Росстат сообщил средние зарплаты чиновников в 2016 году
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Андрей Царьков: Когда людей испортил квартирный вопрос...
Андрей Царьков: Когда людей испортил квартирный вопрос...
В истории, о которой приходится рассказывать, почти все повествование состоит из непонятных событий. Уже более десяти лет существует трагедия нескольких людей, пострадавших - по незнанию, по беспечности - из-за корыстного умысла неких лиц. Но признать пострадавших потерпевшими по явно присматривающимся уголовным составам, наверное, даже не по одной статье Уголовного кодекса, правоохранительные органы упорно не стремятся...

Переписка и материалы гражданского судопроизводства уже составляют много десятков страниц текста. Только "воз" и ныне где-то на пути к справедливости. Но, видимо, поиском справедливости озабочена лишь одна женщина, прошедшая и опасения за свое имущество, и угрозы в свой адрес, и безразличие милиции, представители которой устно заявляли ей, что по указанному адресу они ничего делать не будут... Почему милиция избегает защищать интересы граждан по конкретному адресу, понятных сведений нет, а проверкой бездействия милиции не занимаются ни прокуратура, ни вышестоящие милицейские структуры... Даже суд явное бездействие милиции предпочел "не увидеть"...

Что же произошло? Еще в 1996 году по одному из частных жилых домов по улице 7-я Красной Слободы Пролетарского района города Твери была приобретена часть дома некими лицами. Имеются все основания полагать, что данные лица были подставными, так сделка должна была совершаться агентством недвижимости, а на деле ее осуществили частные лица. Регистрация же "операции" была произведена в 1998 году. Впрочем, на тот момент серьезных оснований сомневаться в законности совершенных действий не было. Точнее - не было никаких доказательств незаконности. Хотя и обратное утверждать также нет оснований.

В том же 1998 году произошла реализация имущества - части дома. Сделка была оформлена договором дарения, хотя на самом деле имела место купля-продажа недвижимого имущества. В результате вселилась пьющая семья, которая почти сразу своим беспечным (и это еще очень мягко сказано) поведением создала массу проблем проживающим в том же доме другим жителям. А именно Любови Рачковой и членам ее семьи.

Новые соседи пять лет не давали спокойно жить Любови Рачковой. С каким настроением ей приходилось уходить на работу или куда-то по делам, если пьющие соседи приводили непонятных нетрезвых лиц, соседям за неуплату отключили газ и они стали пользоваться открытой электроплиткой, что стало чревато возможностью пожара?

Соседям опечатывали электросчетчик, но они вновь подключались к электричеству. И пили горькую...

К 2003 году стало ясно, что пьющие соседи пьют еще и за счет "добрых" людей, которые спаивают собственника Александра Бялякова. Просто так "помогать" горячительным вряд ли кто будет. Следовательно, есть некий умысел. И данное подозрение проявилось ко второй половине года. Однако заинтересованные лица действовали не вполне открыто. Во всяком случае о намерениях совершить очередную сделку с недвижимостью другие собственники дома ставились в известность не вовремя и в разные сроки, из-за чего возникла путаница и нарушение прав этих самых собственников.

То, что собственность все же не была до конца оформлена правильно, видимо, никого не смутило. Одного из сособственников жилого дома (почему не всех?) уведомляли о продаже части дома при отсутствии документов на землю. И вот в августе 2003 года вещи собственника Александра Белякова вывезены, сам он куда-то пропал почти на месяц, а в доме появились неизвестные лица, которые вели себя по-хозяйски, но никаких подтверждающих документов о праве собственности не предоставляли...

Кажется, в чем проблема, если собственник вправе распоряжаться своей собственностью, как ему угодно? Это, конечно, так... и все же не так. Дело в том, что в отдельном жилом доме как в неделимом объекте недвижимости право выкупа доли в общей долевой собственности принадлежит другим собственникам. А данное право других собственников не было учтено. То есть, кто-то провел определенную работу с собственником Беляковым и его собственность перешла в распоряжение других людей. Впрочем, эти люди легко определялись. Всплывает фамилия некой Задумовой, осуществившей первое вселение Белякова. Это была предполагаемый покупатель Ольга Моисеенкова и, по видимому, работник агентства недвижимости Алексей Вологин.

В сентябре 2003 года по поводу непонятных действий с недвижимостью дважды были письменные обращения в ОВД Пролетарского района г. Твери, на которые не было должного реагирования сотрудников милиции. Причины, почему милиция проявила бездействие, достоверно не выяснены до сих пор.

Собственник Александр Беляков, куда-то пропавший, как оказалось, был без паспорта, которым завладели заинтересованные лица. А в октябре 2003 года от имени Александра Белякова некая Марина Цветкова оформила на Ольгу Моисеенкову договор дарения доли в жилом доме. За дарение были произведены какие-то денежные расчеты. То есть, фактически имел место договор купли-продажи, а деньги должен был получить Александр Беляков. Но, по имеющимся сведениям, никаких денег Беляков не получал.

Да и вообще перешел в положение лица без определенного места жительства. Для этого его спаивали, чтобы завладеть его недвижимостью? И где была милиция, которой далеко не один раз указывали на явно требующие проверки факты и обстоятельства?

Или милиция была все же в курсе, но по своим причинам не вмешивалась?

Пострадавшей в этих действиях оказалась и Любовь Рачкова. Она, как сособственник, имела полное право на выкуп доли Белякова. Но Рачкову почему-то не уведомили вовремя о продаже жилой доли, проигнорировав ее право первочередной покупки.

Видимо, покупатели вообще не были заинтересованы соблюдать закон. Попытки как-то решить проблему с заинтересованными лицами ни к чему не привели. Более того, устно Рачкова получила конкретные угрозы в свой адрес.

Посчитав свои законные права явно нарушенными, Любовь Рачкова уже в январе 2004 года подала иск в Пролетарский районный суд г. Твери о признании договора дарения притворной сделкой с применением последствий ничтожной сделки и переводом на нее прав и обязанностей покупателя.

Посчитал себя обманутым и Александр Беляков, который, видимо не дождавшись обещанного от покупателя его жилой доли, обратился в июне 2004 года в ОВД Пролетарского района города Твери о мошеннических действиях лиц, которые фактически ввели его в заблуждение, отобрали документы, оформили от его имени договор дарения вместо договора купли-продажи, деньги за продажу недвижимого имущества ему не передали. То есть, Беляков остался без жилья, без денег, став лицом без определенного места жительства, то есть, бомжом.

Поразительна реакция милиции на обращение Белякова. Вместо проведения надлежащих действий по проверке заявления о признаках преступления, предусмотренного Уголовным кодексом РФ как мошенничество, милиция просто отказала в возбуждении уголовного дела по причине того, что не смогла опросить указанных в заявлении лиц, так как их не нашла. Странно, не правда ли? Этих лиц почему-то могут найти кто угодно, но только не милиция. А искала ли милиция их, стремилась ли их опросить?

Были ли запросы в паспортный стол, в ведомственные базы данных? Розыскивались ли данные лица, в конце то концов? Вряд ли! Есть все основания полагать, что никаких положенных действий милиция вообще не совершала. Прокуратура не согласилась с выводами милиции и первый раз постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменила, второй раз - не известно.

Вообще вокруг этой мутной истории как бы образовалась стена отчуждения. Есть явные факты и обстоятельства, требующие обязательного вмешательства правоохранительных органов и обязывающие судебную систему обеспечить пострадавшим лицам квалифицированную судебную защиту независимым и беспристрастным судом. Почему-то ничего подобного с 2003 года не произошло и не происходит.

С 2004 года Любовь Рачкова прошла через более чем 30 судебных заседаний по своему делу. За это время сменилось пять (!!!) составов суда, а последние три года в суд не представлено ни одного нового документа. Никакого положительного движения по явным фактам нарушения прав и законных интересов истца Рачковой почему-то не происходит. Более того, Рачкову суд для дальнейшего проведения судебного процесса обязал вмести залоговую сумму в сумме, якобы полученной продавцом Беляковым, хотя Беляков на самом деле никаких денег не получал. Почему Рачкову обязали сделать это?

Ответчик Ольга Моисеенкова в суде неоднократно меняла свои показания, что позволяет поставить вопрос о выяснении достоверности ее высказываний, то есть, что есть правда, а что нет. Кстати, Моисеенкова все же признала договор дарения на самом деле договором купли-продажи. Однако этот факт не стал поводом ни для реагирования правоохранительных органов, ни для выводов суда и возможности вынесения им частного определения. Зато с подачи той же Моисеенковой суд пошел навстречу ответчику в связи с ее ходатайством об увеличении стоимости имущества из-за длительности сроков рассмотрения дела в суде. Рачкову, как несобственника, вроде как это не должно качаться. Но именно ей делается намек о необходимости платить за имущество, которым она не пользовалась, видимо, добиваясь наступления того момента, когда она платить не сможет, а, следовательно, можно будет закрыть дело в суде.

Также суд почему-то спокойно смотрит на неявку заинтересованных лиц в суд, не стремится увидеть Белякова, который стал бомжом и который последние годы живет под страхом осуществления угроз физической расправы.

Любовь Рачкова четырежды обжаловала в областной суд решения Пролетарского районного суда г. Твери, и четырежды Тверской областной суд возвращал в районный суд дело для нового рассмотрения. Показательна формулировка в одном из определений Судебной коллегии по гражданским делам Тверского областного суда: "...решение было постановлено с грубыми нарушениями гражданского процессуального законодательства...". Так почему же суд никак не может защитить явно нарушенные права и законные интересы Любови Рачковой?

Чтобы окончательно развеять сомнения в нежелании правоохранительных органов разобраться в данном деле, Любовь Рачкова подала заявление в порядке статьи 125 Уголовного процессуального кодекса РФ в части бездействия органов внутренних дел и прокуратуры по проверке ее заявлений по признакам совершения преступлений, предусмотренных нормами Уголовного кодекса РФ о мошенничестве, о фальсификации доказательств, о лжесвидетельствовании. Причем Любовь Рачкова просила суд рассмотреть бездействие как длящееся с 2003 года. Ведь если бы еще тогда, в сентябре 2003 года, милиция отреагировала на заявления Рачковой, спорной ситуации, которой уже шесть лет занимается суд, просто могло и не быть.

В самом конце 2009 года Пролетарский районный суд г. Твери рассмотрел заявление Любови Рачковой в порядке статьи 125 УПК РФ о бездействии милиции и прокуратуры. Буквально шоком для заявителя стало решение суда полностью отказать заявителю в заявленных требованиях. Это при доказанных в суде фактах, когда милиция не смогла представить в суд ни одного документа, доказывающего совершение ее сотрудниками надлежащих действий по неоднократным заявлениям Рачковой, когда прокуратура неоднократно, причем даже во время нахождения заявления в суде, отменяла постановления милиции об отказе в возбуждении уголовного дела, когда представленные в суд документы и доказательства явно указывали на полное бездействие милиции и на частичное бездействие прокуратуры. Так что же еще должны не совершить сотрудники органов внутренних дел, чтобы суд признал их бездействие действительно бездействием? Может быть, на работу не ходить?..

Кстати, суд не принял во внимание факты отсутствия письменных ответов в положенный по закону и ведомственным нормативным актам срок в адрес Рачковой и милиции, и прокуратуры. Такие факты неоднократные. То есть, по мнению суда, отвечать на заявления о признаках совершения преступления вообще не надо?

По данному решению суда также подана жалоба в Тверской областной суд. Так где же они есть, защита прав, свобод и законных интересов граждан, если в явно понятном деле при множестве фактов и документов ни милиция, ни прокуратура, ни суд не нашли оснований защитить пострадавших от действий неких лиц Любовь Рачкову и ставшего бомжом Александра Белякова. Кстати, а где сейчас находится Беляков? Почему-то правоохранительные органы не проявляют интерес к выяснению данного обстоятельства.

13 января 2010 года

Андрей Царьков

Специально для сайта www.viperson.ru

Док. 619120
Опублик.: 13.01.10
Число обращений: 0

  • Царьков Андрей Юрьевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``