Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Перспективы развития экономики, прежде всего промышленного сектора России, в рамках прежней либеральной концепции себя исчерпали...
Алексей Подберезкин: Перспективы развития экономики, прежде всего промышленного сектора России, в рамках прежней либеральной концепции себя исчерпали...
Новая идеологема[1]: развитие НЧП как новая стратегическая концепция национального развития

"... мощных стимулов для роста
у индустрии пока нет"[2].

Д.Галимов
    

"Первое десятилетие XXI в. - время
наиболее крупных мировоззренческих сдвигов...>>[3].

Ан.Торкунов


Перспективы развития экономики, прежде всего промышленного сектора России, в рамках прежней либеральной концепции себя исчерпали. Это был вынужден признать зимой 2011 года даже такой последователь "либеральной традиции" как А.Кудрин. Но отказаться от нее, "предложить новую концепцию, никто из финансово-экономических властей не спешит: вся энергия направляется на поиск еще более либеральных решений. Даже призывы В.Путина, изложенные в его по сути дела предвыборной программе в апреле 2011 года, "удвоить производительность труда" до 2020 года, "увеличить душевой ВВП до 35 тыс. долл." (с нынешних 15 900), "изменить структуру экономики" и т.д. не встречают понимания потому, что в том же контексте он ратует за продолжение прежней политики ("в условиях баланса всех макроэкономических показателей") с прежними кадрами ("...минфин возглавляет лучший министр...>>)[4]. Таким образом в 2011 году, не смотря на экономические и политические неудачи либеральной политики, отказ от "либеральной традиции", а значит и смена курса не просматривался. Что не означает ее корректировки в рамках все той же либеральной традиции, предложенный В.Путиным для "Стратегии 2020"[5].

Между тем русский социализм способен предложить такую стратегическую концепцию, которая принципиально отличается от либеральной. Принципиально - означает, что во всех областях - бюджетной, налоговой, кредитной, социальной. Это - концепция долгосрочного роста не абстрактной экономики, а развития нации, сконцентрированной, прежде всего, в концепции развития НЧП.

Развитие человеческого потенциала, создание максимально благоприятных условий для развития человеческой личности в начале XXI века стало очевидным приоритетом практически всех идеологий, в которых идеологема "Человек - наше всё" нашла устойчивое закрепление. Или (в широком смысле) - "сбережение нации" (по А.Солжаницыну).

Этот очевидный приоритет, который на Западе давно не ставится под сомнение. Примером может служить отношение банковско-финансовой сферы. Как считает представитель "Дойче Банка" в России У.Каннингем, "Мы отбираем лучших из лучших. Наша философия в том, чтобы привлекать наиболее талантливых инженеров, которых нам удается отыскать в России. Конечно, такие специалисты не могут стоить дешево, но здесь нельзя экономить, ведь таким образом мы инвестируем в будущее компании. И еще один важный момент - таким людям нужно и дальше создавать условия для развития, и профессионального, и творческого, и материального"[6].

Естественно, что такая тенденция не могла не отразиться на позиции российской элиты, которая, как минимум, формально, признала этот приоритет. В частности, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития до 2020 года этому была уделена целая глава, которая так и называлась "Развитие человеческого потенциала". В ней были выделены отдельные аспекты такого развития:

- демографическая политика;

- Модернизация и развитие здравоохранения;

- развитие культуры;

- развитие рынка труда;

- повышение доступности жилья;

- развитие социальных институтов и социальная политика;

- развитие пенсионной системы;

- экологизация экономики и экология человека[7].

Трудно возразить против такой формулировки, хотя последующий кризис 2008-2010 годов во многом и девальвировал эти намерения. Но одно замечание необходимо сделать: главная цель - развитие НЧП - не была сформулирована в качестве политической цели и основной идеологемы. Поэтому она затерялась, как теряется ориентир на местности из-за различных препятствий. Соответственно и политика осталась прежней. Не удивительно, что и результаты (точнее, - их отсутствие) соответствовали такой политике. Странно, если было бы иначе. Так, по прогнозам специалистов, в 2011 году общие мировые расходы на НИОКР вырастут на 3,6% и составят 1,2 трлн. долл. США. Участие Соединённых Штатов в общем объёме финансирования инноваций составит 34%, Китая - 12,9%, Японии - 12,1%, Индии - 3%.



Странным образом, но абсурдность этой ситуации, вроде бы, понимают все - и в России, и за рубежом. Так, в июньском докладе ВБ о России его эксперты признают: "В условиях, когда инвестиции в НИОКР невелики. Надеяться на внедрение инноваций не приходится. В России инвестиции в НИОКР составляют около 141 долл. на душу населения, в то время как в США речь идет о 1,1 тыс. дол.". И далее делается совершенно справедливый вывод: "... за последние 10 лет России не удалось проявить себя как инвестиционно привлекательную экономику"[9].

Усиление роли государства, о котором говорилось выше, ведет естественным образом к появлению новых инициатив от государства. В этом смысле формирование новой идеологемы в 2000-2006 году естественным образом привело к появлению социально ориентированных ПНП как государственной инициативы. Действительно, не только формальное их выдвижение 5 сентября 2005 года Президентом России, но и вся последующая деятельность стали 100% инициативой власти. Это был сознательный выбор власти - использование институтов государства для исправления, как сказал в своем Послании 2006 г. В.Путин (точнее - "сглаживания") тех "диспропорций в государственном строительстве и в социальной сфере, которые возникли"[10].

Вместе с тем нельзя не сказать и об общественном запросе на новый идеологический курс, имеющий очевидную социальную направленность. И не только социальную, но и политическую: ощущение политических перемен, связанных со сменой социальной политики, хорошо прокомментировал социолог Ю.Левада, опиравшийся в своем мнении на соцопросы 2005-2006 годов: "...столь же ясно, что эта процедура (выборы) может означать лишь момент в подготовке неизбежных, назревших, наболевших перемен большого социально-исторического масштаба"[11]. Не случайно и такой чуткий политик как С.Степашин, признает: "нынешняя власть отождествляется в массовом создании с перспективой перехода от немощи управления к стабильной государственности, от атрофии этики - к духовности. Люди активно восстают, когда духовный вакуум заполняется ценностями, не проистекающими из самобытности россиян. Вот почему возникает надежда, что библейская пропорция трансформируется в пользу увеличения числа людей порядочных, праведных. Может, это тоже одна из задач интеллигенции?"[12]

Таким образом появление ПНП стало проявлением объективных новых тенденций в развитии государства, общества и экономики, с одной стороны, и инициативой властной бюрократии, с другой. Это тот редкий случай, когда власти и бюрократия в России смогли правильно и адекватно спрогнозировать развитие "макстрима" в политике и экономике. Естественно, со своей, российской спецификой.

Следует отметить, что тактический результат уже получен. Он выражается в конкретных позитивных сдвигах, которые еще пока слабо ощущаются обществом, но могут уже изменяться, демонстрируя позитивную динамику. Так, в ходе встречи Президента и губернатора Ленинградской области В.Сердюкова в августе 2006 года, по словам губернатора, возросло финансирование здравоохранения и образования. Так, если в 2000 году на здравоохранение был выделен 1 млрд. руб., то в 2006-м - 4 млрд. 960 млн. руб. Губернатор сообщил также, что в области выросла рождаемость и сократилась смертность, и выразил убежденность в том, что "эта тенденция будет прослеживаться и дальше"[13].

Выдвижение в 2005 году ПНП можно рассматривать в этой связи и как социальный заказ не только государства, но и части правящей элиты, на укрепление общественных основ государственного суверенитета. Возникшая в 2000-2003 годы задача сохранения государства привела к логическому выводу об укреплении социальных основ общества, фундаментом которого является развитие потенциала человеческой личности и физической сущности. Эта идея постепенно стала настойчиво звучать в выступлениях не только представителей власти, но и общественности, стала почти общепринятой нормой, даже банальностью к 2006 году.

Не случайно эта эволюция была отмечена и даже замечена наблюдателями еще до 2005 года. Именно усиление роли государства в политике и экономике, изменения в его социальной направленности, прежде всего по отношению к человеку, насторожило Запад и российских неолибералов, которые расценили это как радикальный поворот в политическом курсе страны. Бывший советник Президента В.Путина А.Илларионов очень четко прокомментировал эту перемену: "За три последних года многое изменилось в нашей стране. Радикальному пересмотру подверглись экономическая политика, политический режим, сущность самого российского государства, идеология и философия власти. Сейчас наступила очередь отношений России с внешним миром"[14].

То есть за 2003-2006 годы "радикальному пересмотру" подвергались по сути фундаментальные основы политики, всерьез насторожившие критиков режима, но ... оставшиеся незамеченными у сторонников В.Путина, да и в самой власти. Изменения - радикальные и фундаментальные - остались без серьезных комментариев и анализа.

Примечательна оценка А.Илларионовым Президентского послания 2006 года: "Главный его смысл: мобилизация - экономическая, демографическая, научная, школьная" (подч. Авт.). Действительно, мобилизующее, даже императивное содержание в послании 2006 года, безусловно, есть, как и две основные составляющие этого содержания - усиление роли государства в реализации идеи развития экономики и сохранения нации (демография), и улучшения качества жизни, развитие человеческого потенциала.

Проблема, однако, заключается не в видимом усилении государства (что на самом деле чаще всего условно), которое так пугает Запад и отечественных неолибералов, а в изменении отношений власти к личности, человеку, его потенциалу, которое постепенно стало занимать центральное место в политике государства. Как представляется, в России, пусть с опозданием, но наметился объективный процесс более адекватной оценки роли личности. Эта нарастающая адекватность, в т.ч. и с точки зрения социальной, насторожила либералов, которые немедленно принялись критиковать В.Путина за его политику по управлению государством (защищающего личность), а, во-вторых, за изменение социальной направленности этой политики, когда социально-экономические права человека стали доминировать над национальными "свободами".

Таким образом, две основные тенденции в политике В.Путина 2000-2006 годов - укрепление государства и социально-экономическое предотвращение деградации - одновременно стали как объектом критики, так и главным условием общественной поддержки действий В.Путина. Это - одно из рациональных объяснений высокой и устойчивой популярности В.Путина на всем протяжении его нахождения у власти. Социальная поддержка этого курса видна из соцопросов, которые регулярно проводились различными организациями на протяжении 2000-2006 годов.



Вместе с тем обращает внимание одна особенность: высокая степень поддержки не связана с декларируемым стратегическим курсом, некой национальной идеей или какой-то концепцией. ПНП - также не является публичной концепцией. Складывается впечатление, что В.Путин как талантливый, кризисный управляющий, не может и не стремится озвучивать стратегические идеи. И, вместе с тем, в его действиях прослеживаются жесткая логика и последовательность. Вот почему нередко складывается впечатление, что стратегия у власти отсутствует, хотя ... и реализуется. Во всяком случае, идея "нового качества жизни", "человеческого потенциала" не просто озвучивалась неоднократно в 2000-2011 годы, но и регулярно конкретизировалась в неких решениях и нюансах.

Можно согласиться с заведующим отделом социологии фонда ИНДЕМ В.Римским, который делает следующий вывод: наиболее существенными проблемами современной России, по-видимому, являются стратегические проблемы всей страны в целом, проблемы ведущих отраслей экономики и проблемы социальные. Эти проблемы являются стратегическими, поскольку связаны с выбором государством, бизнесом и гражданами направленности деятельности по их решению. И пока стратегические проблемы в нашей стране не будут более или менее успешно решаться, Россия будет проигрывать во внешней политике, в развитии экономики и социальной сферы развитым западным странам.

Но именно стратегические проблемы страны пока не решаются ни руководством, ни элитой. Похоже, что тактика "выползания из кризиса" и внутриполитической стабилизации и стала стратегией на протяжении двух сроков работы В.Путина, а затем - Д.Медведева. Россия и через 20 лет после начала реформирования всё ещё находится в состоянии выбора направлений модернизации страны. Ни политики, ни экспертное сообщество не нашли ответа на вопрос, какое государство и какое общество наиболее адекватны российским условиям и традициям и способствуют России войти в число ведущих мировых держав.

Нет ответов на то, как можно преодолеть коррупцию в системе государственного управления, в коммерческой и финансовой сфере, как преодолеть бедность, как существенно увеличить доходы государственного бюджета, как обеспечить достойные пенсии престарелым людям, как сократить отток капиталов и талантливой молодёжи из страны и на многие другие вопросы. Но есть тактика по решению этих проблем, есть относительно последовательный набор действий, который, на наш взгляд, все-таки стратегией назвать нельзя. Такое отсутствие формализованной стратегии привело к тому, что центральная идея - развитие человеческого потенциала - часто "терялась", когда речь заходила о решении более частных проблем. Так, укрепление рубля, которого, как оказалось, так боится правительство, в стратегическом плане идет только на пользу развитию человеческого потенциала, ибо делает труд дороже, а качество жизни выше (параллельно снижая инфляцию, укрепляя доверие к власти, стабилизируя экономику и т.д.). Но у этого процесса есть один недостаток - отрицательные последствия для наших экспортеров. Как оказалось, этого было достаточно, чтобы В.Путин в августе 2006 года поддержал сторонников ослабления рубля, а затем эта "традиция" только укрепилась.

Другой пример, связанный с направлением модернизаций, споры о котором обострились в 2010-2011 годы. Выбор Д.Медведева в пользу "технологического заимствования" вызвал серьезную критику они с политической и социальной, так и иных точек зрения. Военные эксперты, среди которых был проведен опрос в 2011 году, высказались явно против этой концепции. Как пишут авторы экспертного анализа, "Такие формы преодоления технологического отставания, как совместная с другими странами разработка оружия и военной техники или приобретение лицензий на их производство, экспертами не приветствуются (подобное мнение имеет каждый десятый опрошенный). И абсолютно неприемлемым вариантом для страны является, по мнению специалистов, закупка зарубежных образцов оружия и военной техники"[15].



В качестве приоритетных направлений развития оборонно-промышленного комплекса эксперты, в первую очередь, выделяют создание качественно новых образцов вооружения и военной техники для войск (54%).

Означает ли это, что Россия окончательно утратила историческую перспективу? На наш взгляд, нет. Но это лишний раз доказывает, что в рамках отечественной действующей модели политики такая возможность не существует. Повторим еще раз: в рамках действующего алгоритма Россия не имеет крупной и оптимистической исторической перспективы. Этот вывод подтверждается прогнозом глобальных тенденций до 2015 года Национального разведывательного Совета США, в том числе и касающихся нашей страны. "Россия остается самым важным действующим лицом на территории бывшего Советского Союза, - пишут авторы прогноза.

Однако ее мощь по отношению к соседним регионам снизится, и она будет по-прежнему испытывать недостаток ресурсов, необходимых для осуществления своих планов. Россия будет и дальше страдать от советского экономического наследства".

Помимо разрушающейся инфраструктуры, демографических проблем, тяжелый урон наносит населению длительное пренебрежение вопросами окружающей среды. Это усугубляется такими негативными последствиями переходного периода, как алкоголизм, сердечные заболевания, наркомания и ухудшение работы всей системы здравоохранения. Т.е., если согласиться с оценками американских экспертов, у России нет стратегической перспективы развития. Прежде всего потому, что нет такого стратегического плана, который, в свою очередь, выходил бы за рамки нынешней концепции кризисного управления.

Этот прогноз, к сожалению, очень реален. Но при одном условии - если в последующие годы в России будет действовать та же модель развития, что и 15 предыдущих лет, если уровень принимаемых политических решений и ответственности элиты останется прежним, т.е. уровнем кризисного управления, а не стратегического развития. Это разительно отличается от того уровня стратегического планирования развития, который существует в Индии, Китае или США. Так, правящая элита США наметила в качестве одной из основных национальных целей завершить к 2020 году переход к информационному обществу. По оценкам американских специалистов, к тому времени в материальном производстве будет занято не более 17% населения страны, что, по их мнению, будет вполне достаточно для экономического процветания США и сохранения их лидерства в мире. Эти 17% лиц, обладающих высоким качеством человеческого потенциала, - "обеспечат американское лидерство в мире".

Рассчитывать в этих условиях на то, что обладание природными ресурсами, в т.ч. и прежде всего энергоресурсами, компенсирует технологическую отсталость, а тем более замедленные темпы роста человеческого потенциала, было бы ошибкой. В последние годы особенно проявилась одна из тенденций - последствие научно-технической революции - снижение эффекта воздействия роста цен на экономическое развитие, названная "великой умеренностью" (Great Moderation). Это давно отмеченная тенденция к снижению неустойчивости мирового объема производства, наблюдаемая с 1995 года в большинстве стран. Многие соглашаются, что колебания цен на нефть влияют на мировой экономический рост меньше, чем два-три десятилетия назад. Да, нефть по-прежнему имеет большой вес, и общепринятые эмпирические оценки предполагают, что удвоение цены на нее в 2003-2005 годах снизило мировой объем производства по меньшей мере на 1,5% или на $750 млрд. По тем же оценкам, эффект сохранится и в 2006 году. Но даже эти потери кажутся довольно скромными - вполовину или даже меньше - в сравнении с принятыми прежде оценками влияния нефтяных шоков[16]. Поэтому рассчитывать на энергоресурсы как на фактор развития можно только на среднесрочную перспективу в 5-7 лет, да и то весьма осторожно. Этим объясняется как неэффективность в принципе "энергетической модели" развития, так и, наоборот, изначально высокую степень эффективности модели развития, в основе которой находится развитие потенциала человеческой личности.

Для нынешней России этот вывод имеет принципиальное значение. Современная, инерционная модель развития, становится уже не просто малоэффективной, а опасной: причины разные, но основные - институциональные и социальные, связанные так или иначе как с повышением эффективности управления, так и ростом значения человеческого потенциала и в целом социальных факторов.

Эффективность, в т.ч. экономическая, информационного общества и экономики знаний можно продемонстрировать на частном примере - эффективности электронных библиотек. Как видно из подсчетов, эта эффективность в десятки и сотни раз превосходит традиционную библиотечную деятельность. Аналогичная эффективность существует во всех областях экономики и во всех сферах деятельности. В военной области, например, высокоточные информационно-ударные комплексы в сотни раз превосходят традиционные артиллерийско-ракетные системы.

Соответственно общество, в основе которого лежит стратегия развития потенциала личности, это не только общество, создающее экономику знаний, но и общество, которое качественно отличается своею социальной структурой, эффективностью и уровнем развития производительных сил. Если 17% граждан США через 15-20 лет смогут обеспечить всем необходимым американскую экономику и положение государства в качестве лидера в мире, то остальная часть населения будет по своему усмотрению решать, чем ей заниматься - отдыхать, учиться или заниматься любым общественно полезным трудом. Иными словами, информационное общество в недалеком будущем будет иметь совершенно иную социальную структуру, нежели сейчас. Творческий труд, возможность иметь значительный социальный статус станут в определенной степени привилегией.

На этом прогнозе необходимо остановиться подробнее. Обращают на себя внимание, по меньшей мере, два обстоятельства:

- во-первых, большая неработающая часть населения будет социально защищена, получая пособие, равное средней зарплате, то есть реализуется давняя мечта социалистов. Вместе с тем, эти люди будут отлучены от активной экономической и политической жизни общества, лишены возможности повышения своего социального статуса и т.д. Не будет ли большая часть людей, таким образом, вычеркнута из общественной жизни?

- во-вторых, работающие 17% населения - это лучшие умы, обладающие набором всех качеств, необходимых для творческой личности - знаниями, энергией, волей. Вероятно, что исторически именно эта пассионарная, наиболее активная часть населения (то есть одна пятая) и двигает прогресс, создает нацию. В то же время возникает нравственная проблема для остальных 80% дееспособного населения, их перспективы.

Понято, что огромная роль на этом этапе перехода к информационному обществу отводится государству как самому эффективному инструменту, изобретенному человечеством для реализации возможностей личности. Но возникает вопрос о взаимоотношениях 17%-го социального слоя граждан с государством. Если доказать, что этот слой будет отличен от власти, определения приоритетов внутренней и внешней политики, то такое положение может сохраняться длительное время только в условиях авторитарного режима.

Скорее будет наоборот - это 17% и будут управлять государством, экономикой и обществом. Но какие формы будут приняты для того, чтобы обеспечить государство 17%-го меньшинства?

Думается, что есть основания полагать, по мере роста потенциала человеческой личности и политического влияния 17-и процентного меньшинства, роль государства, как инструмента управления, - будет усиливаться. Именно государство, его интересы в конечном счете должны определять критерии эффективности и современной экономики. В этом смысле можно согласиться с М.Делягиным, который считает: "В идеале критерий эффективности каждого процесса должен определяться исходя не из эгоистической позиции наблюдателя, а из его масштаба и значения. Так, общенациональные проекты надо оценивать с точки зрения общества (очевидный случай - наркобизнес, спорные - McDonalds, реклама алкоголя и табака), государство должно блокировать его. Когда, напротив, эффективный для общества проект мало интересен бизнесу, государство должно, не страшась упреков в социализме, делать его эффективным для бизнеса и реализовывать его самостоятельно"[17].

Государство, таким образом, отнюдь не отмирает в эпоху глобализации. На наш взгляд, без сильного государства переход к информационному обществу невозможен. В этом смысле роль государства будет только увеличиваться.

В этой связи качественно по-новому представляется роль партий в вопросе улучшения эффективности власти современной России и требований, предъявляемых к политической элите. Что это означает конкретно? Ответ находится в области подготовки профессиональной и ответственной элиты. Прежде всего, новой России, ее властным институтам, нужно срочно научиться своевременно отвечать как нарастающим вызовам глобализации, так и вызовам внутренним: политическим, экономическим и социальным. То есть не просто быстро, а очень быстро приобретать те качества профессионализма - знания, силу и эффективность, - которые позволят нашей стране самой выбрать свой путь и свое место в меняющемся современном мире. В конечном счете, речь идет не больше и не меньше как о сохранении суверенитета, национальной идентичности русской нации, а не только об экономических перспективах развития России. Т.е. проблема эффективности элиты равнозначна проблеме сохранения нации.

Более того, сегодня уже отчетливо прогнозируется то, о чем предупреждали русские ученые В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, а именно: в недрах информационного общества вызревают предпосылки для перехода к еще более высокому - космологическому. В этом смысле информационное общество - не конечный результат эволюции, а всего лишь переходная ступень к более высокой организации интеллектуальной и духовной жизни человечества, которая будет основываться не на традиционных науках, а на принципиально новых методологиях и методике метанаук. А это, в свою очередь, означает, что задачи, стоящие перед элитой страны в области эффективности управления возрастут на порядок уже через 10-15 лет.

Прогнозируется, что все стадии информационного общества и начальные стадии космологического общества человечество освоит уже в первом столетии третьего тысячелетия. Иными словами, уже сегодня закладываются этапы эволюции будущей информационной цивилизации, из которой могут "выпасть" целые народы, не "вписавшиеся" в потоки глобализации. Так же, как в свое время выпали из цивилизационного процесса многие неевропейские государства.

Поэтому сегодня следует исходить из острой необходимости того, чтобы Россия вновь стала сильным (в интеллектуальном и духовном плане, прежде всего), передовым и уважаемым государством. Категория "уважаемое государство" - не менее значимо и ресурсно, чем категория "богатое" государство в условиях информационного общества. Приоритетность задачи сделать Россию государством, ориентированным на человека, максимальное развитие его возможностей и способностей человека - это не менее материальные условия, чем душевой доход. Поэтому говоря о качестве человеческого потенциала, необходимо обязательно иметь в виду его духовную, нравственную составляющую. Эти возможности и способности могут развиваться только на исторической, культурной и духовной почве.

При всем значении мировых знаний, национальная наука и образование могут развиваться только опираясь на национальную почву. Тогда и только тогда люди, проживающие на одной территории, смогут не только сохранить за собой название "нация", но и обеспечить ее интеллектуальное развитие. Нация интеллекта и духовности может возникнуть только на своей базе интеллекта и духовности, либо... на чужой. Но в последнем случае народ перестанет быть нацией и его государство исчезнет. Он станет частью (причем не главной) другой нации. Хорошо еще, если более интеллектуальной и духовной, а если наоборот?

Таким образом, вопрос о перспективах политической системы России тесно связан с вопросом о том, какое государство мы хотим иметь, каким образом можно создать современное сильное российское государство, и как этого можно и нужно добиваться. Все эти качества прямо связаны с человеческим потенциалом в его широком понимании.

Иными словами, хотим мы того или нет, перспективы России самым тесным образом связаны с перспективами формирования российской элиты в широком смысле этого слоя, с приобретением ею таких качеств, как профессионализм, ответственность, способность к стратегическому прогнозу, воля, нравственность. Эта элита, составляющая социальную группу творческих личностей, должна, таким образом, обладать следующими качествами:

- высоким уровнем потенциала личности в его широком понимании, включая духовные, нравственные составляющие;

- профессионализмом в своей области экономики знаний;

- ответственностью перед обществом, государством и нацией;

- способностью к стратегическому прогнозу, адекватной оценке не только современной действительности, но и будущего.

Эти качества личности, их развитие, создание условий для их ускоренного формирования должны, в свою очередь, стать сознательной политикой государства, его институтов, а также сознательной деятельностью всех институтов Гражданского общества в России - от общественных организаций до политических партий. Это на практике должно проявляться во всем - от формирования бюджетной политики до формирования редакционной политики СМИ. Сегодня, по признанию экспертов, эту патриотическую и нравственную идеологию "изымают", а необходимо, чтобы она "внедрялась"[18]. Необходимо избавиться от комплекса "деидеологизации" хотя бы потому, что полноценный потенциал личности не может быть вне идеологии.


_________________

[1] В данном контексте идеологема, как часть идеологии, важна в качестве основного элемента, формирующего самосознание нации. Так, Д.Медведев в апреле 2011 года предложил свою идеологему: "Мне бы хотелось, чтобы "Сколково" стало идеологией, которая пронизывает жизнь нашего общества ...>> (См.: В.Кузьмин. От бренда до идеологии. - Российская газета, 26 апреля 2011 г., с. 2).

[2] О.Кушинова. Шаг вперед, шаг назад. - Ведомости, 18 апреля 2011 г., с. 3.

[3] Ан.Торкунов. Российская модель демократии и современное глобальное управление. В кн.: Ан.Торкунов. По дороге в будущее / ред.-сост. А.В.Мальгин, А.Л.Чечевишников. М.: Аспект-Пресс, 2010 г., с. 45.

[4] К.Латухина. Несокращаемый Минфин. - Российская газета, 26 апреля, с. 3.

[5] Так, один из назначенных ответственных за эту корректировку Я.Кульминов был вынужден все-таки признать, что "ключевой вызов для России - образовательная революция", а также, что расходы на образование и здравоохранение должны вырасти "в текущем десятилетии (?) на 1-1,5% ВВП. См. Я.Кульминов. "России ни в коем случае нельзя экономить на образовании и здравоохранении". - Известия, 17 июня 2011 г., с. 4.

[6] У.Каннингем. Утечка мозгов отменяется. - Известия, 21 апреля 2011 г., с. 5.

[7] Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации. М.: МЭР, март, 2008 г., с. 2.

[8] Э.Маймина, В.Егозарьян. Государство на рынке интеллекта. - Финансовый контроль, N 6, 2011, с. 96.

[9] А.Башкатова. Отток капитала утечка мозгов - вместо развития. - Независимая газета, 9 июня 2011 г., с. 1, 4.

[10] В.Путин. Главная задача - сбережение нации. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - Парламентская газета. 11 мая 2006 г. С.1.

[11] Ю.Левада. Наследники и фавориты. - Коммерсант. 24 августа 2006 г. С.7.

[12] С.Степашин. Интеллигенция и государство. - Известия. 18 июля 2006 г. С.6.

[13] Россия. Ленобласть. - Интерфакс. 25.08.2006 г.

[14] А.Илларионов. Прохладная война. - Коммерсант. 12 мая 2006 г., .1.

[15] Армия и общество: проблемы и перспективы сотрудничества. - Экспертно-социологический анализ. М., 2010. Изд-во "Критерий", с. 43.

[16] К.Рогофф. По дороге "Великой умеренности". - Коммерсант. 16 мая 2006 г., с.8.

[17] М.Делягин. Больше, чем эффективность. - Ведомости. 25 августа 2006 г.

[18] Ю.Нерсесов. Ген бессилия. - Завтра. 2006 г. N 34, с.8.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

27.07.2011

podberezkin.viperson.ru

 



Док. 641203
Перв. публик.: 27.07.11
Последн. ред.: 31.07.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``