Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Об интеллигенции вспоминают, как правило, когда маячат впереди выборы...
Алексей Подберезкин: Об интеллигенции вспоминают, как правило, когда маячат впереди выборы...
Личность, интеллигенция и НЧК

Количественная масса не может безраздельно господствовать над
судьбой личности и судьбой нации[1].

Н. Бердяев


...Ученые не всегда бывают
интеллигентны... тогда, когда...
она жертвуют интересами людей
или культурными ценностями[2].

Д. Лихачев


Об интеллигенции вспоминают, как правило, когда маячат впереди выборы. Как об инструменте, с помощью которого можно привлечь голоса избирателей "неинтеллигентов" (сама интеллигенция, как правило, не голосует). Так было в 1996 году, 1999-2000 годах, так происходит и в 2011 году. В 2011 году, однако, были внесены некоторые коррективы двумя объективными обстоятельствами.

Во-первых, "Единая Россия", претендовавшая на большинство голосов и название "партия большинства", не могла уже опираться только на чиновничество, административный ресурс и стабильно голосующих за любую власть 25-30% конформистов. Ей нужна была хотя бы видимость большинства, которая без голосов быстро растущего (даже вопреки воле правящей элиты) креативного класса, а тем более в случае его перехода в оппозицию, была бы невозможна. О том, что "другой избиратель" в России существует, писали многие. Как писала в редакционной статье в апреле 2011 года "Независимая газета", "говорить о "Единой России" как о партии большинства населения, а не партии бюрократии, с уверенностью можно будет лишь в том случае, если власть захочет и осуществит мобилизацию электората иного типа. Другой избиратель в России существует. Это интеллигенция, а также представители малого и среднего бизнеса. Системные интеллектуалы, предлагающие "ЕР" оппозиционную тактику, похоже, считают, что такой электорат мобилизовать нельзя либо его спрос полностью удовлетворяется актуальным предложением единороссов"[3].

Во-вторых, интеллигенция, традиционно скептически относящаяся к власти, стала все больше осознавать себя не как объект воздействия, а как самостоятельный субъект политики. Не только элита творческой интеллигенции, но и огромное число (я бы сказал, большинство) представителей интеллигенции достаточно жестко заняли критическую позицию по отношению к власти, с одной стороны, и отошли в своем большинстве от либералов - с другой. Последнее подтверждает то обстоятельство, что, не смотря на все усилия, к 2011 году либералы так и не смогли создать сколько-нибудь массовой партии или движения, а их представители на промежуточных выборах (за исключением единичных случаев) получали ничтожную поддержку.

Интеллигенция - понятие, введенное в оборот 1860-х годах журналистом П.Д. Боборыкиным, который оценивал ее представителей как лиц "высокой умственной и этической (!) культуры"[4]. Это не только интеллектуалы, но и тот, сравнительно небольшой, но очень важный для нации социальный слой, который формирует нравственную и духовную атмосферу в обществе. Это - важнейший ресурс нации и часть НЧП, благодаря которому Россия на новом этапе развития человечества может стать мировым лидером. Во многом это специфически русский феномен, создающий некую общую духовно-нравственную национальную основу, т.е. фундаментальную ценность, имеющую общемировое значение. Именно такая основа при переходе от информационно-технологического этапа развития к этапу, где определяющими станут качества человеческой личности, становится мощным ресурсом развития для России.

Очень резко, но справедливо отметил И. Джадан: "По нашему мнению ...так называемая "русская интеллигенция" была сформирована как идейная номенклатура - монополия, питающаяся интеллектуальными отбросами Запада. Это сословие уже триста лет бросает один и тот же лозунг: "освоить западный опыт в кратчайшие сроки". Оно готово опахивать эту тему еще лет триста, лишь бы сохранить дивиденды, извлекаемые из своего монопольного положения.

Непосредственным занятием этого сословия традиционно являлось паразитирование на теле русского общества, когда культурный "секонд-хенд", "блестящие брошки" Европы, объявлялся бесспорной интеллектуальной драгоценностью и обменивался на внутреннем рынке втридорога - на славу, почет, ученые степени и телевизионное время. Ситуация, аналогичная той, при которой в московских бутиках под видом супермодельной одежды продаются неликвиды европейского барахла, которые не успели купить жители свободной Европы в позапрошлом сезоне.

Такое положение касалось всего "гуманитарного блока", включая политическую философию. В лингвистически и информационно замкнутой стране, где народ в своем большинстве не имел прямого выхода на западные источники, всегда было легче и безопаснее волочиться вослед чужой мысли, повторяя каждый её изгиб. В ином случае отечественной интеллигенции пришлось бы идти своей дорогой, что гораздо трудней и рискованнее в плане карьеры. Изленившаяся, развращенная своим монопольным положением идеологическая номенклатура основным критерием творчества всегда считала отсутствие всякой новизны. "Новое" должно идти в канве западной мысли и западного стиля, чтобы иметь шанс быть принятым как "ценное". Это в равной мере касалось как сторонников "русского либерализма", так и марксистов, и националистов.

Таким образом, главная "национальная особенность" отечественной политической мысли, хотя и не присущая исключительно ей, - воинствующая вторичность, строгая интертекстуальность, в которой компилятивность оказывается одним из правил "хорошего тона". Даже яростно претендующие на роль "самых чистых русских" - фашисты - у нас сочли вполне приемлемым для себя рабское заимствование символов, совершенно не понимая, насколько некошерно такое смешение святого с низменным. Более вменяемая консервативная мысль продолжает бегать по замкнутому кругу: Ницше, Шмит, Парето, Хайдеггер и... опять Ницше"[5].

Проанализировать значение этого термина удалось лучше всего, на мой взгляд, Д.С. Лихачеву: "Интеллигент же - это представитель профессии, связанной с умственным трудом, и человек, обладающий умственной порядочностью. Меня лично смущает распространенное выражение "творческая интеллигенция", - точно какая-то часть интеллигенции вообще может быть "нетворческой". Все интеллигенты в той или иной мере "творят", а с другой стороны, человек пишущий, преподающий, творящий произведения искусства, но делающий это по заказу, по заданию в духе требований партии, государства или какого-либо заказчика с "идеологическим уклоном", с моей точки зрения, никак не интеллигент, а наемник.

К интеллигенции, по моему жизненному опыту, принадлежат только люди свободные в своих убеждениях, не зависящие от принуждений экономических, партийных, государственных, не подчиняющиеся идеологическим обязательствам. Основной принцип интеллигентности - интеллектуальная свобода, - свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли. Я убежден, впрочем, что можно быть и несвободным от раз и навсегда принятых принципов. Это касается людей "с лобной психикой", отстаивающих свои старые, когда-то ими высказанные или даже проведенные в жизнь мысли, которые сами для себя сковывают свободу. Достоевский называл такие убеждения "мундирами", а людей с "убеждениями по должности" - людьми в мундирах"[6].

Таким образом, у социального слоя интеллигенции есть три составляющие - интеллектуальный потенциал, нравственность и защита культуры, которые также являются важнейшими частями НЧП, а также уникальным ресурсом развития.

Социально-консервативная идеология предполагает, что эти ресурсы, как и НЧК в целом, являются не просто, пусть важными, но ресурсами, но обязательными условиями для будущего развития нации и человечества, фундаментальными ценностями. Действительно, если абсолютной ценностью является принцип "делай так, как ты хотел бы, чтобы поступали по отношению к тебе", то нравственная ценность интеллигенции становится в XXI веке такой же абсолютной ценностью.

Современные нации развиваются преимущественно за счет собственных и чужих интеллектуальных ресурсов, которые они сознательно развивают, стимулируют и привлекают разными способами извне. Показателен в этом случае пример США, которые в своей Стратегии национальной безопасности за 2010 год в очередной раз подчеркнули приоритетность для страны привлечения высокопрофессиональных ресурсов[7]. Такой же пример демонстрирует Израиль, чье технологическое и экономическое развитие за последние 20 лет целиком основывалось на качественных ресурсах и (о чем не любят говорить) на наличии военной угрозы, т.е. стимулировании развития наукоемких секторов ВПК.



К началу ХХI века стало окончательно понятно, что основной социальный слой - носитель интеллектуального, культурного, духовного и информационного потенциалов - это та социальная группа населения, которая профессионально занимается интеллектуальной и творческой деятельностью, или "креативный класс".

Она же в принципе должна была бы быть и основным носителем нравственности и духовности. В этом смысле перед российской интеллигенцией стоит задача огромной политической значимости - осознания своей роли в созидании России. "А для этого опять-таки необходимо, чтобы российская интеллигенция, интеллектуальная и духовная элита общества заняла в нем то реальное место, какое занимает в человеческом теле голова, а не филейные части, в которые превратились распавшиеся части нашей интеллигенции", - справедливо признает М. Капустин[8].

Необходимо сделать существенную оговорку: в этой работе "креативный класс" рассматривается как синоним применительно к интеллигенции в России, а по своему имущественному и социально-политическому положению приравнивается к среднему классу. Это, конечно же, весьма вольное допущение для сегодняшней России, где значительная часть интеллигенции не занимает положенной ей по праву имущественной ниши. В перспективе, как представляется, все три составляющие - творческая, имущественная и нравственная - должны совпасть.

К сожалению, реальное место "креативного класса", интеллигенции в России по-прежнему остается незначительным. Выводы социологов пессимистичны: "...настоящего, полноценного среднего класса, отвечающего трем необходимым признакам, в стране только 6,9%, и еще 12,2% могут быть отнесены к нему с некоторой натяжкой. Примерно столько же было и 5 лет назад. А это значит, что средний класс не растет, но и не сокращается".

Это происходит отнюдь не случайно, а как следствие несправедливой и вредной для государства и нации политики, которую можно назвать "антиинтеллигентской", направленной фактически против развития интеллекта. Лишь в самые последние годы предпринимаются меры с тем, чтобы исправить это положение. Но они носят выборочный, а не системный характер. Прибавки и гранты научным сотрудникам, учителям и врачам пока что можно рассматривать в качестве "точечной" меры, а не системы по стимулированию воспроизводства "креативного класса".

В социально-экономическом аспекте такая позиция очевидна и вытекает прежде всего из уровня оплаты труда и перераспределения национального богатства страны.

Даже официальная статистика признает сырьевиков и финансистов наиболее богатыми гражданами. Согласно докладу Росстата, средний россиянин сейчас зарабатывает около 11000 рублей в месяц, что равняется примерно 400 долларам США. При этом самые большие зарплаты - у работников газовой и нефтяной промышленности - в среднем 1000 долларов в месяц. Вдвое меньше получают банковские служащие. А чиновники со своими официальными зарплатами с трудом дотягивают до 400 долларов в месяц. При этом сельские труженики едва зарабатывают в среднем по 200 долларов.

Прежде всего, остановимся на интересах тех, кто занимается интеллектуальным и духовным трудом, то есть интеллигенции. Именно сегодня этот слой стал в мире ведущим социальным слоем не только по своей численности, но и - главное - по влиянию на будущее любой нации и всего человечества. В ХХI веке эта часть населения будет ведущей, а может быть, и единственной созидательной социальной группой информационного общества.

В этих условиях действия правительства непонятны[9]. Продолжающееся относительное сокращение финансирования социальной сферы в нашей стране может стать препятствием для развития информационного общества. Ситуацию в принципе не меняет рост расходов на образование, здравоохранение и культуру, запланированный на 2011 год. К такому выводу пришли участники круглого стола, который состоялся в Москве, в Центре развития информационного общества (РИО-Центре) 24 мая 2005 года. Участвовавшие в дискуссии ведущие социологи, экономисты и деятели культуры отмечали уязвимость аргументации предстоящей бюджетной реформы и реформы бюджетных учреждений в России. По мнению ученых, одни только механизмы рыночной конкуренции не способны обеспечить полноценное развитие человеческого потенциала, науки, культуры и образования, которые и являются движущей силой общества знаний.

Создание в нынешних бюджетных организациях многочисленных надзорных органов, а также переход на "ручное управление" чиновниками сферы науки, культуры и образования создает дополнительные угрозы общественному развитию. Парадокс нашей жизни, по справедливому мнению А. Рубинштейна, заключается в том, что вмешательство государства носит абсолютно недружественный характер в отношении культуры, науки, образования и всего социального сектора. "Возникает ощущение, что принимаемые законы обращены против данной сферы, - считает ученый. - Как будто общество сознательно стремится избавиться от важнейшего ресурса России - ее интеллектуального потенциала".


____________

[1] Бердяев Н. Судьба России: сочинения. М.: ЭКСМО-Пресс, 1998. С. 464.

[2] National Security Strategy, ash. May 2010.

[3] "Единая Россия" и либеральной истеблишмент // Независимая газета. 2011. 21 апреля. С. 2.

[4] Интеллигенция. [Эл. ресурс]. URL:http://www.ru.wikipedia.org

[5] Джадан И. Духовная реконкиста. 2 июля 2006 г. [Эл. ресурс]. URL:http://www.apn.ru/publicatious/print

[6]Лихачев Д. О русской интеллигенции. [Эл. ресурс]. URL:http:lib.ru/Politolog/

[7] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений // The New York Academy of Science. 2010. August, 20. P. 7.

[8] См. подробнее. Подберезкин А. Человеческий капитал. М.: Европа, 2007.

[9] Как сказал З. Прилепин "...государство просто делает вид, что занимается продвижением культуры". Цит. по: Осс Н. Будет ли мир читать русские книги // Известия. 2011. 15 апреля. С. 8.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

08.08.2011

podberezkin.viperson.ru

 



Док. 641509
Перв. публик.: 08.08.11
Последн. ред.: 10.08.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Лихачев Дмитрий Сергеевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``