Путин поздравил Лукашенко с днём рождения
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Принцип и норма социальной справедливости
Алексей Подберезкин: Принцип и норма социальной справедливости
Модернизация - это практически новая религия.
Она, как Бог, - никто не видел, но все говорят, что есть[1].

Из анекдотов депутатов ГД


38% опрошенных затруднились определить,
что они понимают под "социальной справедливостью[2].

Опрос ВЦИОМ, июль 2007 г.


Выскажу, может быть, небесспорное положение, но полагаю, что без социальной справедливости никакая модернизация, опережающее развитие НЧП невозможны. Логика простая: для того чтобы творить, создавать новое, нужны не только условия, но и мотивация. "Творчество ради творчества", конечно, существует, но в массовом, социальном плане оно должно иметь цель: вознаграждение, внедрение, признание и т.п. Реализация этой цели, удовлетворение мотивации вне рамок социальной справедливости малореально.

В самом деле, если продукт твоего творчества, его результат, будет присвоен и использоваться кем-то другим, тем более, если ты изначально полагаешь, что это так и будет, то расстаться с результатом, отдать его другому, будет невозможно. Иногда результаты творчества отдать кому-то тяжелее, чем собственность, деньги.

Парадоксально, но факт: одно из древнейших и важнейших понятий - "социальная справедливость", определяющее не только философское, социальное, но и биологическое существование человека, более того, ставшее универсальным понятием для большинства идеологий XXI века, не имеет ясной идентификации. Между тем это "неясное понятие" уже стало нормой. Во всяком случае для нас ясно, что сегодня социальная справедливость стала уже не только философским и нравственным понятием и принципом нескольких идеологий, но принципом, нормой и даже критерием развития национального человеческого капитала. Различные сопоставления по уровню доходов отдельных социальных групп стали общепринятым показателем степени развития государства, общества и даже экономики. Во всяком случае, когда сегодня Россию критикуют за огромную разницу в доходах, эта критика идет в одном ряду с критикой неэффективности экономики и слабости общественных институтов.

В этой связи примечателен всероссийский опрос ВЦИОМ, проведенный 23-24 июня 2007 года, результаты которого свидетельствуют о различном понимании принципа социальной справедливости в различных слоях и регионах России[3].

По Вашему мнению, в каких сферах жизни общества в первую очередь необходимо



Социальную справедливость можно рассматривать не только как базовую ценность, принцип и норму, но и с точки зрения задач модернизации страны и общественных инноваций. "Документ Осло" в его последней редакции трактует инновации как создание качественно нового продукта, услуги, маркетингового или организационного продукта. Качественно новое - это не значит заимствование (т.е. приобретение чужой технологии и т.д.). Отсюда инновации - это следствие развития национального человеческого потенциала и умения элиты реализовать его в капитал (НЧП - НЧК). "Справедливость" в данном случае означает, что приоритет, отдаваемый национальной экономике, науке, в целом НЧП, является наиболее эффективным принципом развития экономики и общества. Идея внешних заимствований, таким образом, не только экономически, но и социально ущербна.

Другой аспект - доля НЧП в национальном богатстве страны, которая в развитых странах составляет 70-80% (промышленные активы - 15-20%, природные ресурсы - 10-15%).



Главная задача реализация принципа социальной справедливости - это рост НЧП, национального богатства и практически основное средство модернизации.

Парадоксально, но так как НЧП не продается и не отнимается, то его развитие укрепляет государство, суверенитет и государственные институты. То есть развитие экономики ведет к укреплению государства в его специфической, "человеческой" форме.

Социальная справедливость как условие развитие национального человеческого потенциала (НЧП) предполагает, что всем членам общества дифференцированно обеспеченны благоприятные возможности для увеличения своего потенциала. Так, для примерно 142 млн граждан России это означает, что необходимо создавать разные возможности для развития разных социальных групп, выделяя при этом, во-первых, активную часть населения, а во-вторых, остальные социальные слои. Причем внутри каждой из этих больших социальных групп должна происходить своя дифференциация. На схеме это можно изобразить следующим образом.



Другими словами, не только понятие "социальной справедливости для каждого класса будут разные, но и общество (с точки зрения развития НЧП) заинтересовано в создании разных условий для развития отдельных социальных групп. Цель для всех социальных групп - обеспечить максимально благоприятные условия.

При этом существует "минимальный набор", который необходимо обеспечить. На мой взгляд, это всеобщее высшее образование, возможность работы по специальности, социальные гарантии.

Еще важнее, чтобы общество обеспечило реализацию человеческого потенциала, его превращение в капитал. Здесь особенно велика роль государства и гражданского общества. На рисунке это может выглядеть следующим образом.



Ясно, что степень реализации НЧП, его превращения в НЧК зависят не только от личности, но и государства и общества, тех условий, которые они могут создать отдельным личностям.

При этом особая роль принадлежит креативному классу, который создает до 80% национального богатства страны. Соответственно, особые, самые благоприятные, условия должны быть созданы именно для этой социальной группы. И не только материальные, но и информационные, общекультурные и иные. Карл Маркс утверждал, что "говорить о "естественной справедливости" - бессмыслица". Солидаризовался с ним другой классик - Фридрих Энгельс: "Представление о вечной справедливости изменяется... не только в зависимости от времени и места: оно неодинаково даже у разных лиц и принадлежит к числу тех вещей, под... которыми каждый разумеет нечто другое". И далее: "Справедливость всегда представляет собой лишь идеологизированное, вознесенное на небеса выражение существующих экономических отношений либо с их консервативной, либо с их революционной стороны" (выделено мною. - А.П.).

"Здесь будет уместным привести определение этого понятия известным "гуру" американской социальной психологии Дж. Мейерсом (1997) из глоссария к его известной работе "Социальная психология": "Справедливость - это состояние, при котором "доход" каждого участника от взаимоотношений пропорционален его "вкладу". Обратите внимание, справедливость отнюдь не означает всегда равного "дохода""[4].

Очевидно, что современное общество должно обеспечить "минимальный набор" социальных гарантий, который, на мой взгляд, должен включать обязательное среднее и всеобщее высшее образование (что потребует пересмотра нынешней политики Минобрнауки), гарантии хорошо оплачиваемой работы (что потребует увеличения средней зарплаты в 2-3 раза, но, как следствие, приведет к росту производительности труда), гарантии на жилье (что потребует реализации инициативы В. Путина 2008 года по строительству не менее 1 кв.м жилья в год на человека), гарантии на бесплатное здравоохранение. Собственно из этих элементов складывается НЧП. Реализация НЧП, превращение его в НЧК зависят прежде всего именно от этих факторов.

Сегодня несоблюдение принципа социальной справедливости бросает вызов политической стабильности, тормозит развитие НЧП и всей экономики страны. "За скобками" производительного труда остаются целые социальные группы как активной части населения, так и не вовлеченные в производительный труд. Причем в наибольшей степени от этого страдает творческая, креативная часть активного населения, которая - при создании нормальных условий - должна обеспечивать до 80% прироста ВВП.

Из сказанного следует, что власть должна изменить свою социальную политику на политику создания максимально благоприятных условий для отдельных социальных групп, которая должна быть дифференцирована в зависимости от реальных потребностей таких групп. Причем наибольшее благоприятствование должно быть обеспеченно творческой социальной группе, развитию в целом творческого потенциала нации.

Начинать надо с чиновничьей элиты. Причем немедленно, ибо их показное благополучие развращает всю элиту и вызывает негодование у всех слоев общества. Социальный протест граждан неизбежно приведет к нарушению политической стабильности в обществе.





В Минприроды получают в среднем 55 360 рублей, а в Минсельхозе - 37 061 рубль [6]. С чем это может быть связано? В качестве эксперимента у нас сейчас ряд министерств и ведомств использовали следующую систему: то, что они сэкономят в рамках штатной численности, можно расходовать на увеличение оплаты труда... Но, на мой взгляд, главная проблема в том, что оплата труда госслужащих не зависит от эффективности их деятельности. Поэтому вывод о том, что высокая оплата труда в министерствах и ведомствах связана с тем, что они хорошо работали, здесь явно не подходит.

В этом плане весьма наглядный пример - Министерство спорта. Упреков в его адрес за провал на Олимпиаде-2010 в Ванкувере сыпалось немало, при этом средняя зарплата чиновников этого ведомства в первом полугодии показала 26-процентный прирост по отношению к аналогичному показателю 2009 года. Да и в абсолютных цифрах она может вызвать зависть у других чиновников - 63 464 рубля (для сравнения: даже в Минфине, самом "денежном" ведомстве, получают меньше - 52 тысячи).

Сторонники различных политических сил в целом очень похоже относятся к приоритетам социальной справедливости. В числе очевидных "лидеров" - вопросы здравоохранения, образования, социальной сферы и экономики, а аутсайдеров - вопросы политики и законодательства. Можно сказать, что оба вида справедливости (уравнивающий как принцип частного права и распределительной как принцип публичного права) имеют право на существование[7]. Вместе с тем распределительному виду справедливости как функции государства уделяется абсолютное внимание. В современном обществе его граждане в своем большинстве уже привыкли к решающей роли государства в социальной сфере, его обязательствам (как показывает кризис 2008-2010, иногда непосильным) в социальной области.

Кризис 2008-2010 годов показал, что перед развитыми государствами стоит острый и трудноразрешимый вопрос: каким образом соразмерить социальную политику государства в целом и бюджетные расходы в частности со взятыми на себе правительствами социальными обязательствами, которые уже превосходят возможности? Сокращение социальных расходов не только в Греции и Великобритании, но и в других странах - неизбежность, на которую политически власть может пойти с большим трудом[8].

Примечательно, что упомянутая приоритетность в понимании социальной справедливости характерна не только для всех политических сил, но и для жителей различных регионов[9].



Основные показатели уровня жизни населения в России до сих пор сводятся преимущественно к денежным доходам населения. Так, в официальных статистических данных за 2010 год, например, приводятся следующие сведения.

В январе 2010 года объем денежных доходов населения сложился в размере 1769,2 млрд рублей и увеличился на 12,5% по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. В основном это связано со значительным ростом (в 1,6 раза) размера назначенных пенсий[10].



Между тем положительный рост доходов (за вычетом потерь из-за кризиса) отнюдь не является абсолютным, ибо их распределение по отдельным социальным группам и по отдельным отраслям слишком неравномерно, хуже того - абсолютно не справедливо. Введение плоской шкалы налогообложения привело к дальнейшему росту катастрофической разницы в доходах отдельных групп граждан, что видно на следующем рисунке[11].



Данные свидетельствуют, что огромное неравенство, существовавшее до 1995 года (которое могло быть объяснено неудачами либеральных реформ), еще больше увеличилось в 90-е годы, в том числе и после провозглашения В. Путиным и Д. Медведевым в качестве приоритета социальной политики. Примером этого неравенства стало даже не стремительно растущее в условиях кризиса 2008-2010 годов число миллиардеров, но то, что усилия правительства по повышению доходов граждан... не ведут к изменениям их относительного благополучия. За исключением сверхбогатых (по моим оценкам, менее 0,3% населения) положение других социальных слоев, включая относительно богатых и среднего класса, ухудшается.

Так, среднемесячная зарплата в декабре 2008 года в сельском хозяйстве составляла 11016 рублей, образовании - 17045 рублей, здравоохранении - 17715 рублей, обрабатывающих отраслях порядка 20000, а в финансовой отрасли - в 54620, госуправлении - почти 35000, добыче полезных ископаемых - почти 50000[12].

Вопиющим примером антисоциальной политики стала, конечно, приватизация. Особенно в самых богатых, ресурсных отраслях. Как отмечает исследователь МГИМО(У) Т. Полякова, "...после развала Советского Союза многочисленные производственные предприятия прежних советских министерств, связанные с добычей нефти, были разделены на региональные и технологические группы, подлежащие непосредственному объединению с последующей приватизацией. В конце 1992 года 300 формально независимых, но фактически контролируемых государством производственных объединений, предприятий и исследовательских центров, имеющих дело с разведкой, производством, переработкой и распределением нефти в России, постепенно превратились в вертикально интегрированные и частично приватизированные нефтяные компании во главе с ведущими компаниями: ЛУКойлом, ЮКОСом и Сургутнефтегазом (см. табл.).

Каждая из созданных государственных компаний должна была стать полностью приватизированной посредством распродажи государственного пакета акций. От 45 до 51% государственной части активов каждой вновь созданной компании был сохранен как федеральная собственность на срок до трех лет, а оставшаяся часть акций предлагалась служащим компании (по низким ценам и даже бесплатно) и внешним инвесторам (через наличные аукционы и инвестиционные торги).

В конце 1995 года, стремясь залатать трещавший по швам федеральный бюджет, правительство РФ приняло известную "инвестиционную" схему. За два месяца вся федеральная собственность в ЮКОСе, Сургутнефтегазе, СИДАНКО, Сибнефти, а также 5% федеральной собственности ЛУКойла были проданы на залоговых аукционах горстке российских финансовых институтов. В результате победители аукционов получили фактический контроль над этими нефтяными компаниями"[13].



Как справедливо отметил лидер СПС Н. Белых, "...идеология социальной справедливости - не чисто левая идеология. Если, к примеру, говорить о достройке капитализма в России и в рамках этого разъяснять людям, что такое капитализм, какие функции выполняет государство в Европе, чем оно должно заниматься, что делать для граждан, то окажется, что людей, готовых воспринимать либерально-демократические и социал-демократические идеи, достаточно много. Ведь у большинства людей представления о капитализме сохранились со времен изучения политэкономии"[14].

Действительно, этот тип политической идеологии, как представляется, не просто сложился к 2007 году, но стал наиболее полно соответствовать практическим потребностям современной России, включая и ее исторически важную доминанту - социальную справедливость. Действительно, социальная справедливость - это не уравниловка. В понимании общества, это - порядок, сильное государство, стабильность, даже пессимизм, которые все вместе должны не допустить социальной несправедливости. Но одновременно это и внимательное отношение к растущим фондам, тому, как они тратятся или инвестируются, но, главное - социальному равенству. Так, трудно объяснить гражданину России почему все - и сверхбогатые, и сверхбедные - платят одинаковый подоходный налог. Тем более трудно объяснить, почему инфляция больнее всего бьет по бедным соям населения[15].



Также трудно объяснить гражданам, почему для России, крупнейшего экспортера нефтересурсов, невозможно сделать цены на внутреннем рынке на энергоносители адекватными уровню жизни населения. При разнице, например, в уровнях жизни в десять раз с развитыми странами цены на бензин у нас вполне сопоставимы, а в сравнении с США - даже завышены[16].



Т.е. способ управления финансами стал интересен широким массам. Эта проблема в 2006 году была одной из центральных в общественной дискуссии[17].

О том, каким образом расходовали ресурсы, стали говорить активно еще в 2005 году. Одним из решений стало появление нацпроектов. Но вопрос отнюдь не был снят. Растущие запасы Стабфонда и ЗВР по-прежнему оставались в центре внимания общественно-политических сил.

В. Путин получил огромную поддержку от большинства населения, чье положение в экономическом плане изменилось не намного к 2007 году. Редкий случай, когда политик не только определяется, как В. Путин, "человеком года", но и сохраняет доверие более 60% граждан в конце второго президентского срока. Этот огромный ресурс доверия не мог бы быть получен, если бы граждане не верили в справедливость избранного социально-экономического курса.

Вместе с тем, безусловно, В. Путин смог примирить во многом полярные точки зрения - и демократов, и коммунистов, и империалистов, именно опираясь, даже подчеркивая, на свой традиционализм и консерватизм.

В результате получился синтез социального и консервативного, что стабильно отражалось на симпатиях к президенту[18]. Поэтому справедливо говорить о социальном варианте нового консерватизма. Эта разновидность нового консерватизма - социальный консерватизм - значительно более противоположна неоконсерватизму либеральному, чем социализму. В отличие от социализма социальный консерватизм больше ориентируется как на традиционные ценности и укрепление государства, так и на конкретного, а не абстрактного человека. Его потенциал личности становится главным объектом идеологического воздействия, а вся политика государства и общества рассматривается прежде всего под углом зрения развития материальных, интеллектуальных и духовных условий человеческого развития. Д. Медведев четко сформулировал эту мысль в своей программной статье: "Из международного, да и отечественного опыта следует: только вложения в человека способны помочь уйти от экономики "ресурсной и индустриальной" к экономике знаний, к экономике "ежедневной технологической революции", которая создается личными усилиями активных, здоровых, образованных граждан"[19].

Это не столько партийная, сколько государственная (или, точнее, общенациональная) идеология, в целом разделяемая сегодня большинством политиков, т.е. она достаточно универсальна. Конечно, этот универсализм относителен. Он включает в себя в данном случае общие принципы и тенденции, но не касается частных социально-политических аспектов и пристрастий. Тем не менее универсализм - налицо. Об этом свидетельствует, например, отношение электората отдельных партий к нацпроектам, выступающим в определенной степени в качестве конкретных проблем развития человеческого потенциала. По оценкам Фонда эффективной политики, за исключением электората КПРФ (среди которого руководством партии ведется активная критика нацпроектов), отмечается высокая степень их поддержки[20].



Как признают прежние принципиальные критики режима из газеты "Завтра", "на повестке дня - социализация будущего, хотим мы того или нет"[21].

И эта тенденция проявилась уже в 2006 году. Как подчеркивали в конце 2006 года социологи, "...особенным этот год можно считать лишь в одном конкретном, но весьма существенном отношении: результаты реформ, начатых в первой половине 90-х гг., стали ощущаться уже не только самыми продвинутыми группами - предпринимателями, элитой, чиновничеством, директорами госучреждений и крупных предприятий, но и средним человеком. До последнего времени основная масса людей в России, по существу, лишь пыталась приспособиться, адаптироваться к происходящему"[22].

Традиционные "критики режима" не могут не признать, что внутриполитическая стабильность, против которой они так дружно выступали все последние годы, дали свои результаты. По оценке Е. Ясина, в 2006 году Россия получила в 10 раз больше прямых инвестиций, чем накануне финансового кризиса, а пресловутые нефтедоллары идут не только в карман олигархов: "подчеркну - деньги есть не только у правительства, они расходятся по всей стране. Большие доходы у лесников, металлургов, нефтяников, газовиков. Они делают заказы другим отраслям. Растут доходы населения, которые в свою очередь стимулируют торговлю"[23].

Не случайно именно поэтому английский политолог Р. Саква поставил термин "прозападный либерализм" в кавычки: по целому ряду критериев (отношение к государству, роли государства в экономике, а главное, ценностям российского общества) термин новый. А тем более социальный консерватизм, который не соответствует сложившимся представлениям о либерализме и консерватизме.


____________________

[1] Садовская Ю. Политические анекдоты на службе оппозиции // Независимая газета. 2011. 1 февраля. С. 2.

[2] Социальная справедливость: что это такое и где она нужна? 11 июля 2007 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.zarplata.ru

[3] Социальная справедливость: что это такое и где она нужна? 11 июля 2007 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.zarplata.ru

[4] Социальная справедливость: что это такое? И с чем едят? 8 апреля 2005 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.pravda.ru/economics/08.04.2005

[5] Шишкунова Е., Арабов П. Семейные ценности // Известия. 2010. 25 августа. С. 3.

[6] Григорьева Е. Чиновников поразило социальное неравенство // Известия. 2010. 24 августа. С. 3.

[7] Подробнее см.: Социальная справедливость. Принцип. Приложение N 1.

[8] Сапожков О. Грецию уводят с рынка на полтора года // Коммерсант. 2010. 4 мая. С. 8.

[9] Социальная справедливость: что это такое и где она нужна? 11 июля 2007 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.zarplata.ru

[10] Социальное положение и уровень жизни современной России 2009: стат. сб. Росстат. М., 2009. С. 263.

[11] Якунин В.И. Актуальная теория и методология формирования российской экономической политики / Вып. N 11. Центр ПАГУП, М.: Научный эксперт, 2008. С. 18.

[12] Социальное положение и уровень жизни современной России 2009: стат. сб. Росстат. М., 2009. С. 266-268.

[13] Полякова Т. Состояние нефтяной отрасли России после приватизации. М.: МГИМО-Университет, 2000. С. 4, 5, 32.

[14] Правая, левая - где сторона? // Время новостей. 2007. 9 апреля. С. 6.

[15] Смирнов К. Разномонетарная инфляция // Газета. 2007. 30 августа. С. 11.

[16] Топливо для выбросов // Новые Известия. 2007. 19 июля. С. 3.

[17] Вардуль Н. Фонд поколений // Газета. 2006. 19 июля. С. 10.

[18] Гудков Л. Год развитой стабильности // Ведомости. 2006. 29 декабря. С. А4.

[19] Медведев Д. Национальные проекты: от стабилизации к развитию // Коммерсант. 2007. 25 января. С. 2.

[20] Национальные проекты. Социально-политический мониторинг. ФЭП, 2007. 11-18 апреля. С. 11.

[21] Калашников М. Россия на пороге плановой экономики // Завтра. 2006. N 52 (684). С. 2.

[22] Гудков Л. Год развитой стабильности // Ведомости. 2006. 29 декабря. С. А4.

[23] Ясин Е. Нефтедоллары не пахнут // Газета. 2006. 25 декабря. С. 13.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

23.09.2011

podberezkin.viperson.ru

 



Док. 643172
Перв. публик.: 23.09.11
Последн. ред.: 24.09.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Арабов Павел Владмирович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``