Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Объективная потребность и неизбежность перемен
Алексей Подберезкин: Объективная потребность и неизбежность перемен
"Идеологические построения,
тянущие в прошлое, чем-то
похожие на консервы"[1].


"Идеологию... нельзя выдумать.
Ее ростки следует искать в глубинах
общественно сознания ..."[2].

Б.Славин


К 2011 году, как в свое время и в 1989 году, общественное мнение созрело для необходимости перемен. В своей массе общество не испытывало симпатий к власти, во всяком случае я не встречал людей, которые относились бы с симпатией к В.Путину или Д.Медведеву. Разве что те, кто по прежней моей работе, пожалуй, искренне (или по-должности) любили этих людей. Соцопросы, которые показывали регулярно снижения популярности лидеров (иногда с 60% до 40%), конечно, не отражали отношения общественного мнения. Никто не верил даже независимым соцопросам, когда ежедневно встречался с негативом по отношению к "тандему". Объяснить такое резкое изменение отношения к тандему в 2011 году трудно, хотя в современной политической истории подобные ситуации встречались и по отношению к М.Горбачеву в 1989-90 годах, и Б.Ельцину - в 1992-93 годах.

Неизбежность перемен проявляется прежде всего в неизбежности смены либеральной идеологии правящей элиты на ту, которая соответствовала бы объективным потребностям нации. "Глубины общественного сознания" появляются не "вдруг", сами по себе, но именно на основе появления общественной потребности, т.е. национального интереса. Именно возникновение национального интереса (потребность) - та объективная реальность, которая "управляет" сознанием общества и его элита, заставляя "ростки идеологии" превращаться в практическую систему взглядов: ту или иную идеологию. Такой возникшей общественной потребностью для появления идеологии русского социализма стал провал всех либеральных реформ, включая "амбициозную" Стратегию 2020, заявленную в марте 2008 года.

Примечательно, что власть не только признала этот факт, но и признала, что общество оказалось в идеологическом тупике, предложив общественное обсуждение стратегии развития до 2020 года. Сначала устами Д.Медведева в период кризиса, заявившего, что "В XXI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация" - сказал Д.Медведев. - "И это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии. Вместо примитивного сырьевого хозяйства мы создадим умную экономику, производящую уникальные знания, новые вещи и технологии, вещи и технологии, полезные людям. Вместо архаичного общества, в котором вожди думают и решают за всех, станем обществом умных свободных и ответственных людей"[3].

Как видно, Д.Медведев изначально предлагает выход из идеологического тупика на основе либеральной системы ценностей, говоря проще - западной модели экономики и общества, которые - и об этом он забывает - в России оказались уже несостоятельны. Где уверенность, что они будут состоятельны в будущем? За что народ заплатил к 2011 году огромную цену.

Реалии таковы, что Россия в последние 20 лет как бы застыла в своем развитии, что означает фактически ее стремительное отставание и фактический переход в разряд второстепенных держав-аутсайдеров. Реальный результат политики нулевой - стагфляция. Приходится признать, что объективных причин для этого в последние десятилетия не было. Были ошибки власти и ее идеологии. У России не было явных врагов, сохранялись огромные накопления еще при СССР интеллектуальные и природные ресурсы, производственные мощности, но в итоге в 2011 году объем промышленной продукция даже не вышел на уровень 1990 года, а технологическое отставание и социальная пропасть только выросли.

Остаются только субъективные причины. Ответственность лежит на элите страны, которая не смогла после 1990 года предложить нации внятную и адекватную систему взглядов на ее развитие (идеологию), бесконечно путаясь в системе ценностей целях и представлениях о путях развития. Элита продолжала цепляться за чуждую "либеральную традицию", мешая развитию других идей. Это подтверждают "простые" вопросы, на которые у элиты нет внятного ответа. Как справедливо заметил не последний человек в российской элите В.Якунин[4], "Почему Россия уходит с рынка наукоемкой инновационной продукции? Ответ прост: та либеральная идеология, которая лежит в основе финансовой и экономической политики, делает экономику и общество невосприимчивой к инновации".

Что подтвердила в частности, провал Стратегии 2020. Реальное место России в современной экономике и в мире значительно меньше, чем, например, у Канады, которая превосходит нас именно потому, что проводит сознательную политику развития НЧП, включая инновационную и модернизационную составляющие. Если доля ВВП России в мире - около 3%, то доля ее инновационной продукции 0,3%. Это означает, что в сравнении с США (где Россия по ВВП уступает США почти в 10 раз), она уступает в 100 (!) раз. Это и есть реальный результат политики, основанной на либеральной идеологии, последних 20 лет.

В 2005-2010 годы, следует признать, параллельно в либеральной идеологии России развивались два основных процесса. Первый - попытки либеральных идеологов модернизировать свою идеологию с учетом реалий, т.е. движение в сторону модернизации (к сожалению, в направлении самом примитивном, основанном на внешних заимствованиях), а второй - создания концепций и стратегий, основанных на учете социального и человеческого потенциала и национальной специфики. Эти процессы представляли "традиционалисты" и "прогрессисты", принадлежащие к либеральной традиции. Но в реальной политике отчетливо прослеживалась единственная неолиберальная тенденция - эксплуатация ресурсной базы страны, хищническое перераспределение полученных средств в пользу очень узкого слоя элиты. Этот слой, составивший к 2011 году 1,5-2%, по сути и стал единственных благополучателем. Еще 20% граждан, которых стали относить к среднему классу, имели душевой доход менее 1 тыс. долл. Эта часть по сути обслуживала интересы элиты. Собственно говоря, это и стало основной причиной невосприимчивости к инновациям, которая выразилась в вырождении экономики и социального творчества, обвале научно-технических и технологических позиций страны.

Почему экспорт превышает импорт более чем в два раза, и при этом выручка от экспорта уходит не на импортные поставки необходимых продуктов, не на развитие нации и ее НЧП, а закладывается в банковские депозиты за рубежом, инвестируя чужую экономику?


Почему в структуре бюджетных расходов затраты на науку, образование, здравоохранение меньше, чем в сопоставимых странах и относительно, и абсолютно?

Почему российский бизнес кредитуется по всему миру, а корпоративный внешний долг уже в три раза больше государственного: в собственной стране вместо кредитного использования финансов они стерилизуются и не прекращаются заявления, что нет бизнес-проектов, что некого кредитовать?

Кто, когда и на каком основании, с их точки зрения "окончательно", решил важнейшие экономические вопросы страны, как говорят, "по умолчанию"? Например, кто решил, что природные ресурсы (нефть), находясь в земле, являются собственностью государства, а, будучи выкачаны в наземный резервуар частной фирмой-нефтедобытчиком, чудесным образом меняют свою форму собственности и становятся собственностью этой фирмы? Да, фирма совершила работу и должна получить плату за эту работу, но почему вся нефть и сразу ей в собственность? Если фирма-дилер и продает выкачанную нефть, то она должна получить свою торговую маржу, но почему она продает как бы свою собственность? Эти вопросы должны решаться не по умолчанию происхождения 1992 г., а явно и осмысленно.

Надо честно признать, что итоги развития России за последние 20 лет катастрофичны. Усилия последнего десятилетия лишь вернули социально-экономическую ситуацию (и то лишь в некоторых аспектах) к уровню 1990 года.

Более того, в 2011 году уже стало ясно, что эти тенденции сохранятся и в будущем, так, по сценарным условиям социально-экономического развития на 2012-2014 годы предполагалась откровенно инерционная модель, основанная исключительно на ценах на нефть. И демографический потенциал, который планировался до далекого будущего сохранить на нынешнего уровня, и другие показатели не были ориентированы на развитие НЧП[5].

 

 



Как видно из данных, инерционный рост (порядка 2-4%) изначально планируется на годы вперед, даже не пытаясь поставить перед нацией сколько-нибудь значимых целей.

За те же годы развитие страны сделали стремительный рывок в своем развитии. Так, ВВП КНР вырос в 15 раз (!), а число граждан с высшим образованием достигло - 350 млн. чел. Даже в традиционных экспортных отраслях это видно наглядно на примере Китая[6].



Еще заметные результаты, достигнутые Финляндией, за те же годы, которая также как и Россия в начале 90-х годов оказалась в тяжелейшем кризисе: ВВП страны вырос со 150 млрд. долл. до 273 млрд., причем только за счет наукоемких отраслей[7]. а по ИРЧП страна устойчиво вышла на 1-3 место в мире. И это при том, что добиваться она могла таких результатов за счет развития только двух отраслей, а ее климатические и ресурсные возможности, безусловно, хуже, чем у России. Таким образом в 2011 году перед российской правящей элитой вплотную встала проблема выбора новой стратегии, которую невозможно решить в рамках бывших идеологий или системы "ручного управления". К сожалению, В.Путин и Д.Медведев, похоже, так не думали. Отчет В.Путина в апреле 2011 года перед депутатами Госдумы показал, как справедливо заметил Г.Павловский, что "...Путин представил вариант "очень консервативной политики, целиком основанной на действующей модели экономики: Она исключает всякую мысль о том, что пережитый страной кризис был кризисом именно этой модели. Премьер всячески подчеркивает, что кризис пришел извне, как приходит революция..." В речи главы правительства, указывает эксперт, не только отсутствует сомнение в этой модели, но и содержится предложение ее сохранить и закрепить.

Эта модель, по мнению Г.Павловского, состоит из двух приоритетов: опоры на собственные силы и социального распределения по бюджетным группам, потенциально способным представлять угрозу стабильности: "Главное в социально-экономической концепции Путина - учет и контроль, а также поддержка социально уязвимых слоев населения. Это модель сильно отстающего колхоза с большим количеством больных, бедных и бессильных. Бизнесмен в этой концепции может заинтересовать руководителя страны, только если он разорится или станет инвалидом".

"У такой модели", напоминает Павловский, есть имя - госкапитализм в чистом виде. Концепция популярна, сетует эксперт, и поддерживает ее не менее половины населения: "Ее можно назвать гиперконсервативной"[8].

Таким образом выступление В.Путина, которое было оценено как его политическая программа, не меняла ни прежней идеологии, ни стратегии. Нетронутой оставалась главное - либеральная идеология развития страны. Что, конечно же, сразу добавляла В.Путину объективно оппонентов: из либерального лагеря, националистического и социалистического.

Что примечательно - в рядах некоторых сторонников "Единой России" это встретило непонимание. Так, в нашумевшей статье "Охота на медведей", ее авторы писали[9]: "То, что Владимир Путин поручил обновление стратегии развития до 2020 года (которая после выборов 2008 года в значительной степени стала его личным политическим брендом) не кому-нибудь, а видным идеологам реформ 1990-х (Владимир Мау, Евгений Ясин) и идеологам либерал-реформистской волны начала нулевых (Ярослав Кузьминов, Евсей Гурвич), стало знаковым политическим событием. Это не техническая экспертиза, которая заказывалась и заказывается правительством без лишнего шума. Это публичный проект, призванный обозначить определенную философию управления, концепцию принятия решений в сфере социально-экономической политики".

Разумеется, - признают авторы статьи, - работа авторских коллективов еще не завершена, и содержательные новации возможны. Больше того, разработчики говорят о пакете различных сценариев, а не монологической программе и даже обещают идеологический плюрализм в ходе работы. Тем не менее тезисы, с которыми уже сегодня ассоциируется новая "Стратегия 2020" благодаря публичным заявлениям ее авторов и координаторов, образуют вполне узнаваемое политическое кредо.

Напомним некоторые из них:

- отказ от экспортных пошлин на сырье (т.е. отказ от косвенного субсидирования обрабатывающей промышленности со стороны сырьевого сектора); в целом сокращение таможенных барьеров и обеспечение максимальной открытости экономики;

- "санация" выживших в кризис предприятий (в том числе посредством отказа от косвенного субсидирования и протекционизма), ликвидация "избыточной занятости", отказ от господдержки приоритетных отраслей;

- поощрение массовой иммиграции низкоквалифицированной рабочей силы (непонятно, как это соотносится с тезисом об избыточной занятости, но и то и другое - часть либеральной ортодоксии);

- сокращение "государственного спроса" (Владимир Мау называет докризисную экономическую модель "экономикой спроса", хотя больше оснований считать ее "экономикой стерилизации"), минимизация социальных расходов, в перспективе отказ от государственных пенсионных обязательств (это решение, по мнению того же Владимира Мау, в наибольшей мере "соответствует демографическим и интеллектуальным особенностям постиндустриальной экономики");

- приватизация не с фискальными, а социально-политическими целями (авторы откровенно ссылаются на позитивный опыт 1990-х, когда целью приватизации было создание нового слоя собственников, а не пополнение казны).

Одним словом, речь идет о вариациях на тему модного в 1990-е "Вашингтонского консенсуса". С той лишь разницей, что Джон Вильямсон, включил в свои "десять заповедей" такие избыточные с точки зрения российских реалий рекомендации, как рост вложений в образование, здравоохранение, инфраструктуру, и не предусмотрел такие актуальные, как ликвидация государственной пенсионной системы или массовый завоз гастарбайтеров. "Будем считать, - делают вывод авторы, - исправление этого изъяна вкладом российских реформаторов в глобальный канон. В остальном рецепты за 20 лет не изменились: фискальная дисциплина, либерализация внешней торговли, приватизация, дерегулирование"[10].

Между тем к 2011 году радикально изменился политический контекст. Опыт 1990-х годов ценен сегодня тем, что делает категорически невозможным его наивное повторение. Ведь придется смириться с катастрофическими ошибками. И в этой связи возникают два вопроса:

Сенсационные результаты опроса общественного мнения, проведенного в Германии летом 2010 года, говорят о многом. Они, на мой взгляд, подтверждают вывод о том, что идеологический кризис либерализма, который обострился в результате мирового кризиса 2008-2010 годов, сформулировал не только в России, но и в развитых странах социальный запрос на новую идеологию, способную обеспечить эволюционный переход от капитализма к более справедливому и эффективному обществу, ресурсосберегающей, экологичной экономике и новому уровню международных отношений. Эти же данные, как показывает простейший анализ проведенных соцопросов, подтверждают следующее:

- речь не идет о строительстве "классического" социализма, т.е. отрицая капитализм, немцы не знают какую идеологию и общественно-экономический строй они хотят;

- немцы винят в последствиях капитализма не столько политическую и экономическую элиту, сколько себя: четверо из пяти опрошенных полагают, что каждый должен задуматься над своим образом жизни, т.е. идеологическая проблема моральных норм - главная;

- немцы признают, что социальные связи, здоровье и сохранность окружающей среды "представляют большую ценность, чем преумножение капиталов";

- немцы считают, что дальнейший экономический рост необходим для поддержки политической стабильности, но он не является самоцелью;

- немцы не хотят менять существующий политический строй революционным путем.

Таким образом в результате соцопроса в Германии в 2010 году на политическую повестку дня был поставлен вопрос о создании новой, более справедливой и эффективной общественно-экономической системы, способной заменить капитализм, т.е. эта общественная, экономическая и идеологическая система отжила в развитых странах.

Тем более она становится бесперспективной для России, которая не должна просто и тупо повторить путь, пройденный капитализмом. Тем более в современных условиях мирового, в т.ч. идеологического кризиса. Как писал в свое время А.А.Зиновьев, "После краха советского (русского) коммунизма в конце двадцатого века в мире началась эпоха тотальной и глобальной социальной реакции, эпоха эволюционного спада. Важнейшим компонентом ее является искусственно создаваемое и всячески поощряемое правящими силами тотальное помутнение умов, искусственная реанимация дремучих идеологий прошлого и изобретение новых такого же интеллектуального уровня, раздувание шарлатанства, спекулирующего на достижениях науки и маскирующегося под науку. Этот процесс не встречает серьезных препятствий, набирает силу и инерцию, становясь реальной угрозой самому существованию человечества"[11].

В сущности, всё упирается именно в человека. В США, кстати сказать, многие давно уже стараются перенастроить "вектор общественного интереса". Скажем, американский учёный, один из основателей гуманистической психологии, автор общеизвестной "пирамиды потребностей" Абрахам Гарольд Маслоу, пророчил рождение более высокой "четвертой психологии" - трансличностной, трансчеловеческой, обращенной к миру вообще, выходящей за пределы человеческой природы и идентичности. Новые начинания, по его мнению, только и способны возвратить в жизнь "утративших идеалы" и пребывающих в состоянии тихого отчаяния (это особенно важно в отношении молодежи!). "Без трансцендентального и надличностного мы попадаем во власть злобы, насилия и нигилизма или же "безнадеги" и апатии", - писал А.Маслоу. И далее: "... В настоящее время нам просто недостает достоверных знаний для построения единого доброго мира. Нам не хватает знаний даже для того, чтобы научить людей любить друг друга - по крайней мере, чтобы как следует научить их этому".

В контексте Маслоу, между прочим, работала советская культура - особенно советское кино[12].

Вот почему формирование новой идеологии становится для России самой актуальной задачей. Но, также следует признать, что формирование идеологии правящей элиты за 10 лет правления В.Путина и Д.Медведева так и не завершилось, хотя объективные условия для нее, безусловно, в эти же годы не просто существовали, но и развивались. В частности, например, по мере развития Интернета и связанных с ним социальных последствий роста числа пользователей. По данным соцопроса РАН, за 2006 -2010 годы во всех мировоззренческих группах произошли существенные изменения[13].



Эти изменения, безусловно, не могут ни отразиться на социальной структуре общества и его политических настроениях. Как справедливо заметили эксперты, "В новой информационно-коммуникационной среде неизбежно возникает своего рода параллельное общество, которое неизбежно воспроизводит в виртуальной среде все то, что было создано в среде реальной ...>>[14].

Все эти проблемы и последствия не нашли своего выражения в господствующей либеральной идеологии элиты, хотя они и существовали вполне объективно. Ее основные положения остались до сих пор не раскрытыми, хотя говорить о том, что последнее время власть двигалась "без руля и ветрил" - нельзя. У В.Путина и Д.Медведева были конечно свои представления, принципы и убеждения, которые в эти годы были формализованы в различные нормативные документы, множество указов и распоряжений. И, тем не менее, стройной, последовательной системы идеологических взглядов так и не появилось. Как не появилось ее и у правящей партии "Единой России", которая так и осталась партией без идеологии, так и не стала "нацией-строительницей".

Власть и общество по-прежнему находятся по разные стороны баррикад. По-прежнему в тюрьмах сидят тысячи людей, которые там не должны находиться. Мы наблюдаем откровенный саботаж правоохранительными органами медведевских поправок, отменяющих аресты для подозреваемых в экономических преступлениях[15]. И то, что сделал Д.Медведев в 2011 году, можно назвать только попыткой исправить ситуацию.

Напомню, что политическая идеология как устоявшаяся система взглядов элиты и общества выражается в следующих наиболее важных областях, изображенных на известном рисунке. Но, повторю, в России к 2011 году не было ни системы взглядов, ни, тем более, такой системы взглядов, которая бы устоялась в сознании российской элиты и общества, а, тем более, утверждалась в качестве общенациональной идеологии.

Вот почему начиная процесс формирования такой системы, потребуется пересмотреть и еще раз проанализировать, а также способствовать внедрению в общественное сознание всех компонентов идеологической системы: пересмотреть систему национальных интересов и ценностей, продумать силу влияния внешних факторов, четче сформулировать цели и перераспределить ресурсы.

Следует сразу же оговориться: рассуждая об идеологии современного социального консерватизма, я ставлю знак равенства между ней и идеологией русского социализма. Вместе с тем в моем понимании современный русский социализм, не является калькой с идей, традиционного русского социализма, хотя и несет безусловно, его наследственные черты. Так, например, по признанию авторов статьи о русском социализме, "В рамках многовекового процесса разработки теоретического содержания концепции русского социализма наибольшее развитие получило осмысление четырех принципов, в рамках которых концептуализируются наиболее актуальные аспекты теорий общинности, соборности и коллективизма.

1. Принцип гармонии двух видов власти - духовной и светской.

2. Принцип развития и раскрытия всех коллективистских (соборных) форм жизни общества России.

3. Принцип гармонии всех необходимых для управления обществом социальных институтов, актуализирующих гармоничное сочетание различных социальных норм.

4. Принцип власти лучших людей - духовной и светской аристократии, выступающей в качестве социального авангарда общества"[16].

В современной идеологии русского социализма эти принципы продолжают оказывать свое влияние, но они, естественно, модернизированы временем, т.е. могут применяться с учетом современных международных и российских реалий. В политической идеологии современного русского социализма, я бы отнес эти принципы скорее к базовым национальным ценностям, на основе которого формируется новая реальность. Реальность, которая не обращена в прошлое, а устремлена в будущее.

Традиционализм и национальные ценности существуют не незыблемо, не сами по себе, а постольку поскольку они нужны нации в современных реалиях и в будущем. Двигаться вперед можно только осознано, заглядывая в будущее, а не пятясь назад. Вот почему требуется критическое осмысление всех базовых положений национальной идеологии, из которого должен вытекать качественно новый продукт - идеология и политическая практика.



1. Взгляды элиты на национальные интересы и базовые ценности, включая государственные интересы, а также интересы отдельных социальных групп, в т.ч. самой правящей элиты. Эта категория - объективна, - но отношение элиты может быть разным: адекватным, неадекватным, точным и не точным, альтруистическим и эгоистическим и т.д. Это отношение никогда не может отражать объективные интересы со 100% точностью - слишком много влияет субъективных факторов, но они должны быть осознанны, приняты всей нацией.

Важно, что во второй половине первого десятилетия XXI века российская элита стала более адекватно воспринимать национальные интересы, а нередко и ценности. Что, на мой взгляд, вполне соответствуют социально-консервативной идеологии. Вместе с тем идеологическая борьба в восприятии национальных интересов и ценностей никогда полностью не заканчивается: каждая социальная группа по-своему воспринимает как национальные интересы, так и ценности. В России, в 2009-2010 годах, шли и продолжают идти острые споры по этим вопросам. (Например, в формулировке А.Аузана, полагающего, что модернизация требует отказа от национальных ценностей).

2. Взгляды элиты на цели (внешнеполитические и внутриполитические) и задачи, стоящие перед нацией. Эти взгляды зависят не только от национальных интересов и ценностей. На них влияют другие факторы, прежде всего, наличие ресурсов для реализации поставленных целей.

В 2005-2010 годах вопрос ресурсов стоял особенно остро. Во-первых, из-за кризиса, который резко ограничил доходную базу в 2008-2010 годах. Но, главное, во-вторых, элита наконец-то признала, что национальный человеческий потенциал является, таким же важным ресурсом, как и ресурсы ТЭКа. Этот процесс еще не закончился. И его отголоски ("энергетическая империя" по-Чубайсу) ощущаются и сегодня.

3. На формирование целей оказывает влияние и группа факторов, которую можно назвать "международные реалии". Это факторы, определяющие внешние условия реализации поставленных целей - военная угроза, конъюнктура рынка (цены на товары и услуги, прежде всего энергоносители и т.д.), глобализация, финансовые рынки, общественное мнение, политика иностранных государств и др. Так, выступление Д.Медведева в июне 2010 года перед сотрудниками МИДа было расценено как усиление влияния внешних факторов на процесс модернизации в России.

4. Наконец, следует подчеркнуть, что стратегия развития страны является производной от идеологии, т.е. от представлений российской элиты о целях ее политики и эффективности используемых ресурсов. Так, выбор элитой варианта "а" (либерального) предполагает значительно большую вовлеченность в процесс глобализации и большую зависимость от международных реалий (плечо "а" - короткое, что означает сильное притяжение). Соответственно этот вариант предполагает ослабление национальных интересов и меньшею затратность ресурсов (плечо "в" - длиннее). И, наоборот, традиционалистский вариант "в" предполагает акцент в пользу национальных интересов и особенностей, меньший учет международных реалий и больший расход национальных ресурсов.

Искусство политики заключается в том, чтобы найти оптимальную "золотую середину", когда политические цели адекватно (объективно) отражают национальные интересы и ценности, учитывают международные реалии и эффективно расходуют национальные ресурсы.

Представляется, что для России XXI века такой точной политической стратегией может стать стратегия опережающего развития национального человеческого потенциала (НЧП), которая является производной от социально консервативной идеологии[17]. Стратегия - очевидно альтернативная "Стратегии 2020" и господствующим сегодня либеральным концепциям.


________________

[1] В интересах народа / С.М.Миронов / Отв. ред. В.Н.Шевченк. - М.: Ключ-С, 2011 г., с. 7.

[2] Б.Славин. Идеология возвращается. М., 2010 г., с. 40.

[3] Д.Медведев. Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. 12 ноября 2009 г. / http://www.kremlin.ru/transcripts/5979.

[4] В.Якунин. Актуальная теория и методология формирования российской экономической политики. Выпуск N 11, М.: Научный эксперт, 2008 г., с. 16-17.

[5] Пояснительная записка к сценарным условиям для формирования вариантов социально-экономического развития в 2012-2014 годах. М., май 2011 г., с. 12.

[6] Мировой кризис: угрозы для России. Материалы совместного заседания Ученого Совета ИМЭМО РАН и Правления ИНСОР / Сост. и научн. ред. С.В.Чебанов. М.: ИМЭМО, 2009 г., с. 158.

[7] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. Доклад нью-йоркской академии наук. - The New York Academy of Science, August 20, 2010. p. 19.

[8] И.Родин, А.Самарина. Не премьерский максимум, но президентский минимум. - Независимая газета, 21 апреля 2011 г., с. 3.

[9] М.Ремизов, Б.Межуев. "Охота на медведей". Цит. по: От редакции. - Независимая газета, 21 апреля 2011 г. с. 2.

[10] М.Ремизов, Б.Межуев. "Охота на медведей". 18 апреля 2011 г. / http://www.gazeta.ru/comments/.

[11] А.А.Зиновьев. Научные основы идеологии. Лекция 12.08.2004. - Электронная СМИ: Полит.ру / http://www.polit.ru/research/2004/12/08/ideol.

[12] Кирпичики модернизации. Мир и политика, N 6 (45), июнь 2010 г., с. 9.

[13] Готово ли российское общество к модернизации? / Под ред. М.К.Горшкова, Р.Крумма, Н.Е.Тихоновой. М.: Изд-во "Весь Мир", 2010, с. 23.

[14] А.Г.Быстрицкий и др. Доклад. Новая информационно-коммуникационная среда. В ст. Интернет, в котором мы живем. - Независимая газета, 8 июня 2011 г., с. 5.

[15] С.Кулаев. Посочувствовать другому человеку. - Ведомости, 25 августа 2011 г., с. 4.

[16] Русский социализм. Артефакт / http://www.artefactband.com/science_36.html

[17] Одну из первых попыток описать социально-консервативную идеологию как идеологию опережающего развития человеческого потенциала я сделал во второй части своей книги "Человеческий капитал" в 2007 году. См.: А.Подберезкин. Человеческий капитал. М. Европа, 2007 г., с. 233-448.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

28.06.2011

podberezkin.viperson.ru



Док. 640369
Перв. публик.: 28.06.11
Последн. ред.: 30.06.11
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``