Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: ... развитие НЧП предполагает прежде всего развитие национальных институтов социального потенциала и институтов гражданского общества...
Алексей Подберезкин: ... развитие НЧП предполагает прежде всего развитие национальных институтов социального потенциала и институтов гражданского общества...
Личность, НЧП и гражданское общество

Усмирять радикальную оппозицию рытьем котлована в историческом
месте - неоправданно высокая цена
за неспособность достичь гражданского согласия[1].


...Для России данное направление исследований... имеет стратегическое значение. Не поддерживать такую
заявку - вполне разумно
для иностранного фонда[2].

А. Турланов


В идеологии русского социализма большое внимание уделяется развитию национальных институтов социального потенциала, которые являются составной частью НЧП. Эти институты в своем большинстве сосредоточены в науке, культуре, образовании, структурах гражданского общества и местном самоуправлении. Трудно подсчитать их численность, если вообще возможно, но если речь идет о всех научных, творческих, образовательных и общественных коллективах, то можно говорить о миллионах таких институтов[3]. Собственно, потенциал личности реализуется прежде всего через институты национального социального потенциала, хотя сегодня популярно мнение, что быстрее такая реализация происходит за рубежом, куда ежегодно уезжают десятки (и даже сотни) тысяч молодых специалистов.

Вопрос принципиальный: реализовать потенциал личности в национальных институтах (или временно за рубежом) в национальных целях развития либо превращать его в конечном счете в чужой НЧП - главное противоречие в этом вопросе. К сожалению, практика деятельности нынешней власти свидетельствует о том, что Россия превратилась не только в поставщика сырья и финансовых ресурсов для развитых стран, по и в поставщика интеллекта.

Современная конкуренция в мире - это прежде всего конкуренция за привлечение "мозгов", человеческого потенциала. Роль государства в этих обстоятельствах огромна: оно либо, как в США, видит в этом главную задачу своей деятельности, либо, как в России, не понимает этой проблемы, делая, на практике, всё для того, чтобы утечка "мозгов" продолжалась.

Соответственно, развитие НЧП предполагает прежде всего развитие национальных институтов социального потенциала и институтов гражданского общества. Это движение от общего к частному может быть проиллюстрировано следующим образом.



Из рисунка видно, что НЧП, состоящий в том числе из институтов национального социального потенциала, во многом предопределяется развитием институтов гражданского общества. Отсюда вывод: если главной целью развития нации идеология русского социализма предполагает развитие НЧП, то важной задачей выступает развитие национального социального потенциала вообще и институтов гражданского общества, в частности. Именно в этом заключается прямая выгода нации в развитии общественных институтов. Не абстрактные "права и свободы", а реальный НЧП лежит в обосновании необходимости развития общественных институтов.

Из этой общей логики неизбежно следует и частный вывод: политические институты гражданского общества - партии - являются важнейшей составляющей этого процесса. Именно их качество и многообразие во многом предопределяют качество всех институтов специального потенциала, "конкурентную среду, способность порождать не только полезные для государства идеи и талантливых лидеров, но и воспитывать в обществе современную политическую культуру"[4]. Я бы еще добавил - и элиту, которая бы отражала интересы нации и общества.

Развитие отдельной личности, которое должно стать главной национальной ценностной категорией, во многом определяется социальным потенциалом и его институтами. Это признается и применительно к развитию гражданского общества в России.

Гражданское общество - это то, чего пока еще так мало в России. Динамика его развития не вызывает сомнений, но происходит это крайне медленно. Главным приоритетом такого общества должно стать повышение ценности жизни и здоровья человека. Реально вопрос будущего страны состоит в том, успеет ли крайне медленный процесс развития гражданского общества внести свой вклад в обеспечение устойчивого развития страны. Это вопрос и политический, и экономический, и социальный, и экологический.

Представляется, что для сегодняшней России этот вопрос сверхактуален. Здесь сложилась парадоксальная ситуация. Ведущая глобальная тенденция определена как признание роста значения потенциала человека, а в России 2000-2011 годов реальное внимание к этому фактору постоянно снижалось, что, естественно, нашло отражение в соцопросах.

Ситуация стала меняться после 2005 года, что было вызвано двумя важнейшими обстоятельствами.

Во-первых, был снят острый финансовый и внутриполитический кризис, удалось стабилизировать внутриполитическую ситуацию в стране, воплотить самые крупные внешние обязательства. В целом социально-экономическая ситуация была переведена из критической в тяжелую фазу.

Во-вторых, рост цен на энергоносители позволил сконцентрировать некоторые, пусть не очень значительные запасы, концентрация которых к концу 2006 года стала фактом.

Все это, в конечном счете, привело к тому, что под взаимоотношения личности и общества был подведен минимальный материальный фундамент, который позволил уже не только говорить, но и начинать формировать социальную политику, которая фактически отсутствовала с 1991 по 2006 год, являясь в лучшем случае непрогнозируемым следствием попыток экономического реформирования.

Не стоит, конечно, переоценивать эти результаты. К 2011 году реально ориентированной на развитие НЧП социальной политики как не было, так и нет. Скромные попытки в эти годы изменить уровень доходов большинства граждан привели лишь к "статистическим изменениям", когда искусственные характеристики прожиточного минимума, например, всерьез выдавались за позитивные результаты.

На общем фоне роста цен эти усилия, конечно, ничего не значили. Так, даже по официальной статистике коммунальные услуги подорожали за 9 лет (с 2002 по 2011 гг.) в 5 раз[5].



Поражает, что заметных протестов, как, например, в Европе, по этому поводу не было.

Следующий период - 2003-2006 гг. - можно назвать периодом "легализации" попыток разработки социальной политики. За эти годы произошел существенный сдвиг в общественном сознании и приоритетах власти, от признания де-факто необходимости социальной политики до возведения ее в ранг декларируемого общенационального приоритета. И эта эволюция была особенно активной в 2006 году, подстегиваемая как политической риторикой президента, деятельностью Д.А. Медведева, так и реализацией ПНП, сопровождающейся информационной кампанией. Этот сдвиг в общественном сознании хорошо зафиксирован в приоритетах "Единой России", которые претерпели существенные изменения. Достаточно привести пример с заявлением представителя этой партии, который в августе 2006 года потребовал включения в идеологическую программу "обновленного понимания социальной справедливости".

Таким образом, в политико-идеологической области произошли знаковые перемены, когда приоритеты развития личности стали составной частью приоритетов общественного развития. Незаметно, без революций, но к 2006 году эти идеи стали общепризнанной политической нормой, а не прерогативой оппозиции. Сдвиг в общественном сознании был не только подготовлен, но и произошел.

Большая социальная группа, составляющая более 50% населения, - это граждане, проживающие бедно. И это, как принято объяснять, - следствие низкой производительности труда. Однако доля оплаты труда наемных работников в ВВП за 2010 г. составила 50,2%[6] и сумму, чуть большую 22 трлн руб., при этом доля заработной платы в США, ЕС и Японии в разные годы колеблется от 69% до 76%. Тем не менее требуется отметить, что в расчетах Росстата не учитывается тот факт, что огромная доля зарплаты выплачивается, как говорят, в "конверте" и не фиксируется регулирующими органами. В любом случае доля оплаты труда в ВВП в России значительно отстает от развитых стран, хотя производительность труда в РФ действительно ниже, чем в развитых и развивающихся странах, особенно в перерабатывающих отраслях. Но не настолько[7].

Это ситуация толкает некоторые слои нации на выступления (политическая нестабильность и незаконная деятельность граждан в большей мере подрывают национальный человеческий капитал), которые порождают современный терроризм, бандитизм и неизбежно станут причиной внутриполитической нестабильности. Главнейшей задачей для создания условий быстрого роста НЧК является решение о повышении жизненного уровня граждан. Это, в свою очередь, приведет к росту производительности труда и расширению внутреннего спроса. Как справедливо замечает профессор И. Полюбина, "принципиальный вопрос - это переход от нынешнего уровня прожиточного минимума к его достойному уровню. Достойный уровень прожиточного минимума предполагает учёт в составе потребительской корзины не только набора продуктов питания и товаров первой необходимости, но и затрат на образование, медицинское обслуживание, оплату коммунальных услуг и транспорта. Достижение этого минимума станет условием для перехода к рыночным механизмам в социальной сфере. Но сегодня говорить о достойном уровне прожиточного минимума не приходится"[8].



Данные этой таблицы свидетельствуют о том, что прожиточный минимум в России крайне низкий: в 3-м квартале 2010 г. он составил 6159 рублей (в условиях РФ, где проживание в силу географических и инфраструктурных факторов требует значительных затрат). Но, несмотря на такой крайне низкий уровень прожиточного минимума, в стране в 3-м квартале 2010 года 18,5 млн чел., или 13,2 % от общей численности населения, имели доход ниже этого уровня (см. табл.). Из таблицы видно, что эта цифра за период 2007-2009 гг. тревожно стабильна и колеблется в районе 13,3% от численности населения.


______________

[1] Слова // Ведомости. 2010. 26 августа. С. 2.

[2] Булюбаш Б. Стратегический ультрахолод // Независимая газета. 2011. 22 июня. С. 11.

[3] Численность научных коллективов учитывается статистикой, так же как и численность образовательных учреждений. Но численность общественных и культурных институтов подсчитать невозможно, хотя в 2005-2007 годы я предпринял попытку систематизировать существующие НПО в России, с результатами которой можно подробнее ознакомиться на портале www.viperson.ru.

[4] Самарина А. Партийная пустота // Независимая газета. НГ-политика. 2011. 1 февраля. С. 10.

[5] Коммунальные услуги подорожали в пять раз // Известия. 2011. 2 февраля. С. 4.

[6] Расчеты автора по данным Росстата. URL:http://www.gks.ru

[7] Подберезкин А.И., Гебеков А.П. Доклад о развитии человека: регионы России 2010, М. МГИМО(У). С. 4-6.

[8] Полюбина И.Б. Бедность как феномен: причины, стратегия преодоления. 11 марта 2011. [Эл. ресурс]. URL:http://www.viperson.ru


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

06.08.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 641500
Перв. публик.: 06.08.11
Последн. ред.: 08.08.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``