Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Появление Объединенного народного фронта летом 2011 года весьма символично ...
Алексей Подберезкин: Появление Объединенного народного фронта летом 2011 года весьма символично ...
Незавершенная идеология - не начатые реформы: упущенные возможности

"К 2030 году Россия обгонит
большинство стран Европы по уровню потребления домашних хозяйств
и ВВП на душу населения..."[1].
Из прогноза РАН


"Главный итог 2000-2006 гг. -
упущенное время. За семь лет
можно было сделать
очень много"[2].
В.Милов


Появление Объединенного народного фронта летом 2011 года весьма символично. Во-первых, потому, что "Единая Россия" и все её клубы так и не создала сколько-нибудь стройную идеологию (т.е. систему устойчивых взглядов). Во-вторых, потому, что опять сначала появилась структура, под которую хотят "создать идеологию", а не наоборот. ОНФ - как "союз союзов" (за справедливость, модернизацию и т.п.) означает отказ В.Путина от "различных идеологических и политических групп"[3].

Оставаясь - теоретически и практически - либерально-бюрократической партией, "Единая Россия" еще более расширяет свой идеологически неоформленный электорат, превращаясь в аморфную организацию, объединенную "под лидера". Который, кстати, не случайно не является её членом. Таким образом попытки создать устойчивую систему взглядов, партийную идеологию, весной - летом 2011 года оказались окончательно заброшены.

На этом фоне активность идеологических институтов, в особенности ясно ориентированных на определенную аудиторию, - "Справедливой России", националистов, КПРФ, РПЦ, - позволяет развивать именно идеологические концепции вне рамок "либеральной традиции". Так, очень активно в 2010-2011 годы стала вести себя РПЦ, предлагая, например, свою систему ценностей не только православным, но и сторонникам других религий и конфессий[4].

10 лет реформирования доказали только, что даже самые успешные реформы могут нести тяжелые последствия. Когда же реформы безрезультатны, даже вредны (что и было в России чаще всего), то в обществе складывается устойчивое состояние усталости и отторжения любых реформ. Тем более, внесистемных, не подкрепленных соответствующей идеологической поддержкой.

Все попытки В.Путина и Д.Медведева реализовать планы ускоренного развития, носившие в разное время разное название - "удвоение ВВП", "опережающее развитие", "модернизация и инновации" - не привели к реальным результатам. В 2011 году страна оказалась на тех же экономических и социальных рубежах, с которых начала в 1991 году. Даже худших.

Вместе с тем просматривается определенная позитивная идеологическая динамика: после завершения "периода стабилизации" (2007-2008 гг.) объективно встал вопрос о развитии, который сформировал "запрос на идеологию развития". Повторю, запрос, который так и остался запросом вплоть до 2011 года. И этот период представляет определенный интерес с точки зрения понимания почему запрос общества остался всего лишь запросом. Хотя бы для того, чтобы ситуация 2006-2011 годов не повторилась.

Напомню, что Д.Медведев в феврале 2006 года попытался поставить этот вопрос, назвав Россию "другой страной", перед которой поставлены задачи опережающего развития. Были даже предложены приоритетные национальные проекты (ПНП) как пилотные проекты развития, имеющие не столько конкретно прикладное социальное, сколько политико-экономическое значение. Но идея ПНП как толчок к новой идеологии развития не получила: причина в том, что она была размыта господствующей либеральной идеологией, ПНП превратились в частные проекты. А затем и благополучно забыта. Наступил кризис, когда элита лихорадочно бросилась спасать не экономику и людей, а пресловутую макроэкономическую стабильность. Здесь уж совсем не было дела до стратегии и идеологии. Даже их скромная инсталляция в виде принятой перед кризисом, в марте 2008 года, Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года, получившая название "Стратегия 2020", была забыта и сохранена лишь как лозунг[5].

В апреле 2011 года В.Путин в очередной раз сформулировал свою политическую позицию в отношении стратегии национального развития, которая сводится к следующим положениям[6]:

1. Продолжение инерционного курса развития ("стране необходимо десятилетие устойчивого, спокойного развития") на долгосрочную перспективу;

2. Никаких "рывков", "ускорений", "опережающего развития" и прочих смен в идеологии развития ("без разного рода шараханий, необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или социальной демагогии"), ни влево, ни вправо;

3. Эволюционная модернизация ("не революционная");

4. Отказ от новой стратегии развития ("доработка Стратегии 2020");

5. Ни слова о национальной стратегии развития, ни слова о новых моделях развития.

Другими словами, В.Путин предложил программу на 10 лет как продолжение существующей политики. По сути дела подтвердил стратегию стагфляции.

В 2008-2010 гг. из-за кризиса, как известно, актуальность этого общественного запроса вообще отошла на какое-то время на второй план, но совсем так и не исчезла. Более того, поиски и дискуссии, о том какая идеология развития нужна, продолжались. Уже в новом формате. Идеологию развития в 2009-2011 годах стали ассоциировать с "модернизаций" и "инновациями", которые сводят по сути к простому внедрению заимствованных технологий. Этот суррогат, конечно, не заменил ни идеологии, ни стратегии, но процессы шли параллельно, не пересекаясь. Поиски идеологии развития вели социалисты, националисты, коммунисты - кто угодно, но только не правящая либеральная элита, которая уповала на "ручное управление" и деидеологизацию, прагматизм и еще Бог знает что, даже не интересуясь стратегией национального развития. То, что она выбросила в общество под названием "Стратегии 2020", по моему убеждению никто не только не читал (такого документа, повторяю, нет), а тем более не собирался выполнять. Что однако, еще раз повторюсь, не свидетельствует о том, что общество такая стратегия не интересовала. Как справедливо подчеркивают американские эксперты, "... в России идет более общий процесс модернизации экономики и всего общества, что является главной задачей власти". При этом те же авторы явно в диссонанс с представителями части российской элиты предупреждают, что "... надо не допустить разрушения своего производственного и образовательного потенциала - даже под флагом самых правильных преобразовании ...>>[7].

"Политический сезон" 2011-2012 годов поставил вопрос об идеологии развития в новую, политическую плоскость: правящая элита фактически разделилась по идеологическому принципу на "консерваторов" и "прогрессистов-либералов", что дало основание для того, чтобы некоторые политологи поставили вопрос даже о переходе "Единой России" в оппозицию "правящему либеральному истеблишменту"[8]. Эти споры говорят, как минимум, о двух вещах. Во-первых, о том, что все давно ждут политических решений, без которых все экономические изыски остаются пустыми, даже надоевшими частностями, а, во-вторых, что идеологию рано похоронили. В конечном счете "прогрессисты" и "консерваторы" столкнулись именно на идеологических вопросах - о роли государства, реформировании политической системы и т.д.

Иными словами эти споры либералов констатируют, что нет не только самого общего представления (а тем более - плана), о национальном развитии, но и прикладной стратегии модернизации. Это же означает, что нет идеологии модернизации, которая представляла бы собой систему взглядов правящей элиты на развитие и модернизацию России. Той идеологии, необходимость которой (как и прогноза, и стратегического планирования) признается, например, руководителями крупных корпораций. Так, например руководством "Ростехнологий", разрабатывая концепцию управления холдингом, была фактически предложена идеология его управления, за которую, во-первых, отвечала управляющая кампания (а кто у нас отвечает за политику модернизации?), во-вторых, эта компания "вырабатывает общую концепцию" (для всех структур и предприятий), в-третьих, "в рамках" этой концепции "обладают свободой для развития", в-четвертых, компания "осуществляет мониторинг" (кто в Правительстве за это отвечает?), "периодически" сверяя общую стратегию[9].

Ожидания ясности в идеологии реформ в 2007-2011 годах, таким образом, так и не стали реальностью. И не только из-за последовавшего кризиса 2008-2010 годов. Причина отсутствия - та же: отсутствие внятной идеологии, того четкого идеологического выбора, который так и не был сделан правящей элитой вплоть до 2011 года. Без этого выбора невозможна в принципе любая эффективная стратегия, которая, напомню, заключается в искусстве достижений цели при нехватке ресурсов. Ресурсов, которых, как известно, всегда мало. Тем важнее ясно сформулировать цели, расставить их приоритетность, привести инвентаризацию всех ресурсов и возможностей, а затем - сконцентрировать их для достижения главной, приоритетной цели (целей). Которых по определению не может быть много. Как правило, ограничиваются двумя-тремя приоритетами. При этом важно подчеркнуть, что модернизация сама по себе не может быть целью. Это - процесс, а что же тогда цель?

Не случайно, поэтому и то, что не было практических результатов. Это были вынуждены признать как В.Путин, так и Д.Медведев. Более того, результаты развития в 2008-2011 годы оказались даже хуже, чем планировались по самому пессимистическому сценарию МЭРа[10]. Что в итоге, весной 2011 года, стало выливаться уже не только в недоверие, но и в раздражении Д.Медведевым. Вот что пишет, например, популярные авторы О.Маслов и А.Прудник: "Казалось бы, любитель твиттера и гаджетов должен быть любим блогосферой, но анализ нескольких сотен публикаций позволил выявить 10 ключевых причин для недоверия Дмитрию Медведеву. По мнению широкого круга блоггеров:

1. При Медведеве процесс десуверенизации России достиг немыслимого размаха. Россия де-факто стала транзитной и тыловой страной для военного блока НАТО. В блогосфере это трактуется как предательство интересов России.

2. Внешнеполитическая доктрина Медведева базируется на постоянных уступках странам Запада по всем ключевым позициям. Россия при Медведеве - это безгласная страна третьего мира.

3. Внутренняя политика Медведева - это русофобия. Русофобия Дмитрия Медведева наиболее ярко проявилась после событий на Манежной площади 11 декабря 2010 года.

4. При Медведеве произошла трансформация институтов власти и ориентация их на противостояние с собственным народом. Наиболее емкий пример: трансформация милиции в полицию.

5. Президент Медведев инициировал не реальные, а имитационные проекты движения России в будущее. Это проявилось в строительстве инновационных "потемкинских деревень", типа Сколково, модернизации, основанной на чудодейственных эффектах нанотехнологий и т.п.

6. Дмитрий Медведев осуществил окончательный демонтаж патерналистского государства.

7. Дмитрий Медведев последовательно продвигает реформу образования в стране, которая, по мнению широкого круга экспертов, приведет к массовой дебилизации подрастающего поколения

8.При Медведеве стала активно продвигаться ювенальная юстиция, ведущая к уничтожению института семьи в России

9. При Медведеве вся тяжесть преодоления мирового кризиса была переложена с олигархов на средний и мелкий бизнес и работающих граждан.

10. Правление Медведева - это время создания необратимых предпосылок к революции. При Медведеве Россия стала страной, непригодной для проживания. Сегодня Россия - это страна со стремительно нищающим населением, и одновременно, одна из самых дорогих стран мира.

Это далеко не полный перечень "достижений", которых ставят многие Дмитрию Медведеву за годы его правления. Блоггеры также отмечают, что разрыв между словом и делом достиг фантастических высот, а деструктивные последствия проводимой политики воплотились в итогах переписи населения. К тому же, всех достала неустанная ложь об успехах"[11].

Полярные точки зрения, полярные позиции, вынесенные в эпиграф, отражают состояние общественного мнения, раскол элит и состояние идеологии в России. Огромное доверие к В.Путину и Д.Медведеву, отраженное в рейтингах (не ниже 45%), середины десятилетия, имеет и обратную сторону. Для большинства нации они должны были бы стать инициаторами подъема, даже быстрого роста экономики и благосостояния населения, однако реальные результаты их деятельности значительная часть граждан оценивает очень скромно[12]. Не случайно американские авторы доклада "Ярославский план 10-15-20" отмечают (иронически?), что "... до сих пор (август 2010 г. - А.П.) российская общественность не была ознакомлена с другими программными документами, определяющими пути модернизации экономики"[13]. То есть опять - отсутствие идеологии, понимание стратегии развития.

Особенно остро расхождения между декларациями В.Путина и реалиями стали обсуждаться в 2011 году. Они достигли к этому времени критической границы, а высокий личный рейтинг стремительно обвалился. Как видно из данных, приведенных ниже, позитивные результаты в его деятельности находило от 8% (!) до 28% опрошенных.

 

 



Из соцопроса середины десятилетия также видно, что самая большая группа граждан те, кто полагал, что В.Путин что-то делает или что-то сделает. В сумме первая и третья графа составляли большинство опрошенных, что давало В.Путину, безусловно, значительный кредит доверия. Кредит, который он, очевидно, к 2011 году не оправдал. Что отразилось не только на падении рейтинга "Единой России", но и его личного рейтинга. И что, в конечном счете, вынудило его заявить о необходимости более широкой поддержки и создании "фронта".

Уверен, что этот вынужденный ход, который в мае 2011 года сделал В.Путин, был вызван тем, что за 2007-2011 годы ни ему, ни "Единой России" не удалось создать привлекательного плана и идеологии национального развития. "Социальный консерватизм", декларировавшийся все эти годы так и не стал ни партийной, ни личной идеологией В.Путина и Д.Медведева, которые де-факто оставались в рамках все той же либеральной традиции.

Ожиданий, надежд, связанных с В.Путиным его деятельностью и правлением Д.Медведева, на протяжении всего срока было значительно больше, чем осязаемых для большинства граждан (далеких от макроэкономических успехов) результатов. Но одну очень важную деталь хотел бы подчеркнуть: оптимизм, вера в будущее, безусловно, выросло в 2006-2007 годы у значительной части общества, впервые за долгие годы превысившей, по оценкам социологов в 2007 году 50%. И стабильно сохранившего до 2010 года. И это была первая, хотя и очень скромная, но победа, ведь реальная цена пессимизма, охватившего общество в 90-е годы, это - депрессии, самоубийства, наркомания, болезни и социальная апатия, которые превратились в России в эпидемию. К сожалению, волна разочарований опять накрыла Россию в 2011 году. Как признают авторы опроса, проведенного в июне 2011 года, "... Даже на фоне 90-х гг., представляемых в официальной пропаганде как время разгула воровства и коррупции, противопоставленное нынешнему порядку, этот "порядок", оказывается, выглядит весьма бледно.

Более половины (52%) опрошенных считают, что воровства и коррупции в руководстве страны сейчас больше, чем в 1990-е гг. В 2007 г. таких разочарованных было втрое меньше - всего 16%. Тех же, кто считает, что сейчас чиновники воруют меньше, чем в 90-е, осталось всего 7% - против 26% в 2007 г. Примерно так же распределились взгляды на степень влияния бюрократии на жизнь страны: больше половины опрошенных - 53% - считают, что по сравнению с 1990-ми гг. влияние чиновников возросло. Еще 36% - что не изменилось и только 6 % - что оно уменьшилось"[14].

Вообще я считаю, что проблема преодоления психологического и психического шока, вызванного развалом СССР и социально-экономической катастрофой, является важнейшей для сегодняшней России. Большинство наших нынешних проблем являются следствием этого тяжелого недуга. Одно из средств для его лечения - национальная идея, план развития. Другое - оптимизм, вызванный ростом экономики и конкретныесоциальные успехи. Этого в 2008-2011 годы не было. Третье средство - искусственный "паркетный" пиар, которому нужно не дело, а информационные победы.

Думаю, что эта мысль присутствовала в действиях В.Путина особенно активно с 2005 года. Во всяком случае, выдвижение концепции приоритетных нацпроектов, а также другие социальные инициативы стали доминировать именно с 2005 года в его политике. Не случайно и то, что во главе этого политического направления был поставлен руководитель его администрации, а затем первый заместитель Председателя Правительства и будущий Президент Д.Медведев. К сожалению, как и многие другие инициативы, ПНП быстро выдохлись, так и не дав результата.

С другой стороны, чувство неудовлетворенности, "отсутствие счастья", безверие не просто сохраняется у слишком большой части граждан, включая и активную часть общества, но и, похоже, усиливается. Больше всего беспокоит, что это неверие во власть перерастает в неверие в будущее страны. Оно выражается как в стремлении уехать (по некоторым оценкам до 20%), так и в исключительно надежды на Бога. Безверие слишком медленно выдавливается из российского сознания, что позволяет говорить о слишком низком тонусе общественного организма. Уверен, что без энтузиазма, без перспективы, без "идеологии оптимизма" сформировать устойчивый и долгосрочный курс опережающего национального развития не удастся. Нужна большая идея, большой план. Сколько бы углеводородов мы ни продавали, сколько бы они ни стоили. Они не смогут заменить людям позитивной личной и национальной перспективы, надежды, возможности планировать свое будущее.

Социальный разлом между отдельными группами граждан хорошо виден из соцопросов, где группы "пессимистов" и "оптимистов", сформировавшиеся за последние годы, сохраняли относительную устойчивость в период возможного перехода от стабилизации к развитию в 2006-2007 годы



То, что количество оптимистов в 2008-2011 годы не прибавилось, а сократилось, показывают также соцопросы и меры общественного мнения. Особенно в 2010-2011 годы.

В этой связи необходимо еще раз повторить, что самая серьезная проблема, о которой, к сожалению, мало говорится в российском обществе, это проблема преодоления состояния эмоционального и социального шока после радикальной смены экономической и политической системы в 90-е годы. Шок, который в 2010-2011 годы, как и в начале 90-х гг. превратился в серьезный социально-мировоззренческий и системный кризис. Кризис недоверия власти, обществу и для многих - даже самим себе. Этот шок так или иначе затронул все население. По оценкам психиатров, на каждого из граждан страны в среднем пришлось по 1,5 психических заболеваний, вызванных этим шоком. Окончательное его преодоление, безусловно, связано с возвращением не только нормальных материальных условий, но и ценностей, нравственных норм, т.е. идеологической, в т.ч. ценностной системы координат, из которой в последнее десятилетие "выпало" общество. Иначе говоря, оптимистическая идеология, возвращение (или создание) системы идеологических координат, стало важнейшим условием экономического и социального развития страны. И ее ни каким "паркетным" пиаром и телекартинками не заменишь.

Слова, отражающие негативное восприятие, вынесенные в эпиграф, выражают одну из существующих точек зрения, сформировавшихся к 2007 году у критиков нынешней власти. Она абсолютна справедлива и для последующего периода. Причем не только либерального и "левопатриотического толка", но и у большей части неполитизированной общественности и бизнеса. В этой связи можно привести множество высказываний, суть которых проста: за прошедший период власти не удалось многого сделать. Точнее - почти ничего. И многое потерять. Прежде всего - в области структурных и социальных реформ, а, главное, в научном и культурном потенциале нации, который за 2007-2011 годы сократился, хотя должен был бы расти опережающими темпами. Как и весь НЧП.

В этом есть только часть правды. Действительно, нас не может устроить 63-е место России в мире по продолжительности жизни и 32-е - по индексу развития человеческого потенциала, да и второй, чуть более высокий показатель держится только за счет уровня советского образования[15], которое за 2007-2011 годы только ухудшилось. Вряд ли добавляет гордости и то, что в 2010 году Россия догнала по объему ВВП Италию, отставая по душевому доходу в разы от развитых стран.

Иными словами приверженность В.Путина и Д.Медведева либеральной традиции в 2007-2011 годы дорого обошлась нации, которая:

- потеряла часть научного, культурного и образовательного потенциала, практически не изменив своего положения в рейтинге ИРЧП;

- упустила шанс перейти к стратегии опережающего национального развития, сползая к "стратегии" стагфляции;

- растеряла элементы внутриполитической стабильности и доверия, придя в 2011 году к ситуации, которая очень напоминала последний год существования режима М.Горбачева.

Все эти и другие последствия стали результатом неспособности правящей элиты отказаться от обанкротившейся либеральной идеологии и воспользоваться очевидно назревшими национальными и социальными предпосылками для оформления идеологии русского социализма.

Результат в 2011 году - глубокое разочарование и неверие в правящую элиту. Это чувство неудовлетворенности объясняется в 2011 году самыми разными политико-идеологическими причинами и по-разному формируется в различных социальных слоях общества. Оно стабильно сохраняется, даже развивается.

Данные соцопросов показывают, что взгляды граждан за этот период существенно изменились[16].

Наравне с этим остаются только надежды, может быть иллюзии. На мой взгляд, вызвано это зарождением идеологии социального оптимизма (социально-консервативной идеологии) именно в связи с новым социальным курсом В.Путина, направленным на развитие потенциала человеческой личности, который стал зарождаться с 2005 года. Зарождаться, но так и не родился в последующие 6 лет.

Примечательно в этой связи, что некоторый рост оптимизма сопровождался и ростом доверия к власти именно в те последние годы, когда критический уровень недоверия, характерный для 90-х-начала нынешнего десятилетия годов, был пусть не намного, но оказался преодолен[17]. Подобное совпадение не может быть случайным: общий процент оптимистов и тех, кто доверяет власти и темпы роста этой доли граждан совпадают. Что, в общем-то, не удивительно. У В.Путина был огромный ресурс доверия общества, когда он мог предложить свою идеологию и свою стратегию. Он этого не сделал. Не сделал позже и Д.Медведев.


 

Если смотреть на рост оптимизма и доверия в тот период как на конструктивную силу, а не политиканство и голую борьбу за власть, то можно найти ему несколько объяснений, которые, в конечном счете, приобретают идеологический, фундаментальный характер. Все эти объяснения, в конечном счете, сводятся к выходу из системного кризиса вообще, в котором оказалась Россия в последние десятилетия, и из идеологического кризиса, в частности.

Доверие к власти росло даже в кризисный период, но резко пошло на убыль после кризиса[18].


Рубежный для идеологии период 2005-2007 годов, это период начала преодоления разрушительных последствий идеологического кризиса. Без его преодоления нельзя было говорить о выходе страны на магистральный путь развития. И, если первый период правления В.Путина был связан с укреплением государства, то второй - с 2005 года - с развитием потенциала человеческой личности. Чего так и не произошло.

Этот путинский период, с идеологической точки зрения, можно разделить на две части. В 2005-2006 годах, очевидно, доминировала социально-экономическая составляющая потенциала человеческой личности, а с 2007 года - к социальной впервые добавились нравственность, духовность. Но так и не стали доминирующими вплоть до настоящего времени, хотя и о нравственности, и духовности стали говорить в 2007-2011 годы чаще. Не случайно именно в послании Президента РФ 2007 года впервые отчетливо зазвучали идеологические мотивы национальных, культурных и духовных ценностей, перспектив общественного развития.

Здесь необходимо вновь вернуться к принципиальной схеме, отображающей идеологию именно как систему взглядов для того, чтобы понять, что во второй половине первого десятилетия XXI века выбор российской элиты и общества сузился до ограниченного числа вариантов. Либеральный вариант ("а"), как и традиционалистский ("в"), стали пользоваться незначительной поддержкой. В той или иной степени, с разными нюансами и деталями, стал преобладать социально-консервативный вариант ("б") восприятия российской элитой и обществом системы ценностей, национальных интересов и, как следствие, - основных целей и задач развития. В разные периоды происходили "колебания", которые однако объективно ограничивались вариантами "б1" и "б2" социально-консервативной идеологии.

Эти "колебания" - естественное следствие крупных социальных катаклизмов, когда процесс "забегания вперед" неизбежно сменялся "откатом" и вновь движением маятника социальной инициативы вперед. Равновесие восстанавливается постепенно и только со временем. 2007-2011 годы и были таким временем. Которым ни В.Путин, ни Д.Медведев не воспользовались. Это было время упущенных возможностей, когда инерция либерального мышления оказывала давление на действия "тандема". Одна группа либералов толкала развитие страны к вестернизации, другая - к бюрократически-либеральному режиму, но в целом, обе группы, действуя в рамках все той же либеральной традиции препятствовали естественному ходу вещей, принятию решений и развитию ситуации. Правящая элита не смогла (и не захотела) учитывать социальные и национальные интересы, буквально "выталкивая" развитие страны на неестественное и пагубное для нее либеральное направление.


В целом можно констатировать, что в 2007-2010 годы "колебания маятника" шли по затухающей, ограничивая возможный вектор идеологического выбора правящей элиты. Хотя возникали и различные "толчки" как в направлении вектора "а" (либерального), так и "в" (консервативно-традиционалистского) На рисунке это можно было бы изобразить следующим образом. К 2010 году стало окончательно ясно, что никакого возврата уже не будет. Но не стало ясно, однако, какой из социально-консервативных вариантов будет доминировать: традиционалистский, националистический или русского социализма.


где варианты:

"а" - "либерально-прогрессивный" (условно: И.Юргенс, А.Кудрин и др.)

"б" - "либерально-консервативный" (условно: В.Путин);

"б1" - "русского социализма"

"б2" - "традиционалистско-националистический".

Любой из этих вариантов это прежде всего: осознание правящей элитой национальных интересов и ценностей (со всей своеобразностью подходов); формулирование целей и приоритетов; оценка международных реалий и распределение (перераспределение) ресурсов.

Незавершенность, незаконченность перехода от либеральной традиции к русскому социализму в 2010-2011 годы означает, что наиболее вероятные варианты - "а" и "б" - будут оставаться на ближайшие 5-6 лет. Со всеми вытекающими из этого последствиями - стагфляцией, вероятным кризисом 2012-2013 годов, медленным ростом, нищетой, бегством людей и капиталов и т.д. Как это и было в предыдущие 5-6 лет, когда не смогли отказаться от этих вариантов.

Если сохранится курс В.Путина-Д.Медведева, то впереди - десять лет консервации нынешнего курса. Который развитием назвать невозможно, а вот стагфляций - можно. За 10 лет люди могли воочию убедиться в том, чем на самом деле занимается российская власть и как она исполняет свои обещания. И никто всерьез в нее не верит. Кроме нее самой.

Ситуация проста: если граждане хотят консервации нынешней квазистабильности с тотальной коррумпированностью всех сфер жизни, отсутствием социальных лифтов, подменой институтов власти и гражданского общества их муляжами - по привычке проголосуют за действующее начальство. Если не хотят, думские и президентские выборы - последний оставленный обществу шанс заявить о готовности к переменам. "Независимо от того, кем видит себя Путин в 2012 году - президентом, премьером, или, как Муамар Каддафи, лидером нации без определенного поста, - обществу дан четкий сигнал: отдавать власть он не собирается. Теперь нации решать, собирается ли она еще как минимум десятилетие существовать при несменяемой власти с постоянным набором обещаний"[19]. В очередной раз подтвердился вывод М.Вебера, который "убедительно продемонстрировал, что культурно-идеологическая рационализация общественных отношений не всегда ведет к прогрессу морали в экономике и политике, как надеялись идеологи Просвещения. Рациональность эпохи модерна это прежде всего "инструментально-целевая" рациональность, скрупулезное подсчитывание средств и затрат, используемых для достижения результата с конечной целью обретения контроля над обществом. На смену разрушенной религиозно-ориентированной традиции приходит вовсе не индивидуальная свобода и свободное общество, а бюрократизация общественных отношений и потеря смысла и самоценности индивидуальной и общественной жизни"[20].


______________________

[1] М.Сергеев. Коммунизм наступит в 2030 году. - Независимая газета. 28 июня 2007 г., с.5.

[2] В.Милов. Хроника упущенного времени. - Ведомости. 25 декабря 2006 г., с.А4.

[3] Д.Орлов. ОНФ и вызов развития. - Независимая газета, 12 мая 2011 г., с. 3.

[4] А.Мельников. Великий кормчий. - Независимая газета, НГ-религии, 1 июня 2011 г., с. 1.

[5] Интересно, что часто употребляемое понятие "Стратегия 2020" по большому счету не имеет основании: ни программы, ни документа такого нет. Сначала под этим подразумевалась Концепция, а потом и она забылась.

[6] Ю.Таратута. Без экспериментов. - Ведомости, 21 апреля 2011 г., с. 1.

[7] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. - The New York Academy of Science, August 20, 2010. p. iii.

[8] См.: подробнее: М.Ремизов, Б.Межуев. "Охота на медведей". - Эл. СМИ "Газета.ru" / http://www.gazeta.ru/comments/2011/04/18.

[9] С.В.Чемезов, Н.И.Турко, С.А.Куликов. Перспективные направления формирования системы стратегического управления инновационным развитием высокотехнологичных отраслей промышленности. - Международное сотрудничество и менеджмент в сфере высоких технологий. / Под ред. А.В.Свинцова М., МГИМО (У), 2010 г., с. 8.

[10] Так, например, опросы предпринимателей в 2011 году показали, что за последние годы число недовольных энергетической инфраструктурой возросло с 27% до 49%, более двух третей жалуются на недостаток квалифицированной рабочей силы, а 10% сталкиваются прямо с коррупцией. См.: А.Башкатова. Инновации уперлись в малый бизнес. - Независимая газета, 16 июня 2011 г., с. 4.

[11] О.Маслов и А.Прудник. Дмитрий Медведев не-президент России-2012: 10 причин для народного недоверия. - Еженедельное независимое аналитическое обозрение. Эл. СМИ: 11.04.2011 / http://www.polit.nnov.ru

[12] Л.Гудков, Б.Дубин. Назначенные элиты и проблема реформ. - Ведомости. 20 августа 2007 г., с.А4.

[13] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. - The New York Academy of Science, August 20, 2010. p. 124.

[14] Э.Панеях. Граждане становятся реалистами. - Ведомости, 16 июня 2011 г., с. 4.

[15] С.Степашин. Суверенная демография. - Российская газета. 7 марта 2007 г., с.6.

[16] Готово ли российское общество к модернизации? / Под ред. М.К.Горшкова, Р.Крумма, Н.Е.Тихоновой. М.: Изд-во "Весь Мир", 2010, с. 82.

[17] М.Солодовников. Счастливый день правительства. - Новые Известия. 24 июля 2007 г., с.2.

[18] Готово ли российское общество к модернизации? / Под ред. М.К.Горшкова, Р.Крумма, Н.Е.Тихоновой. М.: Изд-во "Весь Мир", 2010, с. 181.

[19] От редакции. Десять лет консервации. 20 апреля 2011. Эл. СМИ "Газета.ru". / http://www.gazeta.ru/comments.

[20] О.А.Воренкова. Кризис идеологии и развитие социально-политического дискурса в России (1985-2010 гг.). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Институт социологии РАН. М., 2011, с. 2.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

30.06.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 640494
Перв. публик.: 30.06.11
Последн. ред.: 02.07.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``