Седьмой раунд переговоров по Сирии в Астане пройдет 30-31 октября
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... то общество и государство, которые мы хотим в будущем, будет определяться системой ценностей и их иерархией, выступающими в качестве социальных регуляторов высшего уровня...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... то общество и государство, которые мы хотим в будущем, будет определяться системой ценностей и их иерархией, выступающими в качестве социальных регуляторов высшего уровня...
Система ценностей как основа:
либеральный фундаментализм или что-то еще?

Каждая исторически конкретная
общественная форма может
характеризоваться специфическим
набором и иерархией ценностей,
система которых выступает
в качестве наиболее высокого уровня
социальной регуляции[1].

БСЭ, 1969-1978


Россия тоже должна была измениться,
стать передовой страной, которую
объединяют с Европой единые ценности[2].

Д. Медведев


Соответственно то общество и государство, которые мы хотим в будущем, будет определяться системой ценностей и их иерархией, выступающими в качестве социальных регуляторов высшего уровня. Как сказал А. Зудин, "...ценности - вообще вещь безальтернативная, они синоним человека"[3]. Им соответствовать будут правовые, идеологические, этические нормы поведения, которые будут конкретизировать наши представления о будущей системе и иерархии ценностей. Как справедливо заметил в мае 2011 года Л. Радзиховский, "главные проблемы российской политики в любом случае лежат вообще в другой плоскости. Какие бы слова ни произносились, организации ни создавались, но глубокое, традиционное и еще углубившееся за последние годы отчуждение общества от власти и политики - вот капитальный факт. Цветущий сад бумажных растений, запах долгой скуки, гулкий звук многомерной пустоты... Таково наше реальное политическое поле"[4].

Представления общества о системе ценностей решительно разделились на большинство (порядка 80% сторонников левой идеи и "твердой руки") и меньшинство (10-11%) либерального толка, остававшегося по сути несмотря ни на что либеральными фундаменталистами, но управляющими от имени абсолютного большинства государством.

Эта проблема тщательно обходилась правящей российской элитой последние десятилетия вплоть до фактического старта избирательной кампании в начале 2011 года, когда И. Шувалов "политизировал" модный в правительстве тренд по разработке новых институтов развития: "Первый вице-премьер и раскрыл смысл своих политических размышлений: "А где же все остальное, что является продвижением этого ценностного начала? И далее он предрек: "задача на ближайшее время - добиться "значительной трансформации общества без каких-либо потрясений"[5]. Без потрясений, это без смены ценностей, но и без четкого, по-Шувалову, их определения. Между тем не существует наций и обществ вне системы и иерархии ценностей, норм их представляющих. Вопрос в том, что когда нация отказывается от своих ценностей, перенимая чужие, то трансформируются и нормы - права, поведения, нравственности. Именно это и произошло в России.

История развала СССР и деградации России - это прежде всего история разрушения системы ценностей и норм, в конечном счете социальной регуляции общества. Дикий капитализм в постперестроечной России сформировал свою систему ценностей, в основу которой был положен материальный успех, прибыль, занявший верхнюю ступень в иерархии ценностной системы. Как признает (в позитивном плане - !) И. Юргенс, "За два десятилетия рыночных преобразований в России уже укоренился критерий оценки перемен и устойчивого к ним личного отношения. Это повышение благосостояния, которое выражается в улучшении материального и имущественного положения людей"[6].

Но если быть логичным до конца, то и представление о будущем, формируемое на основе этой системы ценностей, должно быть таким же, т.е. будущий идеал - это максимально высокий уровень благосостояния, которое выражается в материальном и имущественном положении. Справедливо ли это будущее для нации? В особенности, если не стоит вопрос о том, каким путем это достигается?

В современных развитых странах Запада, формально дистанцирующихся от господствующей идеологии, насаждающих секуляризм, влияние иудейско-протестанской идеологии и созданной системы ценностей продолжает оставаться огромным. На ее основе с учетом национальной специфики США, например, разработаны и реализуются долгосрочные стратегии, концепции и доктрины, Некоторым из которых десятки, даже сотни лет. И, надо признать, эффективность многих из них достаточно высока потому, что они могут обеспечить не только общие рамки для национальной политики, но и преемственность политического курса, последовательность и строгие рамки для любой политической стратегии. Но хорошо ли для России то, что хорошо для США? Уверен, что не все и не всегда (хотя американцы искренне считают, что их система ценностей не просто лучшая, но и универсальна). Россия, если она хочет сохранить национальную идентичность, должна не только сохранить и развить собственную систему ценностей, но и выстраивать свою стратегию на ее основе.

Сегодня строгое соблюдение системы ценностей лежит в основе реальной политики США даже в ее частных проявлениях. Примечательный пример можно привести в связи с событиями 11 сентября 2001 года и теми мерами, которые были разработаны администрацией Дж. Буша. По признанию бывшего директора ЦРУ Джорджа Тенета, после теракта была произведена переоценка характера угроз. Были специально выделены потенциальные цели, уничтожение которых имело бы катастрофические последствия для США. Примечательно, что, как признает Дж. Тенет, "на первых местах в этом списке стояли символы американской культуры - киностудии, парки развлечений, спортивные сооружения...>>[7]. Директор ЦРУ лично звонил руководителям киноассоциаций, баскетбольных клубов, музеев, предупреждая их о возможной опасности. Другими словами, в системе американских ценностей эти объекты были не менее важны, чем военные базы и центры управления.

Другой пример с теми же США из этой области. Когда перед Б. Обамой возникла проблема огромного госдолга страны, то он принял решение пойти на сокращение военного бюджета на 78 млрд долл., причем параллельно он на 60% увеличил расходы на пенсии и здравоохранение, т.е. расходы на НЧК, в конечном счете на сохранность системы ценностей[8]. Другими словами, в современных условиях сохранение национального человеческого капитала, американской системы и иерархии ценностей рассматривается правящей элитой США даже более приоритетной задачей, чем наращивание военной мощи.

Соответственно и разработанная Дж. Бушем в свое время стратегия борьбы с мировым терроризмом, вытекающая из этой системы ценностей, имела глобальный, стратегический (в нее было вовлечено около 100 государств), но одновременно и системно-ценностный характер. Воевали и воюют с террористами не просто вооруженные силы США, а политико-идеологическая система США, американская иерархия ценностей, навязываемая арабскому миру под лозунгами демократии.

В России пока что иначе. Отказавших от православия и коммунизма, она вообще на какое-то время оказалась в идеологическом вакууме. Произошло, как сказал "архитектор перестройки" А.Н. Яковлев, "деидеологизация идеологии". На самом деле вакуум быстро заполнялся второкачественными и даже опасными шаблонами и идеями. В основном либеральными. Была не только разрушена иерархия и вся система ценностей, но и нормы - правовые, нравственные, этические. В результате мы получили разгул коррупции и неэффективную экономику, которые вне национальной системы ценностей и норм вообще не могут существовать. Масштабы этой трагедии невозможно адекватно оценить. Так, только в 2009-2010 годы в Башкирии "пропало" четверть бюджета или 22,6 млрд рублей, из которых почти 3 млрд недополучило республиканское образование[9]. В национальном масштабе прямая коррупция оценивается ежегодно в 1 000 млрд рублей, т.е. сопоставима со всей расходной частью федерального бюджета.

Но без единой системы ценностей, идеологии и общего образа нация, государство и общество долго жить не могут. Просто потому, что реальная политика и реальная экономика этого не позволяют. Поэтому, отказываясь от идеологии как единой системы взглядов и действительно долгосрочной стратегии, общество и власть стали неизбежно выходить на "прикладные" долгосрочные стратегии, которые, конечно же, не могут заменить единую стратегию, базирующуюся на единой системе ценностей. К концу 2008 года это стало вполне ясно и в России. К тому времени в стране насчитывалось более 100 региональных и отраслевых стратегий и концепций развития, которые были практически не взаимосвязаны между собой, не имели, прежде всего, единой национальной ценностной системы, единой стратегической системы целеполагания, единого образа будущего. Хуже того, каждый регион, каждая отрасль "рисовали" себе различные образы будущего. Некоторые регионы, например, даже вне рамок России, а некоторые отрасли - вне связи с единым комплексом страны. Более того, уже в марте 2011 года в ряде областей ... началось новое обсуждение "Стратегии-2020". К частности, в Н.Новгороде 4 марта 2011 года состоялся Форум ""Стратегия-2020". Региональная проекция"[10].

Роль национальной стратегии (вплоть до Послания Д. Медведева от 5 ноября 2008 г.) фактически была возложена на долгосрочную концепцию социально-экономического развития 2020. Что, конечно же, не отражало объективных потребностей. Специальный акцент на системе ценностей, сделанный Д. Медведевым в Послании, заслуживает особого внимания потому, что впервые эти ценности были озвучены Президентом России. Из этих ценностей, ориентиров вытекали долгосрочные цели развития, "представление о будущем". Полагаю, что необходимо и уместно дать полное изложение этого документа, отражающего представления и логику Президента РФ[11]:

"Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов, ответственность руководителей. Реализуемая как социальные гарантии, требующая преодоления бедности и коррупции. Добивающаяся достойного места для каждого человека в обществе и для всей российской нации - в системе международных отношений".

Справедливость, как политическая гарантия равноправия и социальной политики, - очень абстрактное и, на самом деле, бессмысленное понятие. Никто в мире сегодня не выступает за политическое неравноправие и против социальных гарантий. Может ли такая бессмыслица стать главной в иерархии национальных ценностей? Конечно же, нет. Поэтому эта искусственно придуманная "ценность" забылась уже на следующий день.

Тем более "идеал равноправия" не может стать идеалом при построении общества будущего. Формальное равноправие существует. Делать из него идеал - равнозначно постановке задачи повторить обучение за позапрошлый год.

Другая "ценность" и "идеал" сформулированы следующим образом: Это свобода - личная, индивидуальная свобода". Д. Медведев конкретизирует эту мысль: "Свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная. Самостоятельность и независимость Российского государства".

Честно сказать, не знаю, как комментировать эту банальность, ведь никто в мире и в России не посягает на индивидуальную свободу и свободу вероисповедания. Разве, что гипотетически предположить, что Россия будет оккупирована воинствующими исламистами.

Складывается впечатление, что этот текст писался 150 лет назад для Александра II, а не в 2008 году!

Может ли эта "ценность" стать частью идеального образа? Да, если допустить, что идеально образ женщины должен быть ... с ушами.

Другая мысль и "ценность" Президента РФ: "Жизнь человека, его благосостояние и достоинство, межнациональный мир, единство разнообразных культур, защита малых народов и признание независимости Южной Осетии и Абхазии - это, кстати, пример такой защиты"[12].

Это положение, слишком абстрактное и банальное, не требует доказательств. Даже для Абхазии. Но что требуется, так это пояснить, что человек, его личность становится главной целью политики власти, что игнорирование его социальных, культурных и национальных потребностей перестало быть такой, что в бюджетной и всякой другой политике этот приоритет найдет достойное отражение.

Семейные традиции. Любовь и верность. Забота о младших и старших.

Патриотизм. При самом трезвом, критическом взгляде на отечественную историю и на наше далеко не идеальное настоящее. В любых обстоятельствах, всегда - вера в Россию, глубокая привязанность к родному краю, к нашей великой культуре.

Таковы наши ценности, таковы устои нашего общества, наши нравственные ориентиры. А, говоря проще, - таковы очевидные, всем понятные вещи, общее представление о которых и делает нас единым народом, Россией.

Это то, от чего мы не откажемся ни при каких обстоятельствах".

Д. Медведев особо подчеркнул их фундаментальный характер ("не откажемся ни при каких обстоятельствах"), а также долгосрочную, стратегическую перспективу ("наши цели неизменны") целеполагания, основанного на этих ценностях: "Наши ценности формируют и наше представление о будущем. Мы стремимся к справедливому обществу свободных людей. Мы знаем, Россия будет процветающей, демократической страной. Сильной и в то же время комфортной для жизни. Лучшей в мире для самых талантливых, требовательных, самостоятельных и критически настроенных граждан.

Хочу, чтобы все знали: наши цели неизменны".

В "представлении о будущем", т.е. долгосрочных целях, сформулированных Д. Медведевым, отчетливо просматриваются четыре блока:

- во-первых, "справедливое общество свободных людей", которую можно рассматривать как главную политическую и социальную цель;

- во-вторых, "процветающее и демократическое государство" - как задача для госстроительства и экономики;

- в-третьих, "сильное государство";

- в-четвертых, - главное - лучшей страной для "талантливых граждан".

В формализованном, схематическом (и упрощенном) представлении это выглядит следующим образом:

Базовые ценности (имеющие общенациональные и долгосрочный характер):

- справедливость;

- свобода;

- жизнь человека;

- семейные традиции;

- патриотизм.

На их основе происходит целеполагание, ("формирование представления о будущем").

Цели:

- создание справедливого общества свободных людей;

- сильного и процветающего государства;

- "Лучших в мире" условий для развития творческого потенциала личностей ("для самых талантливых, требовательных, самостоятельных и критически настроенных граждан").

Из этой схемы вполне понятны "представления о будущем" Президента России, т.е. долгосрочная стратегия развития страны: совершенного общества, сильного государства, условий для творческой самореализации.

Понятно, что "Концепция долгосрочного социально-экономического развития 2020 года", принятая в 2008 году и модернизированная в 2011 году, не может стать стратегией для достижения этих целей. Она их вообще не учитывает. Кроме того, она не учитывает в полной мере и внешних факторов, которые могут повлиять серьезно на реализацию любой стратегии и достижение обозначенных целей. Приведу два примера для иллюстрации этой мысли.

Кризис 2008-2010 годов совершенно по-разному сказался как на глубине падения объемов производства отдельных отраслей, так и на скорости выхода этих отраслей из кризиса. Учитывая большую экспортную ориентированность экономики России, даже ее зависимость от мировой конъюнктуры, ситуация в отдельных отраслях экономики выглядела следующим образом[13].



Как видно, быстрее всего восстанавливались добывающие отрасли, а также производство кожи и химическая промышленность и медленнее всего машиностроение. Это прежде всего влияние внешних факторов, которые вообще не учитывались в "Стратегии-2020".

Внутренний рынок, не обеспеченный спросом и неконкурентоспособный, обладает однако весьма ценным преимуществом. Его развитие можно прогнозировать, стимулировать. Им можно управлять. Но именно этого и не делается. Он искусственно суживается, даже уничтожается.

Таким образом реализация "Стратегии-2020", зависящая от внешних причин, не подлежит контролю и управлению, а та часть "Стратегии", которая зависит от внутренних причин, - не учитывается.

Другой пример влияния внешних факторов - подлинные, а не декларируемые цели Запада в отношении России. Так, грузино-осетинский конфликт в августе 2008 года многое сделал отчетливо ясным даже для заведомых западников. Сегодня, когда информационная пыль после нападения Грузии постепенно оседает, видны истинные цели Большой политики Запада по отношению к России на Кавказе и в Черноморском регионе, вытекающая из их представлений об их системе ценностей. Конкретно она выглядит следующим образом:

Первый этап. По взаимной договоренности Саакашвили с США и другими странами, грузинская армия, отмобилизованная в несколько дееспособных бригад, уничтожает ополченцев Южной Осетии и занимает всю территорию.

Второй этап. Через день-два то же самое происходит с Абхазией. Все это происходит на фоне "паузы" Запада, который упорно не замечает этих заранее спланированных беспощадных действий.

Третий этап. Грузия и Украина вступают в НАТО в ближайшее время, а Россия остается с узким выходом к Черному морю.

Четвертый этап. Денонсируется Договор о базе в Севастополе, и Черноморский флот запирается в базе Новороссийска.

Пятый этап. В Черном море на постоянной основе размещается один из флотов США. По аналогии со Средиземноморьем.

Шестой этап. Россия отрезана от Закавказья, а Черное море превращается в контролируемый США залив Средиземного моря, где возможная активность России сведена к минимуму.

Седьмой этап. В Грузии размещаются войска и базы НАТО, а на Украине (ставшей к тому времени членом НАТО) - совместные подразделения Украины и НАТО.

Таким образом, Россия фактически запирается на континенте, где с юга она отрезана от Закавказья, с запада от Балтийского моря. Реализуется давняя мечта - изоляция России.

Восьмой этап. С этих плацдармов начинается дезинтеграция России. Прежде всего, с юга и юго-востока. Готовится ее распад и раздел на "суверенные" государства, которые "самостоятельно" будут распоряжаться необходимыми Западу ресурсами.

Это отнюдь не новая стратегия. Еще в 80-е годы она была разработана в "Концепции национальной безопасности США", где предусматривалась ее реализация в несколько этапов: 1-й - развал Организации Варшавского договора и СЭВа; второй - "откол" Прибалтики; третий - остальных республик СССР; наконец, четвертый - раздел оставшейся России на 7-12 регионов.

История показала, что эта стратегия реализуется. В том числе и через расширение НАТО. Как признает Т. Фридман, который после распада СССР относился к группе, возглавляемой автором концепции "сдерживания" Джорджем Кеннаном, сенатором Сэмом Нанном (Sam Nunn) и экспертом по внешнеполитическим вопросам Майклом Мэнделбаумом (Michael Mandelbaum), что уже тогда, выступая против расширения НАТО, - администрация США продолжала придерживаться этой стратегии и после развала СССР: "Нет, возражала внешнеполитическая команда Клинтона, мы навяжем русским расширение НАТО, поскольку Москва слаба: она поворчит, а потом привыкнет. По сути они говорили русским: вы должны вести себя как западная демократическая страна, а мы будем относиться к вам, как будто вы остаетесь Советским Союзом. "Холодная война" закончилась для вас - но не для нас"[14].

Понятно, что четкие сроки реализации этой стратегии вряд ли обозначались, но опыт ее реализации показывает, что она не рассчитана на слишком далекую перспективу. Думаю, что 7-10 лет - максимальный срок, отводимый для ее завершающего этапа.

Я, кстати, неоднократно писал о таком сценарии. Еще во времена "позднего" М. Горбачева, но воспринимались мои предупреждения с трудом. В том числе и в ЦК КПСС, не говоря уже о периоде демократической эйфории 90-х годов.

Д. Медведеву хватило характера вмешаться в этот процесс. Впервые за 17 лет явно защитить суверенитет России. Но насколько эти планы могут помешать достижению сформулированных Д. Медведевым целей?

Он в Послании ясно подчеркнул, что эти цели и стратегия не имеют конъюнктурного характера, т.е. не зависят от внешних угроз. Наверное, так оно и есть, хотя очевидно, что не учитывать их при формировании долгосрочной стратегии развития невозможно.

Кризис 2008-2010 годов подтверждает это предположение. Вся история современного экономического развития России свидетельствует, что мы стали чрезмерно зависимы от мировых рынков и стран-лидеров глобализации. От этого не спасут никакие "подушки безопасности". Особенно если наши финансовые власти многие годы не уделяли внимания развитию реального сектора нашей экономики, когда зависимость от импорта превратила наше общество в общество, зависимое от поставок продовольствия, техники, услуг и идей из развитых стран. И это тоже из области формирования системы ценностей.

Военный конфликт в Грузии, на самом деле, высветил политический кризис в отношениях России с Западом. Российская элита стала перед выбором: либо потерять уважение собственного народа и международный престиж, уступив нажиму США, либо вывести отношения с Западом (США, НАТО, ЕЭС, ВТО) на новый, а именно равноправный уровень. То, что эти отношения были долго неравноправными, никто не сомневался. За годы президентства В. Путина внешняя политика России перестала быть сателитской, несамостоятельной, но осталась по целому ряду направлений зависимой от ельцинского наследия.

К чести Д. Медведева и В. Путина они сделали тяжелый, но верный выбор: уважение собственного народа важнее, чем любые угрозы. Россия доказала, что она стала полностью суверенной страной. Это доказать иначе, чем независимой внешней политикой было невозможно.

В этой связи встает принципиально важный вопрос. Все последнее время разрабатывались планы долгосрочного развития, включая прогнозы и концепции социально-экономического развития до 2020 года. Но - я уже не раз писал об этом - они не учитывали некоторых важных обстоятельств.

Во-первых, эти планы основывались не на идеологии, системе ценностей и политической воле, и возможных внешних угрозах, а на макроэкономической экстраполяции. Соответственно, их авторы (преимущественно сотрудники департамента МЭР) исходили из собственных, достаточно узковедомственных представлений о необходимых темпах развития страны. Дискуссия, в конечном счете, привела к тому, что удалось уйти от инерционного к "полуинновационному" сценарию, предусматривающему рост ВВП в 7% в год. Вопрос в том, а почему не в 10-12% - остался открытым. Лично я убежден, что эти темпы вполне посильны, если "загрузить" таким заданием наших начальников.

Во-вторых, все планы МЭРа не учитывали внешних факторов (за исключением немногих), да и многих других (военных, психологических, идеологических и т.д.) тоже. Почему-то в них считалось, что внешние условия будут благоприятствовать их реализации, что у нас нет не только возможных противников, но и оппонентов.

На самом же деле, в реальности, все соседние государства (за исключением Белоруссии) имеют территориальные и иные претензии, растут военные базы, усиливается активность, враждебность по отношению к нашей стране. Я полагаю, что внешние условия для России не будут комфортными и нам придется развиваться в сложной ситуации.

Это означает неизбежный раскол в правящей элите: та часть, которая предпочтет свои деньги и интересы за рубежом, будет добиваться возвращения зависимого от США внешнеполитического курса.

В-третьих, в этих условиях, я считаю, неизбежным, чтобы нация (а не бюрократия) сделала сверхусилия по укреплению своей экономической, политической и военной безопасности. Наша страна вполне может компенсировать "провал" 90-х годов ускоренным научно-техническим развитием. Опираясь, прежде всего, на развитие национального человеческого потенциала, той её части, которая относится к социальному потенциалу и его институтам.

Суть проста. Россия в последние два года выходит на правильный вектор развития. В политике и экономике она перешла от стабилизации к развитию. Неуверенному, не твердому, но развитию, которое сдерживается именно либеральным фундаментализмом правящей элиты. Но даже у нее все чаще проявляются проблески сознания. Об этом, кстати, еще в феврале 2007 года писал Д. Медведев. Теперь важно, чтобы это развитие было опережающим, т.е. заметно превышало темпы развития других стран и предусматриваемые МЭРом. Только тогда мы обеспечим себе национальную безопасность.

С точки зрения идеологии русского социализма, наступило время сознательного формирования новой системы ценности, направленной в будущее. Не отметая традицию и принципы социализма, а развивая их. Ценность - это особый вид реальности. Сама по себе она не существует, хотя и связана не только с человеком, но и с объективным миром. Мир состоит из ценностей - материальных (вещи, деньги, собственность...), художественных (произведения искусства и литературы...), природных (солнечный восход, моря, цветы, ландшафты...), собственно человеческих и гуманистических.

Ценность - одновременно ценность чего-то (кого-то) и ценность для кого-то. Ценность обязательно антропогенна, поскольку возникает в процессе оценки человеком людей, общества, идей, предметов культуры или природы.

Ценности бывают материальными и духовными, однако, в любом случае они устанавливаются (т.е. конституируются) человеком, поэтому в них заложена определенная виртуальность, связанная с тем, что сама оценка - это дело разума человека, его вкуса, предпочтений, симпатий, потребностей, целей, идеалов и т.д.

Необходимо отличать ценное как просто полезное, выгодное или нужное, от ценности в высшем, человеческом смысле слова. Ценность-пользу всегда можно измерить и соответственно возместить другой ценностью, но любая высшая ценность по-своему абсолютна и утрата ее невосполнима; такая ценность - то, что часто называют "бесценным". Грубо говоря, нельзя указать ее цены или денежной стоимости (ведь деньги воплощают идею меры и обмена).

Высшие ценности как бы самоценны для человека, ему претит сама мысль использовать их только как средства к достижению своих целей. Это роднит понятие высшей ценности с таким понятием, как святыня (видимо, на заре человечества высшие ценности человека были еще только религиозными). Подчеркивая исключительный характер какой-либо ценности, мы нередко метафорически употребляем именно этот термин.

Ценности играют колоссальную, больше того - определяющую роль в жизни людей. Они обладают функциями ориентиров, образуют сложный мир смыслов и символов, составляют основу индивидуальных или коллективных суждений и поступков. В них есть регулятивные и нормативные компоненты.

Область бытования ценностей универсальна и практически безгранична. Существует множество систем ценностей и видов их классификации. Различают моральные, научные, эстетические, юридические, философские, религиозные, социальные, политические, экономические, финансовые, экологические и другие ценности. Их разделяют на материальные и духовные, личные и коллективные.


____________

[1] БСЭ, 1969-1978

[2] Медведев Д. Дмитрий Медведев выступил на конференции "Великие реформы и модернизация России". 3 марта 2011 г. / www.kremlin.ru

[3] Зудин А. Утопии и рефлексии // Независимая газета. НГ-сценарии. 2011. 27 апреля. С. 11.

[4] Радзиховский Л. Фронт без линии фронта // Российская газета. 2011. 17 мая. С. 3.

[5] Родин И., Самарина А. Модернизация без потрясений // Независимая газета. 2011. 17 марта. С. 1.

[6] Юргенс И. Выйти навстречу // Российская газета. 2011. 28 февраля. С. 1.

[7] Тенет Дж. В центре шторма. М.: Библиотека Коммерсант, 2008. С. 231.

[8] Косырев Д. Сколько стоит сверхдержавность // Известия. 2011. 28 февраля. С. 6.

[9] Морозов А., Кривошапко Ю. Пропало четверть бюджета Башкирии // Известия. 2011. 3 марта. С. 1.

[10] Форум ""Стратегия-2020". Региональная проекция". Откроется в Нижнем Новгороде. 3 марта 2011 / http://www.r52.ru

[11] Медведев Д. Послание Президента РФ Федеральному Собранию / Российская газета. 2008. 6 ноября. С. 2.

[12] Форум ""Стратегия-2020". Региональная проекция". Откроется в Нижнем Новгороде. 3 марта 2011 / http://www.r52.ru

[13] Куликов С. Что спасло Россию от еще более глубокого кризиса // Независимая газета. 2011. 2 марта. С. 4.

[14] Friedman Th.L. The New York Times, 2008. 20 august.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

14.11.2011

www.allrus.info

 



Док. 644405
Перв. публик.: 14.11.11
Последн. ред.: 15.11.11
Число обращений: 0

  • Яковлев Александр Николаевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Юргенс Игорь Юрьевич
  • Радзиховский Леонид Александрович
  • Зудин Алексей Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``