Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... о месте России, ее экономики в глобальной экономической системе, роли институтов социального потенциала...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: ... о месте России, ее экономики в глобальной экономической системе, роли институтов социального потенциала...
Институты развития социального потенциала и место России в мире

Похоже, что будущее - за новыми
формами политических объединений,
в том числе, широкими политическими
движениями, каким может стать
Общероссийский народный фронт[1].

Н. Злобин


Последние революции продиктованы
поисками справедливости,
а не проблемами развития[2].

А. Виноградов,
профессор РИСИ


Теперь о более глобальном. А именно, о месте России, ее экономики в глобальной экономической системе, роли институтов социального потенциала. Кризис 2008-2011 годов показал, что наша страна чрезвычайно уязвима от внешних факторов. Поэтому наша политики и экономисты должны тщательно анализировать место России в мире, изменение в соотношении мировых сил. Нынешний анализ правительства об этом, к сожалению, просто "забывает".

По сути, здесь нет главного - сопоставления с уровнем других стран мира, прежде всего, США, Евросоюза и Китая. Например, ВВП России в 2020 году будет равен 10% американского и 9% китайского, как в 2008 году. Притом, что качество НЧП и общества будет существенно ниже. В свое время "человек разумный", пришедший порядка 100 тысяч лет назад в Европу из Америки, вытеснил в течение короткого срока (2-3 тыс. лет) населявших Европу неандертальцев. Те попытались копировать навыки пришельцев, но не успели адаптироваться и были уничтожены или вытеснены. Не грозит ли такая же участь русским, населяющим огромные и богатые пространства?

Если будет реализован второй сценарий, то нетрудно увидеть, что России с ее огромными территориями и богатствами грозит фактическая колонизация передовыми государствами, которые будут диктовать ей условия развития. Внешняя экспансия передовых наций и цивилизаций неизбежна. И не только из-за ресурсов. Глобализация неизбежно будет ужимать национальный суверенитет, который может быть обеспечен только высоким уровнем НЧП.

При этом следует повторить, что темпы развития и темпы роста экономики при сопоставлении государств в будущем также означают отнюдь не одно и то же. Развитие передовых государств, прежде всего, будет характеризоваться качественными показателями, а рост - количественными. Так, 10% прироста ВВП за счет развития - это прирост наукоемкой продукции и услуг. Те же 10% прироста ВВП за счет экстенсивного развития (например, увеличения экспорта сырья) означают, что экономика отнюдь не развивается, а деградирует, становится более энергоемкой и ресурсоемкой, менее экологичной.

Применительно к сравнению России и США-Китая это будет означать уже не просто качественное отставание, а отсталость. Даже архаичность. Отсталость технологическую, техническую, научную, производственную. Отсталость до такой степени, когда весь внутренний российский рынок, а не как сегодня 60%, будет определяться импортом ведущих государств. Преодолеть такую отсталость будет невозможно даже в долгосрочной перспективе. Это просто не дадут сделать.

Это видно из сравнения индексов конкурентоспособности, за 2010-2011 годы в сравнении с 2009-2010 годами, подготовленными по заказу Всемирного форума[3]. Мы взяли только некоторые страны.



Как видно из этих данных, Россия в 2009-2010 годы стабильно "зависла" на 63-ем месте, уступая Шри Ланке! При этом по критерию "инновационности" она находилась в 2010 году на 80-м месте[4].

Таким образом, планы социально-экономического развития России до 2020 года планами развития отнюдь не являются. Они ведут к деградации НЧП и всей нации, потере его национальной идентичности. Они объективно, по сравнению с ведущими государствами, ухудшают положение России. Более того, ведут к превращению ее в зависимое и отсталое государство с ограниченным суверенитетом в краткосрочной перспективе и самоуничтожению - в долгосрочной.

Это позволяет некоторым экспертам использовать даже термин "Недогоняющее развитие", который предполагает, что рост душевого ВВП не сопровождается институционным развитием. Более того, по оценкам некоторых экспертов, значительный рост ВВП за 2000-2007 годы сопровождался отставанием в институциональном развитии[5]. Тем более, такое "развитие" характерно для периода 2008-2011 годов.

В правительстве в целом есть понимание всей сложности этой ситуации. Так, в уточненном варианте (август 2008 г.) концепции социально-экономического развития инновационный сценарий предполагает до 2020 года увеличение производительности труда в ведущих секторах в 3-5 раз и снижение энергоемкости в среднем в 1,6-1,8 раз. Доля высокотехнологической продукции в ВВП должна составить 17-20% (в 2007 г. - 10-11%). Затраты на НИОКР к 2020 году планировалось увеличить до 2,5-3% ВВП (в 2007 г. - 1,1% ВВП). Доля предприятий, осуществляющих инновации, должна вырасти до 40-60% (в 2007 г. - 8,5%), а инновационной продукции в объеме выпуска - до 25-35% (в 2007 г. - 5,5%)[6]. Но это понимание быстро исчезло. В последующие три года ситуация по всем этим параметрам не улучшилась, а ухудшилась. Так, что можно говорить лишь о благих намерениях, о которых быстро забыли. И не только из-за кризиса, а, скорее, из-за того, что эти намерения не стали политическим курсом, стратегией развития.

В прогнозе к этой Концепции (но где-то глубоко в тексте) приводятся, наконец, и качественные характеристики ожидаемого развития: "Существенно сократится разрыв между Россией и ведущими странами мира по уровню благосостояния. Объем ВВП на душу населения к 2015 году составит не менее 23 тыс. долларов США (в ценах 2005 года), к 2020 году - более 30 тыс. долларов США, что приблизительно соответствует современному уровню развития стран Еврозоны (подч. - А.П.). Разрыв в уровне ВВП на душу населения по сравнению с США сократится с трех до менее двух раз (отношение данного показателя возрастает с 32% до 57% от уровня США). В 2030 году уровень ВВП на душу населения достигнет 50 тыс. долларов США, что превысит средний уровень стран Еврозоны"[7].

Россия займет достойное место в мировой экономике, будет обеспечена ее интеграция в мировое хозяйство на основе использования научно-исследовательского, образовательного и производственно-технологического потенциалов, а не только энерго-сырьевого экспорта. Доля России в мировой экономике увеличится с 3,2% в 2007 году до 3,8% в 2015 году и 4,3% в 2020 году. По размеру экономики Россия переместится с восьмого места в 2007 году на пятое место в 2020 году"[8].

Вопрос заключается в том, что достаточны ли эти усилия, чтобы Россию к 2020 году можно было бы считать страной лидером, а не "догоняющей страной"? Так, признается, что к 2020 году Россия "перестанет быть сырьевой державой, а ее экономику будут двигать знания. Через 6-10 лет их вклад в ВВП превысит долю нефти и газа"[9]. Правда, не поясняется, как это может быть, если доля экономики знаний не превысит 20%?

В этой связи хотел бы напомнить, что еще в 1985 году в развитых странах стоимость информационных ресурсов превысила стоимость ресурсов топливно-энергетического комплекса. Это означает, что к 2020 году Россия по этому интегральному показателю только выйдет на уровень развитых стран 1985 года. Это, наверное, лучшее свидетельство реального положения России относительно ведущих стран мира.

Другая сторона проблемы заключается в росте социального оптимизма наших сограждан, с одной стороны, и медленным развитием общественных институтов, - с другой. На фоне преодоления глубокого психологического общенационального стресса, растущих ожиданий и улучшения общего климата в стране особенно заметен спад социальной активности, без которой в XXI веке все сложное экономическое развитие.

Можно констатировать, что до кризиса заметный экономический рост и социальный оптимизм сопровождался очевидным запаздыванием в институционально-социальной области, которая стала превращаться в серьезный фактор ограничения развития экономики и общества. Этим элита не воспользовалась.

Так, из приведенной ниже таблицы видно, что по важнейшим макроэкономическим показателям за 2005-2009 годы (за исключением инфляции) Россия находится в группе стран-лидеров. Вместе с КНР.



Однако на деле Россия все больше и больше отставала. В том числе и от Китая. За эти годы структура внешней торговли России с Китаем, например, изменилась радикально. Только за 2007 год импорт из КНР вырос на 80%, а положительное сальдо китайского торгового баланса впервые достигло 9 млрд долл. При этом если доля экспорта российской машиностроительной продукции еще недавно превышала 25%, а сырья - 5%, то в 2008 году только 1,5% экспорта стало принадлежать машиностроению, а 2/3 - сырью[10].

Эти изменения сопровождаются и геополитическими изменениями. Прежде всего, в соотношении сил в мире.

В 2009 г. США впервые более чем за 100 лет утратят роль крупнейшей в мире промышленной державы. К таким выводам пришла американская консалтинговая компания Global Insight. В исследовании она оценила промышленный потенциал стран не по объемам продаж промышленных компаний, а по созданной ими добавочной стоимости: из выручки вычитаются расходы предприятий.

Место США займет Китай. Его компании произведут 17% мировой промышленной продукции, а американские - только 16%. По оценкам Global Insight, к этому моменту добавочная стоимость мировой промышленности будет "весить" $11,783 трлн

В этом году доля США в мировом производстве составит 16,9%, а Китая - 15%. Еще в прошлом году экономисты Global Insight прогнозировали, что Китай вырвется в промышленные лидеры только в 2013 г., но расчеты были скорректированы из-за кризиса в американской экономике. По данным опроса экономистов, проведенного Bloomberg, во втором полугодии 2008 г. ВВП США вырастет в годовом выражении лишь на 0,7%, безработица к декабрю 2008 г. достигла 6%[11].

Таким образом, соотношение сил в мире стремительно меняется. Быстрее, чем самые смелые предположения. Каким оно будет через 10-12 лет можно уже сейчас догадываться, опираясь на прогнозы. Но каким мы хотим его видеть, какое место должна занимать Россия зависит уже не от экономической экстраполяции, а от воли и таланта граждан России и ее правящей элиты.

Это, конечно же, понимают в правительстве. Полагаю, что 2007 год стал рубежным в осознании необходимости именно качественного развития. К 2008 году дело дошло до принятия конкретных решений и постановки конкретных задач. Так, на одном из заседаний правительства в январе 2008 года была сформулирована цель достигнуть к 2015 году 3% мировой доли наукоемкой продукции (т.е. примерно доли ВВП России в мире в 2015 году), что означает приблизительно десятикратный рост[12]. Напомню, что последние годы (2005-2010 гг.) доля России составляет 0,3-0,5% от мировой.

Как признается в новом (август 2008 г.) варианте концепции социально-экономического развития, "это предъявляет высокие требования к темпам и качеству роста российской экономики, необходимым для увеличения ее экономического веса в мире, обеспечения регионального лидерства и сокращения отставания от развитых стран;

- превращение Китая и Индии в основные локомотивы мирового экономического роста, появление новых мировых центров экономического развития в Азии и Латинской Америке;

- преодоление энергетических барьеров роста за счет повышения энергоэффективности и расширения использования альтернативных видов энергии при сохранении тенденции к удорожанию энергоносителей;

- усиление ограничений роста, связанных с экологическими факторами, дефицитом пресной воды и изменением климата, что создает дополнительные возможности для России с ее огромными запасами пресной воды и экологически благополучных территорий;

- сохранение и, вероятно, усиление дисбалансов в области мировой торговли, движении капиталов, что будет способствовать изменению курсов мировых валют и перестройке институтов мировой экономики (мирового экономического порядка);

- старение населения в развитых странах на фоне быстрого роста населения в развивающихся странах будет интенсифицировать мировые миграционные процессы и увеличивать нагрузку на социальные системы развитых стран.

Предстоящий период характеризуется структурной перестройкой мирового хозяйства, связанной с изменением баланса между ее экономическими центрами, возрастанием роли региональных экономических союзов. Дальнейшее развитие мировой экономики будет определяться балансом между сложившейся тенденцией поступательной глобализации мировой экономики и тенденциями регионализации, как реакцией на рост напряженности между мировыми центрами силы ...>>[13].

Таким образом, десятикратный рост эффективности (т.е. на 10 000%!) равнозначен удвоению ВВП (100%). Напрашивается вывод о том, что каждый процент прироста ВВП должен сопровождаться десятикратным ростом эффективности ее экономики и институтов. Понятна разная масштабность этих задач. Так, если прирост ВВП в 2008 году составилт 8%, т.е. на 1% больше, чем в 2007 году, то для сохранения пропорций эффективность развития составила более 80% только за один год. А эта эффективность измерялась энергосберегающими технологиями, например, и наукоемкими вообще.

Таким образом, в 2008 году часть российской элиты осознала необходимость качественного роста и развития, и вышла на постановку конкретных задач и принятие конкретных решений, создание механизмов их реализации. Но в отсутствии идеологии и стратегии масштаб этих задач, очевидно, остался недооцененным. Сохранились прежние, инерционные макроэкономические мотивы, которые сдерживают темпы развития, ведь обоснования именно предлагаемых задач до сих пор нет.

В XXI веке экономическое развитие должно в обязательном порядке сопровождаться развитием общества, его институтов, повышением эффективности госуправления (которое в идеале должно наконец-то выйти на местный уровень) и, главное, развитием духовно-нравственным и культурным. Причем развитие социального потенциала и НЧП в целом, должно идти опережающими темпами.

Отставание в этих областях, безусловно, сдерживает не только экономическое развитие, но даже простой экономический рост. Взаимосвязь между этими сферами стала очевидной для российской политической элиты еще в 2007 году, но примечательно, что именно эта взаимосвязь была политически озвучена кандидатом в президенты Д. Медведевым в начале февраля 2008 года[14]. Очевиден начавшийся перелом в сознании большинства представителей российской элиты, хотя можно согласиться с Е.Федоровым, который считает, что трудно прогнозировать, когда завершится (этот) перелом сознания большинства" [15]... К 2011 году этого не произошло.

Таким образом, ускоренное (опережающее) развитие - это именно развитие, а не рост, которое охватывает не только экономическую область, но и сферы общественной, культурной и духовной жизни общества, а также совершенствование государственных институтов, эффективность управления.

Если, как мы видим, в 2007-2010 годах российская элита сосредоточила свое внимание именно на экономическом росте (что уже выгодно отличает ее от отношения элиты 90-х годов и начала десятилетия), то элементы экономического и особенно общественного долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года, разработанные МЭРом к июлю 2008 года, отражали именно такой, экстенсивный подход, который сохранился в принципе и позже, вплоть до 2011 года, когда В. Путин дал указание "корректировать" эту Концепцию.

С одной стороны, хорошо уже, что такая Концепция имела долгосрочный характер (рассчитана на 13 лет) и вполне амбициозна. Но, с другой стороны, это именно концепция роста, где элементы развития представлены весьма скромно: рост инновационного сектора ВВП с 10,5% в 2006 году до 18,1% в 2020 году, а доля высокотехнологической продукции - 10%. При этом доля России в мировом ВВП вырастет с 2,6% до 3% в 2015 и 3,4% - в 2020 году (Китая - 23,5%, США - 15,5%, Индии - 9,4%). Из этих сопоставлений видно, что экстенсивно, количественно мы будем продолжать отставать от наиболее динамично развивающихся стран, медленно "вползая" в группу развитых государств.

Между тем сложилась более совершенная система индикаторов[16].

Социально-экономические параметры. Источником данных по представленным ниже переменным является база данных Всемирного банка "World Development Indicators"[17], в которой в настоящее время насчитывается с 1960 г. более 900 индикаторов, характеризующих различные аспекты социально-экономического развития большинства стран мира.

Параметры, которые предполагается использовать для проведения исследования, могут быть разделены на пять групп (в логике классификации индикаторов, которой придерживаются создатели базы данных "World Development Indicators") - инфраструктура, наука и технологии, образование и здравоохранение, экономическая политика и внешний долг, государственные расходы, население. Важно отметить, что список используемых параметров является открытым, т.е. предполагается его дополнять или сокращать по мере необходимости.

Параметры, описывающие состояние инфраструктуры, призваны дать общую характеристику развития инфраструктуры, свойственной как индустриальному (например, дорожная сеть), так и постиндустриальному укладу. Они включают следующие параметры: (1) пользователи сети Интернет на 100 человек населения (Internet users per 100 people); (2) подписчики мобильной и фиксированной телефонной связи на 100 человек населения (Mobile and fixed line telephone subscribers per 100 people); (3) телефонные линии на 100 человек населения (Telephone lines per 100 people); (4) персональные компьютеры на 100 человек населения (Personal computers per 100 people); (5) расходы на информационные и коммуникационные технологии в долларах США по текущему курсу (Information and communication technology expenditure, current US$); (6) расходы на информационные и коммуникационные технологии в процентах ВВП (Information and communication technology expenditure, % of GDP); (7) потребление электричества на душу населения в кВт/ч (Electric power consumption, kWh per capita); (8) плотность дорог в км дорог на 1 кв. км сухопутной территории (Road density, km of road per sq. Km of land area); (9) дороги с покрытием в процентах от общей протяженности дорог (Roads, paved, % of total roads); (10) общая протяженность дорожной сети в км (Roads, total network, km); (11) общая протяженность железнодорожных путей (Rail lines, total route-km).

Параметры, описывающие развитие сферы науки и технологии, включают в себя (1) расходы на НИОКР в процентах ВВП (RD expenditures, percent GDP); (2) исследователи в сфере НИОКР на 1 млн человек населения (Researchers in RD per million people); (3) технические работники в сфере НИОКР на 1 млн человек (Technicians in RD per million people); (4) заявки на патенты, поданные нерезидентами (Patent applications, nonresidents); (5) заявки на патенты, поданные резидентами (Patent applications, residents). Следует обратить особое внимание на два последних параметра. Патенты (точнее, заявки на их получение) указывают, насколько интенсивно страна втянута в процессы НТР: патенты защищают интеллектуальную собственность, свидетельствуя об условиях развития страны. Большое число патентов резидентов говорит о благоприятных условиях для проведения научных изысканий и благоприятной экономической конъюнктуре. Преобладание заявок на патенты, поданных нерезидентами, говорит о том, что страна является по сути реципиентом экономических, технологических и научных достижений, будучи неспособной создать соответствующие условия для резидентов. Более подробное обоснование использования данных параметров (применительно к ограниченному числу стран) содержится в Разделе 2 "Группа быстроразвивающихся государств в структуре базы знаний "Мировая динамика и процессы развития". Однако отметим, что параметры, которым уделяется повышенное внимание при анализе данных второго уровня базы знаний, будут использованы для исследования более широкого круга государств и могут дать лучшее понимание процессов развития в мире.

Параметры, описывающие развития сфер образования и здравоохранения, включают в себя (1) общий размер государственных расходов на образование в процентах ВВП (Public spending on education, total, % of GDP); (2) общий размер государственных расходов на образование в процентах от общих расходов правительства (Public spending on education, total, % of government expenditure); (3) общий размер государственных расходов на здравоохранение в процентах ВВП (Health expenditure, public, % of GDP); (4) общий размер государственных расходов на образование в процентах от общих расходов правительства (Health expenditure, public, % of government expenditure).

Данные параметры характеризуют (довольно условно) уровень развития не только собственно сфер образования и здравоохранения, но и уровень развития человеческого потенциала. Ограничения, присущие данным параметрам, вызваны тем, что они не учитывают размер населения страны, а также распределение расходов на образование и здравоохранение по разным социальным слоям.

Вместе с тем интересно сопоставить эти параметры, например, с ситуацией в финансировании государством образования в России.

Объем бюджетных ассигнований федерального бюджета
на реализацию расходных обязательств по разделу
"Образование" представлен в таблице:[18]



С 1 сентября 2011 г. предусмотрена индексация стипендиального фонда обучающихся в образовательных учреждениях на 6,5%. Объем бюджетных ассигнований на выплаты стипендий составит в 2011 году 42,1 млрд рублей, в 2012-2013 годах - 43,9 млрд рублей ежегодно. Прорабатывается вопрос об индексации стипендиального фонда обучающихся в образовательных учреждениях на 9%.

Учитывая значимость подготовки высококвалифицированных специалистов с высшим профессиональным образованием для экономики страны, в 2011-2013 годах предусматривается продолжение начатой в 2010 году ежегодной дополнительной поддержки ведущих российских университетов в сумме 30,0 млрд рублей, за счет которых предполагается осуществить поддержку инновационно активных вузов.

Подобное сопоставление интересно и в научной области

Объем средств федерального бюджета
на науку гражданского назначения[19]



В целом институты развития науки и инновации финансируются весьма скромно, а их масштабы совершенно не соответствуют потребностям страны, хотя заметна и положительная динамика, о которой рапортует Минобрнауки: "Одним из эффективных инструментов реализации государственной научно-технической политики остаются федеральные целевые программы, которые реализуют полную инновационную цепочку: от ориентированных поисково-прикладных исследований через разработку технологий к коммерциализации инновационной продукции, включая формирование необходимой научной и инновационной инфраструктуры. ФЦП направлены на проведение прорывных прикладных исследований и коммерциализацию их результатов.

Важнейшей из них, координируемой Минобрнауки России, является программа "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 годы" (далее - ФЦП Исследования). В 2010 году объем бюджетного финансирования НИОКР по ФЦП Исследования составил 6,62 млрд рублей, выполнялось 490 контрактов, было привлечено средств внебюджетных источников в объеме более 3,5 млрд рублей.

По итогам реализации программы в 2010 году по ряду важнейших показателей программные значения существенно превышены:

- объем дополнительного производства новой и усовершенствованной высокотехнологичной продукции за счет коммерциализации созданных передовых технологий составил 38,4 млрд рублей при плане в 23-24 млрд рублей;

- дополнительный объем экспорта высокотехнологичной продукции соответственно 7,8 млрд рублей против плановых 2-3,5 млрд рублей;

- количество разработанных конкурентоспособных технологий, предназначенных для коммерциализации соответственно 43 единицы против 20-21, предусмотренных программой"[20].


________________

[1] Злобин Н. Золотой закон выборов // Российская газета. 2011. 18 мая. С. 3.

[2] Виноградов А. Субъектность поневоле // Независимая газета. НГ-сценарии. 2011. 22 марта. С. 14.

[3] Global Competitiveness Report 2010-2011, World Economic Forum, 2010, Geneva, Switzevlaud 2010. P. 11.

[4] Global Competitiveness Report 2010-2011, World Economic Forum, 2010, Geneva, Switzevlaud 2010. P. 11.

[5] Фрейнкман Л. Недогоняющее развитие // Ведомости. 2008. 4 февраля. А4.

[6] Шаповалов А. Минэкономика пишет планы свободным стилем // Коммерсант. 2008. 6 августа. С. 2.

[7] Основные параметры прогноза .... С. 35.

[8] Основные параметры прогноза .... С. 35.

[9] В два прыжка // Ведомости. 2008. 6 августа. С. 1.

[10] Наумов И. Сальдо ушло в минус // Независимая газета. 2008. 28 января. С. 6.

[11] Марч Питер. Снова первый // Ведомости. 2008. 13 августа. С. А03.

[12] Новикова Л. Правительство готовит нанопрорыв // РБК daily, 2008. 17 января. С. 2.

[13] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: 2008. Август. МЭР, С. 9.

[14] Стратегия развития // Красная Звезда. 2008. 24 января. С. 3.

[15] Федоров Е. Вне конкуренции // Стратегия России. 2007. N 12. С. 14.

[16] Динамика мирового политического развития и проблемы глобальной конкурентоспособности России. Отчет о НИР. Т. 1, этап 2., МГИМО(У). 2010.

[17] World Development Indicators (WDI) // World Bank, 2010. http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators

[18] Об итогах деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации за 2010 года и задачах на 2011 г. 20 марта 2011 г. С. 7. http://mon.gov.ru/press/news/8343/

[19] Об итогах деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации за 2010 года и задачах на 2011 г. 20 марта 2011 г. С. 7. http://mon.gov.ru/press/news/8343/

[20] Об итогах деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации за 2010 года и задачах на 2011 г. С. 7, 20 марта 2011 г. / http://mon.gov.ru/press/news/8343/.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

11.10.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 643693
Перв. публик.: 11.10.11
Последн. ред.: 12.10.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Злобин Николай Васильевич
  • Виноградов Андрей Владимирович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``