Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Преемственность в политических сезонах России 2000-2011 годов рассматривалась как политическое условие продолжения (`плана Путина`) нынешнего курса...
Алексей Подберезкин: Преемственность в политических сезонах России 2000-2011 годов рассматривалась как политическое условие продолжения (`плана Путина`) нынешнего курса...
Преемственность как идеологический принцип и норма русского социализма

В обществе были болезнь и гниль,
которые и сделали неизбежной
революцию...Сверху не происходило творческого
развития, не излучался свет, и потому
прервалась тьма снизу. Так всегда бывает[1].

Н. Бердяев
    

Источником идей для консерватора всегда
остается собственная национальная традиция,
тот ценностной и ментальный багаж,
который копился поколениями людей...[2].

А. Погорельский


Преемственность в политических сезонах России 2000-2011 годов рассматривалась как политическое условие продолжения ("плана Путина") нынешнего курса. К сожалению, это узкое, даже прагматично-утилитарное восприятие принципа гораздо более значимо для России. Если бы элита придерживалась этого идеологического принципа, как, например, в Китае и Индии, то СССР был бы сохранен. Этот принцип сберег бы страну от катастрофических проблем XX и XXI века, возникших у России.

Преемственность и сохранение национальной традиции в условиях глобализации становятся важнейшим политическим и идеологическим принципом, который позволяет сохранить нацию и государство, вообще говорить о чем-то суверенном и самостоятельном. Приверженность этому принципу - характерная черта успешных государств. Умение сочетать этот принцип с потребностями опережающего научно-технического развития, говоря коротко, - формула успеха в XXI веке. Что, собственно, и стало главной идеей в политике, например Индии, Китая, Бразилии.

Преемственность означает создание таких материальных и духовных условий, которые делают возможным сохранение традиций, культурного и духовного наследия. И не только в России, но и на всем постсоветском пространстве, где все еще есть значительная потенциальная часть НЧП России. О котором мы фактически забыли. Как сказал А. Асмолов, "...великая трагедия заключалась в следующем: люди, которые жили в огромной стране в ожидании коммунизма, как бы они его ни понимали, имели высокий смысл существования. Никакая социальная алхимия не должна лишать их этого ощущения. Я как психолог говорю: при любой демократии - это шок"[3].

Но не только. Успешное развитие в XXI веке возможно только на основе собственных достижений в национальной культуре, науке, образовании и духовности. "Перенос" чужих ценностей ведет не только к потере самоидентификации, но и не дает в принципе возможностей для опережающего развития, т.к. государство вынуждено всегда "догонять" чужой опыт, знания и технологии. Качественный рывок возможен только на основе собственного опыта.

Внимательные западные исследователи, такие, например, как Р. Саква и другие, отдают должное как традиции, так и вытекающему из традиции принципа общенационального согласия. Как утверждает Э. Ренан, нация создается одновременно путем "наследования богатых исторических традиций" и "современным согласием, желанием народов жить вместе". Чтобы избежать конфликтов - поскольку у каждого народа может быть свое достаточно богатое историческое и культурное наследие, отличное от других, - нация должна существовать не за счет того, что помнится из прошлого, но и того, что должно быть забыто. Ренан отмечает, что "существование нации... это ежедневный плебисцит".

Сказанное имеет особое значение для многонациональной России. Если рассматривать принцип преемственности как принцип сохранения традиции, то в полной мере это должно относиться ко всем нациям и народностям России. Сумма таких многонациональных традиций - огромное богатство, а потеря, даже самая малая, должна рассматриваться как потеря всех наций, населяющих Россию.

Русская традиция, преемственность должны в полной мере учитывать другие традиции. И культурные, и политические. В этом случае все нации будут прирастать новым богатством культурных и национальных традиций.

И наоборот. Этнический национализм, исключительность любой нации не только противоречат принципам гуманизма, но и наносят вред для всех наций, включая ту, которая проповедует национальную исключительность. Это имеет особое значение для современной России, где национализм пытаются использовать в спекулятивных политических целях.

Прошлое может как объединять, так и разделять, и чтобы стать одной нацией, люди должны хотеть жить вместе. В докладе "Россия на пороге нового тысячелетия" Путин подчеркнул, что плодотворная и созидательная работа, в которой так нуждается наша страна, невозможна в раздробленном и дезинтегрированном обществе, обществе, где основные социальные проблемы и политические силы существуют отдельно от базисных ценностей и фундаментальной идеологической ориентации. Дважды в уходящем веке Россия оказывалась в подобном положении: после октября 1917 года и в 1990-е годы[4].

Сохранение традиций для неоконсерватора не средство, а сама цель, потому что традиция есть необходимое условие существования общества. Так же как и человеческий организм, сохраняющий, несмотря на отмирание старых клеток, свою структуру, общество сохраняет свою идентичность. И если в первом случае это происходит прежде всего благодаря ДНК, то во втором - благодаря традициям. Примечательно, что В. Путин отдает дань таким традициям. "В России право и мораль, политика и нравственность традиционно признавались понятиями близкими и соотносительными", - говорит он в послании 2005 года[5].

В этой связи важно подчеркнуть особое значение сохранения традиций для России в эпоху глобализации, которое рассматривается как обязательное условие выживаемости России: "Если для западных стран речь идет об уменьшении в ближайшие десятилетия их непропорционального огромного доминирования в мире, то для России речь идет о ее выживании как самостоятельного общества и государства со своей веками складывающейся великой культурой"[6].

И это отнюдь не изобретение В. Путина или Д. Медведева, или А. Подберезкина, или Михалкова, который в своем программном "манифесте просвещенного консерватизма" заявил, что "...утверждение нового не должно превращаться в кровавый разрыв со старым"[7].

К сожалению, отличительной чертой всего постсоветского периода стала борьба либералов с традицией и собственной историей, отказ от принципа преемственности. И советской, и досоветской. Неолибералы изначально сформулировали задачу "затолкать" Россию в либеральную систему ценностей, превратить ее в "часть Запада", а это означает прежде всего отказ от принципа преемственности. И в 90-е годы, и в XXI веке либералы объявляли преемственность вне закона, отказывая и опошляя период имперско-советской истории, а нередко и предыдущих периодов.

Аналогичные попытки предпринимались и прежде, начиная, может быть, с XI века, когда начался процесс западноевропейской экспансии в Восточную Европу, ассимилирование славян и уничтожение их традиций. С тех пор, можно признать, произошло фактическое вытеснение западноевропейцами славян с их традиционных ареалов обитания: граница отодвинулась на востоке на тысячи километров. После развала ОВД и СССР процесс вновь был искусственно стимулирован, причем речь идет, конечно же, не только о политическом и военном вытеснении, но и культурном, информационном, духовном.

Период конца 80-х годов и первого десятилетия XXI века стал периодом мощного цивилизационного натиска либералов на систему ценностей, культурную и духовную среду, традиции не только русской нации, но и других национальностей, проживающих на территории России. Этот либеральный натиск в конечном счете имеет целью дискредитацию системы ценностей, сложившихся в России, замену ее на иную, западнолиберальную систему. Именно такая замена делает возможной окончательную политическую победу над Россией. Так же, впрочем, как это произошло и с СССР. Но для этого надо окончательно дискредитировать принцип преемственности, связи времен. Что и наблюдается особенно активно в первом десятилетии XXI века: инициируется антисталинская и антиленинская кампания, предпринимаются попытки ревизии истории, особенно Второй мировой войны, нации навязываются ярлыки "архаичного" типа и т.п.

В этой связи уместно привести рассуждения И. Ильина, который непосредственно связал политическую актуальность и русскую традицию, что, на мой взгляд, является главным в понимании успешного развития и сегодня, 50 лет спустя: "Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба русского народа за свободную и достойную жизнь на земле - продолжается. И ныне нам более чем когда-нибудь, подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею.

Эту творческую идею нам не у кого и не для чего заимствовать: она может быть только русскою, национальною. Она должна выражать русское историческое своеобразие и в тоже время - русское историческое призвание. Эта идея формулирует то, что русскому народу уже присуще, что составляет его благую силу, в чем он прав перед лицом Божьим и самобытен среди всех других народов. И в то же время эта идея указывает нам нашу историческую задачу и наш духовный путь; это то, что мы должны беречь и растить в себе, воспитывать в наших детях и в грядущих поколениях и довести до настоящей чистоты и полноты бытия - во всем, в нашей культуре и в нашем быту, в наших душах и в нашей вере, в наших учреждениях и законах русская идея есть нечто живое, простое и творческое. Россия жила ею во все свои вдохновенные часы, во все свои благие дни, во всех своих великих людях. Об этой идее мы можем сказать: так было, и когда так бывало, то осуществлялось прекрасное: и так будет, и чем полнее и сильнее это будет осуществляться, тем будет лучше...>>[8]

Сохранение, даже возрождение традиций при В. Путине - имперских и советских - стало практически нормой. Принятие нового старого гимна России - один из примеров, за которым последовало множество других. В. Путину удалось то, что не удалось до него другим - примирить имперское и советское прошлое. Как оказалось, это отнюдь не эклектика, а органичное сочетание. Объяснение - вполне логичное и простое - хорошо сформулировал А. Погорельский: "Традиционное общество разрушено основательно, и лишь отдельные его элементы остались в сознании (и подсознании) людей как некие "фантомные боли". Вместе с тем у нас есть что сохранить. Прежде всего - это Россия. Как страна, как мечта, как наследие предков, как дело жизни, как напутствие детям. Наши язык, культура, история. Эти ценности близки не только консерваторам, но и всему обществу"[9].

Государство вне традиций, впрочем, как и общество, не существует и не может существовать. В условиях глобализации потеря национальной идентичности и смерть нации наступают еще быстрее, ибо устойчивость социокультурных и цивилизационных параметров стремительно уменьшается[10]. Можно какое-то время искусственно игнорировать эти традиции, нанося себе ущерб, но это будет именно искусственно и недолговременно. То, что преемственность является частью сущности государства и общества, а ее игнорирование - субъективные, искусственные действия, выполняющие частные идеологические задачи, вновь приходилось доказывать в начале ХХI века, хотя, повторю, эта истина общеизвестна. Любопытный пример тому - фундаментальная работа, посвященная истории государственного права в России, написанная на рубеже ХIХ и ХХ веков М. Дьяконовым "Очерки общественного и государственного строя древней Руси", в которой обстоятельно рассмотрены не только источники права и государственного устройства России, но и делается примечательный вывод относительно интересующего нас вопроса: "Причины этого сходства... могут быть связаны с одной из трех следующих, это:

1) передача одним народом другому одного или целой совокупности учреждений;

2) действие одинаковых причин, вызвавших и тождественные результаты;

3) происхождение из одного общего корня"[11].

Игнорирование преемственности наносит огромный вред. И 90-е годы ХХ века в России это лишний раз показали. Поэтому возвращение к преемственности, которое стало происходить при В. Путине с первых дней его президентства, означало не только естественный, но и очень благотворный процесс для решения главных задач, которые он перед собой поставил, - восстановление государственности и экономики страны. Не случайно этот принцип нашел реализацию в такой отрасли, как сельское хозяйство, где за 2006 год инвестиции выросли более чем на 60%[12]. Традиционная культура и сельское хозяйство - две тесно взаимосвязанные области. И эту взаимосвязь В. Путин хорошо понимает.

И наоборот. Преемственность не только в политике и экономике, но и идеологии не просто очень эффективна, но в некоторых случаях, как, например, во внешней политике, абсолютно обязательное условие развития. Также, впрочем, как и в религии. Не случайно основные религии и конфессии России активно выступили против секуляризации, нередко силовой, наступающей с Запада, именно как процесса, в ходе которого религиозное мышление, институты и практика теряют свое социальное значение[13].

Для России, выстраивающей долгосрочный социально-экономический вектор развития, это не просто принципы идеологии и политики, но и вопрос веры, веры в конкретную и результативную работу на благо народа. Так, по признанию М. Зурабова, "национальный проект - это первый шаг, хотя он достаточно масштабен и по объему финансирования, и по организационной стороне, которая включала 306 мероприятий. Работа такого масштаба в последние годы в Российской Федерации не проводилась"[14]. Преемственность политики В. Путина, таким образом, это конкретность в работе, "наполняющая" идеологию социального консерватизма детальным содержанием, что прямо противоположно декларативной политике М. Горбачева, который не случайно всячески игнорировал принцип преемственности.

Сила этого принципа огромна. Достаточно сказать, что одна из инициатив В. Путина о "материнском капитале", выдвинутая в рамках ПНП, стала "событием 2006 года"[15], т.е. очень точно отразила социальный запрос населения. А между тем она всего лишь одна из инициатив в русле принципа преемственности социального курса.

Не случаен и тот факт, что, по соцопросам конца 2006 года, большинство граждан России мечтает о "возвращении к социальному государству хотя бы в том стандарте, который существовал у нас в 70-е годы при Брежневе"[16].

Хотим мы того сегодня или нет, но в наши дни постоянно идет процесс сравнения с брежневским периодом. Как в одну, так и в другую сторону. Примеров огромное множество. Начиная от сравнения макроэкономических показателей (достижения уровня ВВП РСФСР в 1990 году), до частных сравнений. Так, упоминается, что в экономической области, например, Кузбасс добыл в 2006 году 172 млн тонн угля, а в 1985 году - 146,2 млн[17]. Происходит этот процесс по аналогии с тем, что было в СССР, когда использовались сравнения с 1913 годом, последним мирным годом имперской России.

Таким образом, принцип преемственности выступает не просто политическим принципом преемственности власти (о чем много говорилось в 2007 году), но и идеологическим принципом, который находит широкую поддержку в общественном сознании. Причем важная его функция - сравнение с предыдущими периодами развития, что неизбежно ведет к выводам о необходимости опережающего развития, сопоставления с результатами деятельности за предыдущие периоды.

На мой взгляд, принцип преемственности имеет важнейшее значение и для сохранения национальной идентичности, укрепления внутренней стабильности, повышения предсказуемости и последовательности во внешней политике России. Он органично сочетается с принципом синтеза традиций и инноваций, является механизмом реализации идеологических установок в практической политике.


_________________

[1] Бердяев Н. Судьба России: сочинения. М.: ЭКСМО-Пресс, 1998. С. 267.

[2] Погорельский А. Конструктивный консерватизм // ПрогнозиЕ. 2006. N 2 (6). С. 5.

[3] Миловидов К. Отдам даром // Российская газета. 2011. 6 апреля. С. 11.

[4] Цит. по: Саква Р. Путин: выбор России. М.: ОЛМА-РЕСС, 2005. С. 308.

[5] Путин В. Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. М.: Кремль. 2005. 25 апреля.

[6] Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: ритмы истории и перспективы мирового развития. Дубна, 2006. С. 423.

[7] Михалков Н. Манифест просвещенного консерватизма. [Эл. ресурс]. URL:http://www.polit.ru/kino/2010/10/26/manifest

[8] Ильин И. О русском национализме / сб. статей. М.: Российский фонд культуры, 2007. С. 109.

[9] Погорельский А. Конструктивный консерватизм // ПрогнозиE. 2006 (лето). N 2 (6). С. 3.

[10] См. подробнее: Глобалистика. Энциклопедия / гл. ред. И.И. Мазур. М.: Радуга, 2003. С. 367-368.

[11] Дьяконов М. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси. СПб.: Право, 1910. С. 3.

[12] Киличев А. ВТО нас рассудит // Новые Известия. 2006. 25 декабря. С. 3.

[13] Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь. 2-е изд., М.: Экономика, 2004. С. 415-416.

[14] Зурабов М. Национальный проект - это лишь первый шаг // Известия. 2006. 27 декабря. С. 3.

[15] Коледина А. Ну, родили мы второго. Что дальше? // Известия. 2006. 27 декабря. С. 1.

[16] Колесниченко А. Русская политическая рулетка // Новые Известия. 2006. N 239. С. 6.

[17] Белов И. Догнать и перегнать... Советский Союз // Российская газета. 2006. 27 декабря. С. 5.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

12.09.2011

podberezkin.viperson.ru

Док. 642613
Перв. публик.: 12.09.11
Последн. ред.: 07.06.12
Число обращений: 0

  • Зурабов Михаил Юрьевич
  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Михалков Никита Сергеевич
  • Погорельский Александр Львович
  • Киличев Алексей
  • Колесниченко Александр Васильевич
  • Белов Иван
  • Белов Иван

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``