Ространснадзор начал внеплановую проверку пяти авиакомпаний
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Адекватность политической элиты - во многом осознание тех объективных перемен в общественных настроениях, которые произошли во время кризиса и сразу же после него, прежде всего в политической идеологии...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Адекватность политической элиты - во многом осознание тех объективных перемен в общественных настроениях, которые произошли во время кризиса и сразу же после него, прежде всего в политической идеологии...
Кризис как констатация неадекватности российской элиты.
Необходимость ее смены


...Версия о том, что мы будем двигаться медленно,
но качественно - это дурацкая фантазия непрофессионалов
... для модернизации нам нужны высокие темпы[1].

В. Ивантер


Характеристику типов современных российских элит, их особенностей, очень хорошо дали российские исследователи Н.Б. Карабущенко и А.В. Иващенко[2]. В частности, говоря о политической элите, авторы отмечают мнение ведущих социологов об элите: "недостаток знаний и умений, отсутствие нового мышления..., доминирование кланово-эгоистических ориентаций, определяющих стратегию удержания власти и сохранения политического статус-кво в ущерб ценностям развития и созидания (подч. - А.П.), а также преобладание частных мотивов над гражданскими".

Кроме того, в политической элите "отражается низкий уровень политической и правовой культуры".., а также "ориентация на ближнюю и среднюю перспективу, опору на административные методы и ресурсы".

Кроме того, ряд социологов отмечают, что вхождение в элиту происходит за счет протекционизма и "трайбализма" и "конверсии... различных видов капитала".

Адекватность политической элиты - во многом осознание тех объективных перемен в общественных настроениях, которые произошли во время кризиса и сразу же после него, прежде всего в политической идеологии. Как справедливо пишет К. Рогов, "Политическая идеология нулевых формировалась в отталкивании от них: "стабильность" и "рецентрализация" стали основными лозунгами эпохи. Стабильность в системе ценностей приобрела безусловный приоритет в сравнении с идеей изменений и реформ. Именно поэтому, например, констатация населением чрезвычайно низкого качества государственных институтов не сопровождалась спросом на их реформирование. Тенденции рецентрализации (возвращения полномочий и функций от более низких этажей управления к более высоким) вызывали одобрительное или нейтральное отношение общества. А высокие темпы роста экономики и доходов, казалось, воочию демонстрировали благотворность этого процесса.

Кризис 2008-2010 гг. и здесь выступает в роли переключателя. Лихие 1990-е как естественный фон, "политический задник" эпохи, задававший иерархию ценностей, становятся все менее актуальным для общественного сознания. Новый кризис стирает память о предыдущем, под влиянием которого формировались эти ценности, а, кроме того, подрывает веру в то, что централизация (вертикализация) власти является сама по себе двигателем роста экономики и доходов. В условиях низкого роста понятие "стабильность" будет скорее всего утрачивать свои исключительно позитивные коннотации, менять окраску и восприниматься уже в значительной степени как "застой", "стагнация"[3].

Примечательно, что либералы в 2010-2011 годы предприняли мощную идеологическую контратаку "по всем фронтам" - от экономики ("модернизация", "Стратегия-2020") до идеологии, где рабочая группа Совета при Президенте РФ по развитию Гражданского общества во главе с М. Федотовым потребовала от элиты "десталинизации", предложила даже "ограничить свободу слова" защитникам Сталина[4].

Неадекватность "Стратегии-2020" означает, что правящая финансовая элита изначально неверно обозначила:

Во-первых, не точные цели и приоритеты, которые не объективно отражали национальные интересы. Да и дискуссии относительно национальных интересов до принятия "Стратегии" не было.

При этом недооценка сформулированных задач и возможностей так же опасна, как и их переоценка. А российская финансовая элита все время боялась быть оптимистичной. Но даже при такой боязни результаты реализации за 2008-2010 годы оказались хуже самых пессимистических сценариев.

Во-вторых, не было правильно и точно оценено соотношение сил в мире и основные тенденции мирового развития, включая политические и иные риски. Кризис не просто проморгали. Даже, когда он наступил, его "не замечали". В этой области важно увидеть реальные перспективы, степень "современности", "модернизированности" экономики. Как справедливо считают исследователи МГИМО(У), - "Доступным способом оценки степени развитости ("модернизированности", "Современности" и т.п.) экономики и шире - социально-экономической (и политико-экономической) сферы, России, как и любой другой страны, является ее сопоставление с экономиками других стран... Важным показателем, отражающим успешность функционирования экономики (при сопоставлении с другими) и степень ее "модернизированности" ("современности"), можно считать конкурентоспособность и в особенности то, как она обеспечивается"[5].

Как отмечает ведущий американский экономист М. Портер, "за последние десятилетия усиление конкуренции отмечено фактически во всем мире. Еще не так давно она отсутствовала во многих странах и отраслях... Очень немногие отрасли экономики сегодня в состоянии противостоять влиянию конкуренции и рынка. Ни одна страна и ни одна компания не могут позволить себе игнорировать объективную необходимость конкуренции. Они должны постараться понять и освоить искусство конкурентной борьбы"[6].

В-третьих, точно оценила собственные возможности и ресурсы, не переоценивая, но и не недооценивая их. Так, доля экономически - активность населения в России почти в 2 раза больше, чем в Германии, а ВВП - в 2 раза меньше, что свидетельствует о крайне низкой производительности труда. Но и зарплата пропорциональна производительности труда. Что здесь первично, а что вторично? Казалось бы, ответ ясен - рост производительности труда ведет к росту зарплаты. Но если сделать труд дорогим (т.е. повысить минимальную зарплату), то это неизбежно приведет к росту производительности труда и снижению издержек, что сегодня не является главным для российского бизнеса.

Экономически активное население крупнейших
по населению стран мира



В основе качества рабочей силы (а в конечном счете - производительности труда и объема ВВП) лежит образование, здоровье, профессиональный опыт и психологические (а также психические) особенности.

В-четвертых, после кризиса для многих в мире стало очевидным, что прежняя архитектура безопасности, финансовая и экономические системы себя изжили. Некоторые (как М. Ходорковский в своей статье "Левый поворот-3")[7] считают, что эти изменения должны привести к отказу от идей неолиберализма и либертариантства на какой-то период. Другие - полагают, что усиление роли государства и социальной составляющей имеет более фундаментальные причины и более долгосрочные последствия.

Наконец, третьи полагают, что трансформацию управления государством необходимо вести в ультралиберальном направлении - передачи всей полноты политической власти в руки собственников. Так, публицист Ю. Латынина предлагает дать право голоса только налогоплательщикам, а "социально активные люди могли бы сдавать свои голоса в обмен на денежное вознаграждение"[8]. Остается только уточнить, какая будет граница для налогоплательщиков - 1 рубль или 1 млн рублей?

На семинаре в Институте современного развития 5 ноября 2008 года я высказал несколько тезисов, имеющих, на мой взгляд, принципиальное значение.

Я полагаю, что кризис показал, что появились явные признаки изменения экономической, политической и социальной системы в мире, т.е. меняется вся система ценностей, сформированная во второй половине ХХ века. Система, которая казалась многим не только эффективной, но и вечной. В этих условиях вопрос о ценностях и приоритетах имеет огромное практическое значение. Все современные планы и стратегии должны вытекать, являться следствием стратегии, а та, в свою очередь, следствием идеологии (как системы приоритетов и ценностей). Так, концепция социально-экономического развития до 2020 года должна была бы быть следствием формализованной стратегии (которой до 5 ноября, т.е. послания Д. Медведева не было). Тем более не было идеологии. Поэтому Концепция 2020 (а также Концепции внешней политики, военная доктрина и многие другие) стала выполнять (точнее, претендовать) эту функцию.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития будет адекватна, если она будет следствием новой стратегии, идеологии, и четко сформулированной системы ценностей. Это реальный и единственно эффективный механизм управления в долгосрочной перспективе. Причем, повторю, в условиях мирового кризиса потребуется переоценка всей системы ценностей.

Послание Д. Медведева от 5 ноября 2008 года, по сути, первая попытка на высшем уровне сформулировать такую стратегию и систему ценностей. Это необходимо и неизбежно, особенно в современных условиях, а именно:

- в условиях глобального кризиса;

- когда в России сформулирована цель опережающего развития;

- когда достигнута внутренняя стабильность, но обществу этого мало: ему нужны явные ориентиры, будущие перспективы и понимание целей развития. Предложенная МЭРом Концепция социально экономического развития, очевидно, не базируется на этих важнейших условиях. Она не учитывала ни возможность глобального кризиса (и внешних факторов вообще, ни задач опережающего развития, ни общенациональных и долгосрочных целей развития). То есть Концепция не адекватна. Что и стало ясно еще до 2010 года, когда старая, инерционная экономика, основанная на устаревшем промышленном производстве, доказала свою неэффективность: падение ВВП России за 2008-2010 годы было самым глубоким среди развитых стран, а обрабатывающей промышленности - еще глубже.

Индексы производства по видам экономической деятельности
промышленности в I квартале 2007-2009 гг.,
в % к соответствующему периоду предыдущего года[9]




Ситуацию в очередной раз спасли высокие цены на сырье, которые превысили уровень цен 1999 года в несколько раз!

Среднемесячные мировые цены в феврале соответствующего года[10]



Задача сознательного формирования системы ценностей, безусловно, стоит. Везде и всегда элиты этим последовательно занимались и процесс контролировали. Вопрос в том, как это сделать и что за система ценностей должна быть. На мой взгляд, мы должны решить (договориться) следующие задачи:

- система ценностей должна основываться на национальных культурных и духовных ценностях;

- система ценностей должна отражать современные реалии, быть совмещена с новым этапом развития человечества;

- система ценностей должна быть нравственной, `идеалистичной`, обладать самостоятельной ценностью. Не все можно заставить сделать силой или купить. Многое - ресурс воли нации;

- система ценностей должна быть прагматичной, реалистичной, т.е. достижимой, реализуемой, способной к правовой формализации.

Есть целый спектр проблем (коррупция, например), которые в принципе не решаемы без утверждения общенациональной ценностной системы, где есть ясное доминирование общенациональной идеологии. К числу этих проблем относятся:

- коррупция - система управления, альтернативная праву;

- развитие культуры, науки, образования;

- реформа сельского хозяйства;

- инновационное развитие экономики;

- судебная реформа и т.д.

Не трудно увидеть, что эффективное решение большинства проблем невозможно без определения приоритетов и целей стратегии развития страны, которые должны ставить задачу перед Концепцией долгосрочного развития.

При переходе от периода стабилизации (2000-2007 гг.) к периоду опережающего развития (2008-?) приоритеты не просто желательны, а обязательны, ибо они выступают в качестве целей развития. Стабилизировать без системы ценностей можно (хотя укрепление государства - уже ценность), но быстро, опережающее развиваться - нет. Ошибка в выборе целей при быстром развитии катастрофична. Вот почему определение долгосрочных целей должно вытекать из общенациональной дискуссии.

Некоторые затруднения при прогнозировании вызваны тем, что "Стратегия-2020", являющаяся основным источником, на который опирается прогноз, была разработана и опубликована в первой половине 2008 года, то есть до начала мирового финансового кризиса. Поэтому, чтобы нивелировать краткосрочное влияние кризиса, был использован краткосрочный прогноз Министерства экономического развития России. "Стратегия-2020" и прогнозы Минэкономразвития подразумевают сценарный подход (в частности, деление на инновационный, инерционный и энергетический сценарии в "Стратегии-2020"). Поэтому для прогнозирования объемов НВВП и РВВП взяты средние геометрические значения приводимых в этих документах индексов физического объема или индексов-дефляторов. Принципиально схема прогнозирования ВВП такова:

1. Прогнозирование с помощью среднего геометрического из значений индекса физического объема и дефлятора с 2010 по 2012 год, взятых из прогноза Минэкономразвития.

2. Прогнозирование объема реального ВВВП с помощью темпов прироста, указанных в "Стратегии 2013-2020 гг.".

3. Оценочный расчет НВВП с помощью вспомогательной регрессии.

С 2010 по 2020 г. РВВП вырастет на 57% по сравнению с темпом прироста РВВП в 56% с 2000 по 2010 год. Средний темп роста (индекс физического объема) с 2000 по 2008 г. составил 6,9%. В 2009 г. имело место сокращение примерно на 8%. В 2010-2012 гг. ожидается темп прироста на уровне 3%. С 2013 по 2020 г. ежегодный темп прироста составит примерно 5%. (см. рис.)[11].



Прогнозирование задолженности индивидуальных предпринимателей и юрлиц по кредитам в рублях и в иностранной валюте

Так, например, если мы в качестве ценности сегодня не обозначим развитие творческого потенциала (и, соответственно, задачу его развития), то никакого опережающего развития такого потенциала просто не будет. Что, собственно, мы и наблюдаем сегодня.

Кризис 2010 года заставил вновь вернуться к фундаментальным вопросам развития России. К 2008 году российское общество созрело не только для осознания, но и принятия долгосрочных, стратегических концепций и стратегий, но сделать их эффективными так и не смогло: решения принимались в целом запоздалые, но, главное, в русле прежней монетаристской логики. Некоторые исключения (как, например, стимулирование продаж старых автолюбителей) доказали свою эффективность, но даже эти апробированные шаги не получили своего развития.

Прежняя логика не позволила сделать двух крупных корректив: простимулировать в условиях кризиса рост доходов и, соответственно, покупательной способности, а, во-вторых, увеличить финансирование отраслей, определяющих уровень НЧП. Что, кстати, не побоялись сделать в США ни республиканцы, ни демократы[12].

Реакция американских денежных властей на происходящее, по мнению экспертов ИЭПП, была быстрой и энергичной. Базовую процентную ставку резко снизили. Однако возможности ослабления денежной политики в условиях кризиса не безграничны. К январю 2009 г. они были исчерпаны.

Это заставило американские власти во все больших объемах использовать бюджетные стимулы увеличения совокупного спроса (см. рис.)



Естественным развитием этой тенденции стало первое послание Д. Медведева Федеральному Собранию страны, которое можно назвать и первой озвученной стратегией. Действительно, в этом послании впервые обозначены не только сиюминутные приоритеты, но и общенациональные ценности - как внутри-, так и внешнеполитические.

Этому предшествовал период, когда руководители отраслей и регионов не только поняли необходимость, но и разработали целую серию таких долгосрочных концепций и стратегий. Наступила естественная очередь для общенациональной стратегии и долгосрочной концепции социально-экономического развития.

К сожалению, полноценной, общенациональной дискуссии по этому поводу развернуто не было, хотя отдельные попытки предпринимались. И не только в экспертном сообществе, но и среди политической элиты. Я полагаю, что такая дискуссия крайне необходима. Несмотря на то, что целый ряд документов на этот счет и был принят в 2008 году. И, прежде всего, речь идет о долгосрочной концепции социально-экономического развития. России.


_____________

[1] Ивантер В. Мы равны самим себе // Эксперт. 2010. 26 июля-1 августа. С. 38.

[2] Карабущенко Н.Б., Иващенко А.В. Элита: психологическая сущность, критерии, типологические особенности // Вестник РГНФ. 2010. N 4 (61). С. 93-104.

[3] Рогов К. Третий цикл // Ведомости. 2011. 30 марта. С. 4.

[4] Самарина А. Михаил Федотов и признак сталинизма // Независимая газета. 2011. 5 апреля. С. 3.

[5] Динамика мирового политического развития и проблемы глобальной конкурентоспособности России. Отчет о НИР. Т. 1, этап 2, МГИМО(У), 2010. С. 9.

[6] Портер М. Конкуренция, обновленное и расширенное издание // пер. с англ. М.: ООО "И.Д.Вильямс", 2010. С. 17.

[7] Ходорковский М. "Левый поворот-3" // Ведомости. 2008. 8 ноября. С. 3.

[8] Встреча с Юлией Латыниной // МГИМО(У), 4 апреля 2011 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.mgimo.ru

[9] Российская экономика: тенденции и перспективы. 2010. 4 апреля. С. 20.

[10] Российская экономика: тенденции и перспективы. 2010. 4 апреля. С. 22.

[11] Роль банковской системы в решении проблем модернизации российской экономики информировании внутреннего инвестиционного спроса. Отчет о НИР. МГИМО(У), 2010 г.

[12] Российская экономика: тенденции и перспективы. 2010. 4 апреля. С. 17.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

02.11.2011

www.allrus.info

 

 



Док. 644262
Перв. публик.: 02.11.11
Последн. ред.: 03.11.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Ивантер Виктор Викторович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``