Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Будущее креативного класса сегодня во многом предопределяется качеством госуправления. Чем ниже качество - тем хуже будущее...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Будущее креативного класса сегодня во многом предопределяется качеством госуправления. Чем ниже качество - тем хуже будущее...
Креативный класс в управлении как условие опережающего развития НЧП

Для элит, ставших бенефициарами
прошлой модели развития, поверить
в неизбежность разворота[1].

К. Рогов


Креативный класс - это класс разводчиков,
которые берут то, что плохо лежит, тибрят
и перепродают тем, кто ничего не понимает
в искусстве. Можно говорить об интеллигенции,
которая и не творческий класс, но зато класс с
совестью. А креативщик - это бездарь
и нулевой творец, полностью лишенный
интеллигентской совести[2].

А. Дугин


Будущее креативного класса сегодня во многом предопределяется качеством госуправления. Чем ниже качество - тем хуже будущее. Один из важнейших критериев, иллюстрирующих эту зависимость, численность образованных граждан, приезжающих (уезжающих) из страны. В США, например, привлечение квалифицированных специалистов из-за рубежа было заявлено в качестве национального приоритета в "Стратегии национальной безопасности", утвержденной президентом в мае 2010 года[3]. В России только за последние три года отъезд специалистов превысил 1 250 тыс. человек, т.е. представители креативного класса (и без того не слишком большого) массово покидают страну[4]. Это означает фактическую констатацию провала курса на модернизацию.

Провалы в реализации намеченных планов модернизации страны, в частности "Стратегии-2020", стали для всех очевидны уже к началу второго десятилетия XXI века, что сделало невозможным избежать анализа причин неэффективности государственного управления в России. Прав К. Рогов и те, кто полагает, что третий период современной российской истории поставит во главу угла вопросы политической власти и эффективности институтов управления. И вызвано это не только психологической усталостью от стабильности, как считает К. Рогов, а неспособностью власти решать накопленные идеологические проблемы и, как следствие, неадекватностью и неэффективностью управления, в т.ч. и политического, провалы которого после кризиса стали особенно очевидны[5].

Об управленческой функции идеологии А. Зиновьев весьма точно сказал следующее: "Специфическая цель (и функция) идеологического учения (идеологии) - не познание реальности, не развлечение, не образование, не информация о событиях на планете и т.д. (хотя все это не исключается), а формирование у людей определённого и заранее планируемого способа мышления и поведения, побуждение людей к такому способу мышления и поведения, короче говоря, формирование сознания людей и управление ими путём воздействия на их сознание. Идеология изобретается для того, чтобы выработать у тех, для кого она предназначена, некоторый априорный и стандартный способ понимания окружающих человека явлений реальности и жизни людей, стандартное отношение к ним (оценку), стандартное поведение в ситуациях определённого вида. Подчёркиваю: идеология учит людей тому, что они должны думать о тех или иных явлениях бытия, как их оценивать и как поступать в тех или иных случаях. Можно сказать, что идеология даёт людям априорную систему социальных координат, позволяющую им ориентироваться в социальной среде"[6].

Разрыв между частными обещаниями и реальностью становился все более заметным, хотя, на мой взгляд, этот фантастический разрыв сложился задолго до этого: от обещаний Н. Хрущева о том, что "нынешнему поколению жить при коммунизме", и М. Горбачева о решении продовольственной проблемы и предоставлении жилья всем нуждающимся к 2000 году, до обещаний Б. Ельцина, В. Путина и Д. Медведева.

Во втором десятилетии XXI века, однако, этот разрыв приобрел устойчивое и негативное политическое восприятие, когда, как говорил М.М. Жванецкий, "власть должна либо перестать обещать, либо что-то выполнять". В 2011 году, прежде всего на фоне надвигающихся выборов, этот разрыв стал уже реальной политической проблемой: ошибки в управлении, откровенная неисполнительность и коррупция стали синонимом власти вообще, и федеральной в особенности. Более того, сложилось мнение, что власть вообще не контролирует ситуацию в некоторых регионах и областях. Что в общем-то вполне соответствовало действительности.

Важнейшей особенностью государственного управления при В. Путине и Д. Медведеве стало, на мой взгляд, то, что власть оказалась не способной организовать опережающее национальное развитие, имитируя руководство страной. Политика, которая стала стагфляционной - инерционной, экономика -инфляционной и фактически стагнирующей. Особенно отчетливо это проявилось в период кризиса, когда все стратегические планы развития были напрочь забыты, и последующего за ним периода, когда разговоры о модернизации и инновациях заменили все реальные действия. Между тем, как справедливо пишет Е.В. Охотский, "государственное управление - великое искусство реализации государственной власти в определенных целях и интересах. Это универсальный и объективно необходимый элемент социальной действительности и неважно, с каких методологических позиций (цивилизационных или формационных, идеалистических или материалистических, метафизических или диалектических, позитивистских или неопозитивистских) исследуются связанные с ним общественные отношения, процессы и явления. Подходы, оценки и выводы, конечно, будут разные, но суть государственного управления как реального общественного явления от этого не меняется. Однозначно и другое: содержание, формы и методы государственного управления определяются конкретно-историческим условиями экономического, социально-политического и культурно-национального развития данного общества, особенностями политической и правовой культуры народа, профессионализмом и интересами правящей элиты, формой государственного устройства и государственного правления, сложившимся режимом властвования"[7].

Попытки власти в России создать даже относительно эффективную систему государственного управления, надо признать, провалились. И это стало общепризнанным фактом в 2011 году. Более того, эта самая острая (по признанию Объединенного комитета разведки США) проблема стала еще более неотложной. И не столько из-за объективной сложности задач, связанных со сменой государственного строя и неизбежной сменой системы госуправления (даже учитывая коренные изменения на сущностном, формационно-концептуальном уровне), а из-за отсутствия реальной идеологии и стратегии сначала осуществления реформ, а потом развития нации и государства. Когда нет идеологии и стратегии, а элита ориентируется на сиюминутные, часто корыстные цели, эффективности управления не может быть в принципе. Даже если под него подведена современная нормативная база и созданы институты управления.

На мой взгляд, основная причина заключается в том, что все попытки совершенствовать аппарат управления были изначально обречены из-за неправильно сформулированных целей и задач и отказа от идеологии как инструмента управления. "Прагматизм" в политике привел в XXI веке российскую элиту к неверному пониманию функции власти и представлению о ее эффективности. Очередная реформа (как и все реформы, проводившиеся последние 25 лет) привела к провалу.

В этой связи важно изначально четко определить объекты госуправления или то, на что направлено управляющее воздействие субъекта управления. В России, как впрочем и в других странах, таких основных объектов четыре. Все они в той или иной степени представляют не абстрактные категории (хочу особенно подчеркнуть), а конкретную нацию. Поэтому и должны рассматриваться в совершенно конкретном историческом и социокультурном контексте. Это первое общее, объединяющее правило:

- отдельный человек, личность, в отношении которого принимаются те или иные конкретные решения (о поощрениях, наказаниях, стимулах и пр.). Особенно важно, чтобы такое управление сегодня содействовало развитию личности, а не препятствовало ей;

- трудовые коллективы и другие объединения людей, которые я бы назвал, более определенно - институты социального потенциала, как часть НЧП;

- социальные классы, слои, группы. Так, например, закон о монетизации льгот направлен в отношении определенных социальных слоев граждан;

- общество в целом. ФЗ, указы президента, постановления правительства, региональных и пр. органов власти направлены на управление обществом в целом. Как правило (хотя и не всегда) [8].

Общее, (кроме национального), что объединяет все объекты управления (кроме известных правовикам "общих свойств объекта управления"), это то, что в основе лежит социальный фактор: от личности до всего общества, включая классы, слои и трудовые коллективы, все институты социального потенциала, все эти объекты состоят из личностей, объединенных в нацию, т.е. объектом управления в конечном счете является человек, а способы управления - социальны по своей сути, идеологичны и политичны.

Отечественный либерализм и характерные для него способы управления ориентированы на совершенно другие объекты управления несоциального и не национального свойства: макроэкономические показатели, финансовая стабильность, рынок и т.п. Это во многом изначально предопределило провал всей системы управления в России. Либерализм, "бухгалтеризм" не нуждается ни в нации, ни в обществе. Он (в российском, примитивном варианте) "управляет финансовыми потоками". Конкретно - в области обороны, здравоохранении, образовании, экономике - везде. И не надо удивляться, что такое управление игнорирует национальные и социальные интересы.



Как видно, изначально и сознательно объекты управления избраны правящей элитой в нарушение закона управления: вместо политического и идеологического управления социальными объектами избраны экономические объекты с соответствующими инструментами управления. Отсюда и игнорирование главной силы модернизации - креативного класса. Не до него.

Провал "Стратегии-2020" - очередное подтверждение неверности как избранных объектов управления, так и методов управления. Так, при модернизации было бы необходимо сконцентрироваться на таких важнейших объектах управления, как общество, нация, особенно на тех передовых социальных слоях (креативных), которые заинтересованы в модернизации.

Жаль, но "корректировка" "Стратегии-2020" будет, очевидно, идти по прежнему пути, без пересмотра как объектов модернизации, так и ее средств. Похоже, что в качестве объекта управления для нынешней элиты сегменты "человек - институт - социальный класс - общество/нация" выступают только накануне выборов, когда, например, в мае 2011 года В. Путин, спохватившись, объявил о создании "Народного фронта" по аналогии с созданным оппозицией Народно-патриотическим союзом (НПСР) в 1996 году. Дело не в близости названий и даже руководящих органов, а в принципиальной схожести идеи - выборе общенациональной идеологии и стратегии развития, организации социально-политической базы для нее[9].

Уверен, что с точки зрения сложившейся системы управления эта инициатива В. Путина останется только избирательной технологией, и обогатится левой риторикой[10], ведь изменить суть управления - от неолиберального управления финансами к управлению человеком и обществом - пока, во всяком случае, не предполагается. В этом заключается принципиальная разница. Если объект управления в идеологической системе русского социализма прежде всего национальный человеческий потенциал (НЧП), включая его главный ресурс - творческий класс, а качество управления измеряется прежде всего способностью превратить НЧП в НЧК, то объект управления в системе либеральной идеологической традиции - собственность и другие материальные активы[11]. Это можно показать на следующем рисунке.



Расхождение между заявленными целями и реальными результатами стало следствием неверно избранного объекта управления и приоритетами, которые сохраняется у правящей российской элиты до сих пор. Как справедливо полагают В.И. Якунин и С.С. Сулакшин, "с точки зрения развития системы органов государственной власти цели реформы заявлены благие, но характер изменений практически сразу же раскрывается на примере росписи задач в системе мониторинга эффективности административной реформы в соответствии с целевыми установками"[12].



Как видно из таблицы, все указанные 5 основных целей сводились к повышению эффективности госуправления "для обеспечения достижения целей социально-экономического развития", которые изначально были ориентированы не на развитие НЧП, а на макроэкономические показатели (сбалансированность бюджета, снижение инфляции, рост ВВП). Реформа госуправления стала таким образом реформой механизмов управления, а не сменой объектов управления и изменением целей национального развития.

Соответственно все дальнейшие мероприятия были подчинены этой логике - бюрократической оптимизации механизмов госуправления. Что хорошо видно из некоторых конкретизированных в задачах целей административной реформы.

Указанным целям, по мнению авторов, отвечают следующие задачи[14].

Цель 1.

Задача 1.1. Оптимизация структуры и численности государственного аппарата и подведомственных организаций.

Задача 1.2. Оптимизация исполнения функций исполнительной власти на основе результатов функционального обзора.

Задача 1.3. Оптимизация деловых процессов и внедрение административных регламентов и стандартов государственных услуг.

Цель 3.

Задача 3.1 Создание условий для оптимального организационно-правового обеспечения государственной службы.

Задача 3.2. Определение обязанностей, полномочий и мер ответственности госслужащих на основе должностных (служебных) регламентов.

Задача 3.3. Внедрение новых методов планирования, финансирования, стимулирования и оценки деятельности госслужащих, рациональное использование ресурсов в системе госслужбы.

Задача 3.4. Обеспечение открытости государственной службы в интересах развития гражданского общества и укрепления государства.

Задача 3.5. Применение эффективных методов подбора квалифицированных кадров для государственной службы, оценки результатов служебной деятельности госслужащих, а также создание условий для их должностного (служебного) роста (и т.д.).

Цель 5.

Задача 5.1. Повышение прозрачности и открытости органов государственной власти.

Задача 5.2. Усиление системы внешней подотчетности.

Как видно, попытки повышения эффективности госуправления свелись к нормативно-бюрократическим процедурам, составлению регламентов и других многочисленных нормативных документов, а не к смене объектов управления, приоритетов развития и появлению стратегии национального развития. Это в конечном счете стало первопричиной провала не только попытки повышения эффективности госуправления, но и более скромных попыток оптимизации деятельности бюрократического аппарата, который в 2010-2011 годах превратился для правящей элиты в политическую проблему.

Именно в это время наиболее активная часть общества, прежде всего креативные социальные группы, которые в минимальной степени - материально, творчески, информационно - зависели от государства, усилили критику политической элиты и ее методов руководства. Кампании "синеведерочников", "защитников химкинского леса", выступления против реформ ЖКХ и т.п. стали ежедневным атрибутом политической жизни 2008-2011 годов, центральными темами СМИ.

Значительное место в активизации общественных выступлений против системы управления занял Интернет, который к тому времени превратился в России в площадку, аккумулирующую протестные настроения, а в ряде случаев сделал из авторов блогов и твиггеров известных и популярных журналистов.

Можно сказать, что в определенном смысле переменная проблема эффективности госуправления превратилась в 2010-2011 годах в дополнительную политическую проблему для правящей элиты. Что особенно неприятно - накануне парламентско-президентских выборов.

Один из явно проявившихся в 2010-2011 годах крупнейших недостатков существующего управления - отсутствие творческого, национально заинтересованного подхода. Почему-то это "вдруг" стало ясно именно тогда. Того, о котором писал еще в конце XVIII века А. Гамильтон, говоря о национальных интересах. Это было немедленно не только зафиксировано общественным мнением, но и проявилось в массовых выступлениях на Манежной площади в декабре 2010 года и в других регионах. Собственно ошибки и недостатки госуправления, стали причиной социальных и национальных выступлений.

Примечательно, что редкие обращения Д. Медведева, В. Путина и других представителей правящей элиты к креативному классу не приобрели характера сколько-нибудь осмысленной политики, а тем более не дали сколько-нибудь значимых результатов.

В эпиграфе А. Дугина, приведенному в начале работы, выражен подход к роли креативного класса не только у экзотической части политологов, но в действительности - всей правящей элиты, которая понимает (и рефлексирует по этому поводу) необходимость допуска к управлению, а значит и власти, представителей креативных групп граждан, но не знает, как это сделать, и по большому счету не хочет этого. Все попытки создания "кадрового резерва", реформы МВД и т.п. носят частный, не меняющий принципиально всей политики характер. Они ведут к ухудшению управления, что особенно видно на пример Минобороны и Генштаба, которых реформируют более 20 лет. Давно известно (и американцы это социологически подтвердили), что любая управленческая реформа в 50% - и процентах случаях снижает качество управления.

Одновременно в России наблюдается тенденция снижения качества управленческих кадров и управления, прежде всего, из-за того, что сама правящая элита не понимает значения того огромного ресурса, который сосредоточен в ядре креативного класса - его интеллектуальном слое и интеллигенции. И который властью не используется. Некоторое представление о качестве управления дает уровень образования занятых в отдельных отраслях, который, как увидим, резко отличается в зависимости от занимаемой деятельности. От более чем 70% в науке и почти 50% в образовании, до 9,1% в сельском хозяйстве[15].



Как видно из официальных данных:

1. В России пока что сохраняется в целом высокий уровень высшего образования (более 28%) во всех отраслях экономики, сопоставимый с развитыми странами.

2. Вместе с тем послевузовское образование встречается уже крайне редко (0,2% по всей экономике), что свидетельствует о существенном отставании управленческих кадров, которые должны проходить переподготовку не реже одного раза в 5-7 лет.

3. Основная часть специалистов с высшим образованием сосредоточена в финансовом секторе (почти 65%), науке (71,7%), госуправлении (46,3%) и образовании (48,2%), хотя этот показатель, на мой взгляд, значительно уступает требуемому. Так, если в госуправлении и образовании менее половины лишь имеют высшее образование, то как минимум нельзя говорить о качественном НЧП в этих областях. Не очень понятно и то, как в здравоохранении только треть специалистов имеет высшее образование, а среднее - около 46%. Видимо, средний медперсонал, составляющий большинство, занимает всю эту нишу, хотя переподготовка специалистов в здравоохранении должна проходить не реже, чем раз в 5 лет.

4. Обращает на себя внимание то, что в некоторых областях, в т.ч. обрабатывающих, доля лиц с высшим образованием значительно ниже, чем в среднем в экономике - 20 и менее процентов.

В целом же проблема качества госуправления, которая стоит перед Россией, зависит от политики правящей элиты, которая сегодня основывается на либеральной традиции. В частности, если исходить из того, что стратегия России должна заключаться в развитии НЧП, то высшее образование (как долгосрочная цель) должно стать всеобщим, т.е. доля лиц с высшим образованием должна превышать 70%.

Политика правительства, и в частности Минобра, другая: взят курс, на сокращение числа студентов и вузов, перепрофилирование и ограничение университетов, некоторые из которых становятся "избранными" - федеральными и исследовательскими - университетами, которые, конечно же, не смогут обеспечить кадрами всю экономику страны.

Кроме того, структуру занятых в России и за рубежом по отдельным отраслям также характеризует как наукоемкость, так и образование и отчасти креативность занятых в этих отраслях граждан. Так, если в России в сельском хозяйстве (где самый низкий уровень образования и наукоемкости), охоте и лесном хозяйстве занято более 8%, а в Германии и США соответственно 2,2 и 1,5% населения[16], то можно предположить, что этот ресурс НЧП очевидно Россией используется слабо.

Представление об этой ситуации в сравнении с другими государствами дает выборка из таблицы структуры занятости по видам экономической деятельности[17].



Как видно из этих данных, основная часть лиц, занятых в экономике развитых стран (более 10%), приходится на четыре сектора:

- обрабатывающую промышленность;

- торговлю;

- операции с недвижимостью и науку;

- здравоохранение и социальную защиту.

Россия не является исключением и в целом соответствует структуре развитых стран (за исключением финансового сектора). В этом ее огромное конкурентное преимущество.

Вместе с тем не может не обратить внимание тот факт, что в секторе госуправления и обеспечения безопасности ее доля значительно выше, чем у лидеров - США, Швеции и Финляндии (7,3%, 5,4% и 5,7%), хотя и на уровне Великобритании и Франции.

Подытоживая, можно сделать вывод: ресурс, аккумулированный в креативном классе, во-первых, элитой не используется, во-вторых, разбазаривается, а, в-третьих, и не планируется использовать. Во всяком случае пока. Либеральная традиция, которая в России приобрела наиболее убогую форму, ведет к растрате нацией самого ценного ресурса XXI века - креативного класса.


______________

[1] Рогов К. Третий цикл // Ведомости. 2011. 30 марта. С. 4.

[2] Дугин А. http://www.evrazia.tw/coutent/porvat-past-krieativnosmu

[3] The National Security Strategy, Wash., May 20, 2010.

[4] Левичев Н. К социальному государству без социальных потрясений // Аргументы недели. 2011. 28 июля.

[5] Как правило, речь идет об эффективности управления федеральных органов исполнительной власти (ФОИВ), на которые приходится абсолютное большинство чиновников. - Прим. авт.

[6] Зиновьев А. Философия как часть идеологии. 2002. N 3 (17). [Эл. ресурс]. URL:http://www.rags.ru/akadem/all/17-2002

[7] Охотский Е.В. Государственное управление в современной России. М.: МГИМО-Университет, 2008. С. 7.

[8] Охотский Е.В. Указ соч. С. 30.

[9] О причинах создания и развала НПСР я писал не раз. См., например: Подберезкин А. Что такое "Духовное последние" и почему оно поддерживает на президентских выборах Г.А. Зюганова. М.: Обозреватель, 1996. (Там я, в частности, говорил о "приоритете идеи патриотизма и государства, которые должны стать государственной политикой").

[10] Гордеев Я. "Единая Россия" сворачивает влево // Независимая газета. 2011. 28 июля. С. 2.

[11] См.: Подберезкин А. Человеческий капитал. М.: Европа. 2007. С. 131-171.

[12] Якунин В.И., Сулакшин С.С. Теоретические аспекты проблемы эффективности государственного управления // Власть. 2007. 27 июня.

[13] ФОИВ - федеральные органы исполнительной власти. - Прим. авт.

[14] Якунин В.И., Сулакшин С.С. Указ. соч.

[15] Российский статистический ежегодник 2010. С. 142.

[16] Российский статистический ежегодник 2010. С. 142.

[17] Там же.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

09.12.2011

www.allrus.info

 



Док. 645015
Перв. публик.: 09.12.11
Последн. ред.: 10.12.11
Число обращений: 0

  • Хрущев Никита Сергеевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Горбачев Михаил Сергеевич
  • Зиновьев Александр Александрович
  • Дугин Александр Гельевич
  • Рогов Кирилл Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``