Седьмой раунд переговоров по Сирии в Астане пройдет 30-31 октября
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: ...в истории России не раз случалось, что развал элиты, даже плохой (как в XVII или начале XX века), приводил к хаосу в стране... Поэтому реальный выход может быть один - вербовать элиту из наиболее продвинутой части среднего класса..
Алексей Подберезкин: ...в истории России не раз случалось, что развал элиты, даже плохой (как в XVII или начале XX века), приводил к хаосу в стране... Поэтому реальный выход может быть один - вербовать элиту из наиболее продвинутой части среднего класса..
Личность, средний и креативный класс

Власти наплевали на всех.
Кого-то прижали, кого-то -
напугали, кого-то - посадили,
кому-то просто сказали: "Заткнись".

Оплеванные заткнулись. Но чувство оплеванности осталось. Оно вообще-то
не забывается. Оно копится[1].

Ю. Калинина


...Заблуждение - сводить средний класс к некоему "желудочному"
определению. Средний класс - это не только доходы, не только уровень
материального обеспечения... это и
образ жизни, и политический феномен[2].

Е. Гонтмахер


Здесь ключевое слово у Ю. Калининой - "копиться". Протест против игнорирования его мнения и интересов у творческого класса накапливается постепенно, чтобы потом выплеснуться в негодование. Сегодня, с появлением Интернета, сетевые технологии позволяют организовать этот процесс, если, конечно, для него сложились идеологические предпосылки. В период выборов "накопление усталости" происходит быстрее. Тем быстрее, чем быстрее элита доказывает свою неспособность и неэффективность, о чем открыто заговорили не только оппозиционеры, но и представители либеральной части все той же элиты в 2010-2011 годах. Вопрос встал остро и опасно.

Опасно потому, что в истории России не раз случалось, что развал элиты, даже плохой (как в XVII или начале XX века), приводил к хаосу в стране. Остро - потому, что менять элиту, по сути дела, не на кого. В России, в отличие от времени Алексея Михайловича Романова, не готовили новую элиту в массовом порядке - нравственно, профессионально. Скорее наоборот. Поэтому реальный выход может быть один - вербовать элиту из наиболее продвинутой части среднего класса, прежде всего ее креативных слоев в науке, образовании. Как справедливо заметил Л. Радзиховский, "нужно не раскулачивать элиту, а вести политику целенаправленного "выращивания" среднего класса"[3].

Для опережающего развития НЧП принципиально важно, чтобы та "питательная среда", в которой вырастает максимальный ЧП личности, была как можно больше. Эта "питательная среда" сегодня во многом идентифицируется со средним классом, который составляет в развитых странах 75-80%, а в России - не более 20%. Сразу же оговорюсь, что для НЧК важны все граждане страны, все без исключения личности, даже те, которые в силу ряда причин пока негативно влияют на этот показатель. Общество и нация заинтересованы в том, чтобы все личности без исключения стали частью нации, составными элементами НЧК. И еще одна оговорка: творческие (креативные) личности могут и бывают и среди представителей других социальных слоев, как высших, так и низших, госслужащих и предпринимателей.

Социологи отмечают "гетерогенность, размытость и неоформленность" среднего класса, преувеличивая, на мой взгляд, его реальную численность[4].



Социологи отмечают, что "численность среднего класса значительно увеличилась за период экономического роста, предшествовавшего кризису. Так, в 2003 г. доля среднего класса составляла 29%, в 2008 - 34%. Однако кризис 2009 г. нарушил тенденцию роста численности среднего класса. К весне 2009 г. доля среднего класса в населении в целом сократилась с трети до четверти (26%), доля же среднего класса в составе экономически активного городского населения сократилась с более чем 40% до 30%. За последний год, однако, численность среднего класса вновь возросла до более чем трети населения страны, вернувшись к ситуации 2008 г.".

По оценкам социологов, средний класс делится на следующие социальные группы применительно к их готовности к "модернизации"[5].



В этой области, как показывает практика, даже незначительные усилия государства дают позитивный результат. Так, в период кризиса 2001-2010 годов государство стало выделять желающим заниматься малым бизнесом 50 тыс. рублей. Как оказалось, к 2011 году только 3-4% предпринимателей потерпели фиаско[6].

Но показатель НЧК не только количественный, но и качественный. Как уже говорилось, его КПД может быть от 0 до 100, даже бесконечности (если личность - гений). Поэтому принципиально важно качество человеческой личности: понятно, что сумма нулей, даже если их будет 140 миллионов, дает в итоге нуль, но, чем выше качество, т.е. личностный потенциал, тем больше НЧП. Даже небольшая социальная группа выдающихся личностей может резко повысить НЧК. Вспомним хотя бы творческий взлет в России в конце XIX начале XX века, когда страна в лице своих гениальных представителей - писателей, художников, ученых, инженеров, предпринимателей - продемонстрировала миру высочайший уровень национального человеческого капитала.

Вот почему средний класс, как основная "питательная среда" для творческих слоев граждан, имеет огромное значение для НЧК.

Важно также иметь в виду, что именно средний класс должен стать не просто основой стабильности (о чем много говорят), но и основой развития. Именно он заинтересован прежде всего и может стать социальной базой для новой идеологии социального консерватизма. Но, как показывают события в Северной Африке и на Ближнем Востоке, может быть и наоборот. Именно средний класс становится главной движущей силой социальных революций.

Причем история Российской империи также подтверждает этот вывод. Принято считать, что освободившиеся крестьяне и мещане должны были быть очень благодарны Александру II Освободителю. Но этого почему-то не произошло. Наоборот, именно 60-е и 70-е годы стали годами народных волнений, заговоров и политических убийств.

Интересно наблюдение Б.Н. Миронова, сделанное им в фундаментальном научном труде по исторической антропометрии в России за 1700-1917 годы, в частности, о времени правления наиболее "несимпатичного" для наших либералов императора - Николая I, при котором, однако, жизненный уровень был максимально высоким за весь период наблюдений. Так, индекс реальной зарплаты приближался в этот период к 100, а индекс цен был сопоставим с индексом пятидесятилетней давности[7].



Это совершенно по-иному рисует как образ имперской России, так и правление наиболее "тоталитарного" режима. Кстати, наблюдения Б.Н. Миронова показывают, что реальная зарплата стремительно падала во времена "демократизации" Александра II, в то время как общий индекс цен - рос[8].



То, что сегодня, во втором десятилетии XXI века, выдается за "процветание", "расцвет" в национальном развитии, для большинства граждан таковым совсем не является.

Сказанное имеет прямое отношение к современности, как минимум, в двух планах. Во-первых, объясняет подъем революционного движения в России в 70-е и 80-е годы XIX века с вполне материалистических позиций и дает основание полагать, что современная Россия не является исключением. Во-вторых, иллюстрирует тот факт, что либерализация и "демократизация" не всегда ведут к улучшению положения граждан. Что эти понятия отнюдь не тождественны. Как говорил А.С. Пушкин, в России "нищий, уходя скитаться по миру, оставляет свою избу. Этого нет в чужих краях. Иметь корову везде в Европе есть знак роскоши; у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности"[9].

Вместе с тем материальное положение среднего класса среди других групп населения, распределенных по видам экономической деятельности, можно назвать не просто неудовлетворительным, но даже трагичным. Экономические реалии таковы, что творческие слои фактически массово уничтожаются экономическими методами, что легко заметить из официальной статистики, в частности, заработной платы, которая является основным, а главное, - постоянным источником дохода[10].




Как нетрудно заметить, доходы лиц, занятых в науке, образовании, здравоохранении, перерабатывающих отраслях промышленности, радикально уступают доходам в финансовых и сырьевых отраслях, что в целом точно отражает всю структуру экономики и общества.

Соответственно, возникает проблема роста личных доходов в этих секторах, ориентированных на развитие НЧП, изменения отношения государства к этой социальной группе (группам) людей.

Существуют, как уже говорилось, три признака среднего класса - материально-имущественное положение (доход, накопления, имущество), социально-профессиональный статус и самоидентификация (когда люди сами называют себя средним классом). Директор НИСП Т. Малева утверждает, что по первому признаку к среднему классу можно отнести 21,2% домохозяйств, по второму - 21,9%, а вот по третьему - 39,5%. Социологи же все три признака в совокупности обнаружили только у 6,9%[11].

Но определение среднего класса только по доходам и имущественному признаку не вполне корректно хотя бы потому, что заранее сводит духовный и интеллектуальный потенциал творческой личности до уровня среднестатистического обывателя. Ведь экономический результат не главное, к чему стремятся эти люди.

Доходы, собственность достаются иногда достаточно просто, не требуя многих лет профессиональной учебы, работы, переподготовки. Главный и основной признак личности - творческий поиск. Характерно, что и в структуре потребления этого социального слоя затраты на материальные блага - питание, одежду, предметы роскоши - составляют отнюдь не главные статьи расходов. На первое место устойчиво выходят затраты на информацию - Интернет, книги, программное обеспечение, путешествия и т.д.

Споры о существовании среднего класса и его роли в российском обществе весьма актуальны. На наш взгляд, очень полезными в этой связи могут быть выводы исследователей из Центра Карнеги в Москве, которые выполнили серьезный проект "Экономические и социальные стратегии среднего класса". По их мнению, например, двумя признаками среднего класса обладают лишь 12% российских семей, а в целом к нему могут быть отнесены не более 19% (для сравнения, в развитых странах к среднему классу относятся 60-70% населения). Причем в благоприятных условиях максимальная численность российского среднего класса могла бы составить 50%.

На наш взгляд, эта цифра огромна, и при ее достижении в среднесрочной перспективе можно было бы говорить о том, что Россия вступила на интенсивный путь развития. Парадокс заключается в другом - Россия не может вступить в период интенсивного развития без усиления влияния и роста численности среднего класса.

В этой связи представляет интерес анализ экспертами Центра Карнеги структуры среднего класса в России:

- лишь немногим более трети домохозяйств (8,8% из 21,9%), обладающих набором признаков среднего класса, с профессионально-социальной точки зрения имеют удовлетворительное материальное положение. В упрощенных терминах это означает, что лишь треть образованных людей научились зарабатывать либо получают относительно их квалификации достойную зарплату;

- с другой стороны, не более трети российских семей с достатком (8,8% из 21,2%) имеют сильные профессиональные позиции. Опять же, упрощая, можно сказать, что только треть умеющих зарабатывать достаточно образованны;

- чуть более половины среднеобеспеченных семей (11,9% из 21,2%) относят себя к среднему классу. Таким образом, материальный достаток далеко не для всех является гарантией высокой социальной самооценки;

- меньше трети семей (11,9% из 39,5%), субъективно относящих себя к среднему классу, имеют на то объективные основания, если судить по уровню их материального положения. Иначе говоря, субъективный средний класс значительно шире среднеобеспеченных групп населения;

- также немногим более половины домохозяйств (12,2% из 21,9%) с социально-профессиональными характеристиками, присущими среднему классу, уверенно относят себя к таковому. Таким образом, образование и профессия не всегда являются основанием для высокой самооценки;

- менее трети "субъективного" среднего класса (12,2% из 39,5%) объективно является таковым с социально-профессиональных позиций. Другими словами, субъективный средний класс существенно превосходит по размеру социально-профессиональный средний класс.

Сегодняшнее место среднего класса в российском обществе графически можно изобразить следующим образом (см. рис.).



Из этого простого рисунка видно, что для того, чтобы расширить "питательную среду" для креативной части общества, т.е. увеличить заштрихованную зону с 7-10% до 25-30%, необходимо:

1) увеличить социальную группу получающих душевой доход, сопоставимый с доходом в развитых странах, с 20-22% до 70-75% всех граждан;

2) увеличить социальную группу, имеющую высшее образование, с 20% до 50-60%, а в перспективе - до 90-95%;

3) увеличить социальную группу, идентифицирующую себя по социально-профессиональному признаку, с 30% до 50-70%.

В этом случае рисунок современного общества выглядел бы следующим образом (см. рис.).



Таким образом, мы видим, что основные элементы, составляющие качество ЧП, - образование, доход, уровень культуры - являются ключевыми при создании массового среднего класса и базы для формирования креативных социальных слоев общества.

Отсюда главная цель социально-консервативной идеологии заключается не только в абстрактном развитии потенциала человеческой личности, но его трансформации, реализации в НЧК, т.е. в социальной политике, ориентированной на массовое воспроизводство потенциалов человеческой личности.

Огромная часть интеллигенции - служащие, предприниматели - работает в бизнесе. И их справедливо надо считать такими же носителями идей, талантов и возможностей. Талант предпринимателя - это надо особо подчеркнуть - встречается не чаще, чем талант музыканта, ученого, а издержек - рисков, стрессов - у него значительно больше.

Специфика России, кроме того, заключается в том, что предпринимателями стали за последние 15 лет бывшие ученые, военные, журналисты (представителей собственно экономики и производства в этой среде. Интеллектуальная составляющая в этой среде нередко доминирует.

С точки зрения экономической и социальной необходимо преодолеть исторически сложившееся отношение к носителям знаний в России как к людям второго сорта и поднять их социальный статус в обществе. Во многом эта историческая задача свойственна только России, ведь в постиндустриальных обществах этого давно уже нет - священник, учитель, врач обладают там статусом, нередко превышающим статус государственного служащего и даже солидного бизнесмена.

Иное дело в России, где исторически роль интеллигенции в управлении страной и распределении национальных ресурсов была сведена к минимуму. Во времена империи интеллигенция, еще только нарождавшаяся, была в меньшинстве и по численности, и по влиянию в обществе. По своему статусу она значительно уступала дворянству и другим сословиям.

В советские времена интеллигенция получила полупрезрительное название "прослойки". В "демократической" России она стала самой обездоленной, самой пострадавшей от реформ частью населения, добровольно уступив свои политические и экономические права зачастую полуграмотным политикам и чиновникам. Но вернуть себе эти политические и экономические права она может только сама: глупо ожидать от "нового русского" или бюрократа желания самостоятельно поделиться властью. Таким образом, объективная общеэкономическая тенденция развития совпадает с социально-политической потребностью прихода к власти в России "креативного класса", когда интересы этого класса и общества могут быть выражены в единой политической воле.

Политическое значение креативного класса возрастает не благодаря, а вопреки традиционной элите. Эти люди, благодаря своим знаниям, творчеству и пассионарности, не зависят от власти. Более того, с удовольствием ей противостоят, формируя вопреки ей новую элиту, элиту блоггеров, да и вообще социально активной части творческого класса. Как справедливо заметил социолог А. Бард, "новая элита, нетократия, - это совершенно новый класс, аналогов которому нет в истории. Нетократы - это люди, чьи способности совершенно четко соответствуют требованиям нового интернет-времени: они очень социально подкованы и опытны, они являются настоящими экспертами в сфере социального сетевого общения, они знают, как одерживать победы в онлайн-пространстве. Нетократы по своей сути плюралистичны и очень толерантны - эти качества нужны для достижения успеха в быстро расширяющемся, глобальном и прозрачном онлайн-пространстве. Виртуальная реальность стала нашей новой реальностью, прежняя физическая реальность подчиняется законам виртуальной интернет-реальности. Отныне и впредь миром будут править социальные сетевики"[12].

Проявлением этой борьбы стало появление "Викиликса", который был направлен против политиков, бизнесменов, дипломатов, т.е. старой буржуазии.

Причем этот социальный слой стремительно растет: сегодня Интернетом в России регулярно пользуются более 50 млн человек, причем, по оценке О. Крыштановской, наша страна занимает третье место в мире по числу пользователей социальными сетями. "Это новая связанность создает уникальные возможности для граждан, желающих влиять на политический процесс"[13].


_________________

[1] Калинина Ю. Плевать на народ нельзя до бесконечности // Московский комсомолец. 2010. 24 августа. С. 1, 2.

[2] Гонтмахер Е. Средний класс как результат развития общественных институтов: дискуссия о среднем классе. М.: ИНСОР, 2008. 24 апреля. С. 14.

[3] Радзиховский Л. Рассекреченные вертикалью // Российская газета. 2011. 19 апреля. С. 3.

[4] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. С. 259.

[5] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 260.

[6] Савиных А. Безработица вышла из кризиса // Известия. 2011. 15 апреля. С. 2.

[7] Миронов Б.Н. Благосостояние населения и революции в имперской России. М.: Новый хронограф, 2010. С. 512.

[8] Миронов Б.Н. Благосостояние населения и революции в имперской России. М.: Новый хронограф, 2010. С. 512.

[9] Пушкин А.С. Путешествие из Москвы в Петербург // А.С.Пушкин. Полн. собр. соч. В 10 т. Л.: Наука, 1978. Т. 7. С. 199-200.

[10] Социально-экономическое положение России. Январь 2010 г. М.: Росстат, 2010. С. 266-267.

[11] Малева Т.М. Российский средний класс: вчера, сегодня, завтра: дискуссия о среднем классе: материалы конференции. М.: ИНСОР, 2008. С. 18-19.

[12] Бард А. Миром будут править сетевики // Русский журнал. С. 6. (Специальное издание Русского института "Ярославль-2011").

[13] Крыштановская О. Вики-демократы // Русский журнал. С. 7. Специальный выпуск. Ярославский форум-2011.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

10.08.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 641598
Перв. публик.: 10.08.11
Последн. ред.: 12.08.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Гонтмахер Евгений Шлемович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``