Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Международная безопасность и новое соотношение сил
Алексей Подберезкин: Международная безопасность и новое соотношение сил
"Россия уже не раз доказывала,
что может сделать то, что
другим кажется невозможным"[1].

В.Путин

"Миру нужна новая философия
международных отношений"[2].

Ан.Торкунов,
ректор МГИМО (У)

В конце первого десятилетия нашего века стало ясно, что европейской системе ценностей всё более откровенно противопоставляются иные цивилизационные системы ценностей - прежде всего исламская и китайская, - которые будут обеспечивать экономические и иные интересы стоящих за этими идеологиями государств. Но не только. В соотношении мировых сил учитывается прежде всего экономическая мощь государств, выражаемая в объемах ВВП и уровне технологий, качества жизни, индекса развития человеческого потенциала и т.д.

Эти количественные измерения не учитывают однако важнейших факторов, которые определяют совокупную мощь государства, прежде всего, наличие эффективной идеологии, культурное и духовное наследие, приверженность нации своим ценностям и ее готовность отстаивать национальные интересы. Эти и другие факторы сегодня не поддаются точному измерению и не являются пока что предметом рейтингов, хотя соотношение национальных человеческих капиталов (НЧК) отдельных стран делает такие сравнения возможными и актуальными. Отсутствие соответствующих методик и готовности их использования значительно ограничивают возможности измерения соотношения сил (а, тем более, измерение ее динамики) в мире. Поэтому мы пока что в своем анализе опираемся на количественные измерения экономик государств. Или динамику их развития. Так, например, в ежегодном прогнозе ИМЭМО РАН "Россия и мир: 2010. Экономика и внешняя политика", анализ основывается на темпах прироста ВВП[3].

И далее ученые ИМЭМО комментируют: "МВФ прогнозирует падение производства США в 2009 году на 2,7%, наши же расчеты свидетельствуют о том, что экономика США сократится максимум на 0,5%. Наш прогноз основывается на оценке динамики основных элементов ВВП США по использованию: роста потребления населения, инвестиций, расходов государства, сокращения отрицательного сальдо торговли товарами и услугами. На количественной оценке всех перечисленных выше параметров также основывается наш прогноз о росте ВВП США в 2010 году на 3,5% (оценка МВФ - 0,5%)"[4].

Это видно также из сопоставлений ВВП по 146 странам и территориям мира, проведенным, например, по показателям 2005 года Всемирным банком.

Совокупный объем ВВП стран, принявших участие в Глобальном раунде по данным за 2005 г., составил около 55 трлн.долларов США по паритету покупательной способности (ППС). По объему ВВП первая десятка стран мира выглядит следующим образом: США (12,4 трлн.долларов), Китай (5,3 трлн.долларов), Япония (3,9 трлн.долларов), Германия (2,5 трлн.долларов), Индия (2,3 трлн.долларов), Соединенное Королевство (Великобритания) (1,9 трлн.долларов), Франция (1,9 трлн. долларов), Россия (1,7 трлн.долларов), Италия (1,6 трлн.долларов) и Бразилия (1,6 трлн.долларов).

По показателю ВВП на душу населения по ППС наиболее обеспеченными странами и территориями являются Люксембург (70014 долл./чел.), Катар (68749 долл./чел.), Норвегия (47551 долл./чел.), Бруней (47465 долл./чел), Кувейт (44982 долл./чел.), США (41674 долл./чел.), Сингапур (41478 долл./чел.), Ирландия (38058 долл./чел.), Макао (37259 долл./чел.), Гонконг (35680 долл./чел.).

Самые бедные страны мира находятся в Африке, к их числу относятся Бурунди, Центрально-Африканская Республика, Демократическая республика Конго, Эфиопия, Гамбия, Гвинея-Биссау, Либерия, Малави, Нигер, Зимбабве, Мозамбик. ВВП на душу населения в перечисленных странах находится в пределах от 250 до 750 долл./чел.

Среди стран СНГ самый большой объем ВВП на душу населения в России - 11861 доллар США, или 28,5% от уровня США. По этому показателю Россия занимает 51-е место в мире. В Казахстане этот показатель составил 8699 долларов США (62-е место в мире), Беларуси - 8541 доллар США (65-е место в мире). Самая бедная страна СНГ Таджикистан - 1413 долларов США (119-е место в мире). Средний по СНГ уровень ВВП на душу населения составил 9202 доллара США. Из числа стран СНГ этот уровень превосходит только Россия, на долю которой приходится почти три четверти совокупного ВВП стран СНГ.

Самыми дорогими странами мира являются Исландия - 154% от уровня цен США, Дания (142%), Швейцария (140%), Норвегия (137%), Ирландия (127%). Для России сопоставимый уровень цен составил 45%. Самые дешевые страны - Исламская Республика Иран, Лаос, Вьетнам, Боливия, Киргизия, Таджикистан, Египет, Эфиопия, Гамбия[5].

Основные результаты приводятся в прилагаемой ВБ таблице. Дополнительная информация, включая показатели на душу населения и сопоставимые уровни цен по трем компонентам ВВП (фактическое конечное потребление домашних хозяйств, фактическое конечное потребление государственного управления и валовое накопление основного капитала) вместе с разъяснениями, опубликована на сайте по адресу www.worldbank.org/data/icp.

Обращает на себя внимание неравномерность развития различных регионов планеты, которая ведет к резкому изменению в соотношении сил в мире уже в самое ближайшее время. Так, очевидно, что мировой экономический центр быстро перемещается в регион Тихого океана. И мировой кризис очевидно усилил эту тенденцию. Это видно как из динамики развития за последние десятилетие, так и трех лет кризиса[6].

Страны-члены АТЭС имели разные тенденции в динамике темпов роста ВВП в период 2000-2008 гг. Китай, Вьетнам, Индонезия и Филиппины были лидерами по темпам роста экономики до 2007 года включительно.

Канада, США, Мексика, Япония, Южная Корея, Малайзия и Сингапур, а также Россия показали наибольшие темпы роста в 2000 году. В Австралии и Новой Зеландии зафиксированы наибольшие темпы экономического роста в 2002 г., в Чили, Гонконге и Тайване - в 2004 г.

Кризис внес серьезные коррективы в темпы развития отдельных стран. Так, экономика Китая оказалась менее подверженной негативному влиянию мировых кризисных явлений, отмечалось лишь незначительное замедление темпов экономического роста в 2008 г. Более того темпы развития Китая в условиях кризиса стали исключительно высокими. Оказалось, что Китай выиграл больше всех от глобализации в условиях кризиса. Что, естественно, отразилось на соотношении сил в мире и внешней политике Китая уже в 2010 году.

Наиболее пострадавшими от кризиса оказались страны, ориентированные на экспорт товаров и услуг, а также страны являющиеся крупными финансовыми центрами, такие как Сингапур, Южная Корея, Таиланд, Япония, США, Мексика, Канада и Австралия.

Менее подготовленными к нынешнему мировому финансово-экономическому кризису оказались Бруней, Япония, Тайвань, Новая Зеландия, Канада, Сингапур, именно в этих странах рецессия оказалась наиболее сильной в 2008 году.

Темп роста экономики США относительно предыдущих периодов в 2007 году уже был меньше темпов роста экономик других ведущих стран-членов АТЭС. Это можно объяснить тем, что современный мировой финансово-экономический кризис начался именно в США в середине 2007 года. В последующие годы США приняли беспрецедентные меры, однако общая тенденция снижения роли экономики США в мире сохранилась.

Очевидно отставание в целом - в динамике и темпах развития - постсоветских стран от общемирового уровня и особенно от стран АТЭС. По всем основным показателям их можно охарактеризовать как страны, относящиеся к группе развивающихся государств. Не только лидеры на постсоветском пространстве - Россия и Казахстан, - но и тем более другие бывшие советские республики, стремительно отстают от стран АТЭС в своем развитии. Это отставание заметно как по абсолютным показателям, так и относительным.

 

 

На фоне быстрого изменения в соотношении сил в мире растет понятная обеспокоенность тем, как будущие экономические и технологические лидеры поведут себя на международной арене. Так, вплоть до конца 2010 года КНР вела очень осторожную внешнюю политику на протяжении всех десятилетий реформ, однако объективное усиление Китая ведет и к росту активности в его внешней политике. Как отмечает эксперт МГИМО (У) В.Корсун, "- Я не исключаю возникновение вооруженного конфликта, тем более что китайские подводные лодки были неоднократно замечены в районе Окинавы, в непосредственной близости к японским островам. Китай настораживает усиление японо-американского альянса, поэтому китайцы ведут себя довольно демонстративно и беспардонно. Идет своеобразная проекция мощи в непосредственной близости от Японии. Небольшие послабления и надежды были связаны с премьером Хатоямой, но его сменили, и опять обозначилась некая неопределенность. С одной стороны, КНР всячески подчеркивает необходимость того, чтобы Япония дистанцировалась от США. Однако на самом деле Китай заинтересован в том, чтобы США как можно дольше обеспечивали ядерный зонтик Японии[8].

Относительно Индии у КНР также есть проблемы, существующие много лет. В.А.Корсун их характеризует следующим образом: "- Проблема китайско-индийского разграничения носит особый характер. У Китая до сих пор нет договора о границах с Индией. Есть только условная линия контроля по границе. И это тоже используется как рычаг воздействия на Дели. Общая территория индийских претензий - 35 тысяч кв. км. Это реальная территория, которую Китай захватил в ходе конфликтов 1959-1960 годов. А Китай выдвигает претензии на 92 тысячи кв.км., считая, что граница должна проходить не по т.н. линии Макмагона (что было согласовано Сеульским соглашением 1914 года), а по реке Брахмапутре, что будет означать потерю Индией штата Аруначал-Прадеш. Между прочим, в этот штате находится около 40% процентов разведанных в Индии запасов нефти и выращивается половина индийского чая. Это очень по-китайски: поменять то, что вам и не принадлежало, на что-то реальное - такая пакетная сделка Дэн Сяопина (отказ от всех претензий за счет Индии) - это одна из китайских стратагем. По-моему, это N 17, она звучит так: "Поменять разбитую черепицу на яшму". Это проблема всерьез и надолго, от этого рычага воздействия китайцы отказываться не будут, особенно в условиях стремлений Индии стать ядерной державой"[9].

Так, в это время очевидно наблюдался всплеск китайского национализма, который уже не скрывал своих международных амбиций. Как отмечает российский исследователь А.Лукин, "... этот секрет ... полностью раскрылся после недавних публикаций нескольких официальных военных аналитиков, где высказывались те же мысли. Так, в сразу же приобретшей большую популярность книге "Китайская мечта" профессор Университета национальной обороны (входит в систему Минобороны КНР) старший полковник Лю Минфу считает, что в XXI столетии Китай должен стать первой державой мира. В противном случае усилиями США, борьба (а может быть, и война) за лидерство с которыми неизбежна, он будет отброшен на обочину мирового развития. Перечисляя все утверждает, что причина американской враждебности - не идеология, а геополитика. И "даже если Китай станет более капиталистическим, чем Соединенные Штаты, они все равно будут полны решимости его сдерживать". По мнению Лю, борьба Пекина и Вашингтона - это соревнование за мировое лидерство, и "чтобы спасти себя, спасти мир, Китай должен готовиться стать его кормчим". "Если Китай не поставит себе целью превзойти по военной мощи США и Россию, то он обречет себя на судьбу третьеразрядной военной державы", - пишет Лю Минфу и призывает: "Превратите несколько мешков с деньгами в патронташи"[10].

Можно по-разному относиться к этим высказываниям. Во время моих встреч в КНР, например, я слышал от китайских дипломатов, ученых и военных заявления, что такие высказывания "маргинальный характер", "свидетельствуют о китайской демократии". Вместе с тем в идеологической "кузнице" КНР - Высшей партшколе - ее руководители не стали полностью дезавуировать эти высказывания, сославшись на то, что "такая точка зрения существует".

Как бы то ни было Россия должна в своей долгосрочной стратегии ориентироваться не на заявления о намерениях, а на возможное соотношение сил и возможностей. Намерения, как известно, могут быстро измениться, а возможности меняются медленно. Так, большое значение для России в ближайшие годы будет иметь азиатский энергетический рынок, который может достигнуть к 2015-2018 годам 100 млрд. куб. м российского газа и стать сопоставимым с европейским[11].

Даже при более низкой цене реализации (до 200 дол. За 1 тыс. куб. м) это может составить несколько миллиардов долларов ежегодных поступлений в бюджет.

Предполагаются и другие процессы, которые объективно свидетельствуют об утрате Евросоюзом своих позиций[12]. Прежде всего в финансовой области, где "борьба за оздоровление государственных финансов", которую органы Евросоюза вели последние 15 лет после подписания Маастрихтского договора, пошла насмарку. Чтобы вернуть государственный долг на докризисный уровень, странам Европейского союза потребуется еще 15 лет. Насколько это будет актуально в 2025 г. И как к тому времени будет выглядеть мировая экономика, сказать трудно. Нарастание госдолга опасно по нескольким причинам"[13].

- это ведет к росту зависимости отдельных стран от "старой" Европы;

- это ведет к обострению социальной ситуации;

- это ведет к отказу от социальных программ.

Но не только. В целом доля Европейского союза в мировой экономике уменьшилась с начала века с 25% до 21% в 2008 году, но, главное, имеет устойчивую тенденцию к дальнейшему снижению. Не исключено, что к 2025 году страны Евросоюза будут представлять менее 15% мировой экономики, уступая США, Китаю, Индии.[14]

Понятно, что в зависимости от соотношения сил будет меняться и политическая, и финансовая, и военная роль отдельных держав.

Не могут не беспокоить все страны (прежде всего быстро развивающиеся) и проблемы экономики США, которые на фоне роста экономики стран БРИК и АТЭС, приобретают угрожающий характер. Кризис 2007-2010 годов, как известно, во многом был вызван именно ростом недоверия к существующей финансовой системе, контролируемой США. Которая, в свою очередь, во многом зависит от состояния экономики самих США. Так, не может не беспокоить как рост внешнего долга США так и снижение внутренних накоплений, наблюдающиеся с 80-х годов[15].

Эти тенденции говорят о том, что в период 2010-2020 годов произойдет решительное изменение в соотношении сил в мире. Это изменение неизбежно проявится и в изменении роли отдельных держав и международных институтов. И отнюдь не в пользу США и Евросоюза. Естественно, что вслед за этим произойдет изменение и в соотношении политических и военных сил. В новый конфигурации мировых центров силы неизбежно встанет вопрос о создании новых военно-политических союзов и коалиций как представителей "совокупной военно-политической мощи" идеологии и близкой цивилизации.

Так, уже обращает на себя внимание массированная и активная политика Китая в организации помощи развивающимся странам, которая сопровождается усилением политического влияния КНР.

В последние несколько лет наблюдается значительный рост объемов помощи, которую оказывает КНР. Помощь КНР на цели международного содействия развитию направляется преимущественно на широкомасштабные инфраструктурные проекты, прежде всего наращивание энергетических мощностей и торговое сотрудничество. Новыми приоритетами являются создание и поддержка институционального потенциала, а также развитие человеческих ресурсов. В современной политике КНР по содействию развитию отдельных стран можно выделить несколько новых особенностей:

1. Увеличение объема ресурсов, направляемых на повышение институционального потенциала и развитие человеческих ресурсов. Эти изменения могут открыть путь новым возможностям создания партнерств между Китаем и международными донорами для предоставления помощи развивающимся странам.

2. Выделение большого объема ресурсов на реализацию проектов в странах Африки. В последующие пять лет Китай может стать самым крупным донором в Африке.

3. На основе опыта сотрудничества с многосторонними организациями в сфере содействия развитию в центрально-азиатском регионе и в регионе Большого Меконга Китай создает новые многосторонние партнерства, в том числе в рамках Программы развития ООН (ПРООН).

4. В настоящее время правительство КНР поддерживает исследования по развитию новых возможностей для создания международного партнерства, осуществляющего исследования в целях развития на основе диалога Юг - Юг в Пекине[16].

Если к тому времени не будет создана эффективная система международной безопасности или существенно улучшилась существующая, в том числе и институты, которые ее обеспечивают, то новые центры силы потребуют очередного передела мира, ресурсов и сфер влияния.

Очевидно, что новые центры силы и вероятные военные коалиции будут во многом ориентироваться на свои идеологии. Мало иметь экономическую и даже военную мощь. Необходима идея, даже идеологическое лидерство, которые смогли бы сконцентрировать и направить ресурсы на достижение поставленной цели.

Именно поэтому необходимо, во-первых, внимательно следить не только за политическими и экономическими, но и идеологическими изменениями, которые неизбежно и динамично будут происходить в 2011-2020 годах в новых центрах силы, а, во-вторых, прилагать все усилия к тому, чтобы попытаться избежать нового противостояния военно-политических коалиций. Альтернативой такому блоковому строительству может стать новая концепция международной безопасности и идея новой архитектуры европейской безопасности.

В России все отчетливее начинают понимать необходимость долгосрочного стратегического прогноза и планирования, в т.ч. и в области безопасности. Это объясняет новый концептуальный подход России. Как сказал один из старейших представителей российской элиты бывший мэр Москвы Ю.Лужков, "Если у социализма и было системное преимущество перед капитализмом, то оно, наверное, состояло именно в системе долгосрочного планирования..."[17].

На мой взгляд, необходимо и стратегическое планирование в области международной и европейской безопасности. Причем с участием других государств. Мы должны уже сегодня не только прогнозировать развитие мировой экономики, но и ее последствия для системы международной безопасности. Опыт 2-ой Мировой войны в Европе, на мой взгляд, показал, что старые дипломатические методы, двусторонние переговоры, секретные договоренности и ответные действия против агрессора - малоэффективны[18]. И, наоборот, если бы европейская политика в 30-ые годы прошлого века были более дальновидны и смогли бы договориться о системе коллективной безопасности (а именно к этому сегодня призывает все европейские страны Д.Медведев), то войны и десятков миллионов жертв можно было бы избежать.

Таким образом в связи с редким изменением в соотношении сил у новой системы международной безопасности может быть несколько точек опоры:

- во-первых, международное право и обязательства государств следовать его нормам, а не концентрироваться на "политической целесообразности" и исключительно "национальных интересах". Здесь следует сохранить доказавшие свою эффективность международные институты. Более того, укрепить и модернизировать их, а также, возможно, создать новые международные институты;

- во-вторых, необходима организация, способная объединить все европейские государства от Ванкувера до Владивостока, стать площадкой для согласования интересов всех государств и диалога для принятия совместных решений. Для Азии также необходима аналогичная международная организация. Я бы сказал нужен аналог ОБСЕ для Азии;

- в-третьих, общие идеологические и цивилизационные ценности, правила и нормы, учитывающие национальную специфику, по объединяющие не только европейцев, но и другие нации. И здесь огромная роль принадлежит древним цивилизациям Китая, Индии, России;

- в-четвертых, общее экономическое, таможенное, финансовое пространство, которое не ограничивается рамками Евросоюза, но включает в себя ведущие азиатские государства;

- в-пятых, общие стратегии научного, культурного и образовательного развития ведущих мировых государств. Именно эти области будут определять лицо цивилизации, экономики и общества в XXI веке.

И, наконец, главное - успешная реализация планов модернизации России, которая приведет к превращению страны в мирового лидера в НЧП, прежде всего в области культуры, науки, духовности. Этот же результат станет подтверждением идеологического лидерства России, а также военно-технической и экономической самодостаточности, т.е. суверенитета России в мире. Именно национальный и государственный суверенитеты, основанные на лидерстве в НЧП, останутся главными гарантами международной безопасности.

Сегодня руководство России справедливо беспокоит превращение страны в государство, чье благополучие основывается на экспорте энергоносителей. Мировое инвестиционное сообщество считает Россию прежде всего нефтяной державой, что сейчас, пожалуй, как никогда справедливо, принимая во внимание возросшую в последние годы зависимость федерального бюджета от цен на нефть, несмотря на значительные резервы, накопленные в нескольких государственных фондах. Если в 2005 году бюджет был бездефицитным при цене барреля в $25, то в 2009 - уже приблизительно при $80. Правительство старается избавиться от этой зависимости и уже сделало первый шаг, зафиксировав плановые расходы бюджета в 2010 году на уровне 2009 года[19].


Как видно из этих данных, Россия за последние годы стала крайне зависимой от цен на энергоносители. Это же свидетельствует о том, что ни о каком лидерстве по НЧП сегодня речь идти не может. А значит и об укреплении национальной безопасности. Это логика может быть изображена на следующем рисунке.

Как видно, "стартовая позиция" начинается с формулирования задач по развитию НЧП в идеологии. Чему, собственно говоря, и были посвящены все выступления Президента и Премьера России в 2010 г. Особенно последующие послание Президента Федеральному Собранию РФ от 30 ноября 2010 года.

Для этого необходимо учесть как сильные и слабые стороны, так и перспективы и опасности в развитии России. По мнению, например, американских ученых, они заключаются в следующем[20]:

SWOT-матрица для развития инноваций в России

Сильные стороны

- Высокий научный и образовательный потенциал, признанный в мире, наличие крупных научно-образовательных центров и большой технологический запас.

- Большой внутренний рынок.

- Значительный объём финансирования государственных инициатив в области поддержки высоких технологий.

- Географическое положение и исторические связи в центре Евразии с прямым доступом на европейские, азиатские и ближневосточные рынки.

Слабые стороны

- Недостаточно развитый спрос на инновации на внутреннем рынке.

- Слабая инфраструктура (доступ к офисным площадям, жилью, телекоммуникациям и т. д.).

- Неразвитая финансовая система (долговое финансирование, прямые и венчурные инвестиции, биржевые площадки).

- Недружественная к высокотехнологичным бизнесам налоговая и правовая система.

- Отсутствие предпринимательских традиций.

- Незнание международных рынков, плохие связи у национального бизнеса.

- Плохая репутация страны у международных инвесторов.

Перспективы развития

- Рост спроса на внутреннем и мировом рынках на продукты и услуги в сфере высоких технологий.

- Существующий разрыв между сильной российской наукой и способностью создавать на базе этой науки новые продукты и новыми компаниями, создающий потенциал быстрого роста в случае внедрения процессов коммерциализации.

- Государственные инфраструктурные проекты: проект "Сколково", технопарки, особые экономические зоны и технологические кластеры.

- Пользующиеся государственной поддержкой институты развития, активно развивающие международное сотрудничество и стимулирующие местные инвестиции: Роснано, Российская венчурная компания, Росинфокоминвест.

- Растущая заинтересованность российской деловой и государственной элиты в инновационных процессах.

- Рецессия в развитых странах, сокращающая возможности трудоустройства и открывающая окно для привлечения мировых талантов в Россию.

- Расширение глобальных инвестиционных институтов и венчурного капитала, ищущих выхода на внешние рынки.

- Большая русская диаспора, особенно в США и Израиле.

Опасности

- Быстрый неконтролируемый рост издержек, в том числе расходов на заработную плату и приобретение недвижимости.

- Конкуренция с зарубежными компаниями.

- Утечка мозгов и технологий, возникновение кадрового голода.

- Коррупция и административные барьеры.

- Агрессивная и зачастую недобросовестная конкуренция со стороны крупных российских компаний.

- Непоследовательная государственная политика/

Надо сказать, что если внимательно проанализировать эти процессы, то обнаруживается, что по всем направлениям они развиваются. И развиваются вполне позитивно. Даже не смотря на временные трудности, вызванные кризисом или иными причинами. И эти процессы вызывают нормальное, естественное опасения у Запада.

От решения этих проблем зависит очень многое. И прежде всего, какое место займет Россия в будущей расстановке сил в мире. Какое влияние она сможет оказать на процессы мирового развития.

Это хорошо понимают в руководстве страны, связывая планы модернизации с внешнеполитической стратегией России. В конечном счете международные отношения будут формироваться наиболее сильными государствами. Сегодня, как ошибочно малы, это монопольное право США (которое перестало быть монопольным еще в прошлом веке). Завтра - монополия развитых стран или союзов развитых стран, где мнение аутсайдеров мирового развития просто не будет учитываться.

Влияние международного права и международных институтов не станет самостоятельным. Как и прежде в истории, им будет позволено толковать события. Иногда не просто гибко, но и откровенно в интересах сильных государств, которые, безусловно, будут как и прежде пользоваться этими преимуществами.

Вот почему принципиально важно не дать монополизировать это влияние и превратить его в инструмент внешней политики отдельных государств. Это можно сделать при двух условиях:

Во-первых, когда другие государства выйдут на сопоставимый уровень развития (по душевому ВВП, ИРЧП, НЧК и т.д.);

Во-вторых, когда другие государства создадут свою систему обеспечения международной безопасности, противопоставят одной военно-политической коалиции - другую.


____________________

[1] В.Путин. Выступление на расширенном заседании Госсовета "О стратегии развития России до 2020 года" / http://www.viperson. 8.02.2008.

[2] Ан.Торкунов. Фундаментальность в общественных науках / Независимая газета, 07.12.2007.

[3] Россия и мир: 2010. Ежегодный прогноз. М., ИМЭМО РАН, 2009 г.

[4] Россия и мир: 2010. Экономика и внешняя политика. Ежегодный прогноз. М., ИМЭМО РАН, 2009 г., с. 20.

[5] Паритет покупательной способности российского рубля составил 12,74 рубля за 1 доллар США.

[6] Антикризисные программы стран-членов АТЭС и роль институтов развития в их реализации. М.: Внешнеэкономбанк, 2009 г., с. 3-5.

[7] О результатах Глобального раунда международных сопоставлений ВВП / http://www.gks.ru/bgd/free/b02_18.

[8] В.А.Корсун. Возвращение колосса / Портал МГИМО (У). 29.10.2010 / http://www.mgimo.ru/system/.

[9] В.А.Корсун. Возвращение колосса / Портал МГИМО (У). 29.10.2010 / http://www.mgimo.ru/system/.

[10] А.В.Лукин. Внешняя политика Китая - новый поворот? / Россия в глобальной политике, N 2, март-апрель 2010 г.

[11] Ю.Шишкова. Вторая Европа для "Газпрома" / РБК daily, 11 ноября 2010 г., с. 5.

[12] Так, отдельно нужно говорить о финансовых мерах, необходимых для стабилизации ситуации с госдолгом. См., например: Финансовые Известия, 26 августа 2010 г., с. 3.

[13] О.В.Буторина. Еврозона на вираже кризиса / Россия в глобальной политике, N 2, март-апрель 2010 г.

[14] О.В.Буторина. Еврозона на вираже кризиса / Россия в глобальной политике, N 2, март-апрель 2010 г.

[15] J.O`Ntill. The Outlook for Dollar in the Next Decade / Global Economics Paper N 180, February 17, 2009, p. 10.

[16] Д.А.Дегтерев. Отчет по НИР по теме: "Международное содействие развитию как эффективный инструмент продвижения внешнеполитических интересов (по примере США, ведущих стран ЕС, Японии, Китая). М., МГИМО (У), 2010 г., с. 89.

[17] Ю.Лужков. Капитализм и Россия. Выпадение из будущего? М.: Московские учебники и картография, 2009, с. 79.

[18] Очень подробно этот процесс показан в фундаментальном исследовании, снабженном огромным количеством документов, 65 лет Великой Победы: в 6 т. / под общ. ред. С.Е.Нарышкина, акад. А.В.Торкунова. М.: МГИМО-Университет, 2010 г.

[19] Россия. Долговые бумаги / Тройка диалог, декабрь 2009 г., с. 10-11.

[20] Ярославский план 10-15-20: 10 лет пути, 15 шагов, 20 предостережений. Доклад нью-йоркской академии наук / The New York Academy of Science, August 20, 2010. p. 104.



Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

10.12.2010

podberezkin.viperson.ru



Док. 633513
Перв. публик.: 10.12.10
Последн. ред.: 12.12.10
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``