Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Адвокат Алексей Куприянов: Построение адвокатуры - продолжение следует.
Адвокат Алексей Куприянов: Построение адвокатуры - продолжение следует.
Президент Медведев признал необходимость срочного реформирования МВД. Это закономерный результат деятельности министерства. По данным опросов "Левада-центра" доверяют милиции около 20 процентов респондентов. Не густо!

Но предложения высших должностных лиц по реформированию правоохранителей почему-то странным образом синхронизировалось с желанием госаппарата заодно поставить под свой контроль и адвокатов.

Может быть, в профильных ведомствах решили, что пока будут бороться с адвокатами за построение для них "светлого будущего", глядишь, компания по борьбе с евсюковыми закончится, и до милиции с прокуратурой дело и не дойдет?

Тезис, что все беды нашей юстиции от адвокатов, хорошо известен еще с советских времен. Впрочем, подобное мнение об адвокатах - "родимое пятно" (в тогдашней терминологии) любого инквизиционного уголовного процесса.

Инквизиционными в юридической науке называются системы правосудия, в которых принципиально превалирует обвинение, где суд - его орган. Только на обвинение в инквизиционном процессе согласно его доктрине работают все: от оперативного сотрудника (в Испании они тоже были) до верховного суда самого "Великого инквизитора".

Официально декларировалось, что лучше посадить или казнить невиновного - Господь потом разберется! - чем упустить еретика. Но даже тогда у всех обвиняемых были адвокаты. Понятно - верные католики. Их верность проверял сам инквизитор, при котором они и состояли. Впрочем, если адвокат убеждался, что подзащитный - еретик, то он по правилам процесса был обязан оказаться от защиты или сам рисковал сгореть на костре.

Любопытная возникала на Западе в XIV веке правовая коллизия: если подсудимый осуждался, то есть признавался еретиком, а адвокат до приговора не успевал своевременно отказаться от защиты, то он и сам причислялся к преступникам.

Сегодня не то! Сегодня каждый студент знает, что по закону у нас процесс - состязательный, стороны равны. Прокуроры добросовестно указывают следователям на их ошибки. Следователь не верит оперативным сотрудникам на слово, а требует от них качественных доказательств. А выше всех арбитр - независимый суд, который никогда не тянет разваливающееся обвинение в неизбежно обвинительный приговор, а признает наравне с доводами последнего и доводы адвоката, ни от кого в государственной машине не зависящего.

Однако, что сравнивать. 500 лет пролетели незаметно. Заметим только, что оправдательных приговоров в инквизиции было очень мало, всего в пять раз больше (!), чем в Российских судах сегодня. И еще один основополагающий принцип инквизиционного процесса - "в должностном лице недопустимо предполагать желание возбуждать клеветнические измышления" (Учебник Церковного права, СПБ, 1908 г.) - мне что-то напоминает из неписанных отечественных презумпций.

Мой новый референт после окончания ВУЗа мечтает стать следователем, я с ним не дискутирую. Сам в детстве, хотя и был внуком адвоката, подумывал о милицейской романтике. Кто постарше, помнит комсомольские оперотряды. Красные повязки на рукаве. Самбо, борьба с уличным хулиганством. Еще раньше - "бригадмильцы". Здорово было, и каждый милиционер представлялся мне - Шараповым. И не только нам "оперотрядавцам", большинству населения.

А вот мой "старый" референт - сейчас самостоятельный юрист - пришел ко мне из секретарей судебного заседания и к этому времени уже ни о чем таком не думал. Понял, что защитой добропорядочных граждан от преступников, как ни странно, можно заниматься и будучи адвокатом.

Впрочем, ничто в российском уголовном процессе в теории не напоминает инквизицию. Пока ничто!

И вот оказывается, по мнению Минюста в симфонии права, царствующего в отечественном правосудии, есть слабое звено. Именно с него надо начинать лечить все проблемы отечественной юриспруденции. Вы уже догадались - с адвокатуры. Вот этих, действительно почему-то все еще независимых, надобно построить и поставить "вертикально". Чтоб было видно грудь четвертого человека в нашем строю: "Равняйсь! Смирно!"

Почему?

"А они взятки носят! А у них квалификация низкая! А они в суды опаздывают! И вообще, что это они все время с обвинением несогласные? Боже мой, в наши суды пробрались "несогласные"!"

По первой претензии, вместе с Михаилом Барщевским хочется сказать: "А вы не берите!". И тогда адвокаты-"несуны" сами уйдут из адвокатуры. Работать головой они уже не смогут.

Во второй претензии есть серьезные сомнения. Адвокаты в массе точно более грамотны, чем следователи и прокуроры. Ведь их компетентность при приеме в адвокатуру уже давно оценивают чиновники Минюста и судьи, а при приеме в милицию и прокуратуру никаких проверок квалификации не существует.

Насчет опозданий адвокатов в суды стоит рассказать старый судебный анекдот. Мэтра провожают на пенсию. Говорят спич: "Вы провели в судебных залах 40 лет ...".

Пенсионер вносит поправку: "В залах я провел лет пятнадцать, а двадцать пять в коридорах судов".

Мне кажется, что адвокаты опаздывают тогда и только тогда, когда в другом судебном зале их первый в этот день процесс часами не открывался.

Оригинальный порядок известен в московских районных судах. Когда обвинение поддерживает вышестоящий прокурор, не "приписанный" постоянно к данному суду, то секретарь судебного заседания сначала проверяет явку стороны защиты и свидетелей и, если все в сборе, начинает звонить прокурору: "Приезжайте". Он и приезжает ..., в лучшем случае через час после времени, указанного в повестке, а адвокаты спокойно ждут. Привыкли.

Насчет "несогласных" придется поспорить. Да согласные мы, со всем согласные. Все же профессионалы, понимаем! Не надо клеить на адвокатов жупел системной оппозиции. Ее нет, и не предвидится.

Я лично, как видно из моих научных статей и даже публицистики, по существу первый "государственник". А вот по конкретным делам, уж извините, как защищали интересы доверителей, иногда пренебрегая личными угрозами, так и будем. И не надо смешивать несогласие с конкретным следователем по конкретному делу с посягательствами на "устои".

Великий инквизитор в Испании контролировал "своих" адвокатов: назначал, увольнял, сжигал. В принятом в России состязательном процессе все остальные участники, кроме адвокатов, сидят орлами на ветках его развесистой кроны и смотрят оттуда сверху-вниз на население. Только адвокатская корпорация - инородный элемент - расположилась себе под деревом власти и в силу такого приниженного положения никого "достать" не может.

Инородный не значит вредный! И не надо нас приколачивать к стволу. Оставьте, адвокатскую корпорацию самоуправляющейся. Мы сами разберемся и с "несунами", и с малограмотными коллегами, и с дисциплиной.

Нам в этом помощь государства не требуется.

Во всяком случае, если государство пока не способно очистить свои "государственные" ряды от преступников и коррупционеров, то нет оснований доверять ему очистку наши "частных" рядов от нарушителей куда более мелкого калибра.

И так, что же получается? При полном отсутствии научных работ предметно исследующих специфику преступлений милиционеров и прокурорских работников - "при исполнении", Я. Кучина во Владивостоке защитила, на мой взгляд, научно бессодержательную кандидатскую диссертацию о преступлениях адвокатов (см. подробно "Новая адвокатская газета" N 2 за 2010 г.).

Как написал ее критик адвокат Р. Мельниченко: "Диссертант из малого количества зарегистрированных среди адвокатов преступлений делает неожиданный вывод о латентности преступной деятельности в этой группе. У нее получается, чем ниже количество зарегистрированных преступлений среди какой-то группы лиц, тем выше латентность. Следуя этой логике, если, например, среди высших должностных лиц государства вообще не зарегистрировано преступлений, то и латентность там самая высокая". Надеюсь, что ВАК остановит эту профанацию научной деятельности, но, как говорится, "не факт", да и не первая это подобная работа.

Может ревнителям поисков преступлений среди адвокатов стоит задуматься о бревнах в своих собственных глазах? При всем старании правоохранителей осужденных адвокатов принципиально меньше, чем милиционеров даже с коррекцией на численность. Я не припоминаю случая, чтобы адвокат забил насмерть свидетеля обвинения или потерпевшего, расстрелял прохожего, а о том, что такое случается с нашими подзащитными, мы все знаем из СМИ.

Реформа удобное слово. Оно вроде пароля. Почему-то в общественном создании презюмировалось, что непрерывные реформы - благо и необходимы повсеместно.

Отнюдь!

Реформа, развалившая отечественное образование, тому недавний пример.
Не надо реформировать адвокатуру. Хватит, наконец! Мы сами будем эволюционировать на благо населения, которое не особенно и жалуется. Конкуренция и экономика нас заставит.

Почему в Минюсте считают, что им лучше известно как должна быть устроена адвокатура? На каком-таком основании? Может быть, там служит хотя бы десяток бывших адвокатов? Нет! Может быть, там есть осужденные, оправданные или отбывшие наказание, которые непонаслышке знают, как работают адвокаты? Тоже вроде нет. А вот прокуроров, которые привычно видят в нас противников, в Минюсте полно. И какое же это будет управление? Представляете? Уже сегодня раздаются голоса, что нас "развелось" слишком много.

Минюст регистрирует адвокатов и это правильно, но не надо смешивать регистрацию с управлением. Общее направление политики в области госслужбы именно уменьшение количества функций, исполняемых государством. Вот, даже техосмотр автомобилей хотят частникам отдать, как в Европе.

Если же государство хочет снизить стоимость юридических услуг для населения, то решать этот вопрос, полагаю, следует не путем создания альтернативной государственной адвокатуры (что сродни бесплатной медицине, которая обходится бюджету на единицу услуги дороже аналогичной платной), а путем частичного или полного прямого дотирования такой помощи для неимущих, что сегодня отчасти и имеет место, - выйдет значительно дешевле и, безусловно, качественнее.

Сегодня адвокат платит налогов значительно больше, чем индивидуальный предприниматель, так как последние пять лет нам почему-то запрещен переход на "упрощенку". Такая дискриминация так же не удешевляет юридическую помощь.

В мире действительное существуют более зарегулированные адвокатские сообщества, чем в России. Во Франции, в Англии. Где-то адвокаты приписаны к конкретному суду, где-то разбиты на две категории с разными компетенциями. Но заметим, эти отношения в конкретных странах сложились без участия государства и никаких "реформ" адвокатуры под руководством Минюста в той же Англии не бывало.

Система адвокатуры в странах Европы сложилась еще тогда, когда суконщики и оружейники были объединены в цеха, и в силу особой консервативности всей юриспруденции Старого света кое-какие анахронизмы кое-где процветают и доселе.

Так неужели именно их надо заимствовать нашей суверенной демократии? У нас и своих традиций за полтора века Российской адвокатуры сложилось немало. И главная состоит в том, что при самом приниженном положении в самые тоталитарные годы адвокатура выстояла, не огосударствилась; добросовестная защита прав граждан в возможных пределах не прекращалась.

Может быть, именно эту традицию и нужно лелеять и укреплять?

Основным назначение адвоката является "осуществление безвластного публичного независимого контроля за соблюдением прав и законных интересов лиц, обратившихся за юридической помощью" (А.Васяев). Зависимый от властей - "управляемый" адвокат теоретически не сможет выполнять свои обязанности.


22.02.2010 г.
viperson.ru

Док. 620782
Перв. публик.: 22.02.10
Последн. ред.: 08.06.11
Число обращений: 0

  • Куприянов Алексей Анатольевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``