Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Единая социальная модель в Европе и её отсутствие в России
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Единая социальная модель в Европе и её отсутствие в России
...Самой главной проблемой станет
системная интеграция идеологии,
экономики и безопасности[1].

В. Васильев


Главным препятствием на пути продвижения
России к экономике знаний выступает
нынешняя идеология реформ и существующие
механизмы ее реализации[2].

Д. Львов,
академик

Будущая экономика любой страны будет
измеряться количеством и качеством
человеческого капитала.

А. Подберезкин


Это замечание относительно либеральной идеологии и механизмов ее реализации покойного академика Д. Львова, на мой взгляд, очень точно отражает ситуацию как в понимании правящей российской элиты в 1990-2010 годы идеологии реформ, так и в 2007-2011 годы, - когда основной проблемой формирования стратегии оставалась проблема недооценки социального потенциала и его институтов.

Вообще говоря, правящая элита продолжала все эти годы игнорировать НЧП и его институты, а, в конечном счете, интересы человека. Акцент был сделан на макроэкономические показатели, даже когда Россия вышла из глубокого кризиса к 2007 году. Это - трагическая ошибка, ведь была реальная возможность изменить вектор развития.

Не удалось. Более того, внутриполитическая стабилизация и рост ВВП создали иллюзию того, что страна, ее экономика, вышли из кризиса благодаря "мудрости" финансово-либеральных властей, а не внешним обстоятельствам. А раз так, то и следует продолжать эту логику развития, добавив амбициозности и ресурсов. Инерция предыдущих лет продолжалась и в "тучные годы" с той лишь разницей, что можно было меньше оглядываться на дестабилизирующие факторы. Возникла эйфория "избыток кислорода", когда случайно появившиеся ресурсы позволяют меньше думать об эффективности их использования.

Эта эйфория отразилась с неизбежностью и на социально-политической стратегии, точнее, ее полного отсутствия, когда, казалось, можно все "отстроить" благодаря наличию административного и финансового ресурса и благоприятным внешним условиям. Поиск идеологических, политических и социальных моделей был признан ненужным, даже вредным. Социальная политика превратилась в политику подачек, да и сама политика сконцентрировалась в одном лице - на В. Путине.

В это самое время в Европе сформировалась единая социальная модель (ЕСМ), которая, при всех национальных различиях, опиралась на бесспорные принципы[3]:

- социальной справедливости;

- социальной безопасности;

- социального сплочения;

- конкурентоспособной экономики;

- благоприятной экологии.

Идеология реформ стала вырисовываться более отчетливо после послания президента В. Путина 2007 года. Речь шла уже не только о росте и "удвоении" ВВП, но и модернизации всей экономики. Политически, публично она была озвучена в 2007 году. Становилось все яснее, что реанимация экономики России в количественных показателях давала не только новые возможности, но и требовала внятного понимания того, как эти возможности использовать. Проявлением этой дискуссии стала, например, статья Д. Медведева в газете "Коммерсант" в феврале 2007 года, где он сказал о том, что "Россия стала другой страной". "Другой" - в том смысле, что основные проблемы внутриполитической стабилизации и восстановления разрушенной экономики, освобождения от внешней зависимости, были решены.

Но вот какой страной она должна стать после 2007 года - ни В. Путиным, ни Д. Медведевым сказано не было. Не сказано было и позже, если, конечно же, не брать в расчет тезис о "стране, комфортной для проживания". Осознание этого понимания в правящей элите так и не произошло вплоть до 2011 года, даже несмотря на чередующиеся провалы различных концепций модернизаций, инноваций и т.п. Складывается впечатление, что правящая элита боится называть вещи своими именами, придавая понятию "социальное государство" порочно абстрактной характер. Между тем это понятие политически совершено конкретно.

Сегодня элите надо сказать, прежде всего, о том, что Россия не формально (по Конституции), а реально должна быть социально-ориентированной страной[4], где приоритеты развития человека становятся главными политическими и экономическими приоритетами. Конкретного человека и его возможностей, а кроме того, ежедневно, ежечастно решать множество частных проблем для этого. Как, например, в Израиле, где один из блоггеров очень точно подметил социальную суть общества и государства, выраженную в сугубой конкретике социальной модели государства и общества.

"Социальная система практически пронизывает всё израильское общество", - пишет этот блоггер.

В этой связи, может быть, взять за основу израильскую социальную модель нашими либералами, если они не могут (или, все-таки, не хотят) разработать свою?

Возникает и другой вопрос: почему в государстве, окруженном враждебными соседями и фактически находящемся в постоянном состоянии войны, есть социальная модель общества, а у нас нет?

Почему в государстве, где нет природных ресурсов (кроме солнечной энергии), существуют не придуманные искусственные, а реальные зарплаты, пенсии, пособия, жилье, а у нас нет?

Можно задать множество других вопросов, но ответ в конечном итоге будет один: в Израиле есть нация, национальная правящая элита, понимающая национальные интересы, а не обкрадывающая свой народ.

Отнюдь не случайно и то, что именно в Израиле существует одна из самых эффективных национальных инновационных систем, созданная на пустом месте, во враждебном окружении и при минимуме ресурсов[5]. Именно создание условий для приезда в Израиль высококвалифицированных специалистов из других стран сделало возможным это техническое чудо.

В России после кризиса 2008-2011 годов, очевидно, усилились негативные социальные тенденции, отмеченные социологами, которые большую часть граждан поместили, условно говоря, в социальное гетто - зону депривации. "У таких людей, - отмечает Е. Петренко, - отсутствуют и солидарность, и ответственность, и надежда как-то выйти из тяжелой жизненной ситуации". По мнению Е. Петренко, это свидетельствует о том, что трудности стимулируют гражданское мировоззрение. Социальное гетто, объясняет эксперт, - это люди, "которые сами ничего не могут сделать, ни на кого не могут рассчитывать, ни на что не надеются. Это наиболее бедные слои населения: пенсионеры, жители малых городов и сел"[6].

В последние годы, развернулась, по сути, скрытая от глаз идеологическая борьба. Но уже не власти и оппозиции, а внутри самой власти по вопросу о том, какой будет новая идеология опережающего развития государства, нации и человека в России. В основном между двумя группами либеральной элиты. В том числе и по вопросу о будущей социальной модели государства. Эта борьба особенно наглядно проявилась в 2008-2011 годы, когда Д. Медведев заявил о политике модернизации и инновациях[7]. Толчок в очередной раз дискуссии дало признание В. Путиным провала "Стратегия-2020" в конце 2010 года. В феврале 2011 года выступление министра финансов А. Кудрина поставило под сомнение необходимость финансирования социальных программ за счет дефицита бюджета, что вызвало новую волну дискуссии[8].

Можно констатировать, что дискуссии о путях развития 2007-2010 годов проходили в рамках прежней макроэкономической парадигмы, когда все внимание было сконцентрировано на деталях, а не на принципиальных положениях стратегии. По-прежнему во главу угла ставилось сохранение макроэкономической стабильности, сокращение инфляции и привлечение инвестиций, хотя ни первого, ни второго, ни третьего после кризиса добиться не удалось. Критика "Стратегия-2020" стала острой, но преимущественно в рамках все той же либеральной традиции.

Не удалось добиться сколько-нибудь значимых результатов даже в понимании нарастающих социальных проблем. Таких, например, как пенсионная реформа, о которой много говорили, но сделать так ничего и не удалось. Между тем проблема пенсий во многом - отражение принципиально новой политической, социальной, демографической и экономической ситуации, возникшей в мире в XXI веке. Решить эту проблему простым увеличением пенсионных отчислений или пенсионного возраста невозможно. Те меры, которые предлагались либералами, должного эффекта не дали. Даже наоборот, ухудшили ситуацию.

А между тем не только за рубежом, но и в России происходили серьезные политические события, которые говорили о том, что социальные потрясения и даже революции отнюдь не только наша история, но и возможное будущее. Так, в своей "прощальной речи" 18 мая 2011 года С. Миронов откровенно заявил о том, что "лимит на революции не исчерпан"[9]. Росло социальное расслоение, недовольство элитой; накапливались нерешенные, в т.ч. этнические проблемы. Кризис в арабском мире, похоже, ничему не научил российскую элиту. И прежде всего тому, что растущий средний класс, не получая возможностей для самореализации, превращается из элемента стабильности в главный двигатель революции. Именно революция дает ему ощущение "неограниченной творческой свободы"[10], которой ему не хватает в России в начале XXI века.

Неизбежно и возвращение к проблеме качественного скачка в развитии России, которая имеет для нее особенное значение, учитывая многолетнее отставание. И здесь возникают концептуальные разногласия. Прежде всего между сторонниками "эволюционного", "естественного", "устойчивого" и пр. развития, когда стабильность во многом обеспечена замедлением темпов развития, и сторонниками "скачка" в развитии, к которым отношу себя я[11].

Эти нарастающие проблемы имели не только концептуально-идеологический, но и вполне конкретный характер. В частности, например, в пенсионной системе страны. Как отмечал эксперт В. Роик, объективно изменившаяся демографическая, экономическая и социальная ситуации породили системные проблемы для существующих пенсионных институтов, которые требуют полного изменения их архитектуры и даже самой матрицы социальных экономических отношений в обществе[12].

При этом я исхожу из того простого понимания, что мир уже находится на этапе "фазового перехода" от одного качественного состояния к другому и Россия может "выпасть" из этого процесса только на время, из-за сознательной позиции, вызванной корыстью или глупости элиты. Нам нужен скачок, чтобы не столько вырваться вперед, сколько догнать других, как говорит А. Виноградов, "срезать угол", не повторяя уже пройденный другими путь"[13].

Дискуссии о модернизации и стратегии социально-экономического развития России будет неизбежно обостряться. И не только потому, что В. Путин инициировал создание 21 рабочей группы и предложил широкое публичное обсуждение "Стратегии-2020", но и потому, что принципиальные проблемы провалившейся "Стратегии-2020" оказались не решенными. И вряд ли будут решены потому, что:

- цели и задачи такой Стратегии были признаны В. Путиным "правильными" и не будут пересмотрены, хотя они и оказались проваленными в 2001-2010 годах;

- люди, которые будут готовить очередную стратегию, представляют собой ту же группу экспертов - либералов, которые стояли у истоков реформ 90-х годов и продолжали их в 2000-2011 годы.

И первое, и второе препятствие можно разрешить только в рамках смены идеологической и политической парадигмы и замены хотя бы части правящей элиты страны, т.е. смены политического курса и правящей элиты. Понимание этого постепенно стало формироваться в российском обществе, Что, естественно, отразилось в дискуссиях 2011 года, которые проявили озабоченность сторонников либеральной традиции возможным ходом развития событий в стране.

"Идею качества человеческого потенциала как главной характеристики состояния народа в свое время сформулировал Питирим Сорокин, оценивая потери населения во время Первой мировой войны и революции. Несмотря на гигантские количественные утраты, отмечал он, составившие 21 млн чел. за 1914-1921 гг., главное все-таки - качественный урон; концепция развития человеческого потенциала шире модели экономического развития. "Судьба любого общества зависит прежде всего от свойств его членов", - пишет далее исследователь. "Внимательное изучение явлений расцвета и гибели целых народов показывает, что одной из основных причин их было именно резкое качественное изменение состава их населения в ту или другую сторону". По оценкам Питирима Сорокина, только одаренность российских предков позволила создать "Могучее государство и ряд великих общечеловеческих ценностей"[14].


_______________

[1] Простые постулаты будущего. 2008. 21 февраля. http://www.intelros.ru/readroom/ polit_mag

[2] Львов Д.С. Миссия России (гражданский манифест). http://www.inesnet.ru/ publishing. М.: 2006. С. 53.

[3] Социальная Европа в XXI веке / под ред. М.В.Каргаловой М.: Весь мир, 2011. С. 176.

[4] См. подробнее: Подберезкин А. Социальный потенциал и стратегия долгосрочного развития России // Вестник МГИМО(У). 2011. N 2 (17). С. 7-25.

[5] См. подробнее: История создания инновационной системы в Израиле. В докладе: Ярославский план 10-15-20. "Дорожная карта" строительство инновационной экономики: лучшая международная практика и уроки для России // The New York Academy of Science. 2010. August, 20. P. 6-22.

[6] Денисов А. Россияне живут в социальных гетто // Независимая газета. 2011. 6 апреля. С. 3.

[7] Начало дискуссии было положено еще в 2005-2006 годах. В те годы, в том числе и я, выступил с коллегами с объемной работой по данной теме. См.: Карпенко М. и др. Приоритетные национальные проекты и новая идеология. М.: СГА, т. 1, т. 2, 2006 г. В частности в т. 2 мною была подготовлена глава "Национальные проекты и новое общество".

[8] Так, А. Кудрин заявил, что "...мир, и Россия в том числе, сползает к разрушительной предкризисной модели". Арсюхин Е. Суровая правда А. Кудрина // Известия. 2011. 21 февраля.

[9] Борисов Д. Разгром на Неве // Независимая газета. 2011. 19 мая. С. 3.

[10] Баталов Э.Я. Революция. Бунт. Переворот // Независимая газета. 2011. 22 марта. С. 15.

[11] Интересно, что даже Д. Медведев на своей пресс-конференции в качестве президента страны 18 мая 2011 года говорил о "разных подходах", существующих у него и В. Путина, - эволюционном и более динамичном. (Я не оторвался от земли. Президент Дмитрий Медведев ответил на вопросы журналистов // Российская газета. 2011. 19 мая. С. 2.).

[12] Роик В. Матрица достойной пенсии // Независимая газета. 2011. 13 мая. С. 3.

[13] Виноградов А. Субъектность поневоле // Независимая газета, НГ-сценарии. 2011. 22 марта. С. 14.

[14] Римашевская Н.М. Качество человеческого потенциала в современной России. [Эл. ресурс]. URL:http://spkurdyumov.narod.ru/Rimash1.htm


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

05.10.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 643565
Перв. публик.: 05.10.11
Последн. ред.: 06.10.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Львов Дмитрий Семенович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``