на пространстве СНГ во многом предопределяется двумя основными группами факторов:

Во-первых, объективными международными и внутренними реалиями и условиями, а также имеющимися и будущими ресурсами.

За период существования СНГ произошла существенная эволюция как международных условий и реалий, в которых существует РФ, так и ресурсов, имеющихся в распоряжении России и других постсоветских государств для обеспечения внутренней и внешней политики.

Во-вторых, национальными интересами и понимаемыми в определенный период времени руководством соответствующими приоритетами и ценностями, на основании которых, в свою очередь, формулируются конкретные цели и задачи внешней и внутренней политики государства.

В наиболее концентрированном виде такая официально признанная система стратегических приоритетов, целей и мер в области внешней и внутренней политики сформулирована в документе под названием "Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года", утвержденной Президентом РФ 12 мая 2009 года. Применительно к политике по отношению к СНГ и, в частности, указанным выше двум группам факторов в ней говорится следующее.

К первой группе:

- "развитие мира идет по пути глобализации всех сфер международной жизни, которая отличается высоким динамизмом и взаимозависимостью событий";

- "между государствами обострились противоречия, связанные с неравномерностью развития... ценности и модели развития стали предметом глобальной конкуренции";

- "возросла уязвимость всех членов международного сообщества";

- в результате укрепления новых центров экономического роста и политического влияния складывается новая геополитическая ситуация";

- и далее хотелось бы подчеркнуть: "...формируется тенденция к поиску решения имеющихся проблем и урегулированию кризисных ситуаций на региональной основе без участия нерегиональных сил".

Ко второй группе:

Как уже говорилось, в этой группе говорится о понимаемых правящей элитой в настоящий момент приоритетах и целях внутренней и внешней политики. Так, говоря о таком понимании, в "Стратегии национальной безопасности РФ" пишется буквально следующее: "Развитие отношений двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами - участниками Содружества Независимых Государств является для России приоритетным направлением внешней политики..."

В этой связи не может ни обратить на себя внимание несколько обстоятельств.

Первое. Необходимо признать, что существует проблема приоритетности, имеющая очевидно политический характер. Интеграция - политическая, военная, экономическая - будут зависеть, как и прежде, прежде всего от того, насколько политически приоритетной эта задача будет рассматриваться правящими элитами постсоветских государств. До настоящего времени интеграция не являлась высшим приоритетом не только в бывших советских республиках, но и в России. Упор делался на сознательное развитие межгосударственных отношений. Признавая, например, "приоритетность отношений со странами СНГ", в самой "Стратегии" такая приоритетность выстраивается после приоритетов в отношении таких субъектов международных отношений, как ООН, "восьмерка", "двадцатка", РИК, БРИК и другие страны, а также международных институтов. Это не случайно, а отражает существующую инерцию и скептицизм в отношении СНГ и его будущего, сложившуюся за последние 18 лет в российском общественном мнении и руководстве страны. Не случайно и то, что несколько лет назад была предпринята попытка откровенной дискредитации СНГ, которая проходила под лозунгом: "То, что было инструментом развода, не может стать инструментом интеграции".

Соответственно, признание сегодня приоритетным направления СНГ, которое стало регулярно звучать в последние годы, потребует определенных усилий для закрепления его не только в политических декларациях, но и в реальной политике страны. Приоритет закрепляется прежде всего в статуте лица, отвечающего за эти вопросы, формализации в основополагающих документах и актах, включая финансовые и бюджетные, удельном весе информации и т.д.

Второе. Отношения со странами СНГ видятся как исключительно международные, межгосударственные. Это видно как из "Стратегии", так и из плана её реализации. Если "Стратегия", как декларируется, отражает "современное видение проблемы безопасности и приоритетов внутренней и внешней политики", то не случайно в ней в качестве основных интеграционных механизмов упоминаются ОДКБ, Евразийское экономическое сообщество и ШОС. Общественные форумы, которые проводятся по инициативе и планам работы правительств могут расцениваться лишь как вспомогательные усилия.

Необходимо прежде всего создание системы отношений - масштабной, автономной и разноуровневой - на негосударственном уровне: между максимально широким спектром институтов гражданского общества (профсоюзами, творческими союзами, образовательными организациями и т.д.), регионами, городами и поселениями (особенно теми, кто имел традиционные кооперационные и иные связи), бизнес-сотрудничества и, наконец, просто гражданами.

Очевидно, что, говоря сегодня о приоритетности СНГ, имеется в виду развитие межгосударственных отношений. И в этом, как мне представляется, сегодня главная проблема. Простого развития отношений в рамках СНГ - мало. Главная идея, высший приоритет комплексной политики России по отношению к СНГ (в более широком контексте ко всему постсоветскому пространству, включая страны Балтии, Абхазию и Южную Осетию) должна стать стратегическая (долгосрочная) идея восстановления единого экономического, культурного и информационного пространства.

За эту идею проголосовало не только абсолютное большинство граждан СССР в 1991 году, но она и сегодня симпатична для приблизительно такой же доли граждан в странах бывшего СССР. Другими словами, общественная поддержка (но не правительственная) этой идеи существует и сегодня. При определенных условиях эта общественная поддержка может превратиться в решающий политический фактор реинтеграции. Соответственно практическая задача состоит в том, чтобы постепенно трансформировать общественную поддержку в политическую, сделать общественное мнение на постсоветском пространстве решающим политическим фактором влияния на позиции правящих элит.

Тем более что в славянских странах, как правило, существует общее понимание и отношение к реалиям. Или очень близкое. Так, проявление кризиса 2008-2010 годов практически одинаково отразилось на России, Украине и Белоруссии. Что видно отчетливо из опросов ВЦИОМ[12].



Практически это означает, что в рамках единой комплексной политики РФ по отношению к СНГ необходимо сформировать два направления.

Первое - политика и дипломатия в её классическом понимании (двусторонние и многосторонние отношения на разных уровнях), т.е. то, что делается с разной эффективностью после 1991 года. Субъектами этой деятельности являются собственно правительства и элиты. Но в этом направлении, как уже говорилось, нет ни долгосрочной стратегической идеи реинтеграции, ни наднациональных органов, ни механизмов.

Второе - политика и самая широкая деятельность "по горизонтали", минуя или привлекая правящие элиты по мере необходимости во всех областях возможного сотрудничества. Субъектами этой деятельности должны стать заинтересованные в реинтеграции институты гражданского общества, бизнес, часть правящей элиты, но, главное, - интеллигенция.

Понятно, что жесткой границы между этими направлениями нет и не должно быть, но вместе с тем необходимо понимать, что условия для реинтеграции будут возникать тем быстрее и надежнее, чем прочнее установятся связи на втором направлении.

Если согласиться с подобной посылкой, то становится очевидным:

Во-первых, что практика работы в СНГ последних 18 лет была малоэффективна (что никто не отрицает), хотя и полезна, а созданные институты и механизмы необходимо развивать и усиливать. Это касается как движения в направлении создания наднациональных органов, единого правового поля, рынка труда и т. д., так и других атрибутов и признаков суверенитета единого государства.

Во-вторых, те же 18 лет существования СНГ показали, что, опираясь только на межгосударственные отношения и бюрократические процедуры и механизмы, задачу реинтеграции не решить. При том что существуют огромные неиспользуемые ресурсы реинтеграции в виде негосударственных организаций и объединений, да и простых граждан, задействовать которые официальные государственные российские структуры не могут.

Таким образом комплексная политика России должна состоять из государственной политики (политики исполнительной власти, межпарламентских отношений, пограничных, судебных и т.п. сегментов) и активной, масштабной общественно-информационной политики, реализуемой параллельно на неправительственном уровне. Объектом воздействия такой политики должны быть простые граждане, институты гражданского общества, интеллигенция и часть ориентированной на Россию элиты.

Если государственная политика - это политика отношений "вертикалей" (сегодня это совещания и встречи глав государств, правительств, министров, послов и различных представителей), то общественно-информационная политика - это политика развития "горизонталей" (деятелей культуры, искусства, бизнеса, образования и т.д.). Важно понимать, что они не просто дополняют официальную политику, являясь её "довеском", а образуют вполне автономное и активное направление комплексной политики, которое может иметь в будущем решающее значение.


_______________

[1] Кувшинова О. 13 млрд // Ведомости. 2011. 9 марта. С. 4.

[2] Торкунов А. Школа российской идентичности // Независимая газета. 2009. 28 июля.

[3] Башкатова А. На месте СССР образовался союз антисоциальных государств // Независимая газета. 2011. 2 июня. С. 4.

[4] Башкатова А. На месте СССР образовался союз антисоциальных государств // Независимая газета. 2011. 2 июня. С. 4.

[5] Брутенц К. Россия и Азия // Международная жизнь. 2011. март. N 3. С. 125.

[6] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М.: Классика-XXI. 2007. С.10.

[7] Буравой М. Опасный" класс как спаситель человечества // Русский журнал. 20 июля 2010. [Эл. ресурс]. URL:http://www.russ.ru/pole/

[8] Творчество - деятельность, порождающая нечто качественно новое, прежде не существовавшее. - Прим. авт.

[9] Колеров М. Именно царь-реформатор замирил Польшу, победил Кавказ, присоединил Туркестан и освободил Балканы. 9 марта 2011 г. [Эл. ресурс]. URL:http://regnum.ru/news/09.03.2011

[10] ВЦИОМ. Данные всероссийского опроса, июль 2006 г.

[11] ВЦИОМ. Данные всероссийского опроса, июль 2008 и 2009 гг.

[12] ВЦИОМ. Как страны СНГ выходят из экономического кризиса, сентябрь-ноябрь 2009 г. С. 7.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

19.12.2011

www.allrus.info

 



Док. 645267
Перв. публик.: 19.12.11
Последн. ред.: 20.12.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Брутенц Карен Нерсесович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``