Ространснадзор начал внеплановую проверку пяти авиакомпаний
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... Основной вывод, который можно сделать по итогам разработки и реализации `Стратегии-2020` ... заключается в том, что экономика оказалась в руках не тех политиков...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... Основной вывод, который можно сделать по итогам разработки и реализации `Стратегии-2020` ... заключается в том, что экономика оказалась в руках не тех политиков...
Основные выводы

Постперестроечные российские руководители оказались во власти
отсталой, инфантильно-провинциальной философии: "рынок всё отрегулирует сам". Он и отрегулировал: всё, что не обещало немедленного обогащения, было закрыто или
заброшено"[1].

Р. Гринберг


Основной вывод, который можно сделать по итогам разработки и реализации "Стратегии-2020" и, в целом всей экономической политики последних десятилетий заключается в том, что экономика оказалась в руках не тех политиков. И дело не только в либеральной идеологии и в качестве нашей финансово-экономической элиты. Дело в том, что сама российская элита оказалась не восприимчива к тем глобальным изменениям, которые происходят в мире. Она оказалась не способна создать что-то своё, принципиально новое, национальное. Все ее способности сводились к некритическому повторению не самых лучших западных идей и авторов.

Для того чтобы создать что-то свое, качественно новое - продукт, услугу или идею - нужны способности и новая элита. Ее представители, конечно же, есть. Проблема в том, чтобы их допустили к власти.

1. Эти и другие примеры иллюстрируют, что основополагающие политические приоритеты стратегии развития России до 2020 года должны быть ясно сформулированы и в концепции и в прогнозе социально-экономического развития России, а также в том самом "пошаговом плане", о котором говорил В. Путин. При этом они могут и должны формулироваться обязательно на политическом уровне, а не на уровне макроэкономической экстраполяции, как это сегодня делает МЭР. Поэтому они должны быть разработаны (группой советников, экспертов) и предложены высшему политическому руководству страны, за которым будет принятие окончательного решения.

Пример тому - оценки, сведенные в таблицу в прогнозе МЭРа[2]:



Заменить этот качественный анализ количественными моделями, как показывает весь опыт, нельзя. Это может быть сделано в предварительном порядке, например, в рамках межведомственной группы, ориентированной непосредственно на политическое руководство, которая может и должна привлекать как правительственных, так и независимых экспертов.

2. Кроме того, такая концепция социально-экономического развития в минимальной степени должна зависеть от инерционных макроэкономических прогнозов, которые, как показывает практика последних лет, гораздо менее достоверны, чем экспертные (качественные) оценки экспертов и политиков. Подобные прогнозы не просто инерционны, но и изначально ошибочны потому, что экстраполируют существующие тенденции, а не формулируют политическую и экономическую задачу. Более того, они изначально сдерживают потенциал развития.

Политические цели, тем более общенациональные сверхзадачи, сначала превращаются в прогноз, который затем становится стратегическим планом, конкретизирующим социально-экономические задачи, сознательно формируя тенденции развития, а не наоборот. Так, в Китае, например, сознательно устанавливают политическую задачу по темпам роста ВВП, корректируя её в ту, либо иную сторону.

3. Наконец, реализация намеченных целей предполагает изначально ответ на вопрос, как это сделать, который также лежит в политической плоскости. Наиболее эффективные меры (изменение денежно-кредитной и бюджетной политики, замораживание тарифов, отмена налогов, стимулирование производства и экспорта наукоемкой продукции, антимонопольная политика и др.) - это политические решения высшего уровня, требующие согласованных действий и плана всех ветвей власти. Без этого политическая стратегия и концепция социально-экономического развития будут неизбежно "расстыкованы".

4. И последнее. Долгосрочная стратегия и концепция социально-экономического развития не могут существовать вне идеологии и без информационной поддержки, которые становятся важнейшими политическими элементами управления всеми государственными институтами, структурами и обществом, а также инструментом мобилизации общества. Реализация сколько-нибудь масштабной и долгосрочной стратегии без идеологической составляющей невозможна. Речь идет не только о пропаганде, но об общественной мобилизации, согласовании воли сотен тысяч управленцев, т.е. эффективном государственном управлении.

Иными словами, "Концепция" должна стать, во-первых, политическим документом, во-вторых, идеологическим, а, в-третьих, - правовым, обязательным для исполнения (может быть, как и бюджет, Федеральным законом).

5. Важно понимать, что организационные и институциональные изменения несут в себе инерцию, которую необходимо учитывать. Если слишком часто и резко менять стратегические установки, государственное управление перестает на них реагировать. Это произошло в современной России, где уже привыкли к резким и частым, но не обязательным изменениям. Как заметил А. Кокошин, "При произведении изменений в системах управления, направленных на повышение их эффективности, необходимо постоянно иметь в виду и возможные негативные последствия таких изменений. Одним из важнейших, практически невидимых извне параметров системы управления является институционная память организации. Для нашей страны с ее специфическими историческими традициями она является особо ценной. Во-первых, значительно меньшая часть вопросов деятельности организации отражается в нормативных документах, памятных записках, протоколах и т.п.; во-вторых, доля секретных и совершенно секретных документов (с далеко не всегда обоснованной засекреченностью) в отечественной системе стратегического управления традиционно намного выше, чем в подавляющем большинстве стран Запада, а документы с грифом имеют ограниченное хождение даже и внутри организации, существенно сужая число носителей институционной памяти"[3].


______________

[1] Гринберг Р. Экономика в руках политиков // Известия. 2011. 25 февраля. С. 4.

[2] Основные параметры прогноза ... С. 36-37.

[3] Кокошин А.А. Политология и социология военной стратегии. М.: КомКнига, 2005. С. 191-192.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

12.11.2011

www.allrus.info



Док. 644402
Перв. публик.: 12.11.11
Последн. ред.: 13.11.11
Число обращений: 0

  • Кокошин Андрей Афанасьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Гринберг Руслан Семенович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``