Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Некоторые закономерности идеологического развития в 1988-2010 годах
Алексей Подберезкин: Некоторые закономерности идеологического развития в 1988-2010 годах
`Разумеется, Россия еще не демократическая страна, она только начинает строить демократию, и ничего нет легче, как предъявить ей длинный список упущений, и нарушений, и заблуждений`[1]

 

А.И.Солженицын

`Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, как революционной диктатурой пролетариата`[2].

К.Маркс

Современные российские политические реалии сложились во многом в процессе эволюции идеологических взглядов политической элиты прежде всего за последние 20 лет. При этом следует признать, что идейное влияние не только советского, но и всего предыдущего периода развития России складывалось и будет сказываться еще долгое время. Эволюция институтов государственной власти и элиты также происходила под влиянием эволюции основных идей и концепций, хотя иногда и складывалось впечатление, что эти процессы имели случайный, субъективный характер.

Важно понимать, что идеология - единственный инструмент, формирующий такое качество к элиты как политическая и нравственная ответственность то, без чего не может быть эффективного государства, а по большому счету и нации. Эта тема стала сугубо практической проблемой для России в конце первого десятилетия XX века. Только чувство ответственности правителей России останавливало ее от развала. Когда этого чувства у них не хватало, то оно - как в случае с Мининым и Пожарским - толкало других представителей элиты на инициативу использования власти. Сегодня Россия находится именно в таком полоении.

В этой главе я хочу показать, что простой алгоритм идеологии и стратегии не является абстрактной формулой, но реализуется в конкретных исторических и политических условиях. В этом смысле идеология - как система взглядов - не только подвержена политической конъюнктуре, но и историческим особенностям развития государства и нации в совершенно конкретный период времени. Для целей этой работы - за последние 20 лет.

На известном рисунке, который уже не раз иллюстрировал взаимосвязи алгоритма идеологии и стратегии, взаимодействия международных и внутриполитических реалий выглядит следующим образом.

 

 Как видно из рисунка, международные и российские реалии:

- во-первых, историчны, т.е. они эволюционизируют с развитием стран, тенденций и факторов, являясь следствием существующих национальных интересов и целей тех или иных государств в мире;

- во-вторых, эти реалии прямо влияют как на национальные интересы (что очевидно) и базовые ценности (что менее очевидно), так и на цели внешней и внутренней политики. Масштаб и сила их влияния может быть разным. Иногда очень сильным, даже решающим, как это происходит накануне и во время конфликтов и войн;

- в-третьих, косвенное влияние эти реалии оказывают как на ресурсы, так и - опосредование, через восприятие интересов и целей - на субъективное представление элиты. Как видно, просто наличие тех или иных ресурсов прямого влияния не оказывает;

- в-четвертых, сами представления элиты о базовых ценностях, национальных интересах, а также целях внешней и внутренней политики не только историчны, меняются в зависимости от многих, в т.ч. внешних факторов, но и вполне субъективны. Так, представленная о либеральном благополучии Запада серьезно повлияло на российскую элиту в 80-е и 90-е годы. И не всегда оно было объективно.

Как показывает история развития идеи в России в 90-ые годы XX века и первого десятилетия XXI века, основные идеологические тенденции и соответственно доминирующие настроения в элите и обществе существенно менялись, в ряде случаев, - на прямо противоположные. Их можно изложить в самом простом виде в следующей таблице.

 

Как видно даже из простого сравнения, основные политико-идеологические установки радикально изменились за 20 лет, произошла эволюция представлений большей части российской элиты, которые, соответственно, в той или иной степени были реализованы или реализуются в реальной внешней и внутренней политике России.

Представляется важным коротко рассмотреть как происходила эта идеологическая эволюция, какие политические силы - партии[3], элитные группы - в ней участвовали, как она влияла на результаты парламентских выборов, которые можно назвать крупнейшим и самым точным социологическим опросом российского общества.

В приведенном выше утверждении К.Маркса, на мой взгляд, принципиально важна мысль о политическом переходном периоде, в ходе которого осуществляется диктатура определенного класса. Применительно к современной России это означает, что во время `политического переходного периода` власть в стране должна принадлежать диктатуре определенного класса или социальной группы - национальной элиты, или, как ее еще называют, `политического класса`. Термин `диктатура` в данном случае вполне оправдан. Он, конечно, грубее, чем `авторитаризм`, менее симпатичен, но точно отражает российские реалии, когда демократия и ее институты не настолько развиты, чтобы гарантировать стране выживание и развитие.

Именно за 1990-2010 годы проблема развития в её разных формах (от развития политической системы до инновационного развития) стала ключевой для России потому, что сохраняя после 1991 года территорию и население, мы так и не добились того, чтобы общество и экономика стали развиваться. Экономический рост, который наступил в 2000-2008 годы, так и не превратился в развитие. Ни экономическое, ни социальное.

В этой связи в 2009-2010 годах вплотную встал вопрос о выборе, который должна сделать элита России. Выбор между `авторитарной` и `демократической` модернизации, выбор между экономическим ростом и развитием, внешнеполитическим выбором между `Западом` и `Востоком`. При этом общее впечатление от всех решений и дискуссий о модернизации 2007-2010 годов таково: элита не знает, что такое модернизация, не знает как ее осуществить, а те, кто знают, не умеют.

В конечном счете все упирается в незавершенность эволюции политической элиты России, начатой еще более 20 лет назад и в проблемы самой элиты. На мой взгляд, это следующие:

Первое. Отсутствие консолидированной позиции по основным политико-идеологическим вопросам, что чревато не только невозможностью сколько-нибудь эффективно реализовывать провозглашаемые цели, но и политической стабилизацией. Как только происходит смена элит, ее реформа, так в России и наступает политический кризис. Сегодняшняя российская элита во многом - антироссийская. Более 50% её капиталов в оффшорах, имущество - за границей, дети - тоже.

Второе. Отсутствие у элиты консолидированности представления о путах модернизации, ее внешнеполитической ориентации, наконец, вообще о будущем России. Действительно, в 2009-2010 годы велись бесконечные споры о том, что лучше для России - быть `сырьевым придатком Европы` `сырьевым придатком Великой Азии` или отгородиться от всех забором изоляционизма. При этом для сведущих людей ясно, что идти на сближение с Евросоюзом, а тем более НАТО, предстоит на их условиях. Им не нужно ни нового военного блока, ни новой системы европейской безопасности.

То же самое и с Востоком прежде всего с Китаем, который уже стал великой державой, сохранив нетронутыми ни свои национальные ценности, ни цели в процессе модернизации. Таким образом перед российской элитой к 2010 году вплотную встала неизбежная проблема выбора, которую графически можно представить себе следующим образом.

                                                    Рис. 1

2008-2010 годы стали периодом, когда выбор был сделан в пользу `национальных интересов` и суверенитета, т.е. 30го варианта, но с существенными оговорками.

Во-первых, часть национальной элиты согласна на потерю суверенитета и модернизацию через 1-ый и даже 2-ой вариант, т.е. у российской элиты нет консолидированной позиции. Соответственно решения, принимаемые на самом верху не только тормозятся, но и прямо саботируются. Это выражается как в слабой эффективности госуправления и коррупций, так и утечке мозгов, человеческого потенциала и финансов за рубеж. Особенно явно это стало видно в период кризиса 2008-2010 годов.

Во-вторых, у элиты, ориентированной не только на зарабатывание денег, но и на свое будущее и будущее своих детей с Россией, нет единой позиций по какому из модернизационных сценариев продвигаться дальше - `авторитарному` или `демократическому`. Подобный разлад внутри элиты проявлялся по всему спектру принципиальных вопросов, например, по вопросу о политике по отношению к странам СНГ, где явно просматривались три политики, вытекающие из-за неопределенности в выборе модернизационного сценария:

- `демократическая модернизация` предполагает главными инструментами влияния образование, культурную политику, информационную политику, развитие горизонтальных связей, т.е. `меткую силу`;

- `авторитарная модернизация` предполагает прямые силовые инструменты - политические, энергетические (тарифы), экономические (пошлины), даже военные;

- развал СНГ и его институтов, саботаж сотрудничества и принятых решений.

Другими словами, мы наблюдаем, что 2010 году правящая элита не определилась по основным идеологическим и мировоззренческим вопросам. Не только с национальными интересами, но и ценностями, а тем более средствами их достижения. Более того, можно говорить даже о том, что элита к этому времени так и не самоидентифицировалась: значительная ее часть считает себя (западной) европейцами, какая-то `азиатами`, а какая-то продолжает относить себя к `советской общности`. И это при том, что главный критерий самоидентификации - не принадлежность к какому-то государству, а, тем более, - политической или экономический системе, а к национальной культуре остается в России сильнейшим фактором, даже ее конкурентным преимуществом, которые не были использованы властью для самоидентификации нации и ее элиты.

Таким образом в переходный период 2007-2010 годов ключевыми стали два фактора:

Во-первых, качество, консолидированность российской элиты ее выбор модели модернизации - авторитарной или демократической - и места России в мире.

Во-вторых, понимание российской элитой главных факторов современного экономического и политического развития - роли человеческого потенциала (знаний, навыков, креативности, образования) и институтов Гражданского общества.

Для того, чтобы лучше понять эволюцию взглядов российской элиты, генезис ее развития, как и развития власти в стране, целесообразно сделать короткий исторический экскурс, ибо нынешняя российская элита это продукт развития общества последних десятилетий. Такой экскурс может объяснить много в сегодняшних реалиях. Так, на мой взгляд, понятие `суверенная демократия`, предложенное В.Сурковым, отражает суть переходного периода, когда власть должна не только защитить общество от внутренних врагов и укрепить внешний суверенитет, но и обеспечить нации будущее, т.е. модернизацию, пусть даже авторитарную. В этом, по большому счету, и заключается ответственность нынешней политической элиты, темпы, которая стала ключевой в 2009-2010 годы, ибо качество элиты поставило под вопрос саму идею модернизации. Как справедливо сказал в свое время покойный академик Д.С.Львов, `говоря о миссии России, мы, по существу, ведем речь о ее будущем, о том, как будет складываться ее образ в будущем столетии`[4].

Именно политическая ответственность - одно из трех обязательных свойств, которое должно быть присуще правящему классу (наравне с профессионализмом и способностью к стратегическому прогнозу). Но в 2009-2010 годы всерьез встал вопрос о том, соответствует ли правящая элита этому критерию. Неэффективность, с одной стороны, коррупционность, - с другой, они стали нейтральными темами нашего времени. Сегодня ответственность является важнейшим условием успешного развития России. Не секрет, что настоящего времени отсутствие этого качества у большинства представителей политической элиты СССР и России привело к провалу заявленного курса на модернизацию страны. Именно такие опасения сегодня находятся в центре внимания.

На мой взгляд, политическая ответственность - преимущественно идеологическая характеристика, связанная, прежде всего с нравственными нормами. И не только из-за коррупции. Конечно же, такие явления как коррупция имеют непосредственное отношение к этому понятию, но, прежде всего, это именно нравственная категория, которая влияет непосредственно на эффективность управления[5].

Успешный опыт опережающего и устойчивого развития Китая свидетельствует, по меньшей мере, о двух вещах. Во-первых, о высоком уровне консолидированности и качестве политической ответственности китайской элиты, а, во-вторых, о ясно выбранном элитой идеологическом курсе и стратегии страны. В немалой степени это связано и с отказом китайского руководства от либерально-демократических ценностей западного общества, сохранении иерархии национальных ценностей. При всей приверженности к рыночным реформам, инновациям и способности адаптироваться и даже использовать реалии глобализации.

Развитие идеологии в России с конца 80-х годов по настоящее время прошло семь этапов и в 2009-2010 годах вступило в 8-ой этап своего развития. Все эти этапы объединяют некоторые общие особенности и серьезные, иногда принципиальные различия. Конечно же между ними нет жестких границ, но различия просматриваются весьма отчетливо:

1 этап - зарождение неформальных групп, кружков и движений (1988-1991 гг.);

2 этап - зарождение современной многопартийности (1991-1993 гг.);

3 этап - создание парламентско-партийной системы (1993-1995 гг.);

4 этап - выборы в Госдуму 1995 года и отказ от старых идеологем (1995-1999 гг.);

5 этап - выборы в Госдуму 1999 года и закрепление новых идеологических тенденций (1999-2000 гг.);

6 этап - диктатура национальной элиты (2000-2008 гг.);

7 этап - новый этап идеологического развития, который можно охарактеризовать как `откат` от авторитаризма (2008-2010 гг.);

8 этап - неизбежный переход к идеологу-президенту и идеологической правящей партии (2010-).

Таким образом Россия вступила в новый этап идеологического развития, который, как и прежние этапы, сопровождался соответствующими процессами в экономической и социальной жизни общества. Если революционные идеологические, социальные и экономические изменения соответствовали известному закону `забегания вперед` - от тоталитаризма до `разгула демократии`, - охватившему период с 1988 по 1999 год, то последующие этапы - `откату` к тоталитаризму, а с 2010 года - новому движению вперед от тоталитаризма к демократии. Все это напоминает маятник, стремящийся остановиться на новом идеологическом уровне, закрепляющим новое качество социальных и экономических отношений. Этот вполне марксистский закон был описан для развивающихся стран еще в начале 80-х годов академиком Н.А.Симония в книге `Страны Востока: пути развития`. На рисунке N 1 такое развитие можно изобразить следующим образом.

Вопрос в том, где, в какой точке, этот маятник остановится, где наступит новое равновесие, которое зафиксирует новое соотношение общественных сил, адекватные экономические и социальные отношения?

Выбор сценария модернизации России прямо зависит от того, в каком направлении находится и движется маятник. Сегодня он очевидно находится в зоне `авторитарной модернизации`, но, похоже, что движется в сторону `демократической`. Элита, общественные и политические силы России, внешние факторы очевидно воздействуют на этот окончательный выбор.

На мой взгляд, сегодня для России, как и, впрочем, в прошлые столетия, необходима авторитарная модель модернизации. Во всяком случае на самом первом этапе. Это объясняется многими причинами. Назову лишь несколько.

Во-первых, историей, `привычкой` к авторитарной модернизации, выработанной еще со времен Святого князя Владимира, Ивана III, Ивана IV Грозного, Петра I, Александра I и Александра II, И.Сталина, В.Путина. Более того, в российском обществе утвердилось мнение, ассоциация успешной модернизации с авторитарными методами, т.е. моральный фактор на стороне авторитарной модели.

Кроме того, можно говорить о своеобразной `самодержавной политической культуре` (Ю.Пивоваров) которая сложилась в российскую управленческую традицию. И не только при императорах или генсеках, но и российских президентах, которые конституционно паделены фактически самодержавными полномочиями и сегодня. Нарушать историческую и политическую традицию опасно, даже крайне опасно для самой политической элиты, что неизбежно приведет к политической дестабилизации.

Во-вторых, мобилизационная модель модернизации изначально ориентирована на авторитаризм, даже диктатуру. А не мобилизационной модели не проблема - в единстве элиты, ее взглядов, необходимости отстранения от власти и ресурсов части несогласной элиты, в т.ч. и силовыми - правовыми и экономическими - методами.

В-третьих, глобализация это во многом силовая унификация, которая ежедневно и в самых разных областях ставит вопросы о суверенитете государства и самом существовании нации. Поэтому решение проблемы ускоренной модернизации это вопрос жизни и смерти нашего государства и нации. Противостоять силовой унификации может только развитое, конкурентоспособное, т.е. сильное государство с сильной властью и консолидированной элитой. При этом надо понимать, что исторически в России, как, впрочем, и на всем Востоке, власть основывается на насилии, а не на договоре.

При этом модернизация в условиях глобализации, проводимая слабым государством и слабой властью, неизбежно приведет к отказу от базовых культурных, духовных и исторических ценностей, а это, неизбежно, к появлению, может быть, и современного, но другого государства и нации. Готовы ли мы забыть свою многовековую историю и отказаться от своих ценностей ради успеха модернизационного проекта? Тем более, если мы точно даже не знаем каков будет его результат. Как справедливо заметил В.Третьяков, `Модернизация - это `улучшение` антикварной вещи, но если вы не знаете как, то хотя бы не отбивайте у неё носик`.

Эволюция идеологических взглядов элиты за последние 25 лет, естественно отражается на всей политической и парламентской системе страны. При этом важно иметь в виду, что в России, строго говоря, парламентская борьба меньше всего влияет на власть. И не только потому, что по своей природе власть самодержавная, где высшая элита играет роль прежней гвардии - охраняет, но и меняет государей, - но и потому, что сами партии значительно слабее отдельных институтов и даже учреждений. Партии играют значительную роль постольку, поскольку они отражают актуальные идеи и идеологию, которая воспринимается элитой, а не наоборот.

 

______________________

[1] А.Солженицын `Запад панически воспринял укрепление России` // АиФ, 2007 г., N 31, с.4.

[2] К.Маркс. Критика Готской программы (1875). Цит. по: концепции и определения демократии: Антология. М.: КомКнига. 2006 г., с.61.

[3] Традиционно считается, что эволюция партийно-парламентской системы наиболее точно отражает смену идеологем. Я полагаю, что для России эта норма не подходит. Партии лишь отчасти и не всегда вовремя реагируют, а тем более определяют характер идеологических изменений.

[4] В.Кузнечевский. Ученый, подвижник, патриот // Политический журнал. 23 июля 2007 г., с.105.

[5] Именно такие наблюдения вынес из общения с экспертами Совета по внешней и оборонной политике (СВОП), представляющей самые разные страны российской элиты, в апреле 2010 года.

 

Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

20.04.2010

www.mgimo.ru



Док. 624929
Перв. публик.: 20.04.10
Последн. ред.: 18.05.10
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``