Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Творческие способности не являются свойством всех индивидуумов, но - по ряду причин - сконцентрированы в среднем классе...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Творческие способности не являются свойством всех индивидуумов, но - по ряду причин - сконцентрированы в среднем классе...
Социальная структура общества и креативный класс

...Сверхвозможности есть,
они работают[1].

Н. Бехтерева


По большинству отраслей
в технологическом плане Россия
уступает не только развитым,
но и развивающимся странам...[2].

Д. Ливанов


Творческие способности (креативность, созидательное начало) не являются свойством всех индивидуумов, но - по ряду причин - сконцентрированы в среднем классе. Это не означает, что богатые или нищие не могут быть творцами. Наоборот, талант бизнесмена встречается не чаще, чем талант музыканта. Просто величина творческого национального потенциала во многом является производной от величины среднего класса как самой массовой социальной группы современного общества.

При этом важно подчеркнуть, что творческие возможности развиваются особенно когда общество и государство создают необходимые для того условия.

И наоборот. Сегодня общество не заинтересовано в инновационной экономике. Например, чтобы отрасли, обеспечивающие добычу полезных ископаемых, развивали свои информационные ресурсы. Напротив, в обрабатывающей промышленности, научных исследованиях, образовании такая заинтересованность присутствует, хотя средств у них многократно меньше, чем у ресурсных отраслей. Что и видно из современной статистики[3].



Это означает, что и социальная структура общества идет вслед за экономическими приоритетами: если отрасль не нуждается в наукоемких технологиях, если в ней зарплаты выше, чем в среднем по стране в три раза, то ей и не нужно развиваться. У нее и так все есть. Поэтому социальный потенциал таких отраслей всегда будет низок и ориентирован только на сохранение высоких доходов.

В этом, на мой взгляд, сегодня выражается особенно важная роль государства: оно может:

- использовать имеющийся творческий потенциал нации с максимальной эффективностью, либо пренебречь им;

- сознательно создавать условия для развития этого потенциала - как материальные, так и нематериальные;

- наконец, государство может препятствовать развитию творческого потенциала, ограничить его применение. Что, похоже, пока что происходит в России. "Отечественный сектор науки и инноваций деградирует. О темпах этого процесса можно судить по сокращению числа публикаций в ведущих мировых научных журналах. Российская промышленность демонстрирует низкую инновационную активность, но даже этот незначительный спрос инновационные компании способны удовлетворить только наполовину". Об этом заявил ректор МИСиС Дмитрий Ливанов на конференции "Современная модель образования: пути развития".

Пока что об этой проблеме мало говорят, но определение будущего ведущего социального слоя является уже сегодня принципиальной политической задачей. Особенно сегодня, в условиях кризиса. Инвестиции в качество населения, "креативный класс" следует рассматривать как наиболее эффективные и долгосрочные. Мне кажется, что правы те, кто полагает, что в условиях кризиса самое время заняться наукой и образованием. Это может относиться как к отдельному человеку, так и всему обществу. "Простаивающие" ресурсы энергии и времени можно регенерировать.

К сожалению, повторю, нередко эта проблема сводится только к проблеме доходов населения. Констатируя определенные результаты (согласно прогнозу Минэкономразвития, к 2010 году доля среднего класса увеличится до 30%, а к 2020 году - до 50%)[4], вместе с тем нельзя отождествлять средний класс и даже интеллигенцию с креативным классом. Если средний класс можно представить себе как часть граждан, обладающая, во-первых, определенным доходом, во-вторых, образованием, в-третьих, статусом, то креативный класс должен еще обладать способностью и условиями для полной самореализации потенциала человеческой личности. Именно в этом сегодня и заключается особая роль государства, которое должно оперативно реформировать целые области своей деятельности - от образования, здравоохранения и пенсионной системы до создания институтов внерабочей среды, где творческие и активные граждане могли бы реализовывать свои способности вне профессиональной деятельности.



Способность и готовность к творчеству и самореализации - та особенность, которая выделяет креативный класс из среднего класса, делает его лишь частью последнего.

Это последнее требование сводит численность "креативного класса" до уровня не более 15-20% (в отличие от среднего класса, который может достигать 75-80%), но именно эта творческая часть общества и является главным инструментом развития в XXI веке. На самом же деле в России ситуация выглядит намного хуже. Если в развитых странах средний класс составляет до 80% населения, то в России всем признаком этого класса соответствует не более 20%, а доля креативных групп, - наверное, не более 5%, т.е. четверть от среднего класса.

Понятно, что такое соотношение России и ведущих стран недопустимо. Оно не случайно соответствует соотношению в производительности труда, энергоемкости, фондоемкости, наукоемкости и других реальных показателях. Иными словами, пропорция между долей среднего и креативного класса в обществе соответствуют пропорциям экономическим. Если доля среднего класса в России меньше чем в США, в четыре раза, то и производительность труда также ниже в четыре раза, энергозатраты - выше в четыре раза, а наукоемкость ниже также в четыре раза.

Таким образом, мы сталкиваемся с ситуацией, когда по объективным причинам доля креативного класса ограничена максимумом в 15-20%, а на практике 5%. Это подтверждается и повседневной практикой: в любом коллективе, будь то школа, институт, производство и т.д., лишь одна четвертая или даже пятая часть относится к категории "креативной". Абсолютное большинство относится либо к середнячкам, либо хорошим исполнителям, либо маргиналам. Психологи еще выделяют эту группу креативных граждан по их отношению к решению общих проблем. Как правило, такие граждане руководствуются принципом: "Можно сделать лучше". Это - качество психики и души человека, не присуще всем индивидуумам. По некоторым оценкам оно свойственно (в различные периоды времени и в разных странах) от 5% до 20% населения. Его можно, наверное, назвать и пассионарностью, и творческими способностями. Кроме того, его зачатки могут развиваться целенаправленными усилиями и тренировками, а, главное, той творческой атмосферой, которая может создаваться как в отдельном коллективе, так и во всем обществе.

К сожалению, цифра в 15-20% - максимально высокая в условиях, когда и общество, и государство сделали все для того, чтобы эта доля достигала этой величины. Или почти все. Есть определенные возможности и условия, реализовав которые, нация и государство теоретически могут выйти за эти рамки. Но это пока что теоретическая возможность. Реальность, которой на практике может быть, наверное, в далеком будущем. Когда же государство и общество не заинтересованы, либо препятствуют созданию таких благоприятных условий, доля "креативного класса" становится значительно ниже. Иногда несколько процентов. Вот почему государство должно сделать все, от него зависящее, чтобы приблизиться к этим заветным 15-20%. Политические, экономические, социальные условия должны, может быть, искусственно созданы именно государством. Речь идет о создании целого комплекса программ развития потенциала человеческой личности. От учебных до прикладных, профессиональных. Понятно, что образование, наука, культура и искусство - лучшие области для развития творческих способностей. Вот почему всяческая поддержка этих областей имеет особенное значение в XXI веке. Экономическое и финансовое в том числе. Логика проста: если инвестировать в науку, культуру, образование и искусство, а также духовную область значительно больше средств и государственного внимания, то это, безусловно, скажется на качестве человеческого потенциала и росте креативных групп. Они, в свою очередь, дадут немедленный и огромный экономический и политический эффект. Я бы сказал - сверхэффект.

Особенное значение в этой связи приобретают усилия власти по сознательному развитию институтов гражданского общества, стимулированию развития среднего и креативного классов. Так же, как и инвестиции в развитие институтов гражданского общества и политической системы. Здесь, как и в фундаментальной жизни, необходимы собственные модели, а не заимствования. Что, кстати, хорошо чувствует общественное мнение нашей страны, которое в своем абсолютном большинстве не приемлет непрактический чужой опыт[5].

Пока что мы демонстрируем отсталость в социальной области не меньшую, чем в экономической. Если на индустриально-промышленном этапе развития СССР, например, ведущим классом был промышленный пролетариат, а в советские времена его реально потеснила "трудовая интеллигенция", то в 90-е годы произошло полное смешение социальных слоев и групп. При очевидной деградации средних слоев и креативных групп, во всех сферах появились самозанятые предприниматели, а с приходом к власти В. Путина резко возросло и усилилось чиновничество.

Иными словами, социальная структура общества менялась в последние десятилетия в худшую сторону. Государственная бюрократия, сложившаяся в последние десятилетия, не соответствовала потребностям опережающего развития, а народившиеся предприниматели, к сожалению, в минимальной степени были связаны с творческим бизнесом, особенно в инновационных отраслях, концентрируясь либо вокруг спекулятивного капитала, либо вокруг административного ресурса. В итоге сложился климат, в котором ни экономика, ни общество не оказались восприимчивы к творчеству и инновациям.

Этот вывод подтверждает и тот факт, что когда власть в 2007-2008 годах попыталась развернуться к инновационному сценарию развития, она столкнулась практически с невозможностью реализовать свои планы. С горечью это был вынужден признать в ноябре 2008 года на встрече с руководством ТПП Д. Медведев: "Стимулирование инноваций - это то, о чем мы говорим довольно часто и много, но если говорить по-серьезному, никакого прорыва здесь пока не произошло", - констатировал глава государства. "В сфере высоких технологий, нанотехнологий, надо признаться, пока почти ничего не сделано, и те деньги, которые выделялись, не осваиваются", - посетовал он.

"Надо принимать все необходимые управленческие решения как на уровне госкорпораций, так и на уровне малого и среднего бизнеса"[6], - заявил в это связи Д. Медведев.

На мой взгляд, проблема не столько в принятии управленческих решений, сколько в отсутствии в обществе социальных групп и условий по развитию, заинтересованных в инновациях. Доминирующие группы - бюрократия и нынешние предприниматели - за редким исключением, не заинтересованы в инновационном развитии. Первые - в силу своей сущности. Вторые - потому что это в нынешних условиях экономически не выгодно и сопряжено с множеством рисков.

Ни первая, ни вторая социальные группы в принципе не могут стать движущей силой будущего развития России. Опора исключительно на традиционалистские социальные группы всегда заканчивалась в истории поражением.

Ситуация в инновационной области не случайно во многом совпадает с политическими пристрастиями граждан. Ясно, что опережающее развитие возможно при сметании мощной национальной традиции, прежде всего в науке и культуре, с инновационным



В этой связи, можно сказать, что будущий класс интеллектуалов, который неизбежно будет обладать всей полнотой экономической и политической власти, в основной своей части придет из тех, кто сегодня создает и владеет технологичными фирмами, в т.ч. из образования и науки. Простой пример. По оценкам А.Е. Волкова, емкость мирового рынка образовательных услуг 60 млрд долл., из которых на Россию могло бы приходиться не менее 10%, т.е. 6 млрд долл. (сегодня в России обучается только 1% иностранцев, в Новой Зеландии - 28,3%, Великобритании 16,2%). Сегодня этот рынок занят США (30%), Великобританией (20%), Германией и Францией (по 10%). Не трудно подсчитать, что если бы на Россию приходилось столько же мирового рынка образовательных услуг, сколько на Великобританию (20%), то это бы означало появление фактически новой экономической и наукоемкой отрасли объемом в 10-12 млрд долл. в год, а также целого социального слоя креативных и вполне обеспеченных граждан - профессорско-преподавательского состава, - чей доход сегодня составляет от 80 до 250 тыс. долл. в год.

Этот процесс уже начался в России, где не только столичные, но и бывшие периферийные ВУЗы (например, Белгородский университет) активно приглашают не только граждан России, но и иностранных преподавателей, выплачивая им соответствующую зарплату. Этот нарождающийся социальный слой носителей знаний будет стремительно расти. Они неизбежно заменят сырьевиков и производственников, вытеснят старых владельцев банков. И это будет полностью соответствовать основным направлениям развития человечества.

Но, повторю, именно сегодня этот класс находится в наихудших политико-экономических условиях. Что объективно сдерживает наше развитие. И вина в этом нынешней элиты и государства, которые сами состоят из устаревших и бесполезных для общества социальных групп, либо (что еще хуже) не понимают существа проблемы.

Так, вместо того, чтобы расширять рынок образования в России за счет превращения высшего образования во всеобщее и привлечение иностранных студентов, Министерство образования начало кампанию борьбы за качество, в результате которой с образовательного рынка будут вытеснены нежелательные конкуренты. Предлог - повышение качества образования. В результате этой кампании ( нетрудно предсказать) сократится как число университетов, так и число вузов, а в конечном счете, - число студентов. Может эта кампания и приведет к росту качества образования - в чем лично я очень сомневаюсь, - но вероятным результатом этой "реформы" будут многочисленные проверки, аттестации и ликвидации.

Эта реформа, конечно же, выгодна бюрократии. Как федеральной, так и региональной. Но она абсолютно не нужна, более того, вредна обществу и экономике. Так, по нашим оценкам, высшее образование дает огромный экономический и социальный эффект: специалист с высшим образованием приносит в бюджет в 3-5 раз больше дохода, наукоемкость его труда в 3-10 раз выше и т.д. В социальном плане трудно отрицать все преимущества социализации граждан через обучение в ВУЗе. Наконец, продолжительность жизни лиц с высшим образованием значительно выше, чем у тех, кто его не получал. И, главное, трудно ожидать пополнения креативного класса при общем сокращении числа студентов.

Таким образом, очередная реформа на этот раз в высшем образовании прямо противоречат экономическим и социальным интересам общества. Но не противоречит доминирующим интересам бюрократии и предпринимателей, которые могут "купить" себе любое образование в России или за рубежом.


_________________

[1] Бехтерева Н. Магия мозга и лабиринты жизни. М.: Сова, 2008. С. 6.

[2] Ливанов Д. Россия утратила статус мировой научной державы / www.strf.ru 2008. 25 ноября.

[3] Наука в России в цифрах: 2010. Стат. сб. М.: ЦИСН, 2010. С. 168.

[4] Николаева Д. Россиян переводят в средний класс // Коммерсант. 2008. 31 января. С. 2.

[5] Васильева К. Особенности национальной демократии // Новые Известия. 2007. 20 декабря. С. 2.

[6] Медведев Д. В развитии сферы инноваций в России почти ничего не сделано / www.strf.ru 2008. 11 ноября.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

03.12.2011

www.allrus.info

 



Док. 644879
Перв. публик.: 03.12.11
Последн. ред.: 04.12.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Бехтерева Наталья Петровна
  • Ливанов Дмитрий Викторович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``