Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Нация и общество всегда не только историчны, но и обладают вполне определенными характеристиками, которые проявляются прежде всего в социальном потенциале и конкретных институтах социального потенциала...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Нация и общество всегда не только историчны, но и обладают вполне определенными характеристиками, которые проявляются прежде всего в социальном потенциале и конкретных институтах социального потенциала...
Структура и институты социального потенциала

Пора перестать относиться к "непохожести"
российской жизни как к пережиткам,
"особенностям транзита", которые скоро
исчезнут. Традиционное сознание в России
доказало свою устойчивость по отношению
к вестернизации[1].

А. Торкунов,
ректор МГИМО(У)


Отношения между людьми
определяются социальным
капиталом"[2].

Е. Петренко,
директор по исследованиям ФОМ


Нация и общество всегда не только историчны, но и обладают вполне определенными характеристиками, которые проявляются прежде всего в социальном потенциале и конкретных институтах социального потенциала. Другими словами, не существует абстрактной нации или общества, как не существует и абстрактных классов и социальных групп. Для нации, например, очень важен такой институт, как церковь или система образования, которые идентифицируют нацию больше, чем заявление политических лидеров. Соответственно степень развития этих институтов, как, например, англосаксонская церковь в Великобритании или католическая в Испании и Италии, во многом предопределяют национальные характеристики.

Современный глобализирующийся мир нередко угрожает традиционным институтам, объективно ослабляя национальные возможности. Эта унификация ведет в конечном счете к потере идентичности, что в последние годы остро почувствовали на себе, например, европейские нации. Процесс интеграции в рамках Евросоюза и создание новой европейской идентичности вызвал ответную болезненную реакцию. Во многих странах, таких, как Австрия, Финляндия, Великобритания, Франция и ряде других этот процесс привел к росту популярности националистических партий. Это, на мой взгляд, объясняется тем, что значительная часть этих наций испугалась не только социокультурных последствий унификации, но и почувствовала, что национальная мощь зависит от степени развития национальных институтов.

Россия, естественно, не может оставаться в стороне от происходящих в мире социальных и экономических процессов. Ослабление национальных институтов в стране приняло обвальный характер. Особенно в 90-е годы, когда господство либеральной идеологии привело к попытке примитивной вестернизации страны. Причем не столько под влиянием экономических, сколько антинациональных и антигосударственных идей: либерализм в России принял очевидные антинациональные, антисоциальные и антигосударственные формы. Многие реформы, которые привели к развалу государства и общества, изначально ставили своей задачей не экономические цели, а развал институтов социального потенциала СССР и России - КПСС, профсоюзы, комсомолье, творческие союзы и т.д., не предлагая ничего равноценного взамен. Удивительно, но это разрушительное господство либерализма в последние десятилетия привело к идеализации его основополагающих принципов и механизмов, хотя это не только стало причиной неудачных реформ в России, но и остается главной причиной сегодняшнего кризиса.

Кризис 2008-2011 годов показал вроде бы всем, даже заядлым сторонникам либералов, что эти идеи не абсолютны и не универсальны в период глобализации. Это был вынужден признать даже МВФ, заявивший в апреле 2011 года, что "... глобализация должна стать иной - не капиталистической, а "справедливой и с человеческим лицом"[3]. В рамках "вашингтонского консенсуса", в частности, было предложено принять универсальные меры: бюджетную дисциплину, свободное перемещение капитала и поощрения прямых иностранных инвестиций, снижение избыточного вмешательства в экономику государства свободный курс и др. Но идеализация либерализма в России отнюдь не прекратилась. Как не прекратилась и разрушительная политика в отношении национальных институтов социального потенциала. Похоже, что правящая элита, даже увидев эти разрушительные последствия, не захотела сделать из этого выводов. Сознательно.

Структурно, социальный потенциал, можно разделить условно на две формы, которые тесно взаимосвязаны между собой и обуславливают качество друг друга.

Первая форма представляет собой совокупность качественных характеристик нации - интеллекта, образования, информвооруженности, духовности, патриотизма, воли и др. нравственных и моральных качеств. Среди них особое значение имеют творческие способности и возможности нации[4]. Это значение признается во всем мире, но не в России, где интеллект и творчество абсолютно не оценены.

Следует отметить два обстоятельства: во-первых, эти качества, взятые в отдельности и все вместе, представляют собой сегодня более значимый ресурс, чем экономическая, финансовая или военная мощь.

Во-вторых, эти качества могут развиваться и воспитываться в обществе различными силами, в т.ч. и государством. Огромное значение в этой связи имеет то, что правящая элита и государство могут адекватно оценить эти качества и воспитывать и развивать их целенаправленно, что в полной мере относится не только к исследовательским способностям, образованию, но и духовности и творчеству. И государство обязано это делать. Но не делает.

Уже говорилось о том, что НЧП состоит не только из душевого дохода, интеллекта, образования, но и из качеств, характеризующих нацию с социальной точки зрения - духовности, творчества, патриотизма. Без этих качеств НЧП был бы не полон и не совершенен. Но в современной России, оперирующей макроэкономическими критериями, эти приоритеты не просто перестали быть приоритетами, но вообще отсутствуют. Даже когда следуют заявления на высшем уровне, общество уже не верит, что правящая элита заинтересована, в чем-то еще, кроме распределения ресурсов.

Возникает парадокс: с одной стороны, значение институтов социального потенциала стремительно повышается и растет понимание их решающего значения в развитии нации, но, с другой стороны, правящая элита удивительным образом игнорирует эту тенденцию, более того, делает все для того, чтобы ослабить существующие и не дать возможности создать новые институты социального потенциала.

Отчетливо этот порядок проявляется в стратегии социально-экономического развития до 2020 года, получившей, как уже говорилось, название "Стратегия-2020".

Эта стратегия:

- подменяет собой национальную стратегию развития, т.е. нация, общество, как бы, игнорируются. Остаются абстрактные макроэкономические показатели;

- игнорирует роль национальных институтов социального потенциала. От недопонимания, либо сознательно.

Главное заключается в том, что, занимаясь стратегическим прогнозом, стратегическим планированием, а в целом стратегией национального развития, следует понимать, что именно эти характеристики института социального потенциала и в целом НЧП должны определять целеполагание стратегии. Но, к сожалению, пока что разработчики "Стратегии-2020" эти показатели не принимают во внимание вообще. Как совершенно справедливо отмечают авторы прогноза до 2030, "обеспечение духовно богатой, справедливой, достойной и безопасной жизни является основной целью развития человека, общества, государства и природы"[5]. Соответственно и национальная стратегия развития, тем более долгосрочная стратегия, должны четко определиться в приоритетах. А приоритет в стратегии - нация, ее потенциал и институты, реализующие этот потенциал.

"Достижение этой цели увязывается с рядом определяющих приоритетов и условий (я бы добавил - институтов, реализующих эти задачи):

- выход развития предполагает на такие траектории и сценарии, которые опираются на традиционный уклад жизни и поэтапно улучшают жизнь каждого человека или большинства народа с учётом указанных выше приоритетов жизни;

- развитие предусматривает создание научно-обоснованной сбалансированности духовных и материальных потребностей, с одной стороны, достойную предназначению человека, как высшего разумного творения на Земле (с другой?)"[6];

Ни первого, ни второго авторы "Стратегии-2020" (и ее сегодняшние "корреляторы") не предусматривают. Как и правящая элита. Заметьте, что никто из ее представителей не говорит о развитии "традиционного уклада" и "поэтапного улучшения жизни каждого человека". Как, впрочем, и о таких институтах развития. Почему-то полагают, что ""Стратегия-2020"" ориентирована на абстрактные, страновые показатели, игнорирующие как нацию в целом как предмет развития, так и отдельного ее представителя - человека.

Исследователи РАН делают логичный вывод:

"Достижение указанной цели на современном этапе человеческой цивилизации предполагает реализацию определённых концептуальных приоритетов и требований к человеческой жизни, находящихся в основе знаний, прогнозирования, управления и развития:

- создание государством, обществом внешних условий и внутреннее стремление каждого человека к неограниченному духовному росту;

- признание каждым человеком, обществом и государством ограниченных возможностей удовлетворения материальных потребностей, достаточных для справедливых и научно обоснованных норм их жизнедеятельности;

- организация жизни каждого человека, общества и государства в гармонии с природой и фундаментальными законами её развития во благо живущих и будущих поколений;

- признание в развитии первостепенной роли права и обязательности труда и созидания.

Каждый человек имеет право, обязан и может жить духовно богатым, физически здоровым, материально достаточным при непрерывном повышении его долголетия и безопасности"[7].

Другими словами, в основу целеполагания академиков РАН положен ЧЕЛОВЕК и нация, а в основу "Стратегии-2020" - макроэкономические показатели. Соответственно и институты социального потенциала требуются разные. В первом случае такие институты, которые развивали бы потенциал человека и нации в целом, а во втором - финансово-экономические показатели абстрактной страны и общества. Разница - принципиальная. Приведу конкретный пример.

Этот пример показателен, характерен, даже типичен. Обсуждаю тему создания университета на Дальнем Востоке с крупным предпринимателем, получившим подряд на работу. Из разговора становится понятно, что для него нет разницы строить ли "Крокус-сити" или университет - важны объемы бетона, металла, стоимость квадратного метра и т.п. И он, по-своему, прав.

Для меня университет это, прежде всего, научные школы, качество преподавания, студенты и сессии. Выделенные бюджетом 100 млрд рублей на строительство университета средства я не рассматриваю как деньги, потраченные на образование. Они потрачены на бетон. Но если бы те же 100 млрд рублей были выделены на научные исследования 500 ведущим университетам, то этого им хватило бы, как минимум, на 2-3 года. Вот и разница в логике.

С одной стороны, поддержка старых и развитие новых институтов социального потенциала нации (университетов), а, с другой - строительство здания, которое неизвестно кем, когда и как будут использоваться.

С одной стороны, инвестиции науки и образования, с другой, - инвестиции в стройку, чужие (зарубежные) материалы и преимущественно чужая рабочая сила.

С одной стороны, национально ориентированная идеология развития, а, с другой - идеология "освоения" средств, которая, в лучшем случае, ориентирована на сокращение воровства бюджетных средств.

Не случайно возникает естественный вопрос: почему власти выгодно иметь недоразвитые институты социального потенциала? Ответ для рыночной экономики прост, даже наивен: также институты, заинтересованы в "освоении" средств, а не развитии НЧП. Приведу пример. Крупный предприниматель предлагает эффективные очистные сооружения для регионов. Но их характеристики - качество, эффективность, стоимость - не имеют значение для региональной власти, которая представляет собой недоразвитый институт социального потенциала. Для нее выгоден любой проект, который может обеспечить "откат". Поэтому очистные сооружения строятся не в стране, где 65% стоков отправляются в реки, а там (в Саудовской Аравии), где институты социального потенциала (местные власти) боятся заплатить за неэффективное внедрение оборудования.

Вторая форма социального потенциала представлена его конкретными институтами, которые являются организационным оформлением потенциала человеческой личности. Эта структура в упрощенном виде может быть представлена на следующем рисунке,



где:

1. Политические институты, организации и группы представляют собой достаточно большое число организаций и коллективов, как федеральных, так и региональных, и местных, которые используют энергетику, знания, опыт и другие возможности личностей для продвижения и решения конкретных задач.

2. Коллективы предприятий и организаций. В принципе любой коллектив обладает социальным и организационным потенциалом, который определяется простой формулой: "все, что уходит после работы". Это не только люди, но и информация, традиции, связи, ноу-хау и т.д.

3. Творческие институты общества: союзы, группы, ассоциации, клубы и т.д.

4. "Личность-коллектив" - феномен современного общества, который проявляется в растущем значении творческого потенциала как экономической, так и социальной силы. Личность-собственник, творец, работодатель - в одном лице сегодня становится влиятельной социальной группой, составляющей в развитых странах значительную часть социального и экономического потенциала.

5. Религиозные организации оказывают огромное влияние на общество. Сегодня только в РПЦ десятки тысяч приходов, вокруг которых сложились влиятельные сообщества, которые занимаются воспитанием, образованием и помощью гражданам.

6. Общественные институты - экологические, правозащитные, пр. организации, объединяющие тысячи людей в зависимости от их нравственной позиции. Так, десятки тысяч волонтеров ухаживают за больными, сдают кровь, помогают престарелым и т.п., полагая это своей нравственной обязанностью. Как правило, не афишируя свою деятельность.

7. Профессиональные институты социального потенциала. В некоторых странах именно такие союзы выполняют роль регулирующих органов, аттестовывают и контролируют исполнителей.

В нынешней России такие союзы, скорее, выполняют функции декорации, либо, в лучшем случае, профсоюзов, пытаясь по мере возможностей защитить профессиональные интересы. Как правило, безуспешно.

8. Самое многочисленное и влиятельное представительство институтов социального потенциала, возможность которых сегодня используется крайне незначительно. По сути дела более половины всех проблем у граждан возникает и может быть решено только на местном уровне. Поэтому перераспределение консолидированного бюджета (сегодня менее 25%) в пользу этих институтов, а также властных полномочий является ключевой задачей.

Достаточно вспомнить возникшие во второй половине XIX веке в России земства, которые смогли взять на себя функции обустройства страны. Не случайно А.И. Солженицын называл эту проблему "проблемой N 1" для обустройства России.

Человек, как социальное существо, входит в какое-то сообщество (или несколько сообществ), состоит в нескольких институтах социального потенциала. Эти сообщества многократно могут усиливать, либо ослабевать потенциал отдельной личности и потенциал нации, служить важнейшими механизмами нации, общества и государства в реализации задач развития. Достаточно сказать, что сегодня в России насчитывается несколько сот тысяч только зарегистрированных неправительственных организаций и миллионы трудовых коллективов[8]. Кроме этого, быстрыми темпами растет новая социальная категория, которую условно можно назвать "человек-организация" - индивидуальный творческий работник. Эта категория становится уже не только массовой, но и чрезвычайно влиятельной. Достаточно привести пример с известными блоггерами, чья ежедневная аудитория насчитывает столько же читателей, сколько федеральное СМИ.

Как использовать эту огромную часть НЧП? Как заставить ее эффективно работать?

Это можно сделать только в том случае, когда у нации существуют общепринятые цели развития, которые разделяются нацией и большинством правящей элиты, когда нация мобилизована, в т.ч. ресурсно, на достижение этих целей, наконец, когда нация понимает что без этих целей, без соответствующих институтов социального потенциала, как и без механизмов реализации поставленных целей такие цели являются недостижимыми.

Сегодня, когда начали говорить об "институтах развития", имея чаще всего в виду новые бюрократические структуры, "осваивающие" бюджет, необходимо помнить, что действительными институтами развития являются институты социального потенциала. И стратегия развития должна исходить из того, что начинать надо именно с того, чтобы создать благоприятные условия как для существующих, так и создающихся институтов социального потенциала.



[1] Торкунов А. Фундаментальность в общественных науках // Независимая газета. 2007. 7 декабря. // По дороге в будущее / ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010. С. 415.

[2] Денисов А. Россияне живут в социальных гетто // Независимая газета. 2011. 6 апреля. С. 3.

[3] Башкатова А. Глобализм с человеческим лицом // Независимая газета. 2011. 6 апреля. С. 1.

[4] Нация и государство постоянно находятся в развитии, которое, как в России на рубеже XX-XXI веков, может приобретать революционные формы, в том числе радикально меняющие социальный потенциал нации и его институты. Именно это произошло и происходит в нашей стране. Наблюдая эволюцию политической истории, можно заметить, как стремительно изменилась вся общественно-политическая организация советского и российского общества. Этому я посвятил вместе со своими коллегами немало работ, среди которых наиболее полная "Россия-2000. Современная политическая история (1985-1999 гг.) т. 1 "Хроника и аналитика"; Т. 2 "Лица" / общ. ред. и рук. авт. кол. Подберезкин А.И. М.: РАУ-Университет, 2000.

[5] Член-корреспондент РАН Махутов Н.А., член-корреспондент РАН Кузык Б.Н., профессор Абросимов Н.В. Прогнозные показатели социально-экономического и научно-технологического развития России до 2030 года с использованием критериев стратегических рисков. М.: РАН, Координационный совет РАН по прогнозированию, 2010. С. 2.

[6] Член-корреспондент РАН Махутов Н.А., член-корреспондент РАН Кузык Б.Н., профессор Абросимов Н.В. Прогнозные показатели социально-экономического и научно-технологического развития России до 2030 года с использованием критериев стратегических рисков. М.: РАН, Координационный совет РАН по прогнозированию, 2010. С. 2-3.

[7] Член-корреспондент РАН Махутов Н.А., член-корреспондент РАН Кузык Б.Н., профессор Абросимов Н.В. Прогнозные показатели социально-экономического и научно-технологического развития России до 2030 года с использованием критериев стратегических рисков. М.: РАН, Координационный совет РАН по прогнозированию, 2010. С. 2-3.

[8] В 2003-2005 годах я попытался создать такую базу данных, включающую только те организации, которые представлены в Интернете на портале "Современная политическая Россия" / http://www.nasledie.ru/oborg/, а в 1991-1992 году даже опубликовал со своими коллегами справочник в трех томах "Политические партии, организации и клубы" (М.: РАУ-корпорация, 1992. В трех томах), среди которых только экологических организаций на территории бывшего СССР насчитывалось 818.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

29.09.2011

podberezkin.viperson.ru

 

 



Док. 643381
Перв. публик.: 29.09.11
Последн. ред.: 30.09.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич
  • Петренко Елена Леонидовна

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``