Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Алексей Куприянов: Кто не успеет - тот опоздает?
Алексей Куприянов: Кто не успеет - тот опоздает?
В январе начали действовать новые правила уголовной преюдиции

Под новый 2010 год законодатель второпях изменил статью 90 УПК РФ "Преюдиция" (1). Речь идет о революционных, по-иному не скажешь, изменениях в правилах уголовного процесса, касающихся этой проблемы.

Как известно, общего нормативного определения этой дефиниции в российском праве нет.

Оно содержится в Римском праве: "res judicata pro veritate accipitur (habetur)"(лат.) ─ "состоявшееся судебное решение принимается за истину" во всех более поздних судебных процессах.

Юридическая наука различает преюдицию: отраслевую и межотраслевую. Понятно, что применительно к уголовно-процессуальной проблематике к первой относятся только приговоры. А все остальные перечисленные в новой редакции статьи 90 УПК акты - соответственно к межотраслевой категории.

В юридической литературе отграничивается так же строгая (неопровержимая) преюдиция от нестрогой (опровержимой), которая, если вдуматься, истинной преюдицией считаться не может. В этом случае судебные акты, оцениваются судом фактически наравне с другими документами.

Строгая межотраслевая преюдиция была признана советским уголовно-процессуальным законодательством, начиная с 1923 года (2), но при этом была резко ограничена и касалась исключительно вступивших в законную силу судебных актов по гражданским делам. Об арбитражных судах речи не шло ввиду отсутствия последних, а судебная проверка административных решений властей стала допускать только в позднесоветский период. При этом преюдиция была частной. Чем она отличается от полной?

В последнем случае в уголовном процессе без проверки признается любое обстоятельство, установленное судом другой отрасли, во первом - только обстоятельства определенного типа.

Например, по УПК РСФСР 1960 г. (в редакции - 2001 года) имело преюдиционное значение только суждение суда по гражданскому делу о том, имело ли место то или иное событие или действие. Заметим, что принимались без проверки только суждения о положительных фактах. Например, если суд установил, что гражданин Иванов был в кино на таком-то сеансе - это положительный факт.

Не могли иметь преюдиционного значения отрицательные факты, признающиеся судами на основе законодательных презумпций или по совокупности доказательств (3). Примененный в новой версии статьи 90 УПК РФ термин "обстоятельства" принципиально шире дефиниций "событие" и "действие".

Легальное определение рассматриваемого термина в российском праве отсутствует. Но из текста статьи 56 УПК РФ (4) можно вывести, что этот термин обобщает любые данные, имеющие отношение к объективной и даже к субъективной стороне состава преступления.

Сюда причислены и отрицательные факты, и бездействие субъектов. Как известно, свидетель может допрашиваться практически обо всем на усмотрение следователя, прокурора или суда. Осмысленные вопросы стороны снимаются судом крайне редко.
Перечисление хоть как-то классифицирующее все многообразие обстоятельств, содержится в статье 73 УПК РФ "Обстоятельства, подлежащие доказыванию".
Новый УПК РФ 2001 года полностью упразднил строгую межотраслевую преюдицию и не только ее. Была упразднена и строгая отраслевая преюдиция, оставлена только опровержимая (5) Насчет несвоевременности упразднения строгой отраслевой преюдиции теоретических сомнений быть не может. Это была ошибка законодателя. Инструментарий уголовного процесса един по всей стране и теоретически у уголовного суда не должно быть сомнений в правосудности предшествующего приговора, вступившего в законную силу.

С межотраслевой преюдицией согласно доктрине российского права дело обстоит значительно сложнее.

Об обязательности постановлений всех судов для всякой власти, включая и саму же судебную власть, говорят законодательные акты более высокого уровня, чем УПК РФ, - Конституция РФ (статьи 10, 118) и Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (статья 6). По этому поводу высказался и Конституционный суд РФ в известном Определении от 15 января 2008 г. по жалобе Суринова.

Тем не менее, названное определение КС вызывает у меня больше вопросов, чем ответов и должно, полагаю, толковаться в общем контексте Конституции, не случайно определяющей в той же статье 118 раздельное существование уголовного, гражданского и административного судопроизводств. Они не должны смешиваться, поскольку каждое действуюет по свойственным этим институтам различным правилам.

Именно поэтому Верховный суд РФ в адресованном Суринову отказном письме надзорной инстанции от 20.11.2008 по-своему интерпретировал неоднозначное решение КС и не стал пересматривать обвинительный приговор названного лица, признанного мошенником, несмотря на, казалось бы, прямо опровергающие обвинения осужденного решения арбитражных судов.

Суринов вновь пожаловался в КС на ВС, но закономерно получил лишь типовое разъяснение КС о том, что этот уважаемый суд не есть вышестоящая инстанция для Верховного суда и соответственно повлиять на решение последнего не в состояние.
И все опять пошло по-старому. Уголовный процесс сам по себе, а решения судов других отраслей сами по себе.

При этом надо заметить, что акты отраслевых судов всегда признавались в уголовном процессе наравне с другими доказательствами как "иные документы" в силу статьи пункта 6 части 2 статьи 74 УПК РФ. Но, имея ввиду повсеместный обвинительный уклон, они признавались, как правило, только тогда, когда оказывались в пользу стороны обвинения. Причем, редакция УПК, действовавшая до конца 2009 года, этому никак не препятствовала.

Определение КС все же сыграло свою положительную роль. Суды поняли, что обязаны в уголовном процессе учитывать любое относимое решение суда параллельной отрасли в качестве доказательства. И соответственно в случае отказа от его учета в пользу обвиняемого, правоприменитель стал чаще выполнять свою обязанность мотивировать такой отказ по существу, а не просто игнорировать судебный акт со ссылкой на отсутствие у того преюдиционного значения.

Надо признать, что такой подход с точки зрения теории уголовного процесса представляется автору наиболее взвешенным.

А вот суждение КС по той же жалобе Суринова о том, что для опровержения в уголовном процессе актов арбитражных судов, оправдывающих обвиняемого, необходимо предварительно добиться их отмены в отраслевом суде, оказалось мертворожденным. Мертворожденным - ввиду практической невыполнимости, например, из-за коротких отраслевых сроков обжалования, или за недостатком у стороны уголовного процесса прав на обжалование решений арбитражных судов и судов общей юрисдикции.
Для всесторонней оценки новеллы о преюдиции, вступившей силу с 1 января 2010 года следует вспомнить, что в состязательном арбитражном и гражданском процессе объективную истину никто не ищет (6)

Судья в наших судах является только арбитром, оценивающим действия сторон. Он не имеет право вмешиваться в их деятельность. Кто собрал больше доказательств своей позиции, тот и победил.

Зачастую выиграть процесс способна только сторона, имеющая достаточные материальные ресурсы. Например, если сторона не готова оплатить необходимую по своему делу экспертизу из-за отсутствия средств или если за малостью оспариваемой суммы считает такую трату нецелесообразной, то она автоматически проигрывает дело. Отказ от дорогой землеустроительной экспертизы и последующий проигрыш - распространенный случай в судах общей юрисдикции по земельным спорам между гражданами.

Таким образом, решения неуголовных судов, вступившие в законную силу и вполне правосудные, даже теоретически не отвечают критериям истинности.

Поэтому в силу самой теории гражданского и арбитражного состязательного процесса, установленные ими факты не могут признаваться истинными, соответственно они не должны признаваться неоспоримыми.

В актах неуголовных судов обстоятельства, положенные в основу решения, признаются установленными, но они установлены степенью истинности, пригодной только для целей обеспечения устойчивости гражданского оборота. Не более того!

Инструментарий уголовного процесса дает возможность использовать для сбора доказательств обеих сторон (мало кто об этом помнит!) все возможности государства. Любые экспертизы, включая назначенные по ходатайствам защиты, проводятся бесплатно, свидетели защиты выезжают также за счет государства, а не заинтересованной стороны, хоть на Камчатку, оперативные службы неустанно работают - собирают доказательства, якобы дотошно проверяют все версии защиты, как сотни тысяч идеальных Шараповых. Не дай Бог, случится судебная ошибка, и пострадают права обвиняемого!

Хотя в России, в отличие от СССР, даже в теории уголовного процесса давно не говорится, что уголовным судом отыскивается абсолютная истина (все-таки и уголовный процесс стал состязательным), но предполагается, что в результате многочисленных гарантий прав обвиняемых, многоступенчатых судебных проверок и санкций никак не должен быть осужден невиновный, но может быть оправдан виновный. Такой вот перекос в теории уголовного процесса имеет место по всему цивилизованному миру.

Однако общероссийская практика запрета на оправдания нам известна. Оставим ее без комментариев. Тезис: "Органы не ошибаются!" - жив. Какие уж тут оправдания?

Прочтя вышеизложенное, читатель обязан воскликнуть: "Как же можно принимать без судебной проверки с помощью уголовно-правового инструментария, доказательства, полученные совсем по другим правилам, нередко по закону просто договорные?"

Действительно в актах арбитражных судов нередко имеют место законно договорные "обстоятельства". Стороны арбитражного процесса имеют право заключить соглашение о признании тех или иных обстоятельств доказанными и эти-то обстоятельства, если бездумно следовать букве статьи 90 УПК РФ станут теперь признаваться без проверки в уголовном процессе.

Я тут не учитываю судебные решения общих и арбитражных судов, добытые противозаконными методами, поскольку стороны гражданского процесса, признаются действующими добросовестно. А вот в залах уголовных судов по клеткам встречают не только добропорядочные граждане, хотя и последних, поверьте опытному адвокату, совсем немало.

О криминально противозаконных методах получения судебных решений в рамках настоящей статьи говорить нет возможности, но мы знаем, что такие факты имеют место. Однако криминала при возникновении решения суда, по существу не соответствующего истинным правоотношениям сторон, но при этом вполне правосудного, может и не быть.

Стороны, например, могут добросовестно заблуждаться относительно своих правоотношений или неграмотно защищать свои интересы, что естественно скажется на судебном акте. Он неизбежно будет ошибочен! Акт арбитражного или общего суда окажется порочен для уголовного суда, так как изначально не соответствует стандартам уголовно-правовых гарантий для обвиняемых.

При буквальном применении статьи 90 УПК РФ в одночасье обрушится система сдержек и противовесов всего нашего правосудия.

В прошлом "рейдеры", захватывали чужое имущество с помощью решений арбитражных судов под угрозой уголовного преследования, но в надежде на несовершенство работы следствия. А теперь, если диспозицию статьи 90 УПК, принять буквально "рейдерам" вообще нечего опасаться (7)

Но допустимо ли толковать буквально текст статьи о преюдиции в уголовном процессе? Толковать ее как ничем не ограниченную строгую межотраслевую преюдицию? Полагаю, что таким образом ее понимать не следует.

Для системного толкования исследуемой нормы необходимо обратить внимание на то, что в действующих Арбитражном процессуальном кодексе РФ (8) и Гражданском процессуальном кодексе РФ (9) преюдиция ограничена по кругу лиц. Она даже в отраслевых процессах совсем не такая "безграничная" как в новой редакции УПК.
"Ну и что из этого?- скажет вдумчивый читатель: Как это корреспондируется с УПК РФ?"

Полагаю, что основные конституционные гарантии общие для всех отраслей права России запрещают межотраслевую преюдицию в большем объеме, чем отраслевую. Иное толкование нарушает требование части 3 статьи 123 Конституции РФ (10) Каждый в состязательном процессе защищает свои личные интересы, не заботясь об интересах третьих лиц. Поэтому, если лицо не участвует в каком-либо судебном процессе, его интересы не защищены. Не защищены, в том числе, и при фиксировании тех или иных правоустанавливающих для другого более позднего процесса обстоятельств. Возможно, на эту ситуацию указывает законодатель во втором предложении рассматриваемой нормы, представляющемся в этом случае очень неудачным.

Соответственно само существо состязательного процесса принципиально позволяет придать преюдиционное значение предшествующему судебному акту лишь при условии их тождественности по кругу лиц.

Но в уголовном процессе у нас одна сторона всегда государство, с этим как?
Вот именно к оценке этого важнейшего обстоятельства автор и подводит читателя.
Преюдиционное значение в уголовном процессе, полагаю, могут иметь только акты арбитражных и общих судов по делам, в которых одной из сторон было государство, а другой подсудимый или юридическое лицо, за деятельность которого он несет ответственностью. Например, компания, в которой подсудимый был генеральным директором. После более глубокого научного анализа, возможно, окажется, что этот круг подлежит расширению, но, представляется, что незначительно.

Обращает на себя внимание и то, что правовая новелла о казалось бы безграничной преюдиции была вписана в очень частный федеральный закон N 383-ФЗ от 29.12.2009г. Этот закон в других своих частях ограничивает права милиции в отношении налогоплательщиков и декриминализирует ряд налоговых правонарушений. В контексте вышеизложенного анализа это, полагаю, не случайно.

На все вышеизложенные аргументы любой правоприменитель скажет, что он обязан токовать закон буквально, по крайней мере, в отсутствии нормативного толкования компетентных органов. И будет прав.

В силу статьи 1 УПК РФ это особенно относится к уголовному процессу. Так что пока Верховный суд своего слова не сказал, будет вполне законным прекратить уголовное преследование любого обвиняемого, приняв "в лоб" оправдывающее последнего судебное решение арбитражного суда или суда общей юрисдикции.

Представим себе, что повсеместно будут прекращены или невозбужденны десятки уголовных дел, а потом Верховный суд всех поправит. Каковые будут правовые последствия для обвиняемых, подозреваемых?

На досудебной стадии и судебной до вступления приговора в силу последствия будут существенны: постановления о прекращении будут подлежать отмене. На оправданных судами граждан этот поворот практики негативно не скажется, если успеют истечь сроки на пересмотр дел и не возникнет препятствий, к применению общего запрета на поворот к худшему.

Если же законодатель вновь изменит формулировки статьи 90 УПК РФ, приведя их в соответствии с доктриной российского уголовного права и процесса, то те, кто не успел воспользоваться для прекращения своего дела либеральной преюдицией, тот опоздал . Ну, а, кто успел, тому уже ничего не грозит. Поворот процесса невозможен. Каждое процессуальное действие должно соответствовать процессуальному закону, действовавшему в день его совершения, а улучшает и ухудшает новый закон положение подсудимого или подследственного роли не играет.

Очень не хочется думать, что новый закон принят под конкретное дело или конкретное лицо. Поживем, увидим!


__________________________________________________________________________________
1. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

2. Ст. 12 УПК РСФСР 1923 г., ст. 28 УПК РСФСР 1960 г.

3. Автор уже не раз писал, что он не может согласиться с теми судебными решениями, в которых за пределами законодательных презумпций признаются установленными отрицательные факты. Например, Иванов "не знал", "не читал" и т.п. Допрашиваются, например, три свидетеля, которые согласно утверждают, что бабушка-истец в течение 20 лет не знала, что записано в подписанном ею договоре, потому, что его не читала. И суд принимает эти показания, кладет в основу решения, хотя теория доказательств давно доказала, что отрицательные факты недоказуемы. Именно ввиду этого теоретического препятствия законодатель в строго необходимом, ограниченном числе распространенных в жизни случаев и исключительно для целей обеспечения гражданского оборота применил законодательные презумпции. Например, человек объявляется умершим (неживущим - отрицательный факт), если он пропал при определенных угрожавших его жизни обстоятельствах (положительный доказуемый факт). При этом лицо может прекрасно существовать в другом месте под чужим именем. Существует гражданско-правовая презумпция вины должника и проч.

4. Статья 56 УПК РФ. Свидетель. 1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

5. Статья 90 УПК РФ 2001 года. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

6. Этого положения большинство сограждан до сих пор, к сожалению, не заметили, повсеместно обижаясь на судей, которые якобы их не защищают по самым очевидным для них самих делам.

7. В некоторых случаях обвинение может попытаться опровергнуть преюдиционное решение, путем его обжалования, но это возможно далеко не всегда. Причем тормозом будет как раз принцип обеспечения устойчивости гражданского оборота, заложенный в гражданском процессе: "Ошибки допускаются, не допускается правовая неопределенность, а поворот решения - это редкая исключительная мера".

8. Статья 69 АПК РФ. Основания освобождения от доказывания
1. Обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
3. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.
4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

9. Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания
1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.
3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.
4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.
3. Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

10. Статья 4. Действие уголовно-процессуального закона во времени
При производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Куприянов Алексей Анатольевич
почетный адвокат России, почетный юрист города Москвы,
viperson.ru

Куприянов Федор Алексеевич
кандидат юридических наук, доцент
viperson.ru

Док. 619412
Перв. публик.: 19.01.10
Последн. ред.: 05.02.13
Число обращений: 0

  • Куприянов Алексей Анатольевич
  • Научные статьи адвоката А. Куприянова (избранное)

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``