Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Принципиально важно определиться с пониманием современного российского общества, его структуры и места в нем креативного класса, его взаимоотношений с другими группами...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Принципиально важно определиться с пониманием современного российского общества, его структуры и места в нем креативного класса, его взаимоотношений с другими группами...
Интеллигенция и креативный класс

Если прежде люди объединялись
рамками общественных институтов,
формируя групповую идентичность,
существенной чертой современной
жизни стало создание индивидуальной
идентичности. Подобное самоизобретение...
является важнейшим признаком
креативного класса[1].

Р. Флорида


Нет сомнения, что новая экономическая
реальность вызовет коррекцию
господствующих социальных
настроений, оценок и ожиданий,
а также стратегий элитных групп[2].

К. Рогов

В этой революции нам придется
разбудить дьявола в людях, чтобы
возбудить самые низкие страсти[3].

М. Бакунин


Принципиально важно определиться с пониманием современного российского общества, его структуры и места в нем креативного класса, его взаимоотношений с другими группами. Это вопрос принципиальный. Так, например, известный социолог О. Крыштановская вообще не замечает его в структуре российского общества, выделяя "страты", противостоящие друг другу, и, может быть, справедливо оценивая чрезвычайно невысокую роль интеллектуалов, в том числе гуманитарной сферы: "Современная Россия до сих пор жестко разделена на классы. Как известно, классы - это большие группы людей, имеющих антагонистические интересы. В нашем обществе страты, которые противостоят друг другу, - это народ и политический класс.

Представители политического класса находятся внутри государственной машины, занимая различные позиции-должности. Все остальное население от политики отчуждено. Политический класс, стремясь сохранять свой привилегированный статус, остается закрытым. Эта закрытость - великая тайна нашего общества, которая отражает всю двойственность нашей социальной жизни, в которой всегда имеется зазор между положением de facto и положением de jure, между "кажимостью" и видимостью"[4].

"Красиво сказала Оля Крыштановская, но... не соглашусь с ее утверждением. Прежде всего потому, что нужно, принципиально важно, понимать, что политический класс (куда входят не только политики разного масштаба, но и чиновники, политологи, журналисты и пр.) в России, является обслугой элиты. Они, как правило, не противостоит остальной части нации, тем самым 80% граждан, по своим интересам, он вынужден обслуживать интересы узкого слоя правящей элиты. Будет другая правящая элита - будет и другой политический класс, либо, что чаще всего наблюдается в современной истории, он приспособится к новому хозяину.

Далее О. Крыштановская утверждает, что свою тайну правящий класс бережет как зеницу ока, камуфлируя ее различными теориями. Например, в советское время была придумана социально-структурная триада: рабочий класс - крестьянство - интеллигенция, она была призвана скрыть существование номенклатуры - политического класса"[5].

И тут согласиться с Олей нельзя. Номенклатура - термин надуманный. В советские времена существовала кадровая политика, которая "вела" по ступенькам вверх одного чиновника за другим. При этом важно отметить две особенности. Во-первых, трудно, почти невозможно, было "перескочить" через ступеньку (поэтому и говорили: "раз перескочил, а потом пролетел"), что позволяло готовить кадры сознательно, безусловно, сказывалось на профессиональной подготовке. Во-вторых, такая политика усередняла кадры. С одной стороны, она, как правило, "защищала от дурака" (как в IT), а, с другой, - обрубала головы самых выделяющихся. Получалось нечто среднее, вполне серое, но с зернами жемчуга, даже бриллиантов.

А термин "номенклатура" был придуман борцами с привилегиями. Советская номенклатура - и я это знаю очень хорошо, лично - имела привилегий ровно столько, сколько средний нынешний российский чиновник, даже меньше. Но она редко и мало брала взяток, жила вполне скромно, а по нынешним понятиям, даже бедно. И, конечно же, не знала никаких "тайн".

Следующий тезис социолога: "Наше общество - политическое. Политика у нас превыше экономики. Поэтому именно политическая власть аккумулирует в себе все иные ресурсы общества: есть власть, есть и собственность, есть любые возможности капитализировать свою должность. Все другие попытки разделить наше политически стратифицированное общество ведут не к прояснению, а к затуманиванию реального общественного конфликта. Но именно в этом таинственном существовании замкнутой на самой себе политической верхушки - главный нерв современной России.

Именно поэтому попытки выделить, каким-то образом вычленить интеллектуальный класс из этой весьма простой схемы малопродуктивны"[6].

Как раз политики у нас и нет. Есть просто власть, которая конвертировала свой властный капитал в собственность. А главное условие политики - идеология - напрочь отсутствует. Как и идеи программы и борьба, которая в политике всегда идеологична, как минимум, внешне.

Выделить же интеллектуальный класс крайне просто: этот класс - обслуга правящей элиты в той или иной форме потому, что (даже в технических областях) полностью зависим от нее. И материально, и организационно. Впрочем ниже О. Крыштановская вполне справедливо замечает: "Часть интеллектуалов образуют особый сегмент внутри политического класса, а другая часть располагается вне его. Первая категория интеллектуалов (инсайдеры) и в самом деле обладает исключительным влиянием. Именно эти люди определяют характер политики и будущее страны. Вторая же категория (аутсайдеры, то есть люди вне системы государственной власти) имеет минимум ресурсов и, соответственно, минимум влияния. Что может дать публикация в малотиражном научном журнале? Только авторитет в научных кругах. И все. Но пока такой ученый не получил широкую трибуну в массовых СМИ, пока он не вошел в околовластный пул, он не может претендовать на статус лидера общественного мнения. Только дружба с политическим классом открывает для интеллектуала широкие возможности реального влияния"[7].

Очень точное замечание. Полностью согласен и подтверждаю это в том числе и своим опытом. "Сегодня власти от ученых нужна нейтральная лояльность, невмешательство в политику. Химик, физик, биолог, если он в своей деятельности не затрагивает политику, не выступает критиком режима, может получать гранты и безбедно существовать в своей социальной нише. Если же интеллектуал становится Сахаровым, открытым противником власти и ее бесстрашным разоблачителем, то не видать ему субсидий госфондов и телевизионных эфиров.

Лояльность приобретает особое значение, когда интеллектуал становится знаменитым в своей профессии и тем самым невольно превращается в публичную фигуру. Тогда он оказывается под пристальным вниманием власти, так как он может (если захочет) стать рупором опасных идей, его позицию могут услышать различные слои населения. Он становится влиятельным в политическом смысле человеком (выделено мною. - А.П.).

Особняком стоят интеллектуалы из гуманитарной сферы. В советское время общественные науки напрямую курировались ЦК КПСС: считалось, что обществоведы занимаются идеологической поддержкой государства. В 1990-е годы эта система разрушилась, и обществоведы оказались в вакууме. Кто сегодня является потребителем их продукции? У гуманитарной науки сегодня практически нет заказчика. Исследования делаются "в стол", готовятся для отчета, публикации рассчитаны на чрезвычайно узкий круг профессионалов. Государственные научные учреждения финансируются крайне слабо, и это является следствием потребительной стоимости их продуктов"[8].

Вместе с тем главное, почему я не согласен с О. Крыштановской, это то, что отличительные черты креативного класса - индивидуальная идентичность, выбор работы и места жительства, мобильность, "обилие творческих стимулов" и потребность в креативном взаимодействии - удивительным образом сочетаются с отличительными признаками такого феномена, как русская интеллигенция. Хотя вряд ли можно назвать эти понятия идентичными, можно говорить о том, что интеллигентность - особенная черта русского креативного класса, которая делает его феноменом общественной и экономической жизни[9]. И это качество, как говорится, дорого стоит.

Традиционная русская интеллигенция не имела тех возможностей, в том числе экономических, научно-технических, медийных влияния на власть и общество, которые она приобрела на рубеже XXI века в результате научно-технической революции. Эти возможности как многократно усилили ее прежние инструменты влияния, так и создали принципиально новые. Что поставило по-новому вопрос о политической и экономической роли интеллигенции в России. Роли, которая до сих пор недооценивается.

Надо признать, что либеральная часть интеллигенции, ее "верхушка" сыграла крайне негативную роль в истории современной России. В самом начале XXI века я писал, что она вознамерилась стать средним классом, живущим лучше, чем плебой, наставницей новой номенклатуры и сохранить за собой право на свободомыслие и критику[10]. При этом она не задумывалась об участии в жизни нации всей интеллигенции. Последующие 10 лет почти повернули этих либералов от неолиберализма и конформизма к пониманию роли и ответственности интеллигенции перед нацией. Во многом из-за того несимпатичного для нее политического режима, который сложился в 2000-2011 годы. Во многом из-за того, что ее претензии на роль идеолога и наставника не состоялись. Не получила она и желаемой собственности и, как правило, желаемого достатка, а свободомыслие не нашло своего полного выражения, прежде всего в ее левой части. Так, в феврале 2011 года "Справедливая Россия" внесла в Госдуму законопроект о возмездном изъятии имущества у неэффективных собственников, в котором "вред обществу предлагается считать одним из главных критериев для начала процедуры национализации"[11], т.е. под сомнение была поставлена главная ценность либерализма - собственность.

Эти и другие особенности, совпавшие с мировым кризисом и переходом во втором десятилетии XXI века России к третьему циклу современного развития ставят совершенно по-новому не только общественно-политические задачи, но и необходимость для общественных наук отказаться, как сказал академик А. Торкунов, от "догоняющего интеллектуального развития в российских общественных науках"[12].

"Два выдающихся русских интеллектуала в начале ХХ века сформулировали взаимодополняющие тезисы. Первый отечественный нобелевский лауреат Иван Павлов утверждал: "Судьбу наций определяет ум интеллигентский", а знаток российской истории, профессор Московского университета Василий Ключевский с горечью заметил: "Отечественная история, в сущности, не учит ничему. Она только наказывает за невыученные уроки". Несколько эпизодов отечественной истории выразительно иллюстрируют правоту классиков"[13].

Интеллигента отличают от рядового представителя среднего и креативного класса духовность, отказ от примитивного потребительства, преданность наследию, патриотизм, наконец, - и это главное - уникальная способность к творчеству не ради экономической выгоды (что характерно в целом для креативного класса), а для общественной пользы. В этом смысле именно интеллигенция заинтересована больше всех социальных слоев в гармоничном, нравственном развитии общества и максимальной реализации НЧП.

Вместе с тем у интеллигенции, как и у креативного класса, как правило, нет материальных или политических амбиций. Спокойно они относятся и к социальному статусу, власти, известности. Примечательно, что эти характерные черты интеллигентности, как оказывается, свойственны большинству населения страны, которое отрицает стремления, свойственные либеральной ментальности[14].



Как видно из соцопросов, не стремятся стать богатыми (более 30%), не хотят делать карьеру (36%-40%), иметь свой бизнес (49%-54%), стать знаменитым (73%-75%) и иметь доступ к власти (74%-83%) большинство граждан. Пониженная амбициозность и требовательность к себе и обществу поражает! Но вместе с тем и говорит в пользу того, что у большинства общества сохраняются идеалистические, а не материальные приоритеты.

Эти качества являются существенным добавлением к двум другим качествам, присущим представителям интеллигенции и среднего класса, - относительно высокому душевому доходу и образованию.

Сам по себе доход и даже образование не являются обязательными атрибутами творческой личности. Мы знаем немало хорошо образованных людей, получающих высокий личный доход, но не способных к мало-мальски творческой деятельности, активной позиции. И, наоборот, есть творческие личности, ответственные и обладающие ясной гражданской позицией, но не имеющих ни высокого дохода (что характерно для СССР и России), ни, иногда, высшего образования.

В этом смысле понятие "интеллигент" - удивительное сочетание качеств, характерное во многом для русской нации, когда происходит интеграция всех возможностей, предоставляемых развитием потенциала человеческой личности, - материальных, интеллектуальных и духовно-нравственных. Как правило, такая интеграция способна к производству качественно нового продукта или услуги - творческому процессу[15].

Именно поэтому из интеллигентов могут и будут появляться представители креативного класса, а из среднего класса - не всегда. Средний класс нередко становится пристанищем обывателей, которые превратились в XX веке в целое сообщество потребителей. Иными словами, та часть среднего класса, которая является только потребителями, а не творцами, не может быть в полной мере отнесена к интеллигенции. Что может быть представлено на этой схеме.



Интеллигенция, естественно, не однородна. Она условно может быть разделена на "творческую", "научно-техническую", иные группы, хотя это разделение, на мой взгляд, и не вполне оправдано. Главный критерий, который может быть использован, это отношение и способность к творчеству. И не так уж важно, в какой области. Важно, что в результате этого процесса появляется качественно новый продукт - будь то в искусстве или инженерии. Соответственно, деградация интеллигенции неизбежно ведет к снижению качества, либо даже ликвидации этого нового продукта. Независимо от причины. Даже если она объективна. "Интеллигенция России также не продемонстрировала необходимой политической культуры и способности действовать солидарно, чтобы блокировать разрушительные антисоциальные реформы и навязать правящей бюрократии политику национального развития. Более того, стремясь сохранить элементарно приемлемый уровень жизни, интеллигенция встала на путь негативной адаптации. Об этом свидетельствуют поборы в средней школе, в системе медицинского обслуживания, коррупция в судах и даже в высшей школе"[16].

Само по себе развитие национального человеческого потенциала государством и обществом - способ "выращивания" интеллигенции. И здесь роль государства и общества огромна. Без них человеческий потенциал может развиваться, а может и деградировать. Что, собственно говоря, и наблюдается в современной России. Это видно на примере деятельности аспирантур и докторантур, где численность защищенных диссертаций почти на порядок отстает от численности ежегодно-поступающих в аспирантуру и докторантуру. Да и сама численность за 2000-2008 годы практически не изменилась[17]. Надо признать, что и деятельность правительства в последующие годы не носила системный характер, что было бы характерно для сознательного "выращивания" креативного класса. Так, на 2012 год выделено 10 тыс. стипендий правительства для студентов и 500 - для аспирантов (по 10 тыс. рублей), что, конечно же, составляет малую долю необходимого[18].




Государство и общество, осознанно подходя к развитию человеческого потенциала, могут создавать условия - хорошие или плохие - для развития личности. Это сродни вспашке поля, где, однако, вперемешку с сорняками растут полезные злаки. Чего окажется больше известно. Создаваемые государством и обществом условия могут привести к творческому взлету у нации, но могут направить эту энергию и в ложное русло, прежде всего в русло эгоистического, как в России, использования национальных богатств России. Прежде всего человеческого потенциала. Так и с интеллигенцией. Это тот "продукт", который нация может и должна выращивать. В том числе и с помощью государства. Вымирание и исчезновение этой социальной группы немедленно и болезненно отражается на нации, превращая ее только в население или электорат, лишает ее возможности национальной самоидентификации и создания реальных условий для модернизационного рывка.


______________

[1] Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М.: Классика-XXI. 2007. С. 22.

[2] Рогов К. Третий цикл // Ведомости. 2011. 30 марта. С. 4.

[3] Воробьевский Ю. Третий акт. С. 72.

[4] Крыштановская О. Интеллектуалы и закрытая политическая корпорация // Русский журнал. 2010. 20 июля.

[5] Крыштановская О. Интеллектуалы и закрытая политическая корпорация // Русский журнал. 2010. 20 июля.

[6] Крыштановская О. Интеллектуалы и закрытая политическая корпорация // Русский журнал. 2010. 20 июля.

[7] Крыштановская О. Интеллектуалы и закрытая политическая корпорация // Русский журнал. 2010. 20 июля.

[8] Крыштановская О. Интеллектуалы и закрытая политическая корпорация // Русский журнал. 2010. 20 июля.

[9] В свое время я отмечал, что интеллигентность аккумулирует ведущие в XXI веке качества - интеллект, культуру, духовность, которые стали главным ресурсам развития. См. подробнее: Подберезкин А., Булатов Ю. Россия в глобальном мире: некоторые теоретические аспекты исследования. М.: Научная книга, 2003. С. 184-187.

[10] Подберезкин А.И. Стратегия для России. М.: 2002. С. 36.

[11] Родин И., Садовская Ю. Сергей Миронов заговорил о национализации // Независимая газета. 2011. 14 февраля. С. 1, 3.

[12] Торкунов А. О месте и роли гуманитарных и общественных наук в системе интеллектуального развития // По дороге в будущее / ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 398.

[13] Магарил С. Поиски социального качества // Независимая газета. 2011. 9 февраля. С. 12.

[14] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир. 2010. С.91.

[15] Сразу же оговорюсь, что подобный творческий процесс в общественно-политической области может быть опасен, радикален. И власть это хорошо понимает, акцентируя внимание на возможности борьбы именно с этими слоями. См., например: Таратута Ю. Взятки - "Нашим" // Ведомости. 2011. 14 апреля. С. 2.

[16] Магарил С. Поиски социального качества // Независимая газета. 2011. 9 февраля. С. 12.

[17] Научный потенциал и инновационная активность в России: вып. N 4: статсборник. М. 2010. С. 28, 29.

[18] Новикова А. Выпускники стремятся в клинические психиатры // Известия. 2011. 29 июля. С. 3.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

15.12.2011

www.allrus.info

 



Док. 645188
Перв. публик.: 15.12.11
Последн. ред.: 16.12.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Рогов Кирилл Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``