Турция меняет Конституцию: итоги референдума Эрдогана
Новости
Бегущая строка института
Бегущая строка VIP
Объявления VIP справа-вверху
Новости института
Эрнест Кочетов: Здоровые силы нации сказали свое слово: Россия и мир через призму гуманитарной космологии - Послание Президента Д. Медведева тому свидетель!
Эрнест Кочетов: Здоровые силы нации сказали свое слово: Россия и мир через призму гуманитарной космологии - Послание Президента Д. Медведева тому свидетель!
Мы уходим в 2010 год! Мы вглядываемся в свои перспективы с высокого пьедестала. Имя ему - гуманитарная космология! С этих высоких методологических орбит, как нам представляется, взглянул на ситуацию Президент России Д. Медведев! Послание Федеральному Собранию тому свидетель! [1]. Гуманитарная космология [2] подготовила высокую "обзорную" (смотровую) интеллектуальную площадку как высочайший (космологический) уровень гуманитарного осмысления мира и России в нем. С неё открываются гигантская круговая панорама, далеко обозримые горизонты бытия, постоянное его прочтение и сличение с которым обеспечивает внесение надежных корректив в траекторию развития страны, поддержание её в безопасном состоянии. Послание Президента как ценностный срез открывающихся горизонтов!!
И то правда! Сформулировать адекватное представление о ситуации можно, лишь раздвинув национальные рамки наблюдения, поднявшись над национальной спецификой, оценив глобальные общемировые процессы. Картина проясняется по мере выхода наблюдателя за национальные рамки. Когда поднимаешься над процессами и созерцаешь мир с более удаленной точки, в расширяющемся масштабе охвата меняется и оптика (система взглядов) на окружающий мир. Мы не можем оценивать мир, находясь внутри национальных процессов, ибо человек, всегда склонный к интерполяции, расширяет свою национальную нишу до космических масштабов и проецирует свои местные воззрения на весь мир, тем самым искажая его и загоняя себя в ловушку.

Только из новой, более высокой и отдаленной точки становится заметным, как тенденции, выстраивая разнохарактерные векторы, постоянно переориентируют результирующий вектор. И оказывается, что дело здесь не в переломе эпох, смене "вех" и т.п. Просто на передний план выдвинулась новейшая востребованность человеческого духа. Для анализа ситуации требуется такой масштаб обобщения, который позволяет оценить перспективу и сущностные черты не только главенствующего вектора развития, но и современного мироздания: открываются новые горизонты.

И что же мы видим?

1. Перед нами открывается удивительная панорама: новый мир как общность, сверкающая всеми красками разнообразия. Все в мире меняется, перестраивается, перегруппируется. Идет гигантский процесс реструктуризации. Мир пришел в движение, идет поиск новой точки стратегического равновесия.

2. Пришло острое ощущение общности проблем, ощущение взаимосвязанности и взаимозависимости народов, стран, структур, институтов, партий, общественных движений, каждого человека. Мир воспринимается как единый, общий, целостный - глобальный. Глобальность находит свое отражение во всех сферах общественной жизни - политической, социальной, военно-политической, культурной, морально-этической и т. д.

3. Нигде гигантские подвижки, разломы и глобальность так ярко не просматриваются, как в мировой экономической сфере (мировой хозяйственной системе). Завершился довольно длительный процесс интернационализации, который, с одной стороны, привел к единству мировой экономической системы, а с другой - поставил ясную и четкую проблему, как оперировать в сложившейся ситуации. Выброс экономических атрибутов за национальные рамки, зарождение наднациональных воспроизводственных потоков увлекло за собой и финансовую сферу. Сформировалась мировая геофинансовая система, которая по своим масштабам и механизмам функционирования наиболее адекватна процессу глобализации. Ее феномен заключается в том, что она продолжает выступать в традиционной роли экономической среды, опосредующей функционирование мировых конвейеров - подвижных, блуждающих интернационализированных воспроизводственных ядер (ИВЯ) (циклов). В то же время трансграничные финансовые потоки проявили себя в новейшей функции - как самодостаточная система, развивающаяся по своим, только ей присущим законам. Произошел отрыв финансовой системы от воспроизводственных процессов; зародился огромный мировой слой виртуальных финансов.

4. Экономическая (финансовая) составляющая глобальных процессов преобразила все сферы - социальную, военно-политическую, правовую и т. д. Она стала альфой и омегой глобализации, центральным ее движителем. И какой бы глобальный процесс мы ни рассматривали, в его глубинных мотивах мы неизменно находим экономическую составляющую. Именно экономическая компонента как реальность тянет скатерть глобализации на себя, и если сдернуть ее с мирового стола, то обнажаются фикции. Оторванные от экономики и финансов, они становятся геополитикой, идеологией, идеями, властными и силовыми устремлениями. Без экономического каркаса (обруча) они разрастаются, сталкиваются, несут смерть и разрушение.

5. Мир подобен грандиозной мерцающей движущейся субстанции, в поле зрения человека попадают все новые сферы осмысления, в них вырисовываются новейшие субъекты и объекты их внимания.

6. В это движение вовлечены также методы научного исследования, выдвигается проблема их пересмотра. Вычленение новых знаний из сферы непознанного требует нахождения новых подходов в рамках теории познания, новой методологии осмысления мира. И вот здесь просматривается парадокс: все устремленные в будущее траектории развития выстраиваются на базе научной атрибутики, которая отражала стратегические цели развития прошедших эпох. Попытка использовать их для новейших целей развития - безнадежное занятие. Причина непригодности старых научных подходов - в самоослеплении человека абстрактно-идеальным.

Человек, наделенный от природы ценнейшим свойством - интеллектом, способен к творчеству. Жизнь и творчество переплелись в сложнейшем симбиозе, где человек способен придумывать идеальные, абстрактные системы. Но в этом и глубинное противоречие: мифы человек пытается сделать реальностью. Хотя реальность и опрокидывает эти мифы, расплата за них - лишения и смерть, гибель целой вереницы молодых поколений, не успевающих осознавать смысл и радость нашего мира. Человеческая кровь имеет не красный, а "идеальный" цвет.

Многие страны подвержены этой пандемии (Россия не исключение!), они заражены "идеальным" недугом. Протекает он в неведомых миру острейших и опасных формах, приближая к роковой черте, за которой - погружение в кровавую разборку всех со всеми. В эту пучину, на этот кровавый алтарь борьбы идей, на этот вселенский эшафот приглашаются все новые отряды. Бездумно перемалываются людские, материальные, интеллектуальные, духовные, культурные, национально-этнические ресурсы. Имея какую-либо идею или идеологию, человек в бешеном ритме силится догнать ее, а так как при этом рождается масса партий, течений, движений со своими несовпадающими идеями, парадигмами, концепциями, программами и стратегиями, то все бегут в разные стороны, при этом каждый ищет отмщения за неуспех своего правого дела, взывая покарать неправую сторону; каждый обращается к народу, ищет у него защиты и зовет его к топору.

Многие в этой ситуации пытаются найти выход, не менее кровавый и тупиковый, - смыкаются в поисках общего врага, присматриваясь к антропологии человека; здесь кровь уже льется под ультранационалистическим флагом. Другие кучкуются в еще более грандиозном масштабе, высвечивают образ внешнего врага, при этом распознают этого врага по его внешним одеждам - либо цивилизационной доктрине развития, либо по национально-этни?ческим цветам, культурным, морально-этическим, религиозным и т. п. оттенкам. И наконец, третьи в безумной жажде самоутверждения в идеальном мире подкрадываются к самому человеку, постепенно подпитывая его сознание абстрактными новациями. Все это говорит о попытках отвлечь общество от окружающих его реалий, искусственно бросить его в систему идеальных мифов, которые ослепляют человека и отнимают самое ценное - жизнь.

7. Резко обострились старые угрозы и вызовы, появились новые. В мире взяли верх техногенные взгляды на мир. Они опрокинули человека. Наши научные подходы возникли из индустриально-техногенных взглядов на мир, а прорыв в космическое пространство усугубил ситуацию. В сознание человека и в его мироощущение, в гуманитарные сферы науки стали привноситься механистические системы и техногенные мифы, расширяющие до бесконечности восприятие окружающего мира. Они постепенно вытеснили в этом масштабе человека с его естественными, духовными, этническими, нравственно-эстетическими запросами. Тем самым человек сам "умалил" себя, растерял ренессансный масштаб и величие, оставил себе крохотное поле и масштаб, приставив себя к гигантски чудовищной техногенной машине.

Техногенный мир подавил сознание человека, нарушил гармонию его душевного состояния, человек потерял свое "золотое сечение". Протест против этого выплескивается вовне, сказывается на его поведении. Но попытка вырваться из этого состояния бросает в человека другую крайность, к другим ложным и не менее опасным! идеям. К ним можно отнести замену техногенной, иссушающей сознание человека масштабно-космической парадигмы существования на космический масштаб духовно-нравственных ценностей альтруистского толка, затмевающих здравый рассудок и здравый смысл. Вбрасывая в общество клич по формулировке национальной идеи и государственной идеологии, сознание человека вгоняется в новейший виток идеальных схем, в состояние абстрактных галлюцинаций, когда человек терзается не естественной природной средой обитания, экологически им надломленной, и другими внешними факторами неустроенности нашего мира, а в большей степени своим внутренним миром, в котором он ежесекундно подвергается опасности быть растерзанным и надломленным внутренними противоречиями и угрозами. Человек опрокидывается вовнутрь, становится опрокинутым человеком, т. е. нерациенальным, неэкономическим, постэкономическим и т. п. Представляется, что здесь вновь торжествуют сократовско-платоновские философские "находки" - регулярно убивать человечество изнутри. И хотя этим "находкам" уже почти две с половиной тысячи лет, на рубеже третьего тысячелетия мировое сообщество интуитивно взывает к новому философскому повороту.

Таким образом, налицо размен здравого смысла и здорового прагматизма на идеальные системы как духовного, так и материального плана, через которые проходят несколько поколений. Они поддерживаются тем, что их авторы не успевают видеть крушение идеальных моделей - за это регулярно расплачиваются потомки. Самоутверждение в идеальном одного человека (или общественной группы, связанной корпоративными интересами) становится причиной гибели миллионов людей. Но, несмотря на уроки новейшей истории, такие концепции и модели продолжают множиться. Этот процесс инициируется сегодня выдвижением следующих категорий: "национальные интересы", нередко преподносимые в отрыве от интересов человека и порой трудно осознаваемые им; "национальная безопасность" стала самодовлеющей и базирующейся на устаревших представлениях о возможности изоляционистского развития и недооценке взаимовыгодного взаимодействия стран; "устойчивое развитие" - как принадлежность техногенного сознания и расширяющегося мышления, как апологетика старого, отжившего. Слагаются фантомы - призраки угроз, которыми небескорыстно пользуются политические силы, уводя общество от понимания подлинных проблем и путей их решения.

8. Мир наводняется новыми когортами идеалистов, происходит их смыкание. В целом складывается своеобразная ситуация: огромная масса людей, вытесненная из сферы материального производства, занялась гуманитарными проблемами, соединив при этом мистические идеи с техногенными знаниями. Эта масса неофизиков ринулась во внутреннюю сферу человека, окончательно подрывая его жизненные силы через космический масштаб духовности. Преуспели в этом и представители гуманитарной сферы - неолирики. Свои идеи они разбавляют примитивными познаниями в области естествознания, медицины, психологии, выдавая причудливые, экзотические системы мировоззрения, плодя массу религиозных, полурелигиозных схем, верований, учений и т. п., тем самым дискредитируя и опошляя глубочайшие достижения человеческого гения в области одухотворения окружающего мира, паразитируя на них.

Но встают вопросы: а что же взамен этого раскрученного, деформированного самосознания человека? Как вытащить человека из "человека"? Что наука может противопоставить призыву уйти в бездонные пропасти мыслительной деятельности вместо деятельности в реальной среде обитания? Как сознание освободить для интеллектуальной оценки реальных ситуаций? Как подступиться к реалиям современного мира, докопаться до фундаментальных основ новых глобальных процессов? Какие из фундаментальных точек отсчета выбрать в качестве ориентиров для выстраивания стратегии развития? Где те болевые точки развития, на которые в первую очередь следует обратить внимание в сегодняшней реальной ситуации? Чем объяснить, что хозяйственная деятельность человека и сам экономический человек окружены гигантской толпой "интеллектуалов" особого свойства пошиба, которые критикуют, отвлекают, наблюдают изощренно снобистскими взглядами экономического, деятельного человека и по сути третируют материальную сферу бытия, экономику, заставляют забыть человека о корнях своего существования, бьют в самую болезненную точку - здравый смысл существования? Но это уже вопросы более высокого ранга!

Вопросы высшего (тысячелетнего) ранга

Новый мир - это глобализирующийся мир. Новый мир - это обновляющийся мир. На стыке этих исторических моментов интеллектуальной мысли еще предстоит серьезный анализ многих тем, проблемных поворотов. Она постепенно освобождается от летаргического сна, ей еще предстоит осознать нетрадиционные вопросы для понимания современной мировой панорамы, необходимые и очень актуальные - вопросы высшего ранга.

Но масштаб вопросов пока не тот! Редчайший случай: человек перешел через исторический тысячелетний перелом. Он пытается заглянуть за этот рубеж мироздания, с опаской и огромным любопытством предугадать смысловые знаки своего существования. Однако - парадокс! Он не воспользовался редчайшим моментом не поставлен ни один вопрос тысячелетнего ранга (вопрос высшего ранга). Увы, все сегодняшние вопросы сводятся к столетней стратегической конъюнктуре.

Только находясь на переломе эпохи и поднявшись на "высокую" точку наблюдения, вполне объяснимо задать вопросы высшего ранга.

-    Первостепенные вопросы - Что из себя представляет современная цивилизационная колесница, воздвигнутая человеком? Как долго человечество может выдерживать темп и ритм ее неумолимого бега?

-    Изначальная проблема: каждый человек приходит в этот жесткий мир, мир уже готовый и не им сконструированный, и волею судеб приставляется не только к его охранительству, поддержанию, но и к его развитию. Кем предначертана такая судьба человеку? И волен ли он уклониться от этой миссии? Чтобы разобраться в хитросплетении такой вопросной постановки, не следует ли развести эти стороны, внимательно присмотреться к каждой из них, с тем чтобы впоследствии сделать решающий вывод о степени совместимости сторон (человека и техногенного мира) и после этого задаться центральным вопросом - что делать с обеими сторонами?

В какой момент человечество пропустило развилку, до которой светское (научное) и религиозное сознание черпало свои одухотворяющие силы из единого источника - природы, создавая на этой основе свои цельные и по своей сути жизнеутверждающие миры? С момента развилки стал набирать силы фанатизм с обеих сторон - каждый стремится привлечь человека на свою сторону, выплескивая в мир гигантские противоречия, все заговорили о межцивилизационных противоречиях. (Еще, казалось бы, недавно М. Планк имел основания заявить: "Религия и наука не исключают друг друга, как некоторые думают или опасаются этого в наше время, - они дополняют друг друга". Идеологическая и религиозная нетерпимость, взаимная нетолерантность, острейшая борьба за умонастроения человека подрывает такую уверенность).

Если подойти к проблеме с отмеченных позиций, то в поле зрения наблюдателя попадает еще ряд вопросов глобального значения.

Первый блок проблемных вопросов. Какими невиданными ранее качествами наделила глобализация современный компактный мир, соткав его из ранее разрозненных агрегированных систем и подсистем? А не родилась ли на сегодняшнем, завершающем этапе интернационализации и хозяйственной транснационализации новейшая популяция мировой системы, которая неподвластна традиционному измерению? Насколько трансформировались законы развития, ранее обслуживающие разъятую систему, "неспаянные" между собой отдельные очаги и структуры? И не требуется ли новая оптика для разгадки и прояснения случившихся глобальных перемен?

Второй блок вопросов. В каких координатах проистекает современное развитие и не получается ли так, что ранее проясненная (а потому и общепринятая) мировая парадигма, категории и модели бытия, пройдя эволюционный путь, исчерпывают свой ресурс и исчезают с исторической сцены? И не зарождается ли в их недрах ядро новейшей цивилизационной парадигмы, которое и предопределит новые ориентиры развития мира в XXI в.?

Третий блок вопросов. Не дает ли смена координат развития новую точку исторического отсчета, а именно философское объяснение, в основе которого лежит пространственно-цивилизационное бытие, с переплетением в этом пространстве различных потоков во всех его сферах? Не являемся ли мы свидетелями зарождения принципиально нового хронометра развития, новой временной точки отсчета?

Здесь "окаменевает" внешнее время, т. е. само развитие, давая простор внутреннему времени, тем самым отделяя жизненные циклы человека от техногенных мировых амплитуд.

И наконец, четвертый блок вопросов. Мир как общность, сверкающая всеми красками разнообразия. Что скрывается за этой двойственностью? Какую тайну хранит социальная природа человека в своей загадочной глубине? Сумеет ли человек разгадать эту загадку? Каковы истоки этих глобальных процессов? Какова судьба устоявшихся образований, в частности национальных государств и их экономик, региональных сообществ и территориальных анклавов, альянсов, союзов и т. д., в этом меняющемся глобальном мире? Что ждет банковскую систему, кредитный рынок, систему международного финансового права и т. д.?

Однако и этим не исчерпываются вопросы. А какова судьба устоявшихся категорий (понятий)? Более того, не покачнулась ли сама гуманитарная парадигма, почувствовав ослабевшие категории? Ведь совершенно новую качественную окраску принимают фундаментальные (опорные) понятия. Среди них экономические - деньги и их функции, эквивалент и его трансформация, мировой доход и условия его формирования и перераспределения, мировой рынок и т. д. Не оперируем ли мы другими категориями, в т.ч. и социального плана, от которых осталась одна оболочка, и выхолощено само содержание? То же с рядом понятий в области политологии, стратегии, права и др. Не менее актуальными и важными становятся вопросы выработки новейшего класса приемов по оперированию в условиях зарождения глобальных трансграничных потоков. Речь идет о выработке таких высоких геоэкономических технологий, которые позволят не только сохранить устойчивое функционирование субъектов мирохозяйственного общения (наднациональных трансграничных субъектов, национальных экономик и их хозяйствующих структур), но и извлекать из этих потоков "стратегические эффекты развития" (мировой доход и т.д.).

И еще один аспект, попадающий в поле нашего зрения: как поведут себя глобализированные пространства (экономическое, финансовое, правовое, информационное и т. д.) в условиях вызревания и выхода на историческую авансцену новой цивилизационной парадигмы, сменяющей изматывающую техногенную фазу постиндустриализма?

Новые теоретические и методологические горизонты
осмысления ситуаций

Открывшаяся гигантская панорама современного мира не только вызывает вопросы высокого ранга, но и дает превосходный материал для выбора направлений осмысления общих тенденций мирового развития, материал для глобального анализа по нахождению скрытых закономерностей развития. В этом направлении можно сделать ряд принципиальных умозаключений:

1. Человек и мир, им сотканный, едины, многолики, деятельны и подвижны. Здесь уже иной масштаб ответственности - глобальный человек (далее будем называть его "геоэкономическим человеком" ибо он обладает реальной, рациональной, жизнеутверждающей "оптикой") становится носителем глобального "этоса" и оснащается не диалектическим методом познания мира, а новым, выросшим из него, значительно переросшим его методом - квадралектикой, а исходя из этого - "объемным" знанием омире.

2. Если только однажды спокойно показать, что человек не есть машина, весь этот техногенный мир разлетится на куски.

3. Для того чтобы уяснить логику развития глобальности и механизмы функционирования глобальных процессов, их нельзя рассматривать изолированно от других дисциплин, прежде всего от теории познания, философии хозяйствования, политологии, культурологии, социологии и других "соседних" предметных научных сфер. Перед нами все более отчетливо проявляется своеобразный триптих, объединяющим стержнем которого является геогенезис, т. е. трансформационное развитие мирового пространства. Составные части этого методологического триптиха - мотивация и ценности, геоэкономика (геофинансы) и цивилизационные модели.

В любом явлении современного мира (событии) с той или иной силой акцента эти три момента присутствуют. Носитель этого триптиха - геоэкономический человек. Он совершенно по-новому осознает окружающий его мир: здесь присутствует не системное, не линейно-плоскостное (диалектическое, кантовско-гегелевское, линейно восходящее) мироощущение; постиндустриализм и его высшая, техногенная фаза (информационное общество) выросли на этих началах, растерзав человека на части, превратив человека в функцию его мельчайшей черты, способности, склонности; иначе говоря, наделив человека специальностью и тем самым изувечив его, внутри и внешне выстроив грандиозные противоречивые системы, а объемное, пространственное восприятие мира, включающего новейшую составляющую - психосферу гармонии и самосохранения.

4. Человек бесповоротно выходит на глобальное мироощущение. Это не есть космополитизм "безродных" (как пытаются доказать геополитики всех мастей); здесь удивительное сочетание национального и наднационального, ощущение своих локальных, местных корней и одновременно охват своей цивилизационной глобальной принадлежности.

5. Мы видим поворотный пункт в судьбе гуманитарной парадигмы, новые горизонты мироощущения - пролог к мирозданию нового Ренессанса. Идет философское осмысление существующих и открывающихся горизонтов бытия и мироздания, осознание возможной цивилизационной траектории развития человека и общества в грядущем веке, прояснение того, какие ценности человек возьмет с собой, а с какими расстанется, вглядевшись более пристально в себя и, главное, в окружающий мир. Это целый пласт проблем. Их разрешение позволит в дальнейшем оценить новую хозяйственную философию надвигающейся эпохи.

6. Для разрешения этих проблем гуманитарная наука выявила базовые начала (основные постулаты).

Постулат первый. Человек и мир, им сотканный, деятельны. Повседневная забота о выживании, о благополучии человека и его семьи, общества, страны достигается через реальную деятельность, в реальной обстановке, в реальных отношениях друг с другом, обществом, природой. Иными словами, человек естественно-рационален, т. е. экономичен. На национальном уровне это национальная экономика (промышленное производство, финансы, деньги, доход, рынок, право и т. д.), на глобальном уровне - геоэкономика (геофинансы, интернационализированные воспроизводственные циклы, мировой доход, геоэкономический атлас мира, мировой рынок, международное право и т. п.). Экономика (геоэкономика) - это философия восприятия человеком реальной действительности и функционирования в ней. Итак, современный мир экономцентричен.

Постулат второй. Центризм как здоровое явление на определенном этапе не удержал гуманитарную парадигму от грандиозной, разрушительной деформации: в симбиозе с системным подходом, занесенным из естественных наук, разорвал гуманитарную сферу (особенно экономику) на части (дисциплины).

Разбредясь по своим цеховым ячейкам, гуманитарная наука превратилась в вещь в себе - в замкнутую, закрытую гильдию цеховиков (экономистов, политологов, социологов, культурологов, этнографов, правоведов и т. д.). Стыки наук с соседними науками превратились в межведомственные непроницаемые стены. В свою очередь экономика разбилась на свои блоки, ячейки, подразделы. Родилась отраслевая наука как апологетика центризма.

Постулат третий. Сама экономика из рационального способа ведения хозяйства в современном мире превратилась в иррациональность высшего разряда.
Постулат четвертый. Гуманитарная наука практически проспала глобализацию (исключение, может быть, составляют экономика и философия). Реальный мир становится единым, целостным, глобальным. Зародился новейший класс мировых сфер (геоэкономика, геофинансы) и наднациональных структур. Геоэкономика выступает сегодня как центральный вектор мирового развития, обращенный к человеку, его семье, к обустройству жизни, как ориентир для выстраивания национальных стратегий развития.

Постулат пятый. Потребовалась новая методологическая основа для понимания современной архитектоники мира, но не линейно-плоскостная, а объемная - геогенезис, а для осознания того, как функционирует новое мироздание, - геоэкономический подход. Речь идет о философско-пространст?венной методологии осознания глобального мира, формировании глобального геоэкономического атласа мира в качестве его новой модели.

Постулат шестой. В недрах гуманитарной сферы зародилась потребность, граничащая с манией, - безудержное, маниакальное стремление к развитию, прогрессу, инновационным революциям. Наука стала относиться с подозрением ко всему работающему, отлаженному, устойчивому.

Постулат седьмой. Гуманитарная наука вошла в соприкосновение с цивилизационными моделями. Стала вырисовываться грандиозная проблема: техногенный мир (западная модель постиндустриализма) подошел к традиционной (восточной) цивилизационной модели бытия и приступил к проверке ее на прочность. На горизонте замаячила не гипотетическая, а реальная угроза межцивилизационного столкновения. Альтернативу и противовес этому открывает геоэкономическая парадигма мирового развития - переход на новую цивилизационную модель, неоэкономическую (этноэкономическую) модель, вызревающую на стыке техногенной и традиционной моделей.

Постулат восьмой. Гуманитарная наука должна найти силы поставить вопросы высшего ранга, касающиеся основ бытия, методов познания окружающего мира, осознания ценностей человеческой жизни. В поле критического зрения, его новой оптики должны попасть фундаментальные категории и понятия, прежде всего категории "человек", "жизнь", "время" и "пространство". Собрать растерзанного человека в единый узел и ввести его в новый мир - мироздание нового Ренессанса - вот грандиозная и великая задача. Мы на пороге ее разрешения. Битва за нового человека уже началась! Мировая вестфальская оседлость вызывает вселенскую скуку и запустение. Современный геоэкономический человек преодолевает это!

7. Гуманитарная наука превозмогла себя и выдвигает ряд критических принципиальных положений, связанных с судьбой гуманитарной парадигмы и побуждающих к осознанию новой гуманитарной модели мироздания. Среди них:

а) болевые точки теории и методологии. Прояснение новаций и ощущение того, что гуманитарная сфера требует смены оптики, вызревали давно, а события последних десятилетий выявили неспособность гуманитарной науки не только предугадывать события, но и объяснять их. Гуманитарная сфера больна. Симптомы этой болезни - нежелание видеть и считаться с реалиями. А реалии эти таковы.

-    Экономика трансформируется, сбрасывая свое рациональное оформление. Глобализация привнесла новейшие моменты в экономическую и социальную архитектонику мира. Сформировавшаяся гигантская наднациональная мировая геоэкономическая популяция, функционирующая как единый целостный экономический механизм со своими институциональными и правовыми системами, подвижными (блуждающими) экономическими границами, в корне и качественно изменила как традиционную экономическую картину, так и представления о классической рациональной экономике.

Наши экономические понятия, приспособленные к описанию национальной экономики и прекрасно с этим справлявшиеся, уже не отражают новации, ставшие сегодняшними реалиями.

Например, трансграничность пронизывает буквально всю мировую экономику: в воспроизводственной сфере - появление блуждающих интернационализированных воспроизводственных ядер, превративших многие страны в страны-системы, включившие в свой состав огромные "чужие" хозяйственные зоны (территории); в финансовой - мощные трансграничные финансовые потоки; в информационной - мировая компьютерная сеть с огромной скоростью передачи информации; в правовой - отход от международного права к корпоративному; в военной - ориентация военной компоненты на защиту не только суверенных границ, но и, в основном, экономических границ стран-систем, внешних геоэкономических плацдармов, что превращает национальные Вооруженные силы в Силы быстрого геоэкономического реагирования; в цивилизационном аспекте резко консолидировались мегацивилизационные анклавы и обозначились границы их напряженного соприкосновения с глухим (пока еще!) рокотом взаимных угроз и вызовов; в социальной сфере - резкое разграничение между владельцами мировых богатств (золотой миллиард, развитые страны) и остальным населением Земли, брошенным умирать от голода (третий мир, четвертый мир, страны-изгои, страны-парии). Мировая бедность объединяется и переходит во фронтальное наступление!

Иррациональность же предопределена тем, что мир попал в фазу псевдоэкономики. Начиная с 90-х годов происходит трансформация качественных функций мировых финансов, которая способствует зарождению геофинансовой системы (геофинансов), проявляющейся в новейших финансовых потоках. Они не только опосредуют эквивалентный обмен в рамках воспроизводственных циклов (мировых воспроизводственных ядер), но и несут в себе новейшую компоненту - виртуальную, отражающую появление гигантского мирового пласта виртуальной финансовой среды. Это потянуло за собой (и как следствие, и как причина) появление виртуальных воспроизводственных циклов и проектов, виртуальной инновационной сферы (большая часть инновационных прорывных технологий не находит своей реализации, а играет только ажиотажную роль). Денежные потоки пополняются квазиденьгами и денежными суррогатами, мировая собственность изымается из мирового воспроизводственного и финансового оборота, зарождаются тезаврационные формы денежного эквивалента и т. д. Все это не оставляет и следа от рациональности экономики; ее дематериализация настраивает на поиск новейших моделей управления в области хозяйствования, которые должны выстраиваться на совершенно других принципах.

-    Милитаризация обусловила парадоксальную ситуацию. Экономика, обеспечивая гигантское военное производство, растрачивает основную долю мирового и национальных доходов именно на эти цели. О какой экономике и ее рациональности (а рациональность является принципиальной основой экономики) можно вести речь, когда в мирное время под ружьем содержатся гигантские армии, безостановочно работают конвейеры по производству вооружения, военного снаряжения; когда страх оказаться не на должном военно-инновационном уровне заставляет снимать с вооружения вполне жизнеспособные и отмобилизованные системы; когда гражданские отрасли (машиностроение, легкая промышленность, сельское хозяйство) во многом подчинены этим гигантским военным машинам? Для поддержания этих машин нужна напряженность, постоянное ощущение угроз и опасности, образ врага.

Для поддержания постоянной напряженности предлагаются все новые стратегические инициативы (типа американской СОИ), которые цементируют милитаристскую экономическую парадигму на долгие годы, приводя время от времени к мощному разряду этой напряженности в виде мировых войн. Ими заканчиваются одни циклы милитаристской (мобилизационной) экономики и зарождаются другие. На военную сферу работает первоклассная фундаментальная и отраслевая наука. Правительства тщательно оберегают ученых, готовят молодое поколение к включению в сферу действия этого гигантского мирового молоха.

В подобной ситуации экономикой можно назвать с большой натяжкой примерно 10 % современного хозяйствования в мире, имея в виду изначальное классическое понимание экономики как рационального способа ведения дела.

-    Мания развития. Сформировалась неутолимая жажда технологических революций, переворотов, обновления как всеобщая мания развития в ведущих (базовых) машиностроительных отраслях. Это вносит свой вклад в дело иррационализации экономики, вталкивая мировую хозяйственную систему и национальные структуры в полосу экономической неоправданности и безэффективности функционирования огромных экономических ареалов, для поддержания которых человек в бешеном темпе и ритме проживает и без того крайне малый срок своего существования. К изматыванию мирового сообщества милитаризмом добавилось техногенное изматывание. Но техногенное изматывание во много раз изощренней и опасней, нежели изматывание милитаризацией.

Если соединить ущербные мировые факторы, обусловившие абсолютное изматывание человека, породившего эти факторы, - виртуальные финансы и квазивоспроизводственные процессы, милитаризацию, манию развития и др., то практически мы имеем дело с новейшей экономической категорией и новым типом мирохозяйственного общения; ему имя скорее всего - экономабсурд. Здесь болевые точки экономической теории и методологии превратились в болезнь, в глубочайшее поражение здорового мирового экономического организма. Лечение возможно на основе геоэкономического подхода, новой цивилизационной парадигмы - неоэкономической с ее новейшей атрибутикой и понятийным аппаратом, в том числе этноэкономическими системами, воспроизводством качества жизни и т. д.;
б) глобализация и эволюция государственных форм. Любое государство есть функция (момент, случай) общего, глобального, а не наоборот. Реально вся мировая история представляет собой калейдоскоп изменений в рамках ситуации, когда пространство и его наполняющие политические, идеологические, экономические, силовые компоненты время от времени "прижимаются" к тем или иным географическим ориентирам (границам). Появляются новые ориентиры, идет перетасовка пространств, возникают новые государства как распад старых и объединение различных их частей с новой конфигурацией и т. д. Но здесь удивительно другое - как бы внутренне ни перестраивалась мировая система (и сетка границ), в любом случае она сама по себе никуда не исчезает, она как была целостной, глобальной, так и осталась такой же, но расчлененной по определенным меткам. Причем на разных этапах исторического развития уровень осознанности этого процесса был разным, и только на пороге третьего тысячелетия мировое сообщество, наконец-то, смогло единым взглядом, глобально охватить мировую панораму.

Это позволяет выявить новейшие государственные формы в глобализированной системе и новые модели общественных правовых интересов; иными словами, дать классификацию государственных форм, проследить трансформацию государственного суверенитета, вычленить новые модификации государственных образований и причины возникновения многочисленных правовых систем;

в) методологические корни деформированного мироощущения и новая методология мироосознания. В последнее время на мировой арене произошли настолько серьезные и неожиданные изменения (обвальная перестройка мировой системы, сдергивание идеологического покрова с полумира, ускоренное продвижение к новой точке стратегического равновесия и т. д.), что невольно возникают вопросы: а можно ли было предусмотреть подобную надвигающуюся ситуацию и способна ли наша гуманитарная наука на это?

Нам представляется, что истоки таких неожиданностей лежат в общем кризисе гуманитарной науки, в частности подосновы современной экономической теории.
Ранее уже отмечалось, что современная наука выросла из индустриальных воззрений на гуманитарную сферу, и прежде всего на экономическую науку. Вот почему современная наука не способна предугадать многие кризисные явления, чему мы явились свидетелями. Одна из причин - ослабление категорийного и понятийного аппарата вследствие все более глубокого распространения техногенной экспансии на гуманитарную сферу. В результате:

1)    естествознание через системный подход выхолостило гуманитарную сферу, тем самым она была разорвана на куски, различные дисциплины, поддисциплины и т. д.;

2)    обобщающий синтез явлений подменен анализом;

3)    методология пока не вооружена наддисциплинарным подходом к исследованию.

В принципе, эта ситуация характерна для любой отдельно выделенной сферы познания, но наиболее удручающе она проявляется в экономической теории. Здесь свои проблемы:

-    Центризм породил научный лоббизм, где пробиваются теоретические выдумки, которые ни по одному пункту не соприкасаются с практикой, - в этом их самосохранение; они заталкиваются в абстрактные оболочки по высшему разряду вплоть до символов, ибо если они соприкоснутся с практикой, то тут же исчезнут с научного горизонта. Так, экономцентризм в теории, "разогнавший" экономическую науку по отдельным ячейкам (дисциплинам), не позволил своевременно оценить новейшую фазу мирового развития - глобализацию и геоэкономику как центральную ее часть, поэтому поздно стали складываться национальные школы глобалистики и геоэкономики. В других дисциплинах и научных сферах (в социологии, культурологии, политологии) такая же картина. Болезнь затянулась, и центризм переродился в государственно-центристскую методологическую схему. Здесь не обошлось без нюансов.

-    Отсталость, страх и жажда реванша порождают новые "измы". Исходя из национального менталитета, многие страны (Россия не исключение!) глобализацию ощутили как нечто надвигающееся извне. Это "извне" было увязано прежде всего с такими субъектами глобализации, как США, Западная Европа, Япония, и с той системой мировых подвижных интернационализированных воспроизводственных ядер, центры которых сформированы постиндустриальной машиной. Многие стали воспринимать эту надвигающуюся мировую популяцию как враждебную; в традиционном сознании место канувшего в Лету империализма (идеологической парадигмы) заступила идеологема глобализма, вестернизма и др. Причина такого мироощущения лежит не только в традиционном подходе к рассмотрению мира, но и в методологии.

-    Методологическая деформация: системный подход и анализ как барьер на пути осознания глобального мира. Методологическая деформация, которая выразилась в абсолютизации системного подхода (анализа), оказавшегося недостаточным для осознания целого, живого, глобального сетевого мира, так как этот подход не схватывает целостность, не может описать и передать ее постоянные внутренние изменения, импульсы и ритмы мира как живого организма.

Здесь вопрос принципа. В последние десятилетия гуманитарная наука была буквально заполонена научными работами, в основе которых анализ тех или иных явлений. Берется актуальная, нужная тема. Исследователь, вооружившись системным подходом, на нее набрасывается, терзает ее на части (классифицирует), вырывает факторы, внимательно их рассматривает, сталкивает отдельные аспекты и т. д., т. е. анализирует; в таком растерзанном виде тему оставляет, ибо считает, что дело сделано, а на самом деле бросает его на полдороге исследования: до синтеза руки не доходят, так как методологии синтеза не было, а системный подход не приспособлен для этого.

Здесь-то и кроется разгадка ситуации: явление (процесс, мир и т. п.), тщательнейшим образом проанализированное, не желает развиваться по выявленным анализом тенденциям и закономерностям; зачастую результаты самые противоположные, самые удручающие, самые неожиданные (пример тому - исчезновение с исторического горизонта СССР, СЭВ, ОВД, глобальные финансовые кризисы, локальные войны).
А между тем постоянно анализировались мириады факторов, проявлений, сторон и т. д., связанных с этими сферами, выпущены горы книг, масса рекомендаций, доктрин, концепций, стратегий - ничего не помогает. Да и понятно: ведь процессы, в отличие от явлений с обратно "засунутыми", растерзанными анализом частями, живут в особой, естественной среде взаимодействия, совершенно по другим тенденциям и закономерностям, нежели выявленные в результате анализа. Они в своей основе синкретичны и таят синергетические эффекты. А сколько еще актуальных тем кандидатскими и докторскими диссертациями будет погублено посредством анализа! Когда слышите команду - "проанализируйте!", понимайте: "запутайте решение проблемы, загубите ее".

Выход: только переход на геогенезис - новую методологию (объемно-пространственную), используя синкретическое состояние мира, возможно вскрыть жизнь сложнейших явлений гуманитарной сферы, их синергетику.
Если спроецировать отмеченное отношение к процессу глобализации (деформацию методологии) на сферу осознания глобального мира, то огромные методологические проблемы проявляются в том, что многие страны не ощущали себя в самой глобальной системе, боялись нырнуть в эту систему и остаться в ней, а следовательно, быть в ней мировым полноценным игроком и, глядя изнутри, отслеживать судьбу национальной ячейки (страны, государства, его экономики), предвосхищая и предохраняя ее от возможных изменений (глобальной пульсации, вытекающих отсюда новых вызовов и угроз, и т. п.), и своевременно реагировать на них. Иными словами, ориентиры национального развития в современном глобализированном мире лежат не только внутри национальной экономики, они далеко вынесены на арьергардные геоэкономические рубежи, и именно там нужно принимать стратегические решения, формировать мировую глобальную систему и мировой порядок, который позволит национальным системам вовремя перестраиваться и развиваться в равновесном (сбалансированном) направлении.

Если этот методологический посыл рассмотреть применительно к экономике, то тогда мировая экономическая система предстанет не как механическая сумма национальных экономик (эта пагубная трактовка все еще бытует в умах некоторых российских и зарубежных исследователей), а как самодостаточная, саморазвивающаяся популяция - геоэкономика, границы которой "дышат" между мегаэкономикой (расширение геоэкономической наднациональной популяции до мировой) и системой национальных экономик. Она работает по своим геоэкономическим и геофинансовым законам, которые формируют новейшую, подвижную экономико-финансовую мировую популяцию. Нам еще предстоит разгадать многие загадки в ее поведении, а значит, приблизиться к описанию законов ее развития и правовых основ регулирования. Это можно сделать на базе геоэкономического подхода к исследованию проблем мирохозяйственного и общественного взаимодействия.

Именно геоэкономический подход инициировал и стимулировал становление институционально-сетевой методологии и разработку высоких гуманитарных технологий, обозначив общий контур гуманитарной парадигмы XXI в., сердцевину гражданского общества, реальный разворот к демократии, человеку, его целям, ценностям, мотивациям и интересам. Традиционно же сложившаяся модель восприятия мира стала тормозом в развитии гуманитарных наук;

г) переход от линейно-плоскостного восприятия мира на методологию геогенезиса. Экономика, как и все гуманитарные науки, в плену линейно-плоскостного восприятия мира. У нас долгое время не было соприкосновения экономики с философией, мы ее отчуждали от философии, жестко увязывали с производством, и она насыщалась техногенностью. В ответственный момент трансформации мировой системы наша наука использовала техногенные западные экономические наработки, оправданные для совершенно иной и ушедшей в свою сферу цивилизационной модели, и переносила их на национальную почву.

Длительная задержка на линейно-плоскостном восприятии не могла не сказаться при теоретическом и методологическом выстраивании концепций и логики осознания окружающего нас мира. Она на долгие годы наложила отпечаток односторонности (одномерности) на его восприятие:

1) общественное развитие выстраивалось по линейным законам (например, одна формация сменяла другую по восходящей линии);

2) из представления об окружающем нас мире практически исчезли объемные интерпретации. Это проявляется в склонности выстраивать внешнюю политику через геополитическую парадигму, низведенную до идейно-политической карты мира с ее плоскими контурами суверенных границ, комбинациями возможных ареалов и т. д.
Сейчас на первый план выдвигается поиск методологических начал для осознания глобализирующегося мира и в качестве новейшей методологии выступает геогенезис - новая методологическая основа понимания современной архитектоники мира. Что обусловило его появление?

Начало XXI века. Новая повестка дня: интеллектуальная мысль все более активно стремится осмыслить новейшую фазу в развитии миросознания, выявить реальную природу надвигающейся общности, целостности реального мира, являющегося вместе с тем удивительно неоднородным, гетерогенным. Постепенно пришло осознание того, что какие бы процессы в мировой системе мы ни рассматривали, их объединяет одно - на них лежит печать общности, единства, глобальности. В силу этого формирование современной картины мира востребовало новейшие методологические подходы. Можно сказать, что мы находимся на подступах к новейшей теории познания, принципам философско-пространственного (объемного) осмысления бытия. И здесь на авансцену выходит новая методологическая парадигма - геогенезис, предполагающий методологическое членение пространства по функциональному признаку на его подпространственные формы с последующим их синтезом.

Геогенезис - пространственно-философская методология осознания (постижения), восприятия и отображения мира, методологическая основа глобалистики; синтез подпространственных форм, выделенных по функциональному признаку, в единое целостное пространство. Таким образом, геогенезис выступает как новая методологическая призма осознания нового мира.

Резюме

1.    Как всегда в переломные моменты истории, когда решаются судьбы миллионов людей, российская высокая интеллектуальная мысль дает о себе знать: она на подъеме, она отвечает на вызовы и востребованность времени, она формирует новейшие парадигмальные установки, исходя из непреходящих ценностей бытия. Это выводит на высокую методологическую орбиту интеллектуального обзора нашего мира. Здесь мир уже воспринимается по-иному, здесь другая гносеологическая (методологическая) оптика, а сущность вещей предстает под другим углом зрения, в новом свете. Формируется интеллектуальная площадка (гуманитарная космология), с которой открываются широчайшие горизонты мирового развития.

2.    Уж таково просвещенное мнение о России, что она постоянно интеллектуально обременена. Уже стал общим местом разговор об этой способности российских народов, их тяготении к духовным началам, о выходе на поверхность сознания самых первозданных начал бытия, освещенных идеалами гармонии, справедливости, ответственного служению миру и всему человечеству. Это действительно так. Но здесь самое удивительное и другое: ощущение и схватывание реальности, рациональности мира никогда не покидало нашего сознания и потребовался только определенный ориентир, особый момент истории как повод для доказательства этого. И такой момент настал: кризис! посткризисный мир мир "выламывается" из устаревших координат бытия! Это создает внутреннюю интеллектуальную напряженность: идет осознание пути пройденного и его переоценка (для всемирной оценки и самооценки) как преддверие выхода на новые горизонты развития тысячелетнего ранга. Это сопряжено с постановкой вопросов этого же масштаба, вопросов, которые даже не возникают при столетних переходах человечества.

3.    Именно с этих позиций мы прочли и восприняли Послание Президента России Д.А. Медведева Федеральному Собранию.

____________________
© Кочетов Э.Г. 2009

[1] См.: Президент России Д.А. Медведев. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. 12 ноября 2009 года.
http://www.kremlin.ru/transcripts/5979; Медведев Д.А. "Россия, вперед!" (Статья опубликована 10 сентября 2009 г. в Интернет-издании "Газета.Ru").

[2] Кочетов Э.Г. Гуманитарная космология (дорога к новому мирозданию новых людей). Научная монография. - М.: Деловая литература, 2006.

Кочетов Эрнест Георгиевич - Президент Общественной академии наук геоэкономики и глобалистики, заведующий Центром стратегических исследований геоэкономики НИИВС ГУ-ВШЭ, доктор экономических наук

12.2009
www.viperson.ru

viperson.ru

Док. 617533
Перв. публик.: 21.12.09
Последн. ред.: 23.12.10
Число обращений: 0

  • Медведев Дмитрий Анатольевич
  • Кочетов Эрнест Георгиевич

  • Евразийская интеграция
    eurasian-integration.org


     








    Наши партнеры

    politica.viperson.ru
    vibory.viperson.ru
    narko.viperson.ru
    pressa.viperson.ru
    srv1.viperson.ru
    Разработчик Copyright © Некоммерческое партнерство `Научно-Информационное Агентство `НАСЛЕДИЕ ОТЕЧЕСТВА``