Ространснадзор начал внеплановую проверку пяти авиакомпаний
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Развитие институтов социального потенциала является сегодня и единственным способом создания механизмов модернизации материальных активов и эффективного использования природных ресурсов...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Развитие институтов социального потенциала является сегодня и единственным способом создания механизмов модернизации материальных активов и эффективного использования природных ресурсов...
Институты социального потенциала - главный инструмент
реализации стратегии национального развития

Проблем не надо бояться, их надо решать.
Решение проблемы - это устранение
разрыва между желаемым и реально
существующим[1].

А. Кокошин,
академик РАН
    

Вместо того чтобы предъявлять спрос
на демократические институты, средний класс...
предъявляет спрос на стабильность исполнительной
власти, чтобы не потерять то, что имеет[2].

А. Аузан



Понятно, что только количественная характеристика НЧП далеко не исчерпывает возможности опережающего развития. Важна еще и качественная. Прежде всего, необходимо выделить отдельно такую важную часть национального человеческого капитала, как социальный капитал общества и его институты. В современной литературе, а тем более политической жизни до сих пор нет четких различий между понятиями "человеческий капитал (и потенциал)" и "социальный капитал (и потенциал)"[3]. Между тем эта разница не просто существует, но она очень существенна. И ее важно понимать прежде всего для того, чтобы полно использовать весь ресурс социального потенциала и его институтов в интересах национального развития. На мой взгляд, на упрощенном рисунке это можно изобразить следующим образом во взаимосвязи с другими элементами национального богатства[4]:

Понятно, что при разработке "Стратегия-2020" логично было бы сделать ставку на развитие прежде всего той части национального богатства, которая занимает наибольший удельный вес (НЧП), а не на ту, которая относительно невелика (материальные активы), ведь темпы национального развития зависят от развития относительно большей части национального богатства. Но именно это и не предусматривается в "Стратегия-2020", да и во всей риторике правящей элиты. Говорится, например, что "на территории России должна действовать вся технологическая и промышленная цепочка - от проведения исследовательских и конструкторских работ до изготовления комплектующих и крупносерийного выпуска конечной продукции" (В. Путин. Съезд машиностроителей, май 2011 г.), а на деле доля импортных электронных компонентов в космических аппаратах составляет от 27 до 46%. Пока что все усилия уходят в свисток, то есть в слова. В лучшем случае - в архитектурные изыски"[5]. И, действительно, строят много - университет на основе Русский, Сколково, др. объемы, объемы строительства которых составляют сотни тысяч квадратных метров. Но все это практически не имеет отношения ни к развитию и созданию институтов социального потенциала, ни НЧП в целом.

Кроме того, НЧП развивается быстрее, чем две другие составляющие национальное богатство, а, главное, сам по себе является фундаментом их развития. Для того, чтобы, например, построить АЭС, либо крупный завод, требуются десятилетия. Чтобы использовать имеющийся научно-образовательный потенциал, достаточно просто хотеть и развивать институты социального потенциала - академии, университеты, общества, союзы и т.д., а не душить их административно, морально и финансово. Что зачем-то делается много лет в России.

Наконец, НЧП определяет качество (а не только численность) нации, ее идентичность и суверенитет государства. Эти три характеристики крайне важны. В условиях глобализации это обстоятельство особенно важно, ибо только национальные ценности и качество нации становятся реальным идеологическим средством в развернувшейся политико-идеологической и цивилизационной борьбе. Этого аспекта правящая элита и ее эксперты сегодня не видят. Или не хотят видеть, нанося серьезный ущерб нации и суверенитету государства. Уничтожая и разрушая институты социального потенциала, уничтожаются идентичность, суверенитет и снижается качество нации. Достаточно, например, "прикрыть" драматические и балетные коллективы, существующие 300 лет, чтобы нанести непоправимый ущерб НЧП.

Очень важно и то, обстоятельство, что в качестве ресурса развития НЧП является наиболее перспективным ресурсом, способным обеспечить максимально высокие темпы развития и роста. В том числе и ВВП - странового и душевого. Ведь развитие населения - физическое, умственное, нравственное - служит основой производительности труда, от которой зависит создание материального богатства; в свою очередь главное значение материального богатства, если оно разумно используется, заключается в том, что оно увеличивает здоровье и силу рода человеческого[6].

Конечно, эта вышеприведенная схема не отражает всей полноты и сложности двух важнейших составляющих национального человеческого потенциала (а тем более - капитала) и всего национального богатства в целом.

Так, видно, например, что существует явная взаимосвязь как между отдельными частями НЧП - личностной и социальной, - так и взаимовлияние между ними. Развитие национальных, социальных и других институтов оказывает сильнейшее положительное влияние на потенциал личности (например, университет, научная хорошая школа, спортивная секция, музей и пр.). И наоборот.

Но развитие институтов социального потенциала является сегодня и единственным способом создания механизмов модернизации материальных активов и эффективного использования природных ресурсов. Провал инновационных идей объясняется не только разрывом между властью и обществом, не только плохими экономическими условиями и отсутствием институтов социального потенциала, которые были бы механизмом реализации инновационных программ. Строительство Сколково или Университета на острове Русский - это сотни тысяч кубометров бетона, а не институты. Об "освоении" бюджетных средств с удовольствием получается прибыль, но дальше пока дело не идет.

Особенно важное значение имеет создание национальной инновационной системы (НИС), которая обеспечивает быстрое внедрение полученных результатов научных исследований и инноваций в экономику и общественную жизнь. Что немаловажно - в относительно короткие сроки. Это прежде всего институты социального потенциала, а не бетон. Опыт ряда стран (США, Финляндии, Израиля, Тайваня и др.) показывает, что создание НИС является главным условием для разработки и внедрения инноваций. НИС является, кроме того, и основным механизмом роста экономики страны. Например, в США именно благодаря НИС ВВП страны вырос с 1 трлн долл. в 1960 году до почти 15 трлн долл. - в 2008 г.[7]


И заслуга в этом институтов социального потенциала. Прежде всего НИС, которым государство дало соответствующие финансовые и административные ресурсы.

Предлагаемая на рисунке схема национального богатства и роли НЧП, включая институты социального потенциала, трактует это влияние весьма упрощения. Вместе с тем даже из неё видно, что социальный потенциал является не только системой ценностей нации и общества, но и его важнейшим организационным и мобилизационным ресурсом, без которого эффективность реализации НЧП (т.е. превращения его в НЧК) весьма низкая. Приведу пример не из научной области. Так, потенциал духовности отдельной личности (тем более таких титанов, как, например, С. Саровский) имеет огромное значение, но потенциал духовности, объединенный в РПЦ, всех русских святых - просто неизмерим. Реализованная часть этого духовного потенциала через институт РПЦ, общины, сообщества может быть значительно большей, чем, если бы не было этих социальных институтов.

Сегодня, к сожалению, этот потенциал вообще не учитывается. В том числе и при разработке "Стратегии-2020".

Очевидно, что при разработке "Стратегия-2020" необходимо уделить специальное внимание стимулированию развития старых и новых институтов социального потенциала нации.

Чем лучше развит социальный потенциал, тем больше его доля в НЧП, тем больше национальное богатство страны, тем быстрее развитие нации. Поэтому общественные, политические, корпоративные, профсоюзные, духовные, научные, образовательные и др. институты, через которые реализуется социальный потенциал, имеют огромную самостоятельную ценность. Их уничтожение, деформация, снижение их роли имеют крайне негативное последствие для нации и общества. Так, распад Союза писателей или Союза художников, ослабление РАН, Академии образования и др. институтов, реализующих социальный потенциал, наносит большой ущерб национальному человеческому капиталу и в конечном итоге несет не только идеологический, но и материальный ущерб всему национальному богатству страны, всей нации.

Сегодня Россия пока что сохраняет остатки социального потенциала, созданного СССР, так и новых его форм, что видно из данных Минюста[8], иллюстрирующих, к сожалению, лишь количественное состояние такого потенциала[9].

Число общественных объединений и организаций,
зарегистрированных в Российской Федерации,
на 1 января 2010 г.[10]



Стоит напомнить в этой связи, что в развитых странах развитие НЧП финансируется и управляется преимущественно общественными институтами, а масштабы такого финансирования только религиозных НКО измеряются, например, в США сотнями миллиардов долларов. Эти негосударственные национальные институты, как правило, работают значительно эффективнее, чем государственные.

Государство, как институт, созданный нацией и обществом, прямо заинтересовано в развитии социального потенциала и его институтов. Его прямая обязанность, как минимум, - создать благоприятные условия для их развития. Так, например, объем эндаументов в американских университетах (например, Гарварде) достигает десятков миллиардов долларов, а доля в бюджетах университетов достигает 30%. В России - самый крупный эндаумент у МГИМО(У) - 30 млн долл., т.е. в сотни раз (!) меньше. Но даже такой скромный фонд позволяет снимать социальную напряженность и помогает в работе университета. В этом смысле инициатива Д. Медведева - одна из немногих, давшая конкретный положительный результат.

Особое значение для нации и государства в эпоху глобализации имеет развитие институтов социального потенциала в области духовности, нравственности, культуры. Многие современные проблемы, например, международный терроризм, коррупция являются в реальности следствием идеологической и религиозной борьбы, усиление которой произошло в последние десятилетия. Соответственно решать их надо такими же средствами. И прежде всего признать, что терроризм - это идеологическая проблема. Точнее - отсутствие идеологии в России. И нравственности, и духовности. Противопоставить в решении этих проблем такие средства как военная сила, правоохранительные органы, экономические и политические меры, - бесполезно, а иногда даже вредно. Но именно сегодня шумная борьба с коррупцией в России не имеет ничего общего ни с нравственностью, ни с идеологией, хотя взаимосвязь между терроризмом и коррупцией с одной стороны, развитием и нравственностью - с другой - очевидна.

Развитие социального потенциала и его институтов становится важнейшим средством реализации социально-экономической стратегии. Причем не только в экономике и финансах (необходимость чего уже признается правящей элитой и проявляется в таких идеях, как превращение Москвы в международный финансовый центр, реализация проекта Сколково и т.д.), но и в духовно-нравственной области. Так, решение проблемы коррупции в наименьшей области, на мой взгляд, связано с усилением законодательства или правоохранительных органов, но в наибольшей мере с развитием институтов социального потенциала. В обществе (это подтверждает российская и советская история) должна быть создана атмосфера, когда коррупция становится нетерпимой, неприемлемой, наконец, "не модной". И идет эта мода, как водится, "сверху". От самой власти и элиты. Когда же общество видит откровенное пренебрежение нравственными нормами на самом верху, оно неизбежно ведет себя так же. "Каждый выживает как может" - становится нормой поведения.

Особенно важное значение имеет развитие институтов социального потенциала в таких областях как наука и техника, образование и новые технологии, которые должны сознательно формировать креативные социальные группы населения. По сути эти институты - единственный инструмент, позволяющий обществу и государству сознательно создавать творческую среду и атмосферу у нации, без которой в XXI веке не будет ни развитой экономики, ни общества.

В целом представление о существующих институтах, формирующих нравственно-духовную среду социального потенциала России, дает статистика, основанная на учете регистрации этих организаций в Минюсте страны, хотя эта статистика, конечно, не позволяет сделать анализ качества и эффективности таких институтов. Мои собственные попытки сделать такой анализ в рамках работы Комиссии при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества оказались неэффективны.

Число религиозных организаций,
зарегистрированных в Российской Федерации,
на 1 января 2010 г.[11]



Институты социального потенциала прежде всего трудовые и творческие коллективы оказывает значительное "горизонтальное" влияние на другие части национального богатства страны - материальные активы и эффективность использования природных ресурсов. Так, ослабление экологических организаций, реорганизация и сокращение штатов производственных предприятий, как правило, ведет к снижению эффективности их работы. Бесконечные распады, сокращения и реорганизации, имевшие место в прошлом и имеющее место сегодня, - ведут к ослаблению экономической эффективности в работе тех предприятий и организаций, которые занимаются освоением природных ресурсов. Так, исследования, проведенные в начале первого десятилетия, на примере Архангельской области показали, что только в 2004 году в регионе было ликвидировано 43,4% всех организаций и трудовых коллективов. Всего за 1990-2005 годы через это испытание прошло абсолютное большинство населения этой области. Причем, как правило, пользы от таких сокращений и реорганизаций мало[12].

Очевидно, что необходим консервативный, а не либеральный подход к институтам социального потенциала, который выражается, во-первых, в развитии существующих (а не в их ликвидации и бесконечных реорганизациях, которые почему-то связывают с повышением эффективности их работы) и создании новых институтов социального потенциала. В том числе и с участием и при инициативе государства. Так, выделение порядка 1 млрд рублей общественным организациям ежегодно, безусловно, правильный шаг, но крайне малозначительный. Государство и нация получили бы существенный результат, если бы масштабы этого финансирования были увеличены в 100-200 раз и распространены на научные, культурные и творческие организации, а также традиционные для России религии и конфессии.

Из предлагаемой выше таблицы также видно, что социальный потенциал находится в самой "сердцевине" взаимосвязей отдельных элементов национального богатства. Он оказывает серьезное влияние на все эти элементы. И этот же социальный потенциал может оказывать на них чрезвычайно разрушительное воздействие. Несовершенный, плохо организованный, а, тем более (что бывает не только в российской истории), превращенный в антинациональный, - такой социальный капитал может не просто нанести ущерб нации (как это было в России, когда появились в 80-х и 90-х годах тысячи антинациональных организаций), но даже и уничтожить ее. Так, процесс рыночных реформ в Архангельской области в 2004 году серьезно дестабилизировал организационную часть социального капитала области. Что видно на примере официальной статистики[13].



Как видно из этого примера, создаваемые институты (коллективы) оказываются крайне нестабильны. При таких условиях говорить о том, что они работают эффективно, просто невозможно. Предприятия создавались, продавались, обменивались и т.д. Что уж здесь говорить об инновациях...

Интересно, что так пропагандируемые нашими либералами сокращения на производстве в реальности мало что дают. По данным соответствующего Департамента США, всего 51% компаний после сокращения персонала увеличили прибыль, 49% - нет. На 20% предприятий прибыли даже упали. Положительной корреляции между сокращением численности персонала и ростом производительности труда среди оставшихся работников не обнаружено. А более 86% компаний, сокративших численность персонала, отметили понижение лояльности и трудовой морали оставшейся части работников. То есть - налицо ослабление, серьезный ущерб национальному социальному потенциалу.

За 1990-2010 годы в России наблюдался стремительный процесс развала, реорганизации и создания новых институтов, чья функция заключается в том числе в реализации социального потенциала, а, в конечном счете, всего НЧП. Эта часть российского кризиса изучена крайне мало, но даже сегодня можно признать, что ущерб нации такой "реорганизацией" - в т.ч. материальный - был нанесен колоссальный. Особенно это заметно на примере институтов социального потенциала в таких областях, как наука и образование. Так, численность научных организаций (институтов) за 2000-2009 годы сократилась более чем на 10%. Причем это произошло после фактического развала этих институтов в 90-е годы. Можно только предполагать, насколько ухудшилось их качество за этот же период.

Организации, выполняющие исследования и разработки,
по секторам деятельности[14]


Из приведенных данных видно, что провозглашенный еще в 2005 году курс на модернизацию реализовывался параллельно (!) с сокращением и деградацией институтов социального потенциала. На мой взгляд, это - одна из причин, может быть, даже главная, краха инновационной стратегии, выбранной элитой.



Как видно из диаграмм, роль государственных, коммерческих и образовательных институтов абсолютно превалирует. Что и понятно. Соответственно стратегия национального развития предполагает усиление всех трех направлений:

- государственного;

- частного;

- образовательного,

когда речь идет о развитии научной составляющей НЧП. Происходит, как ни странно, обратное: стремительное сокращение институтов социального потенциала идет, например, в образовании. Особенно в дошкольном и школьном. Исключение составили высшие учебные заведения, чья численность пока не сократилась (но планируется к сокращению), но качество стало значительно хуже.

Вот потому необходимо крайне бережно относиться сегодня к любым социальным институтам, особенно тем, которые непосредственно связаны с реализацией НЧП - творческим и научным союзам, обществам, академиям, университетам, школам. Их надо сознательно укреплять. За последние десятилетия институты социального потенциала в России игнорировались, либо просто использовались против самой нации. Прежде всего потому, что не было национальной идеологии, национальной элиты и, как следствие, национальной стратегии, которые бы учитывали важнейшую роль институтов развития социального потенциала.

Отдельная тема - роль институтов социального потенциала предприятий, которые сегодня очевидно недооценивается. Более того, на протяжении многих лет в России осуществлялась сознательная политика ликвидации прав трудовых коллективов. Не прекращается она и сегодня. Между тем, этот потенциал имеет важную и сложную, многоуровневую структуру - от отдельного человека, трудового коллектива до города, региона и в целом страны. В конечном счете именно трудовой коллектив эффективно или неэффективно решает поставленные задачи. Этой теме посвящено много исследований, а опыт создания корпоративной культуры, особенно в Японии, говорит в пользу того, что за рубежом прекрасно понимают это значение. Так, эту сложную взаимосвязь и взаимозависимость некоторые исследователи изображают следующим образом[15]. Причем, некоторые эксперты оценивают негативное влияние "плохих институтов", в частности, в росте цены на продукцию, в 25-30%[16].



Любые стратегии и концепции социально-экономического развития мало чего стоят (а сегодня предлагаются пока что именно такие), пока они не учитывают и не исходят из идеи развития НЧП и его составной части - институтов социального потенциала нации, а в целом из национальных интересов и национальных ценностей.

Речь идет не только о политических партиях и организациях гражданского общества, которые должны оппонировать правящей элите, как пытается это делать оппозиция В. Путину и Д. Медведеву. Политические институты - только небольшая и даже не самая важная часть социального потенциала. Гораздо важнее, чтобы социальный потенциал отдельных социальных групп, профессий, направлений деятельности мог быть эффективно реализован через существующие, либо новые институты, ибо зависимость от этих институтов НЧП и всего национального богатства (могущества) вполне очевидна.

И последнее: качественный скачок в развитии нации и экономики сделать невозможно, не задействовав в полной мере социальный потенциал и его институты. Более того, именно "Большой скачок" возможен только с опорой на НЧП и его институты, сконцентрированные в изменяющемся социальном потенциале. И в еще большей степени, - в будущих. Можно только предполагать, насколько ускорится развитие, если правящая элита сделает сознательную ставку на развитие институтов социального потенциала нации.

Нельзя сказать, что правящая элита полностью игнорирует потребность опережающего развития НЧП, в т.ч. институтов социального потенциала. Так, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития, которая легла в основу "Стратегия-2020", прямо говорится о "вызове", исходящий из возрастания роли человеческого потенциала, а также определены основные меры:

- стабилизация численности российского населения и занятых в экономике на основе эффективного регулирования миграции и изменения образа жизни людей, повышения здоровья нации и уровня социального оптимизма;

- эффективно функционирующие отрасли, определяющие качество человеческого капитала (образование, здравоохранение, жилищный сектор), высокие стандарты жизни населения;

- превращение среднего класса российского общества в его доминирующую силу, сокращение социального неравенства;

- достижение уровня развитых стран по производительности труда, которая будет определяться не столько "фондовооруженностью" периода индустриального развития, сколько уровнем образования и креативностью самого человека[17].

Но, к сожалению, перечнем этих направлений, по сути дела, простой констатацией, дело и ограничивается. Ни в концепции, ни в решениях последующих лет не видно даже намека на попытку исправить ту ситуацию. Хуже того, процессы разрушения институтов в 2008-2011 годы только усилились, исключая, пожалуй, институты РПЦ, которые развиваются автономно, без участия государства.

К сожалению, обозначенные в "Стратегия-2020" задачи за 2008-2011 годы не были реализованы. Более того, усиление политической риторики и объемов финансирования не только не дали соизмеримых результатов для модернизации, но и никак не повлияли фактически на динамику развития экономики и политики стагфляции. И одна из важнейших причин этого - продолжение политики разрушения институтов социального потенциала.


__________________

[1] Кокошин А.А. Формулы управления. М.: МГУ, 2008. С. 10.

[2] Дискуссия о среднем классе. Материалы конференции. М.: Научная книга, 2008. С. 34.

[3] Можно согласиться с определением социального потенциала, данным, например, Дрегало А.А. и Ульяновским В.И. в работе "Социальное пространство и потенциал региона": "Под социальным потенциалом мы понимаем совокупность материальных и духовных ценностей общества, которые определяют потенциальную возможность развития или дезинтеграции социума". РГНФ N 05-03-48304 а/с. С. 148.

[4] Некоторые эксперты оценивают пропорции по-другому. Так, например, они считают, что для России доля активов (физического капитала) составляет 14%, природного 72%, а человеческого - только 14%. См.: Якунин В.И., Роик В.Д., Сулакшин С.С. Социальное измерение государственной экономической политики. М.: Научный эксперт, 2007 г. С. 29.

[5] Для нас совершенно очевидно. От редакции // Независимая газета. 2011. 16 мая. С. 2.

[6]. А аршалл. Основы экономической науки. М.: Эксмо, 2008. С. 227.

[7] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. "Дорожная карта" строительства инновационной экономики: лучшая международная практика и уроки для России // The New York Academy of Science. 2010. August, 20. P. 38.

[8] Я пытался во втором десятилетии провести качественный анализ этих институтов. Частично результат можно посмотреть на портале www.viperson.ru Он свидетельствует, что реально действует лишь 15-20% организаций. Сознательная поддержка государством таких институтов - самая простая и эффективная мера ускорения развития общества и экономики.

[9] Российский статистический ежегодник 2010. М.: Росстат, 2010. С. 57, 58.

[10] Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2010.

[11] Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2010.

[12] Дрегало А.А., Ульяновский В.И. Социальная сфера жизнедеятельности региона. В НИР: Социальное пространство и потенциал региона. РГНФ, N 05-03-48304 ас. С. 157.

[13] Скляр Е.Н., Зверкович И.О. Управление социальным потенциалом российских промышленных предприятий и оценка уровня его развития // Проблемы современной экономики, 2008. N 1 (25). http://www.m-economy.ru/art

[14] Российский статистический ежегодник. 2010. М.: Росстат, 2010.

[15] Скляр Е.Н., Зверкович И.О. Управление социальным потенциалом российских промышленных предприятий и оценка уровня его развития // Проблемы современной экономики. 2008. N 1 (25). http://www.m-economy.ru/art.

[16] Волков В., Дмитриева А., Панеях Э. Точки торможения // Ведомости. 2011. 10 марта. С. 4.

[17] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, 2008. С. 8
 

 


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

03.10.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 643447
Перв. публик.: 03.10.11
Последн. ред.: 04.10.11
Число обращений: 0

  • Кокошин Андрей Афанасьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Аузан Александр Александрович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``