Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Российская элита боится масштабных и стратегических задач, имеющих общенациональное значение. Не только решать, но даже ставить такие задачи...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Российская элита боится масштабных и стратегических задач, имеющих общенациональное значение. Не только решать, но даже ставить такие задачи...
"Стратегия-2020" как неадекватность восприятия современных реалий российской элитой

Бедность - худшее из рабств[1].

П. Столыпин
    

Хотелось бы иметь определение модернизации,
включая его философскую составляющую,
это крайне важно для положительного
конечного результата[2].

С. Миронов


Российская элита боится масштабных и стратегических задач, имеющих общенациональное значение. Не только решать, но даже ставить такие задачи. И в этом проявляется ее несоответствие современным требованиям, стоящим перед нацией. Недостаток амбициозности отчетливо проявился еще в период выдвижения В. Путиным идеи "удвоения ВВП" - в общем-то вполне рядовой (на фоне кризиса 90-х гг.) и совершенно не амбициозной задачи. В результате, даже в "тучные годы", темпы роста экономики России были весьма скромными (158,9% в 2009 году по сравнению с 2000 годом), если их сравнивать, например, с темпами роста ВВП в Азербайджане (346% в 2009 г. по сравнению с 2000 годом), Казахстане (193%), даже Киргизии (136%) и Польше (141%).[3]


Даже простой количественный рост экономики страны мог бы быть существенно больше, если бы изначально была сформулирована амбициозная промышленная цель развития, подкрепленная кредитной и финансовой политикой. Очевидно, что не хватает идеологической и политической мотивации. Это отражается очень заметно, например, на мотивации российских предпринимателей, абсолютное меньшинство у которых носит добровольный (!) характер[4].



Амбиций у российской элиты для перестройки структуры экономики и общества, как оказалось, в 2000-2010 годы вообще не было. Поэтому трудно было ожидать существенного результата. "Либеральная традиция" проявилась не только в инерции, но и новых социальных атаках - попытках А. Дворковича отменить студенческую стипендию, повысить пенсионный возраст (хотя эксперты и считают, что до него не доживают 60% мужчин)[5] и пр.

Индексы промышленного производства[6]
(2000=100)




Другими словами, перед нацией даже не было сформулировано сверхзадачи общенационального развития. Инерция в экономике была следствием инерции политической мысли и политической воли.

Именно конечного результата не предусматривается в "Стратегии-2020". Изменение показателей относительно других стран не могут быть таковым. Что, собственно, видно из прогноза инновационной деятельности, подготовленного исследователями МГИМО(У).


Прогнозирование динамики объема инновационных товаров, работ и услуг[7]
Сценарный прогноз динамики объема инновационных товаров, работ и услуг





Но главное (а это уже задача не МЭРа, а идеологов) определить, что же является этим конечным результатом. Я категорически настаиваю, что важнейшим таким результатом может стать НЧП, а в более узком смысле - количество граждан России.

В узком смысле "конкретного результата" понятия "модернизация" следует иметь в виду изменения демографической ситуации в России. Сегодня она характеризуется катастрофическими количественными и качественными параметрами.

С количественной точки зрения за 2006-2010 годы удалось смягчить негативную динамику, но отнюдь не исправить. По различным прогнозам, нация сможет составлять к 2050 году от 90 до 130 млн человек[8]. И этому уже перестали удивляться. И надеяться на миграцию бесполезно. Как признают эксперты ООН, после 2000 г. миграционный прирост компенсировал всего около пятой части естественной убыли.

Учитывая имеющийся опыт, прогнозисты с большой осторожностью оценивают возможность компенсации естественной убыли населения России его миграционным приростом, вследствие чего большинство прогнозов предсказывает дальнейшее сокращение населения страны. Так, согласно средним вариантам некоторых имеющихся прогнозов, население России на 2025 г. оценивается в 128,2 млн человек (прогнозы ООН и Бюро цензов США), 137,0 (Росстат, 2008), 138,1 млн (ИДЕМ ГУ ВШЭ, медианное значение вероятностного прогноза). Это означает сокращение населения страны по сравнению с максимумом, достигнутым к началу 1993 г., на 10-20 млн человек, или примерно на 7-10%. Так как прогнозы обычно выполняются в нескольких вариантах, границы возможных оценок численности населения России в 2025 г. расширяются. С учетом всех вариантов указанных прогнозов, оно может составить от 120,6 млн (нижний вариант прогноза ООН) до 144 млн (верхний вариант прогноза Росстата).



С качественной точки зрения, НЧП зависит от тех мер, которые примет в этой области прежде всего государство. Ну, и общество. Зарубежные инвесторы и российский бизнес не способны повлиять существенно.

В этой связи важно вновь вернуться к докризисному образу мышления элиты. Хотя бы для того, чтобы понять, что Россия - психологически, финансово и экономически - могла бы легче перенести его последствия. Вот почему вновь привлекает концепция долгосрочного социально-экономического развития, первый вариант которой был разработан МЭРом еще в марте 2008 года. Необходимо, прежде всего, отметить, что предложенный в марте 2008 года проект Концепции рассматривается как инструмент реализации стратегии развития России до 2020 гг., озвученной Президентом России на заседании Госсовета 8 февраля 2008 года (хотя разработчики и ссылаются на поручение Президента от 21 июля 2006 года). Это противоречие не случайно. На мой взгляд, именно за эти 6-9 месяцев 2008 года в принципиальных подходах руководства страны относительно приоритетов развития произошли качественные изменения, которые сделали возможным изменения в стратегии и проекте концепции развития России на долгосрочную перспективу.

К сожалению, эти изменения непоследовательны и отражают прежнюю инерционность макроэкономического подхода последних 15 лет. Авторы концепции вынуждены признать смену приоритетов на высшем уровне, что не нашло, однако, практического отражения в Концепции и других документах МЭР и Минфина.

Внесенные в мартовский вариант Концепции коррективы, привели к тому, что в августе 2008 года появился новый, скорректированный вариант МЭРа, который принципиально, качественно не отличается от мартовского.

Справедливости ради следует отметить, что в новом варианте Концепции делается важное признание: "Особенность перехода к инновационному социально-ориентированному типу развития состоит в том, что России предстоит одновременно решать задачи и догоняющего, и опережающего развития. В условиях глобальной конкуренции и открытой экономики невозможно догнать развитые страны мира по уровню благосостояния и эффективности, не обеспечивая опережающего прорывного развития в тех секторах российской экономики, которые определяют ее специализацию в мировом хозяйстве и позволяют в максимальной степени реализовать национальные конкурентные преимущества"[9].

Но опережающее развитие остается тем сектором российской экономики, который "определяют ее специализацию в мировом хозяйстве". Здесь возникают сразу две проблемы. Действительно, нам предстоит решать одновременно две задачи - догоняющего и опережающего развития. Но если вы ориентируетесь только на конкурентоспособные ("догоняющие") отрасли, то, как быть с "опережающими"?

Ответ на этот вопрос достаточно прост: совсем не обязательно развиваться "по этапам". На Западе существует третье пополнение технологии, например, ЭВМ, но нам совсем не обязательно идти по их следам. Мы можем и должны готовиться к созданию компьютеров пятого (шестого?) поколения, быть готовым к "перескакиванию" через этапы. В технике и технологии это возможно. При условии политической воли и кадров.

Вместе с тем, как и в первом варианте, МЭР (а, точнее, один из его департаментов) берет на себя отнюдь не свойственные для подготовки общенациональной концепции функции. В частности, в соответствии с этой Концепцией, предполагается: "Цель разработки Концепции - определение путей и способов обеспечения устойчивого повышения благосостояния российских граждан, укрепления национальной безопасности и динамичного развития экономики в долгосрочной перспективе (2008-2020 годах), укрепления позиций России в мировом сообществе".

Другими словами Концепция социально-экономического развития берет на себя функции, свойственные как военной доктрине, доктрине внешней политики, так и идеологии. "В одном флаконе" перемешаны и вопросы благосостояния. И национальной безопасности, и внешней политики. Но так не бывает! И тем более не бывает так, чтобы такие задачи пытался решать экономический блок правительства. Отсюда - путаница и декларативность, а, главное, остаются так и не решенные (и даже не ставятся) принципиальные вопросы.

Путаность в принципиальных вопросах ведет к дезориентации элиты. Так, в учебнике по мировой экономике МГИМО(У) отдельный раздел посвящен "стратегическим задачам России", среди которых (в порядке приоритетности) выступают:

- ...задача выхода на уровень социально-экономического развития передовых стран...

- освоения восточных и северных территорий...

- решение демографической проблемы...

- ...решение проблемы бедности и сильной дифференциальности доходов...

- ...проблема реинтеграции России...

- ...этическая проблема...[10]

Не отрицая приоритетности всех этих проблем, должен сказать, что "Стратегия" не может одновременно решать все или много задач. Она должна быть нацелена на решение главной проблемы и вытекающих из нее задач. Так, на мой взгляд, в "Стратегии-2020" должна была бы быть выстроена следующая иерархия или "дерево целей", включающего не более семи основных задач.



В соответствии с этой целью в Концепции, например, сформулированы:

- характеристика целей долгосрочного социально-экономического развития страны с учетом основных вызовов предстоящего периода;

- стратегия - способы, направления и этапы - достижения поставленных целей, а также формы и механизмы стратегического партнерства государства, бизнеса и общества в достижении целей Концепции;

- цели, целевые индикаторы, приоритеты и основные задачи долгосрочной политики в развитии социальной сферы, науки и технологий, структурных преобразований в экономике;

- цели и приоритеты внешнеэкономической политики;

- параметры пространственного развития российской экономики, цели и задачи территориального развития в долгосрочной перспективе"[11].

Другими словами, в Концепции сформулированы цели и задачи, характерные для Концепции национальной безопасности, Концепции внешней политики и даже вопросы, обычно относящиеся к военной доктрине государства. К сожалению, это далеко не единственное противоречие, содержащееся в документе. Не рассматривая его излишне детально, хотелось бы отметить следующие, на мой взгляд, принципиальные политические аспекты.


_____________

[1] Буздалов И.Н. Социальное рыночное хозяйство: проблемы становления в агропродовольственном секторе России // Вестник РГНФ. 2010. N 4. С. 39.

[2] Миронов С.М. За нами Россия. М.: Ключ-С, 2010. С. 109.

[3] Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2010. С. 766.

[4] Шейнин Э. Предпринимательская активность россиян в условиях кризиса // Мир перемен, 2010. N 3. С. 155.

[5] Башкатова А. Партийный раскол пенсионной реформы // Независимая газета. 2011. 5 апреля. С. 1.

[6] Российский статистический ежегодник 2010. М.: Росстат, 2010. С. 781.

[7] Роль банковской системы в решении проблем модернизации российской экономики информировании внутреннего инвестиционного спроса. Отчет о НИР. МГИМО(У), 2010. С. 61-62.

[8] Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации 2008. Россия перед лицом демографических вызовов. М.: 2009. С. 25.

[9] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: 2008. Август. С. 16.

[10] Мировая экономика: учебник / под ред. А.С. Булатова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Экономист, 2007. С. 784-787.

[11] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. МЭР, М.: 2008. Август. С. 4.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

03.11.2011

www.allrus.info

 



Док. 644277
Перв. публик.: 03.11.11
Последн. ред.: 09.11.11
Число обращений: 0

  • Миронов Сергей Михайлович
  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``