Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... как сделать так, чтобы управленческая элита в России отвечала требованиям, предъявляемым объективными условиями развития страны, а не субъективным обстоятельствам...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... как сделать так, чтобы управленческая элита в России отвечала требованиям, предъявляемым объективными условиями развития страны, а не субъективным обстоятельствам...
Период смены управленческой элиты

...У нас президенты появляются
без всяких программ[1].

О. Крыштановская


Гибель России в её правителях.
Как сделать так, чтобы правили те,
у кого к этому талант и призвание,
а не те, у кого амбиции и связи[2].

Б. Акунин


Сегодня "вертикаль власти", как говорят, "гниет с головы, но ее не чистят даже с хвоста"[3].

Действительно, как сделать так, чтобы управленческая элита в России отвечала требованиям, предъявляемым объективными условиями развития страны, а не субъективным обстоятельствам - амбициям, связям (а сегодня еще и деньгам!)? Чтобы судьба целой страны не зависела от того, кто в силу различных факторов, в том числе и случайных, оказался у власти?

Вся история XX и XXI веков свидетельствует о том, что случайные, вполне субъективные факторы оказывали решающее влияние на судьбу страны. Как пришел к власти М. Горбачев, которому как будто кто-то сознательно расчищал дорогу? Цепь "своевременных" смертей в 1982 году - Цвигун, Суслов, Брежнев, Щербицкий - привели к власти Андропова. Были ли они случайными? Очевидно, что такие совпадения невозможны, как, впрочем, и то, что эти смерти совпадали с другими совпадениями - отсутствием "главного врача", командировками Горбачева и многими другими случайностями.

Другой период смены элиты - начало 90-х годов - также "череда случайностей", которые, однако, вписываются в общую закономерность - прихода к власти новых, близких Б. Ельцину людей, "обновивших" весь управляющий класс.

Та же история повторилась и в 1999-2000 годах с приходом В. Путина. И здесь проявилась общая закономерность - приход к власти "близких" людей, у многих из которых не было "таланта и призвания", зато были тщательно скрываемые амбиции, связи и ... деньги.

Известно, что социальные революции на разных этапах выдвигают на первый план различные социальные и профессиональные группы. Не вдаваясь в детали, их можно классифицировать как "революционеров" (уничтожающих прежние устои, - Б. Ельцин, Г. Бурбулис, Е. Гайдар и др.), "хозяйственников" (закрепляющих новое соотношение экономических и социальных сил, - В. Черномырдин и его команда) и - если стране повезет! - "компетентных креативщиков".

Требования, предъявляемые "историческим моментом" к этим группам, также разные. Если для "революционеров" важно сломать систему, бескомпромиссно бороться "против", зачастую не понимая, где конечная цель, то неизбежно сменяющая их команда "хозяйственников" должна уметь "делить и умножать", находить компромиссы. Период "хозяйственной" элиты в России совпал с периодом стабилизации, антикризисного управления, когда прагматизм, опыт и личная преданность были главными критериями, предъявлявшимися к элите.

Можно сказать, что 2000-2008 годы - период стабилизации - был периодом, когда "хозяйственная элита" была не просто востребована, но на ее плечи легли самые трудные решения. При этом, учитывая российскую специфику, именно в этот период "на хозяйство" был поставлены так называемые "силовики", которые должны были бы лучше соответствовать критериям надежности и нравственности (что, естественно, получалось далеко не всегда).

Переход на этап опережающего развития, отход от времени "стабилизации" предполагает смену обязательных требований, предъявляемых к управленческой элите, а значит неизбежной смене элит. Старые управленцы-хозяйственники и силовики должны уступить место новой социальной группе управленцев-креативщиков. И эта проблема в 2010-2011 годы обеспокоила всех - от администрации и правительства до либералов, у которых в 2011 году настойчиво зазвучали мотивы смены путинской элиты. Как писал в апреле 2011 года И. Юргенс, "что касается подбора кадров. Есть немало людей между 30-45, которые сейчас являются реальными лидерами бизнеса, которые прошли школу здесь и там. Они состоятельные и абсолютно не готовы заниматься какими-то откатами на своих постах, они были бы прекрасными министрами, и готовы к этому, и взыскуют эту позицию. Но это при условии, если мы будем нужны. Мы ведь создавали сотню золотого резерва. Потом тысячу. Все они, вышеперечисленные, там есть, и стоят в этом ряду, и немножко удивляются - а зачем все это было затевать? И все же это пул людей, которые могут возглавить правительство модернизатора. И из действующего правительства есть несколько очень сильных людей, которые там же должны были бы остаться...

А про тех, кто должен уйти, по идее, вместе с Путиным, мы немножко демонизируем этих людей. Да, они не либералы, ну и что. Пятой колонны не будет, это все раздутые мифы, она будет идеологическая, а не с погромом госвласти"[4].

Именно поэтому труднее всего именно с третьей группой - "компетентных креативщиков", которые, во-первых, должны вытеснить "хозяйственников", т.е. заместить их на соответствующих должностях, а, во-вторых, предложить (навязать, заставить) стране и обществу свой вариант развития, а именно опережающего развития страны. Здесь все зависит от лидера и его персональной команды, которая, кстати, должна быть не только предана, но и компетентна и креативна. Как справедливо отметил один генерал ФСБ, "здесь все дело в команде, сформированной для решения стратегических задач по принципу компетентности". При этом можно согласиться, что основной проблемой будет "поиск и обнаружение компетентных идеологов, доступно и просто объясняющих народу и его лидерам перспективы социально-экономического развития страны"[5].

Важно при этом понимать реальную ситуацию, в которой оказалась Россия в этой области. Ее очень хорошо охарактеризовал А. Солженицын: "ИСТОРИЯ России особенно трагическая. И в ней нынешняя политика еще дальше от нравственности. После 70 лет тоталитарного гнета Россия попала в разрушительный вихрь грабежа национального достояния и населения. Наш народ не успел встать на ноги. Он не успел получить возможность применить свою инициативу, свои собственные силы к решению своей судьбы. Самоуправление в нашей стране подавлено. Вместо него над нашими головами толпа чиновников. Наш политический класс составлен диким образом: из нераскаявшихся номенклатурщиков, всю жизнь проклинавших капитализм, а теперь восхваливших его; из хищных комсомольских вожаков; из абсолютных политических авантюристов; из находчивых экономических грабителей; из случайных людей, мало подготовленных к той роли, куда они попали. В этих условиях о России говорят, что Россия погружается в "Третий мир". Я с этим не согласен. Я всегда верил в то, что наша традиционная культура, наш дух сильнее гнетущих материальных обстоятельств"[6] (подч. мной- А.П.).

На эти два обстоятельства я бы хотел обратить особое внимание, ибо уверен, что кроме прежних обязательных качеств (напомню - образования, профессионализма, нравственности и способностью к стратегическому прогнозу) в XXI веке добавляются еще три дополнительных критерия:

- созидательность, креативность способность к творчеству, созданию качественно нового продукта или услуги;

- высокий уровень общей культуры, который базируется как на национальных традициях, так и знаниях международных реалий;

- высокая степень духовности, которая не просто дополняет критерий нравственности, но и ставит его на качественно более высокую основу.

Налицо очевидное обострение старой, уже упоминавшейся проблемы: требования к управленцам резко растут (в том числе дополняются новые обязательные критерии), а их качество ухудшается.

К сожалению, масштаб этой проблемы в России еще полностью недооценен, хотя очевидный кадровый голод на управленческие ресурсы и на высокопрофессиональные трудовые ресурсы, возникший в 2007 году, уже начал остро сказываться на социально-экономической жизни страны.

Политические изменения, связанные с выборами в Госдуму и Президента России, должны были дать старт изменениям кадровым. Окончательному переходу от социальных групп "революционеров", "хозяйственников" и "управленцев" к "компетентным креативщикам". Появление в феврале 2008 года Стратегии долгосрочного развития, а в марте - проекта концепции социально-экономического развития до 2020 года - отчетливо зафиксировало эту тенденцию.

Значимых кадровых изменений, однако, не произошло. И не только из-за кризиса. Как и финансовая система России, в стране отсутствует понимание и, как следствие, осознанная государственная кадровая политика. Что, естественно, углубляет противоречие между общественной потребностью и эффективностью госаппарата. На практике низкая эффективность особенно четко проявилась с началом кризиса в 2008 году.

К середине 2010 года, по мере преодоления кризиса в российской экономике, этот голод "на идеологов" и кадровый, как я ожидаю, должен превратиться уже в острейший кризис, который по своей актуальности может стать более важным, чем даже энергетический. Кризис, возможно, не только экономический, но и политический. Жадная и недееспособная элита не раз доказывала не только неумение управлять, но и потеряла моральное право на управление. А это уже признак социального, даже политического кризиса. Массовая коррупция вкупе с неэффективностью делает образ элиты крайне неприглядным. Особенно ясно это становится в кризисные периоды (например, такие, как летние пожары 2010 года), когда одновременно вскрываются вопиющие случаи казнокрадства.

При этом кадровая политика власти вызывает множество вопросов. Прежде всего с точки зрения профессиональной переподготовки кадров, масштабы которой совершенно не соответствуют поставленным задачам. Так, программа подготовки управленческих кадров для организации народного хозяйства действует в России с 1998 года. За 10-летний период реализации программы подготовлено более 55 тысяч специалистов из 75 регионов, более 10 тысяч специалистов приняли участие в зарубежных стажировках, в программе участвует 100 образовательных учреждений. Это составляет ничтожный процент управленцев.

В 2010 году из федерального бюджета на цели реализации программы будет выделено более 150 миллионов рублей. С шестью странами (Франция, Нидерланды, Норвегия, Финляндия, Германия, Япония) заключены соглашения о сотрудничестве в рамках взаимных обменов. Сейчас ведутся переговоры о сотрудничестве с Ирландией, США и Казахстаном[7].

Но кризис с кадрами - это лишь одна сторона проблемы. Другая же заключается в том, что новая экономика и новое общество, а тем более модернизация, потребуют, чтобы управленцы стали выполнять ту функцию, которая прежде принадлежала интеллигенции, т.е. создание интеллектуального продукта и услуг в управлении экономикой и обществом. Таким образом, большинство общества постепенно, но в обозримой перспективе, должно превратиться в общество интеллектуалов, а, в конечном счете, в общество интеллигентов. Это неизбежная и очень амбициозная задача, Именно из этой среды будет в будущем формироваться класс управленцев. Наконец, эта социальная группа может стать социально-политической базой реформ и модернизации, ведь сегодня идеи модернизации не имеют поддержки среди бюрократии (она не видит там своего интереса), бизнеса (отлученного от НИС) или общества.

Наконец, нужна идеология модернизации и те социальные группы, которые смогут реализовывать эту идеологию, нужен "драйв", даже "кураж". Безусловно прав Е.Гонтмахер, считающий, что чтобы сделать модернизацию необратимой, очень важно создать в обществе атмосферу подъема, куража. Мы должны поверить в свои силы, в то, что можем не только догнать развитые страны в их нынешнем виде, с их сегодняшними непростыми проблемами. Но и через исторически короткий промежуток времени стать страной XXI века. Для такой уверенности у нас есть все основания - экономические, интеллектуальные, технологические и политические. Очень важно, чтобы за эти два года президент сформировал широкий слой людей разных политических взглядов - и левых, и правых, и центристов, которые могли бы поддержать его в этих очень широких стратегических начинаниях. Потому что один в поле не воин. Какие бы ни были даже самые прекрасные намерения, но Россия не Сингапур. И невозможно в одиночку сделать такую большую страну лучше, дать ей вектор развития в сторону процветания. Мобилизация общественного ресурса, энергетики поможет найти много новых идей, подходов, которые сделают наше продвижение вперед максимально эффективным"[8].

В этой связи необходимо яснее представить себе, что включает в себя понятие "интеллигент", каковы основные качества этого класса и в чем он отличается от такой важнейшей социальной группы, как "креативный класс". Если обратиться к подходу социологов (Социологический бюллетень "Доминанты: поле мнений, 2008 г., N 4, с. 7), то набор качеств, приписываемый интеллигенции, следующий:



Другими словами, в общественном сознании это, прежде всего, "интеллектуал", "умный", "образованный" человек, который также обладает культурой и воспитанием, честностью и порядочностью, т.е. знания и образование сочетаются с культурными и нравственными качествами.

Вместе с тем необходимо отметить, что социальные группы, куда входит интеллигенция и креативный класс, отнюдь не тождественны. Такие качества, как креативность, предприимчивость, способность реализовывать идеи, отнюдь не отмечаются социологами как качества интеллигенции. А тем более управленцев. Занятых как на госслужбе, так и в местном самоуправлении. Это означает, что интеллигент не рассматривается в обществе как созидательная, влиятельная сила общества. Тем более как качество госслужащего. Что, в общем-то, отражает сегодняшние российские реалии. Не случайно соцопросы показывают, что только 23% граждан считают, что интеллигенция оказывает сильное влияние на положение дел в стране[9].

И это - проблема для России. В отличие от интеллигенции, представители креативного класса могут не обладать всем интеллектуальным и нравственным набором качеств, но заметно выделяться предприимчивостью, энергетикой, целеустремленностью и т.д. Последние 15 лет показывают, что отнюдь не самые умные и образованные, а тем более нравственные наши сограждане преуспели на ниве предпринимательства и карьеры. Скорее наоборот.

Другое дело, что это можно рассматривать как временное явление, характерное для переходного периода. Для будущего страны вероятно сочетание интеллигентности (как общего качества) с предприимчивостью, к которой будет способно 5-10% интеллигентов. Вопрос в том, как сознательно выстроить этот процесс. Другой вопрос - как сделать так, чтобы совокупность этих качеств относилась к госслужащим.


_______________

[1] Самарина А. Либеральная элита тестирует страну // Независимая газета. 2011. 2 марта. С. 1.

[2] Акунин Б. Алмазная колесница. М.: 2000.

[3] Рубцов А. Кто шляпку спер, тот и тетку пришил // Независимая газета. 2011. 18 мая. С. 5.

[4] Юргенс И. "Я за Медведева, потому что вижу в нем ряд качеств" // Независимая газета. НГ-сценарии. 2011. 5 апреля. С. 1.

[5] Васильев В. Простые постулаты будущего // Политический журнал. 2008. 21 февраля. С. 36.

[6] Солженицын А. Наш дух сильнее гнетущего бытия // Аргументы и факты. 2001. 24 января.

[7] Кукол Е. Курсы повышения инноваций // Российская газета. 2010. 7 мая. С. 6.

[8] Е.Гонтмахер. Кураж для модернизации. Российская газета, 7 мая 2010 г. С. 6.

[9] Социологический бюллетень "Доминанты", 2008 г., N 4. С. 5.
 

 


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

29.11.2011

www.allrus.info



Док. 644783
Перв. публик.: 29.11.11
Последн. ред.: 30.11.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Крыштановская Ольга Викторовна

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``