Рябков: шельмование посла Кисляка в США вызывает возмущение в Москве
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Евгений Газеев: Совместимо ли современное искусство с нравственностью...?
Евгений Газеев: Совместимо ли современное искусство с нравственностью...?
"Средь них пострадавший от Сталина Каплер,
Средь них уважаемый мной Чарли Чаплин,
Мой друг Рабинович и жертвы фашизма,
И даже основоположник марксизма..." - В. Высоцкий

В этой статье приводятся некоторые размышления автора по поводу интервью художника Григория Потоцкого данное Наталье Лайдинен: "Искусство должно служить добру", опубликованное на портале VIPERSON 11.01.2010 г.

Поражает и подкупает, в первую очередь, откровенность и глубокая содержательность Григория Викторовича в его личной оценке истории искусства, его современного состояния и роли творца в процессе отражения времени, пространства, человеческого бытия и всей, окружающей его, материи.

Но, тем не менее, соглашаясь фактически со всеми размышлениями глубокоуважаемого Григория Потоцкого и поддерживая их, скорее всего философское определение мастера: "...что в искусстве нет понятия нравственности" довольно спорно и, наверное, несколько сопоставимо с такими аналогиями, как "в искусстве нет классовых признаков", "в искусстве нет политики", "в искусстве нет морали", "в искусстве нет границ", "в искусстве нет бога" и т.д.

Тогда просто - напросто напрашивается один - единственный, и довольно пессимистический вывод, что в искусстве нет жизни, нет творцов, нет никаких ощущений, и нет вообще никакого глубинного смысла, и нет вообще ничего...
Определенные каноны нравственности являются обязательным атрибутом каждой исторической эпохи, это уже аксиома.

Художник, это тоже своеобразный и обязательный атрибут каждой эпохи вместе с элементами ее нравственности и неизбежно сопутствующей ей безнравственности.
Вопрос здесь, наверное, больше заключается в том, что творец больше всего ощущает в окружающей его среде: хаос, который, в принципе присутствует всегда и везде, или величие мироздания и человека, как олицетворения его совершенства, даже в окружающем его хаосе.

Ведь если даже мы возьмем творчество многих "придворных", "церковных", и даже так называемых "режимных" ваятелей прошлого, то многие их "вещи" сделанные на сиюминутную потребу и ублажение (даже и некоторых законченных негодяев), сегодня расцениваются как величайшие, бесценные шедевры мирового искусства.

Такое явление вполне возможно понять и так, что безнравственность, ставшая, в данном случае, первопричиной творения, превратилась в эталон нравственности, но превратилась только благодаря воздействию искусства, как некоего, своеобразного нравственного исцеления.

Примерно тоже самое можно сказать и об исцелении многих грешных душ посредством их приобщения к искусству: когда, допустим, Мамонтов, Морозов, Третьяков отдавали неправедно "сколоченные" капиталы искусству и культуре, приобретая тем самым определенное нравственное очищение, в противовес тем же своим "коллегам", которые "спускали", точно такие же неправедно нажитые капиталы, на цыган и, понимаешь, в "номерах", но это, уже никакого отношения к искусству не имело и одна безнравственность, просто, порождала другую...

И как бы в продолжение и развитие своего изначального определения мастер, далее, говорит: "Вынужден констатировать, что, по моему мнению, в современном искусстве победило зло...".

Странно, как оно может "победить"..., если Добро никогда не может существовать внутри зла, а любое зло, как отчасти и порождение того же добра, неизбежно, и при любых обстоятельствах, растворяется в Добре.

Иначе просто не будет ни какого движения вперед и развития базиса среды обитания, в том числе и всех тех, кто творит в современном искусстве, одновременно являясь его составной частью.

Собственно к этому, в своем заключении, мастер и подошел.

Высокая нравственность, как категория, может существовать и вне художника, которому, порой, являться носителем такой огромной величины просто не по силам, но она (нравственность) не может существовать вне искусства в целом.

Художник же, при этом раскладе, в большей степени, является составной частью искусства, а не нравственности. К нравственности, через свое творчество и талант, художник только может или приблизиться, или отдалиться от нее на любое расстояние, но при этом он теряет связь с искусством, которое при любом его состоянии неизбежно останется высоконравственным.

Поэтому, при таких фундаментальных определениях, следует обязательно учитывать обстоятельство того, что искусство априори может быть только нравственным, а творец может быть кем угодно (хоть чертом), но при этом он не может влиять на нравственность искусства т.к. оно и без него уже изначально нравственно.

К тому же она (нравственность), как насущная потребность общественного развития, формирует не только художественное мировосприятие и его отражение, но и по большому счету формирует всю политику, экономику, науку, социальную сферу и т.д.

И они тоже, в свою очередь (как и искусство), не безнравственны сами по себе, в отличие от некоторых конкретных политиков, экономистов, ученых, которые могут быть кем угодно и какими угодно (в том числе и такими, какими мы их сегодня имеем честь лицезреть...), но политика, экономика и наука здесь (в нравственном отношении) совершенно уже не причем...


Е. Газеев

13.01.2010,
www.viperson.ru

viperson.ru

Док. 619145
Перв. публик.: 13.01.10
Последн. ред.: 14.10.10
Число обращений: 0

  • Газеев Евгений Иванович
  • Лайдинен Наталья Валерьевна
  • Высоцкий Владимир Семенович
  • Потоцкий Григорий Викторович

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``