Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Подберезкин: Вглядываясь в будущее: прогнозы и идеи[1]
Алексей Подберезкин: Вглядываясь в будущее: прогнозы и идеи[1]
`Сегодня на российской политической арене мы не наблюдаем … идеологии,
которая бы завлекала умы людей в неведомые дали и радужные перспективы`[2].

 

Неизвестный блогер

 

 `… `нельзя верить в `безбожную науку`, и `безбожная наука` хромает`[3].

 А.Эйнштейн

 

Ничто не создается человеком прежде, чем сформируется будущий образ. Человек – это архитектор, который, в отличие от пчелы, знает чего он хочет хотя бы в виде будущего образа. Формирование будущего образа страны нельзя ограничить даже самым точным стратегическим прогнозом. Этот образ – продукт воображения, воли, действий вполне конкретных людей и социальных групп. `Убежден, – говорил В.Путин, – что наше будущее будет таковым, какой образ сформируется в сердцах большинства россиян`[4].

 Формулируя приоритеты и цели идеологии – стратегии, как я уже говорил, необходимо исходить из таких категорий, как национальные интересы и ценности, международные реалии, ресурсы, оценка элитой этих критериев, в том числе и формирование стратегического прогноза. Это так сказать, вполне научный, хотя и несколько упрощенный подход.

 Но кроме научного метода могут быть и иные, основанные на вере, интуиции, предположении, футорологических и иных принципах, которые можно отнести уже к области политического искусства. Эти врожденные идеи, описанные в философии, – крайне важны. Нередко именно они оказываются более точными, чем чисто научные оценки, анализы и экстраполяции. История знает множество примеров такого точного ненаучного `Стратегического прогноза`. Так, по признанию Г.Коля, он был уверен, что станет канцлером Германии еще в возрасте 17 лет, В.Жириновский – о том, что он будет министром, – в 20 лет.

 По моим наблюдениям, такой долгосрочный прогноз, подкрепленный работой и верой в его точность, как правило, завершается положительным результатом, в этом заключается одна из глубинных загадок, хотя никто ведь не удивляется, если писатель `заглядывает в будущее` точнее чем его современник – ученый.

 На мой взгляд, формулирование идеологических целей должно происходить обязательно с использованием методов, которые я бы назвал `творческим воображением`. Образ будущего должен быть не только научно обоснован, но и творчески представлен как желательный. Вслед за этим, задача идеологии заставить в него поверить и организовать напряженную работу по его реализации. Поэтому очень важно, чтобы созданный образ получил позитивное идеологическое обеспечение.

 Парадоксально, но вполне объяснимо и то, что точность стратегических прогнозов, созданных при помощи количественных методов, как правило уступает идеологическому, творческому воображению. Никто, например, не мог предсказать развал СССР, а до этого Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи, ведь еще за год до этого подписывались `эпохальные` документы. Тем более никто из ученых еще в 80-ые годы XX века не предполагал отход от планового хозяйства к рынку и многопартийности. Любопытно сегодня в этой связи читать документы, принятые правящей элитой СССР и России, конца 80-х, начала 90-х годов[5].

 Конечно, 90-ые годы кризиса катастрофически отразились на состоянии всей экономики, уровне прогнозирования и планирования, который был сведен практически к нулю (за исключением, как уже говорилось, военных областей). Но, главное, в конце XX и начале XXI века господствовала неолиберальная идеология, отрицавшая возможность и необходимость как научного стратегического прогноза, так и вообще формулирования модели развития и образа будущего.

 Оздоровление экономики, а в ещё больше степени, – отход от неолиберальных идей, привело `снизу` к росту общественной потребности в прогнозе и стратегии. Как, впрочем, и общественной дискуссии о будущем России среди политиков, писателей, лиц творческих профессий. В результате в 2004–2006 гг. родилось большое количество специальных долгосрочных прогнозов, посвященных как отдельным отраслям экономики, так и отдельным проблемам, регионам. Можно сказать, что наблюдался `прогнозный бум`. Приведем лишь некоторые примеры таких `частных` прогнозов:

 – Прогноз добычи нефти в Ханты-Мансийском округе в 2020 году (показывает, что объемы добычи могут составлять до 250 млн. тонн, что будет равно примерно половине всей нефтедобычи в стране в то время);

 – Прогноз добычи нефти в России к 2020 году (добыча нефти составит от 450 до 520 млн.т. в год);

 – По оценкам `Газпрома`, на рынке Юго-Восточной Азии к 2020 году будет поставляться около 110 млрд. куб.м. газа;

 – Прогноз развития гидроэнергетики до 2020 и 2050 годов;

 – По прогнозам, потребление куриного мяса в России к 2020 году увеличится в 4 раза…;

 – Мировая потребность в деловой древесине к 2020 году увеличится на 100 млн. куб.м.

 – По оценкам Еврокомиссии доля России в европейском импорте к 2020 году сохранится на уровне 2% (при сохранении доли нефти на уровне 30%, а газа – 50%);

 – К 2015–2020 годам будет создана постоянная станция на Луне;

 – К 2020 году Россия войдет в число 10 наиболее популярных туристических направлений…;

 – К 2020 году число российских студентов в Великобритании вырастет в 1,5 раза. Примечательно, что по прогнозам к 2020 году доходы от приема наших студентов в Великобритании вырастут со 100 млн. до 300 млн. фунтов;

 – По оценкам врачей, доля суицидов в соотношении с другими причинами смертности к 2020 году возрастет в 1,5 раза;

 – По мнению специалистов, если политику в борьбе с ВИЧ не изменить, то к 2020 году Россия потеряет половину своего населения и т.д.

 Как видно, общественная и экономическая потребность, вопреки неолиберальным идеологическим установкам 90-х годов, привела к массовому прогнозированию и, отчасти, стратегическому планированию в отдельных отраслях. Но не в целом по стране, где прогноз неизбежно имеет идеологический характер. Такой идеологический прогноз попытались заменить Концепцией социально-экономического развития до 2020 года.

 Изначально, таким образом, по мере появления общественной потребности в долгосрочном прогнозе были допущены принципиальные ошибки. Их, на мой взгляд, по меньшей мере пять:

 Во-первых, из-за отсутствия идеологии развития множество появившихся прогнозов не были скоординированы. Они `выхватывали` отдельные экономические отрасли и социальные области, некоторые частные сферы деятельности и регионы без взаимосвязи между ними.

 Во-вторых, не было государственного органа, способного соотнести эти прогнозы между собой, сделать их совместимыми и не взаимоисключающими. Больше всего в то время боялись упрёков `возврата к ГОСПЛАНу`, поручив фактически разработку национального прогноза одному из департаментов МЭРТА.

 В-третьих, эти прогнозы изначально были инерционны, они фактически экстраполировали существующие тенденции на перспективу 15–20 и даже 30 лет.

 В-четвертых, эти прогнозы не вытекали, не являлись следствием общей идеологии (которой не было) развития и единой стратегии. Соответственно как приоритеты, так и цели формировались произвольно.

 Наконец, в-пятых, не было прорывных творческих идей, смелой постановки проблем, попыток сформулировать возможные угрозы России и способы их решения.

 В таком виде и при таких системных просчетах и недостатках от стратегических прогнозов было мало толку: они не только не создавали установки и темпов развития, но и, нередко, были просто вредны. Как справедливо заметил позже Д.Медведев, `… благополучие России в … будущем будет напрямую зависеть от наших успехов в развитии рынка идей, изобретений, открытий`[6].

 Вместе с тем нельзя отрицать и полезного опыта попыток увидеть будущее. Стратегические прогнозы, идеи и оценки будущего, как и идеологические споры о путях развития, очевидно получили толчок в этот период. Не случайно, что именно в 2005–2007 годы появились и первые идеологические выступления В.Суркова, Д.Медведева и В.Путина, а также С.Иванова, других государственных деятелей. Особенное значение имели попытки составление региональных прогнозов и стратегий, которые стали активно создаваться в 2005–2007 годы, вовлекая в это процесс новые творческие коллективы в регионах. Это связано как с быстрым исправлением диспропорций в развитии регионов, включая ускорение регионального развития, так и практической потребностью в планах долгосрочного регионального развития. Это хорошо видно по показателям бюджета Красноярского края, который стремительно рос в 2002–2007 годах[7].

 

Улучшилась финансовая ситуация и в ряде других регионах. По итогам 11 месяцев 2006 года, например, осталось всего 10 убыточных регионов, причем большая часть дефицита – `мизерная`, отмечает гендиректор экономической экспертной группы. А.Андряков. Кроме Красноярского края, из разряда дефицитных в профицитные смогли перейти, в частности, Ненецкий и Агинский Бурятский АО, Хабаровский край, Республика Саха (Якутия), Калмыкия, говорит Андряков. У первого из них по итогам 11 месяцев 2005 г. был дефицит в 2% от доходов, а за 11 месяцев 2006 г. – профицит в 40% от доходов. Доходы региона выросли на 66%. Похожий рост доходов и в Агинском Бурятском АО: от дефицита в 6% доходов округ перешел к 40%-му профициту. Всё это создавало объективные предпосылки необходимости стратегических прогнозов. Но не только. В центре и на местах, в регионах, городах стремительно усилилось стремление понять, увидеть свое будущее. Это стремление формировало с неизбежностью `идеологический заказ`, который выражался в поиске облика новой России и региона, в конечном счете новых идей, которых, следует признать, не хватало тогда и сейчас как в Кремле и правительстве, так и в регионах.

 Эта потребность в перспективах социальных и иных идеях особенно возросла в период кризиса 2008–2010 годов, когда большинство общества признало, что инерционный энергоресурсный сценарий развития уже не может обеспечить будущего России. Именно в этот период деклараций и дискуссий об инновационном пути развития страны правящая элита стала осознавать, что в основе любых инноваций лежат прежде всего люди – человеческий потенциал – и идеи, т.е. творческий потенциал нации. Будущий образ России уже стали связывать с инновациями, идеями и их носителями, а не механической экстраполяцией роста ВВП и других макроэкономических показателей. Как справедливо отметил один из авторов, `В наше время, когда основные производственные фонды предельно изношены, именно новые инновационные идеи должны стать инициирующим фактором возрождения. Необходим рынок идей, состязание идей, выдвижение перспективных идей. Только новые творческие идеи способны привести к инновационным решениям и энергичному продвижению общества вперед`[8].

 Более того, можно признать, что постоянно идет не только борьба идеологий и идей, но – что для нас особенно важно – идей и представлением о будущем, в том числе и нации. Верные идеи не только могут дать нам верное представление о будущем (нередко точнее, чем в прогнозе), но и в конечном счете обеспечить выживание и развитие. Именно поэтому для нас стоит проблема не просто адекватной идеологии, но такой идеологии, которая стала бы инструментом, механизмом собирания идей. Как справедливо писал М.В.Сухарев, `Материя, как известно, не возникает из ничего и не исчезает. Поэтому пере материей не стоит проблема существования. Эта проблема стоит именно перед идеей. Идеи, не способные сохраняться в материи, исчезают, а эту материю захватывают другие идеи. Именно поэтому вся история Вселенной является историей борьбы идей за обладание материей. Великолепной иллюстрацией является биологическая эволюция, в которой удачная идея биологического вида тиражируется в миллионах живых существ`[9].

 К концу 2006 года стало ясно, что необходимы (прежде всего, в связи с идеей трехлетнего бюджета) не только отраслевые, но и среднесрочные прогнозы, которые бы легли в основу бюджетного планирования на 2008–2010 годы. Повторю, со всем набором предыдущих ошибок. Первые такие прогнозы появились уже в феврале 2007 года. Так, 20 февраля МЭРТ опубликовал `сценарные условия социально-экономического развития РФ до 2010 года`, которые в обобщенном виде выглядели следующим образом[10]:

  

В 2010 году можно с любопытством оценить качество этих прогнозов, а также оценки МЭРТа в те годы. Так, положение дел в экономике, по расчетам Министерства, должно было выглядеть так: фактор внешнеэкономической конъюнктуры, который `определял высокие темпы роста в предшествующие годы`, снизится с 2,6% (из 6,4% прироста ВВП) в 2005 году до 1% (из 6,1% прироста ВВП) в 2007 году и до 2010 года будет давать не более 1–1,5% ВВП в год. Зато общий рост инвестиций (включая государственные инфраструктурные инвестиции) обеспечат от 0,25% до 0,47% дополнительного прироста ВВП в год, а `ускоренный рост инвестиций в инновационный сектор экономики и высокотехнологичные проекты обрабатывающей промышленности` – еще 0,25%. Следует ли говорить, что ни один из этих показателей к 2011 году выполнен не был. Даже приблизительно, даже векторно. Наоборот. Все прогнозы оказались неверны. И не из-за кризиса 2008–2010 годов, а из-за своей инерционности и неидеологичности.

 ________________

[1] Идеи – мысленный прообраз какого-то явления, предмета, выделяющий его главные, существенный черты // http:ru.wikipedia.org.

[2] Идеология отсутствия идеологии // http://p-development.narod.ru

[3] А.Подберезкин. Человеческий капитал. Т. I. М.: Европа 2007 г., с. 205.

[4] Выбери свое будущее // http://dic.academic.ru/dic/.

[5] См., например. Распад СССР: документы и факты (1986–1992 гг.) Том I. Под общ. Ред. С.М.Шахрая, М: 2009 г.

[6] Д.Медведев. Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации. 12 ноября 2009 г.

[7]Н.Иваницкая. Красноярский профицит // Ведомости. 26 января 2007 г., с.А3.

[8] Рынок идей: формирование и развитие //http:www.spravedlivo-online.ru/contcut/news.

[9] М.В.Сухарев. Эволюция общества, как движение идей // В сб.: Социально-экономическое, духовное и культурное возрождение Карелии. Петрозаводск, 2001, с. 34.

[10] А.Шаповалов. Экономику заставят расти за счет госинвестиций // Коммерсант. 20 февраля 2007 г., с.2.
 

 

Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

 11.04.2010

 www.mgimo.ru



Док. 624432
Перв. публик.: 11.04.10
Последн. ред.: 13.04.10
Число обращений: 0

  • Подберезкин Алексей Иванович
  • Торкунов Анатолий Васильевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``