Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Либерализм, отрицающий стратегическую перспективу и важность политической стабильности, открыто противостоит идеологии русского социализма в этом вопросе....
Алексей Подберезкин: Либерализм, отрицающий стратегическую перспективу и важность политической стабильности, открыто противостоит идеологии русского социализма в этом вопросе....
Принципы и норма политической стабильности[1] и стратегической перспективы[2]

Идеологической базой
спекулятивного капитализма стали
экономические теории монетаризма[3].

Ю. Лужков
    

Творческий дух России займет,
наконец, великодержавное положение
в духовном мировом концерте. То, что
совершалось в недрах русского духа,
перестанет уже быть провинциальным.
Отдельным и замкнутым, станет мировым
и общечеловеческим...[4].

Н. Бердяев


Либерализм, отрицающий стратегическую перспективу и важность политической стабильности, открыто противостоит идеологии русского социализма в этом вопросе. Бывший мэр Москвы, человек, представляющий российскую элиту 1990-2000-х годов, признает, что в его основе лежит монетаризм.

"То, что совершалось в недрах русского духа... станет мировым и общечеловеческим" (заметьте, не наоборот). В этой фразе Н.А. Бердяева коротко изложен принцип - стабильность и стратегическая перспектива, основанные на духовном потенциале русской нации.

Приверженность к стабильности отнюдь не меняет то обстоятельство, когда под руководством небольших групп людей в 1917 и 1991 годах происходили революционные, дестабилизирующие изменения. И в 1917, и в 1980-х годах нации обещали не революцию, а реформы и сохранение системы и государства. И в первом, и во втором случае нацию просто обманула кучка авантюристов (большевиков к октябрю 1917 года было несколько десятков тысяч; в августе 1991 года примерно столько же было радикал-демократов).

Важным принципом идеологии социального консерватизма является сочетание стабильности и стратегической перспективы. Нация должна быть уверена, что она не только сохранится, но и будет успешно развиваться, что впереди не будет радикальных дестабилизирующих явлений. Это важно не только для бизнеса, но и каждой отдельно взятой семьи, которая планирует рождение и воспитание детей, свои расходы (покупки), кредиты и пр.

С другой стороны, нации важна стратегическая перспектива как следствие стабильного и успешного развития общества. Так, вряд ли кто-то будет планировать на долгосрочную перспективу обучение в вузе, аспирантуре, защиту диссертации, если у науки в стране не видно позитивного будущего. Человек, даже утверждающий, что живет "сегодняшним днем", планирует свою жизнь и жизнь близких на 10-15 лет вперед. Лишив его ощущения стабильности и перспективы, неизбежно приведешь общество к хаосу, когда приоритеты сегодняшнего дня вытеснят все сколько-нибудь значимые надежды. В соответствии с мнением упоминавшегося немецкого философа, стабильность "выступает в качестве необходимого условия сохранения ценностей в век нарастающих революционных изменений. "Эпоха перемен" 90-х годов стала тяжелым испытанием". "Гуманизм заключается еще и в том, - продолжает немецкий философ, - чтобы не требовать от человека ежеминутных изменений, начинаний с нуля ради жизни будущих поколений".

Интересно, что последние годы принесли огромную популярность В. Путину во многом из-за роста ощущения стабильности и стратегической перспективы, что нашло, например, свое отражение в росте социального оптимизма в стране. При этом речь чаще всего идет о внутриполитической стабильности, хотя принцип стабильности предполагает значительно более широкое толкование: кроме внутриполитической стабильности речь идет о стабильности внешнеполитической, социальной, макроэкономической, военной, кадровой и пр. Действительно, стабильность в 2000-2006 годы всегда была предпочтительнее перемен - политических, кадровых и прочих. Она стала самостоятельной целью и принципом политики В. Путина. При этом много сказано о внутриполитической стабильности, которая играла важную роль в эти годы, но мало, на наш взгляд, о стабильности кадровой (когда была прекращена кадровая чехарда Б. Ельцина), стабильности внешнеполитического курса (при которой ярко выражена такая важная черта, как предсказуемость), наконец, идеологической стабильности, которую и критиковали больше всего.

Идеология стабильности дала свои результаты: 2006 год, по оценкам социологов, показался россиянам одним из самых спокойных и благополучных. На фоне кризисов предыдущих лет этот год был значительно беднее событиями, в особенности тревожными. Настроение стало лучше: с оптимизмом смотрели в будущий год 46%, пессимистические прогнозы давали 28%. В конце 2005 г. соотношение мнений было 43% к 40%. Это в экономике. Похожие изменения были и в области политических ожиданий: 42% россиян полагали, что политическая ситуация явно улучшилась, что страна двигалась в правильном направлении, а 30% - ожидали в следующем году роста напряженности и конфликтов, что было связано отчасти с предстоящими выборами в Госдуму. В 2004 году назад оптимистов и пессимистов было поровну (39%).

Баланс ежегодных радостей и огорчений сместился в сторону позитивных событий. Половина опрошенных считали 2006 год удачным для себя и, по крайней мере, "не хуже предыдущих" - для страны в целом. Объясняется это не только заметными достижениями и успехами страны, сколько отсутствием "плохого". Самая большая группа ответов на вопрос "Что хорошего принес 2006 год?" свелась к следующему: хорошо то, что не случилось ничего плохого (с 2001 г. этот вариант ответа вырос в популярности с 23% до 33%)[5].

Не случайно, что столетие Л. Брежнева, отмечавшееся в 2006 году, было воспринято с огромной симпатией в российской обществе. Россияне испытывали ностальгию по тем временам. По данным "Левада-центра", с восхищением, симпатией и уважением к нему относились 39% опрошенных (к Сталину - 36%, Горбачеву - 29%), безразлично - 44%, с раздражением, ненавистью - всего 12%. По данным ВЦИОМ, Брежнев - второй по популярности руководитель России после В. Путина. Его считали лучшим 15% опрошенных, Путина - 37%. 61% опрошенных фондом "Общественное мнение" считали годы правления Брежнева благополучным временем для страны. И только 17% - неблагополучным. 50% россиян были уверены, что он сыграл положительную роль в истории страны, 16% - что отрицательную. Что ж, со временем любые воспоминания становятся хорошими[6].

Вместе с тем нации, безусловно, нужна и стратегическая перспектива или национальная идея. Российское общество не может жить без некой крупномасштабной идеи, хотя эта мысль в последние годы не раз подвергалась критике. Суть, однако, проста: во все времена Россия могла консолидироваться и сделать фантастические рывки в том случае, когда появлялась стратегическая идея или перспектива - будь то объединение Руси, "Москва - Третий Рим", "самодержавие - православие - народность" или "построение коммунизма" в отдельно взятой стране.

И наоборот. Как только такая идея исчезала, как только ее место занимал хаос, либо - что еще хуже - меркантилизм, накопительство, нация начинала стремительно деградировать.

Поэтому нам и нужны долгосрочные, стратегические идеи и проекты как часть нашего мировоззрения и идеологии. Будь то ГОЭЛРО либо Байкало-Амурская магистраль. Такие проекты усиливают чувство стабильности и перспективы развития. Даже на бытовом уровне видно, что если человек строит дом, то у него существуют не только планы, но и есть ресурсы для строительства.

Кроме того, в период глобализации долгосрочные проекты имеют свою очевидную экономическую перспективу. В частности, если речь идет об эффективном управлении активами - будь то ЗВР или Стабфонд. Как справедливо отмечает А. Вавилов, "...в мире существует масса успешных примеров долгосрочного управления активами. Причем это не только государственные фонды типа норвежского или ОАЭ с доходностью 8-10% годовых и широкой диверсификацией инструментов, но и, например, базовый капитал университетов (так называемые эндаументы), который в случае Йельского университета последние 20 лет приносил в среднем 17,2% годовых. Ключевой элемент столь эффективных вложений - ориентация на долгосрочные цели и глобальная диверсификация секторов и инструментов. Например, целевой портфель норвежского фонда на 40% состоит из акций и на 60% из облигаций с широким географическим охватом от Европы (50-60%) и Америки (35-45%) до Азии и Океании (5-15%). Спектр инструментов эндаументов еще шире и включает в себя индексы недвижимости и товаров. В качестве иллюстрации: 10%-ная доходность означает как минимум десятикратный рост начальных активов, т.е. если считать грубо, то со 100 млрд долл. до 1 трлн долл. за 25 лет. При доходности на уровне 17% на полное покрытие разрыва российской пенсионной системы потребовалось бы менее 15 лет"[7].

Из этого примера видно, что стратегически (и идеологически) необходимы долгосрочные цели, которые, как показывает опыт, становятся и сверхвыгодны экономически.

Другой пример. Объявление и реализация в 2006 году нацпроекта "Доступное жилье" в качестве долгосрочной цели привело к росту строительной отрасли в том же году более чем на 15%, а в первой половине 2007 года - на 23%[8].

Таким образом, и политически, и идеологически, и экономически обществу нужна стратегическая перспектива, которая становится как важнейшим элементом стабильности, так и механизмом ускорения темпов его развития. Очевидно, что стержнем, главной идеей такой стратегической перспективы должна стать идея опережающего развития всех составляющих человеческого потенциала. Экономических, социальных, духовных. Появление такой стратегической перспективы можно рассматривать в качестве мощного стимула развития и консолидации общества. И наоборот - отсутствие такой составляющей в идеологии обрекает нацию на деградацию, бесконечные радикальные реформы.

_______________

[1] Стабильность - зд. способность политической системы функционировать, не изменяя собственную структуру, и находить ее в равновесии во времени. - Прим. авт.

[2] Стратегическая перспектива, как и линейная перспектива рассчитана на фиксированную точку зрения и предполагает единую точку схода по линии горизонта. Только во времени, а не в пространстве. Стратегическая перспектива для России - та же единая точка схода на линии горизонта, т.е. в долгосрочном плане, когда все силы нации имеют стратегически важную цель - "победу в войне", "восстановление разрушенного хозяйства", "строительство коммунизма" и т.п. - Прим. авт.

[3] Лужков Ю. Транскапитализм и Россия. М. ОАО "Московские учебники и Картолитография", 2009. С. 18.

[4] Бердяев Н. Судьба России: соч. С. 272.

[5] Гудков Л. Год развитой стабильности // Ведомости. 2006. 29 декабря. С. А4.

[6] Аптекарь П. Аффект стабильности // Ведомости. 2006. 15 декабря. С. А4.

[7] Вавилов А. Умный Стабфонд // Ведомости. 2007. 18 июня. С. А4.

[8] Грозовский Б. и др. Экономика теплой погоды // Ведомости. 2007. 15 июня. С. 1.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

14.09.2011

podberezkin.viperson.ru

Док. 642781
Перв. публик.: 14.09.11
Последн. ред.: 16.09.11
Число обращений: 0

  • Лужков Юрий Михайлович
  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``