Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Социальный потенциал - составная часть национального человеческого потенциала и национального богатства...
Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Социальный потенциал - составная часть национального человеческого потенциала и национального богатства...
Социальный потенциал и национальная стратегия

Личность может сформироваться только
в среде себе подобных личностей.
Это хорошо видно на примере создания
научных, образовательных и прочих
творческих коллективов[1].

А. Подберезкин,
профессор МГИМО(У)

Ограниченный, или более точно,
отчужденный характер общественных
отношений - вот конечная причина
"иллюзорного" или "ложного"
характера идеологии[2].

Б. Славин


Политика Александра Невского
заключалась ... в том, чтобы в период
тотальной агрессии на Русь...сделать
точный геополитический выбор,
дававший возможность сберечь
русские земли, обеспечивавший духовное
и физическое выживание русской народности[3].

А. Торкунов,
ректор МГИМО(У)


Неадекватность идеологического отражения действительности в сознании правящей элиты России в последнее десятилетие выразилось в недооценке значения социального потенциала и формировании ложной стратегии развития. Социализм, который Ф.Энгельс назвал наукой об условиях и законах освобождения об антигуманных отношений (а для России - русский социализм), это прежде всего наука об общественных отношениях, соответствующих национальным интересам, институтах социального потенциала, которые формируют и развивают эти отношения.



Социальный потенциал - составная часть национального человеческого потенциала и национального богатства. Он состоит из общественных, политических, религиозных и иных институтов, которые аккумулируют творческую энергию коллективов и реализуют общественную функцию нации. Развитие этих институтов определяет уровень развития общества и качество политической системы. Когда существуют несоответствие между ними, то в обществе возможен, даже неизбежен политический кризис, а эффективное экономическое развитие серьезно затруднено. Именно такое несоответствие между степенью развития институтов социального потенциала, которое, на мой взгляд, в России серьезно недооценивается, уровнем общественного развития (который также недооценивается) и качеством правящей элиты и управления, с другой стороны, существует в современной России. Я согласен с руководителем ЦСР М. Дмитриевым, который заявляет, что "уровень развития общества перерос существующую систему"[4].

Качество правящей элиты в России и, соответственно, качество госуправления, как известно, самая большая проблема страны. Об этом не раз говорилось, но в данном случае уместно повторить, что многие годы "деидеологизация" и безнравственность, отсутствие объективных критериев - важнейшие причины этого явления. Специальные знания "менеджеризма", который сегодня преподносится в качестве высшего критерия, - лишь часть качества правящей и управленческой элиты. Как справедливо отмечают известные эксперты, "...70% уровня управленческой компетентности составляют общие для всех руководителей навыки и умения, а 30% зависят от конкретной сферы деятельности и "климата в организации" (!)[5]. Другими словами, "лучшие менеджеры", на самом деле, менее, чем на 30% определяются опытом по своей специальности.

Иначе говоря, качество общества и его институтов, во многом унаследованное от исторической России, значительно выше качества правящей элиты, которая не способна предложить ему адекватную идеологию и, как следствие, систему управления. Соответственно, разрабатывая стратегию долгосрочного национального развития, необходимо:

- во-первых, качественно улучшить правящую элиту;

- во-вторых, развивать в приоритетном порядке институты социального потенциала, от которых зависит многое:

Без институтов социального потенциала не было бы ни нации, ни общества, ни государства, а сумма человеческих индивидов, проживающих на определенной территории, превратилась бы в простое стадо. Государство, само по себе, тоже является одним, пусть самым мощным, институтом социального потенциала.

Любое, а тем более опережающее развитие нации, предполагает прежде всего бережное сохранение, создание и развитие его общественных и национальных институтов социального потенциала. Чем их больше, чем они эффективнее, - тем сильнее нация, более развито общество, эффективное государство. И наоборот: чем они слабее, тем слабее общество, государство и, естественно, экономика.

Важнейшая часть национального богатства - национальный человеческий потенциал - во многом состоит из институтов социального потенциала, определяет мощь национального богатства, а степень их развития предопределяет возможность превращения НЧП в НЧК, т.е. качество управления. И, соответственно, наоборот.

Реализация НЧП, те превращение потенциала в капитал (НЧК) происходит прежде всего через его институты социального потенциала - коллективы (формальные и неформальные), формируемые по месту работы, жительства или по интересам. Появление креативного класса дало мощный стимул развитию негосударственных институтов социального потенциала и созданию принципиально новых, способных аккумулировать творческую энергию. Особенно выпукло это заметно на примере появления и стремительного роста числа пользователей Интернетом, услугами мобильной связи и, как следствие, появлением социальных сетей.

Сегодня уровень и темпы развития экономики, общества и государства во многом изначально предопределен степенью и темпами развития институтов социального потенциала нации. Поэтому содействие этому развитию в интересах ускоренного экономического развития является не просто важнейшим условием последнего, но изначально самым первым шагом в реализации успешной стратегии.

Ускоренное социально-экономическое развитие, переход общества в качественно новое состояние (рывок) прямо зависят от интенсивности развития новых институтов социального потенциала. Прежде всего тех, которые способны аккумулировать и использовать творческую энергию активных социальных групп нации, объединенных в креативный класс.

Особо следует выделить значение институтов социального потенциала в национальном богатстве страны вообще и национальном человеческом потенциале, в частности. Институты социального потенциала играют важнейшую роль:

1. В реализации человеческого потенциала, превращении его в капитал. Сам по себе потенциал может быть реализован и на 1%, и на 100%. Так, А. Шохин привел пример с получением расходных материалов для лабораторий, когда этот процесс в России занимает месяцы, а в Гарварде происходит "... моментально"[6].

2. В реализации материальных активов нации, которые, сами по себе, не могут быть реализованы: никакие машины, технологии, деньги "сами по себе" не заработают. Что и подтверждают усилия по модернизации и реализации "Стратегии-2020".

3. В реализации природных ресурсов. Без развитых институтов социального потенциала природные ресурсы могут только хищнически разворовываться и наносить вред экологии. Что и происходит в современной России, где поспешили национализировать природные ресурсы без создания эффективных институтов социального потенциала.

Таким образом, все категории национального богатства зависят от степени развития институтов социального потенциала. Это и есть самое "слабое звено" в реализации стратегии национального развития, которое требует приоритетного внимания правящей элиты и общества. Чего, к сожалению, не происходит. Прежние, советские институты разрушены, либо разрушаются (типичный пример - Российская академия наук, Российская академии образования, союзы писателей, журналистов, научные школы и т.д.), новые не создаются и государством и обществом не поддерживаются. Развалился не только СССР, но и вся система, скреплявших его институтов социального потенциала, - от КПСС до творческих союзов, трудовых коллективов, советов (которые) фактически так и не заменили органы местного самоуправления.

Соответственно, формирование стратегии национального развития необходимо начинать с общенациональной идеологии, ориентированной на развитие институтов социального потенциала, которые являются теми реальными механизмами, способными реализовать такую идеологию. В данном случае идеологию русского социализма и соответствующей партии и общественных организаций, а также основанного на принципах этой идеологии государства.

Российской правящей элите предстоит сегодня сделать принципиальный мировоззренческий и идеологический выбор относительно вектора национального развития. По сути дела такой же геополитический, даже цивилизационный, выбор, как и в свое время А. Невскому. Но этот выбор предстоит сегодня сделать правящей элите России в эпоху глобализации, учитывая ее реалии и факторы влияния. И долгосрочная стратегия социально-экономического развития России, дискуссия о которой обострилась в 2010-2011 годы, должна быть и будет, по сути, следствием этого выбора. Точнее - одним из последствий. Либо ориентация на западноевропейскую систему ценностей и модернизация, основанная на заимствованиях, с последующей неизбежной потерей национальной идентичности и суверенитета, либо самостоятельный путь, основанный на национальной системе ценностей и модернизации нации, экономики и социальной структуры. Выбор между нацией и глобализацией. Выбор между ориентацией на человека или - на материальное благополучие.

Сказанное имеет вполне прикладное значение для стратегии национального развития. Так, в подготовленном Академией наук Китая докладе "Наука и технологии в Китае: дорожная карта к 2050 году" признается, что "ключевые технологии стратегической значимости никогда не будут получены из окружающего мира"[7].

По сути дела - и это поняли все дальновидные исследователи, включая экономистов, - правящей элите России в 2011-2012 годы предстоит сделать окончательный политический выбор, принять политические решения относительно стратегического курса развития. И даже не столько социально-экономической (о чем многие говорят), сколько национальной стратегии России. Эти социально-экономические решения предстоит принять без внятной идеологии и стратегии развития нации, т.е. без внятного политико-идеологического курса[8]. Добавлю, что этот выбор неизбежно придется делать при отвратительном качестве правящей элиты, плохом государственном управлении и в условиях неизбежно нарастающей политической дестабилизации, которая, повторю, вызвана огромной разницей между качеством элиты, системы управления и политической системы, с одной стороны, и значительно опережающим их в развитии обществом и институтами социального потенциала, в конечном счете, - нацией.

Более того, этот выбор предстоит сделать в условиях избирательной кампании 2011-2012 годов, которая, безусловно, обострит начавшуюся после кризиса дискуссию о таком выборе в стране. Подобные решения неизбежно будут носить популистский характер. Политическая традиция современной России - отсутствие программ и "паркетный пиар" - также будут затруднять принятие системных решений. Боюсь, что правящая элита окажется не способной до конца выборного цикла предложить сколько-нибудь внятную национальную стратегию, "отредактировав" в лучшем случае "Стратегию-2020" к концу 2011 года или предложив очередную псевдопрограмму "Единой России" или "Народного фронта".

Участвовать в подготовке и принятии такого решения, а затем и реализовать его предстоит в еще большей мере существующим институтам социального потенциала: политическим партиям, общественным организациям, трудовым коллективам и новым, не обязательно оформленным и зарегистрированным в Минюсте институтам, представляющим самые разные социальные слои и группы нации. На них в период 2011-2012 годов ложится особая ответственность, которая заключаются в реальном исправлении нынешнего курса. Очередная ошибка правящей элиты способна лишить нацию надолго перспективы выйти на устойчивый курс опережающего развития.

Если реально оценивать действительность, то проблема, однако, состоит в том, что, во-первых, правящая элита практически игнорирует мнение этих институтов, в т.ч. ученых-обществоведов, используя их наработки и привлекая их представителей лишь в тех случаях, когда требуется создать фон общественной и экспертной поддержки. Рейтинги, экзит - колы, оценки экспертов нужны правящей элите не для формирования национальной стратегии, а для мнимого экспертного и пиаровского обеспечения существующего курса. "Корректировка" "Стратегии-2020" - типичный пример. Влияние на принятие политических решений оказывает очень узкая группа экономистов, следующих "либеральной традиции" последние десятилетия[9]. К ней не относятся широкие круги научной и культурной общественности и созданные ими институты социального потенциала. Так, мнение РАН, академии образования и тысяч других организаций в реальности многие годы откровенно игнорируется.

Игнорируется и мнение политических и общественных институтов социального потенциала российского общества: партии слабы и не самостоятельны, а их инициативы остаются не замеченными правящей элитой до тех пор, пока кто-то из ее представителей не захочет использовать такую инициативу. Это стало уже общим правилом в отношении власти и политико-общественных структур, когда их инициатива оказывается законченной и может быть реализованной только в том случае, если она получает поддержку "улицы" или СМИ.

Имитация опоры на широкий спектр институтов социального потенциала стала также традицией правящей элиты. В этом смысле идея В. Путина о создании "общенародного фронта" - не исключение.

Во-вторых, сами общественные и гуманитарные науки в России переживают глубокий кризис. Они пока что не предложили комплексную (и поэтому идеологическую) программу национального развития, которая органично вытекала бы из стратегии национального развития, а та, в свою очередь, из общепризнанной элитой политической идеологии[10]. Старые, советские школы практически вымерли, а новые, оригинальные школы - пока не появились. В основном происходит компиляция уже известных, прежде всего западно-либеральных идей[11].

Для того чтобы общественные науки смогли предложить свои идеи и концепции необходимы определенные усилия (не такие уж и значительные) по развитию существующих и созданию новых научных национальных школ в различных областях гуманитарных и общественных знаний. Причем не десятка - другого, а сотен и тысяч, как, например, в США. До тех пор пока отечественная наука будет кормиться из-за рубежа, либо от государственных либеральных заказов, получить национально ориентированный и оригинальный продукт крайне сложно.

Я полагаю, что целевое инвестирование институтов РАН, университетов, как первая мера, крайне необходима, но кроме этого, необходимы широкие поисковые работы, подготовка научных кадров (и не за символические стипендии, которые не позволяют заниматься наукой), развитие существующих, воссоздание прежних и создание новых научных школ.

Совершенно отдельная тема - превращение этих школ и других институтов социального потенциала в фактор политического влияния. Сегодня такого инструмента фактически нет. Да, существует Общественная палата и различные советы и комиссии при президенте, которые носят консультативно-совещательный характер. Они собираются время от времени (3-4 раза в год) и представляют иногда неглупые доклады, но их непрофессиональный, общественный характер характеризует и степень их влияния. Если министр имеет возможность реально - ежедневно и практически - влиять на формирование политики, то представленные в комиссиях и советах лица - в лучшем случае один или два раза в год.

Я полагаю, что такие советы и комиссии должны переходить на полупрофессиональную основу и выступать - по аналогии с Советом безопасности - постоянно действующим консультативным органом при президенте, премьере, министрах. В них должны входить авторитетные представители различных институтов социального потенциала, которые могут влиять, в т.ч. процедурно, нормативно, на прохождение любых документов. Сегодня такое возможно в исключительных случаях.

В-третьих, в рядах самой правящей элиты царит идеологическая сумятица. Даже в рамках "либеральной традиции". Это проявилось, в частности, в подходе к такому идеологизированному вопросу, как современная история. В мае 2009 года была создана Комиссия по противодействию фальсификации истории во главе с С.Е. Нарышкиным, а в марте 2011 года - рабочая группа по истории в другой президентской комиссии - Совете по содействию развития гражданского общества. И в первом, и во втором случае стоит задача рассекречивания документов, "правдивого" изложения истории и подготовки массовых учебников. Только цели этих комиссий прямо противоположны, что иллюстрирует вопиющую разницу в оценке национальных интересов и ценностей внутри одной правящей элиты[12].

И первая, и вторая комиссия (Совет) аккумулируют достаточно широкий спектр представителей институтов социального потенциала - институтов РАН, университетов, СМИ, общественных организаций и творческих союзов, - но вектор работы совершенно различен. Если в комиссии. С. Нарышкина определенно чувствуется настрой на конструктивное развитие, то у М. Федотова - на политическую дестабилизацию.

Раздрай в правящей элите наблюдается и по другим политическим направлениям. Так, попытки С. Миронова выступить с конструктивной критикой "Единой России" каждый раз наталкивались на отказ от дискуссии и принятия административных, медийных и иных контрмер, хотя подобная критика - явление не просто нормальное, но и абсолютно необходимое в дискуссии о стратегии национального развития.

Совершенно очевидно, что институты социального потенциала общества не просто недооцениваются правящей элитой, но и откровенно игнорируются. Даже те, которые лояльны и даже суперлояльный к правящей элите. Дело, в конечном счете, не в лояльности, а в отношении правящей советско-российской номенклатуры к научным знаниям, представителям этих знаний и культуры, которых прежде называли презрительной "прослойкой", а сегодня - "офисной пылью".


______________

[1] Подберезкин А и др. Приоритетные национальные проекты - идеология прорыва в будущее. М.: Европа, 2007. С. 107.

[2] Славин Б. Идеология возвращается. М.: 2010. С. 18.

[3] Торкунов А. Внешняя политика Александра Невского: цели, принципы, направления // По дороге в будущее / ред.-сост. А.В. Мальгин, А.Л. Чечевишников. М.: Аспект Пресс, 2010 г. С. 177-178.

[4] Куликов С. Стабильность в России под большим вопросом // Независимая газета. 2011. 27 апреля. С. 1, 2.

[5] Востряков Л., Чириков Е. Американские и российские администраторы культуры о критериях успешности управления: формирование нового профессионализма // Власть. 2010. N 5. С. 109.

[6] Кукол Е. Министерство инноваций // Российская газета. 2011. 10 февраля. С. 5.

[7] Кокошин А.А. О фундаментальном исследовании Академии наук Китая. 2011. 12 мая. [Эл. ресурс]. URL:http://www.viperson.ru

[8] Пока что это осознание происходит на технологическом уровне, что свидетельствует о движении в правильном направлении, но без четкого политического курса. Так, попытка развития инфраструктурных программ, в частности, технологических платформ как инструментов разработки крупных системных проектов, на мой взгляд, является прежде всего попыткой создания новых институтов социального потенциала, которые могут превратиться со временем в новые подотрасли и целые отрасли экономики (например, биотехнологии). См. подробное: Вежин С. Биотехнологии: мифы и реальность // Независимая газета. 2011. 27 апреля. С. 4.

[9] Ситуация не меняет даже то обстоятельство, когда, по признанию в марте 2011 года В. Путина, к доработке "Стратегии-2020" было привлечено более 1000 экспертов. Все они принадлежат одной школе, следуют одной традиции и не выходят за рамки макроэкономического подхода, игнорируя необходимость системного и идеологического подхода к разработке стратегии национального развития.

[10] Этой актуальной проблеме я посвятил множество работ. К сожалению, пока (в 2011 году) результата не наблюдается. Правящая элита, как и прежде, предлагает частные решения, не договорившись с нацией о базовых вещах: национальных интересах, ценностях, целей и стратегии национального развития. См. подробнее: Подберезкин А. (Иванов А.): Глава I. Национальные проекты и реализация потенциала личности (сс. 26-137); Глава II "Креативный класс" - главная движущая сила развития общества и экономики" / Приоритетные национальные проекты и новая идеология. М.: СГА, 2006. Т. 1.

[11] Особенно это заметно на примере социологии, которая, с одной стороны, превратилась в прикладную науку, а, с другой, - потеряла способность выдвигать масштабные национальные идеи. См., например, Соколов М. Популяция социологов новой России. "Полит.ру". 15 марта 2011 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.polit.ru/science/ 2011/03/15/socolov.

[12] За первые два года Комиссия С.Е. Нарышкина подготовила массу изданий, в т.ч. связанных с современностью. См.: Подберезкин А. Об истоках опережающего развития России. С. 117-205 / За честную историю. МГИМО(У), 2010. Т. 6.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

28.09.2011

podberezkin.viperson.ru

 



Док. 643333
Перв. публик.: 28.09.11
Последн. ред.: 21.02.12
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич
  • Славин Борис Федорович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``